Прочитайте онлайн Гонка | Глава 39

Читать книгу Гонка
2516+3395
  • Автор:
  • Перевёл: А. Грузберг

Глава 39

Исаак Белл в своей желтой машине, планируя и спускаясь пологими кругами, слышал только гудение ветра в проволочных оттяжках крыльев. Под ним мирно пасся скот, продолжала лететь своим курсом стая белых пеликанов, что доказывало: он парит над землей неслышно, как кондор.

Прибрежные горы преодолевала буря с Тихого океана, и тень от машины то появлялась, то исчезала, когда тяжелые грозовые тучи закрывали или открывали солнце. Тень машины ползла по отлогим холмам, и Белл искусно маневрировал, чтобы она не упала на «Томас-Флаер», в облаке пыли несущийся впереди вдоль короткой ветки.

В «Томасе» сидели трое. Белл летел слишком высоко, чтобы распознать их, даже в бинокль. Но массивная фигура на переднем сиденье открытой машины, перемещенные брезентовые указатели и неудавшаяся попытка Юстаса вывести из строя аэроплан говорили Беллу, что это Фрост.

В десяти милях от того места, где Белл свернул на Змеином Танце по указателю, он заметил пыль в воздухе и немедленно выключил «Гном». Джозефина была в безопасности на земле, в тридцати милях позади; она бушевала из-за проволочки, хотя Престон Уайтвей официально задержал гонку, чтобы дать Беллу возможность схватить Фроста.

Белл повернул назад к скрещению путей и снова включил «Гном». Увидев длинную желтую линию — «особый» Джозефины, — он снизился к поезду, пролетел над ощетиненной ружьями детективов крышей вагона-ангара, снова повернул и повел поезд за «Томасом», поднявшись над локомотивом всего на пятьсот футов.

Он решил, что они должны догнать машины за десять минут, но рельсы оставались пустыми, а пыльный след исчез. Впереди показался широкий сухой ручей, глубокая прорезь в равнинной местности; рельсы начали уходить в сторону от отрогов прибрежных гор. Ручей пересекала длинная деревянная эстакада.

Держа руль одной рукой, рослый детектив в бинокль разглядывал эстакаду. Решетка из бревен создавала прекрасное укрытие для стрелков. А в тени эстакады можно было спрятать «Томас». Но Белл не видел ни людей, на авто. Неожиданно раздались два громких взрыва, заглушившие рев «Гнома». Он знал, ему не послышалось. Но звук доносился не от эстакады, а прямо из-под него, как будто от локомотива.

Большой черный «Атлантик» резко затормозил. Из-под колес полетели искры: машинисты пытались как можно быстрее остановить длинный поезд. Белл понял, что причина громких взрывов — детонаторы, прикрепленные к рельсам. Когда локомотив проходил над ними, они взрывались достаточно громко, чтобы машинист и кочегары услышали это сквозь шум топки и свист пара.

Белл видел белый пар, поднявшийся от тормозных башмаков; вагоны сталкивались и с грохотом останавливались посреди эстакады. Локомотив немедленно дал пять свистков. Пять свистков — это сигнал тормозным в последнем вагоне, личном вагоне Престона Уайтвея, что нужно выскочить и бежать назад, маша красным флагом — предупреждать, что «особый» поезд внезапно остановился и преградил путь. К этому времени Белл обогнал поезд и миновал эстакаду.

В бинокль он увидел блеск отраженного солнца.

И в то же мгновение заметил «Томас», припаркованный в тени ремонтного навеса. Солнце снова блеснуло в телескопическом прицеле. Белл увидел два ружья по обе стороны от крыши навеса; оба изрыгнули красное пламя.

Великолепно устроенная западня: поезд, остановленный препятствия; отличная позиция для стрельбы; потрясение, вызванное полной неожиданностью. И Белл знал, что, будь на его месте молодая летчица чье имя написано на бортах его желтого моноплана, Фрост уничтожил бы ее потоком огня, когда она невольно отвернула бы, представив еще более удобную цель для стрельбы.

Исаак Белл направил машину прямо на навес, на миг отклонившись, чтобы пропеллер не мешал стрелять, и опустошил пятизарядную обойму «Ремингтона» так быстро, что выстрелы слились в один звук, подобный грохоту орудийного залпа. Подняв машину и повернув назад, он увидел, что снял стрелков на флангах у Фроста. Он выбросил пустую обойму, вставил новую и снова нырнул.

Фрост по нему не стрелял. Белл задумался, не попал ли в него. Возможно, тот ранен так серьезно, что не может отвечать? Но нет, Фрост бежал к «Томасу». Он ручкой завел мотор, сел в машину и поехал по рельсам. Затем, к изумлению Белла, выскочил из машины и на мгновение нагнулся к рельсам.

Потом снова сел в «Томас» и поехал к холмам.

С начала стрельбы прошло меньше десяти секунд. Детективы все еще прыгали с крыши вагона-ангара. Белл резко накренил машину, преследуя «Томас». Но, когда аэроплан наклонился, Белл, уже знакомый с безжалостной жестокостью Фроста, внимательно всмотрелся в то место, где Фрост наклонялся к рельсам.

И увидел дым, тонкий белый столб дыма.

Белл без колебаний нажал на выключатель, переместил руль вперед и опустил «Орла» к рельсам. В дыму, движущемся вдоль рельса, он различил бегущую полоску красного пламени — наклонившись к рельсам, Гарри Фрост хладнокровно поджег шнур, тот самый запальный шнур, который украл в Бербанке вместе с взрывателями и динамитом.

Белл понял, что под эстакаду заложена взрывчатка. Нападение Фроста преследовало две цели: расстрелять Джозефину в небе и взорвать поезд Престона Уайтвея со всеми детективами.

Белл снизился и опустился рамой на рельсы. Он сел так жестко, что машина подскочила и снова попыталась подняться. Конечно, безопаснее было опять поднять ее, но счет шел на секунды. Белл продолжал удерживать аэроплан внизу, чувствуя, как рама разбивается на шпалах. Полетели осколки дерева, протестующе заскрежетал металл, «Орел» соскользнул с рельсов. Белл выскочил и, едва коснувшись земли, побежал.

Дым двигался перед ним, набирая скорость по мере приближения к эстакаде. Белл бежал быстрее, догонял и через несколько шагов должен был бы наступить на шнур и погасить огонь, но шнур ушел в ущелье под эстакаду, где до него не добраться.

— Назад локомотив! — закричал он, побежав по эстакаде. — Уведите его с моста!

На это не было времени. Он видел, что машинист смотрит на него из кабины, а детективы бегут ему на помощь, не сознавая опасности. Среди них Белл увидел Дэша.

— Дэш! — закричал он. — Под рельсами бикфордов шнур. Стреляй в него!

Белл спустился за край и оказался под рельсами на эстакаде. Он видел, как шнур переходит от шпалы к шпале, продолжая ярко гореть. Дэш быстро спустился туда же, пробрался между бревнами и увидел огонь в пятидесяти футах от себя. Держась одной рукой за бревно, молодой детектив вытащил длинноствольный кольт, прицелился и выстрелил. Фитиль подпрыгнул, но продолжал гореть.

Белл пробирался под рельсами, перескакивая с бревна на бревно. Впереди, в тени локомотива, он видел связки динамита — десятки и десятки шашек, довольно, чтобы уничтожить эстакаду, поезд и всех в нем. Дэш снова выстрелил. Огонь подпрыгнул.

Исаак Белл перемахнул на горизонтальную шпалу, выхватил из пальто свой «браунинг» и сделал один выстрел.

Пламя исчезло. На его месте, колыхаясь на ветру, стоял столб дыма, потом он поплыл, как дым свечи, которую погасили в конце приятного вечера.

Белл поднялся на рельсы, побежал к поезду и принялся отдавать распоряжения.

Механики-детективы Джозефины были хорошими людьми, но городскими жителями и в дикой местности почти бесполезными.

— Заведите авто Уайтвея, — приказал он им, — и спустите по погрузочному трапу из вагона. Отсоедините динамит под мостом. Потом почините раму моего аэроплана, чтобы он мог летать.

— Дэш, прикрывайте ребят, работающих над моей машиной. Если эта змея Фрост вернется, стреляйте в голову. — Он подозвал Дэша поближе и тихо добавил: — Не подпускайте Селера к моей машине. Да, кстати, я знаю, что этот кольт вам подарила мама. Но я был бы признателен, если бы вы позволили моему оружейнику снабдить вас более подходящим «браунингом».

— «Техасец» Уолт! Пойдете со мной!

Белл сел за руль желтого «роллс-ройса» Престона Уайтвея. Уолт Хэтфильд с парой «Винчестеров» сел рядом с ним; они проехали по эстакаде и двинулись по рельсам к подножиям Прибрежного хребта.

Через три мили постепенно поднимающихся путей (в травяную прерию мало-помалу вторгались кустарники и отдельные деревья) они увидели на рельсах «Томас-Флаер» с шинами, пробитыми железнодорожными костылями. Техасец отыскал след Фроста, вначале по сдвинутому гравию, там, где Фрост сбегал с насыпи, потом по дорожке, оставленной в высокой, по колено, траве.

Белл с «Винчестером» прикрывал кусты и скальные выступы впереди, а Хэтфилд перебегал от ямки в песке к согнутой травинке и сломанной ветке. Белл и сам был опытным следопытом, но Техасец мог читать след, как команчи, которые его вырастили.

Над холмами гремел гром, в грозовых тучах блестели молнии. В лицо подул ветер, сначала холодный, потом горячий.

Впереди в полумиле из рощи вечнозеленых дубов вылетела голубая сойка.

Слишком далеко для точного выстрела, но Белл, тем не менее, приказал:

— Ложись!

В холмах эхом отдался выстрел. Уолт рядом с Беллом упал.