Прочитайте онлайн Гонка | Глава 9

Читать книгу Гонка
2516+3368
  • Автор:
  • Перевёл: А. Грузберг

Глава 9

Исаак Белл разглядывал толпу репортеров. Они собрались вокруг английского участника сэра Эддисона-Сидни-Мартина, который наблюдал за тем, как механики заливают масло и бензин в его «Фарман». Тот факт, что журналисты двигались по полю плотной толпой, заставил Белла насторожиться. Убийце легче было спрятаться среди них.

Арчи был поблизости. Он не сводил взгляда с Джозефины, которая на этот раз не исчезла в голубом небе, а ждала своей очереди на поле. На поле было непривычно много посетителей; казалось, пропуска где-то раздобыли все посетители и их братья, поэтому Арчи удвоил охрану. В эту минуту Джозефина находилась в пределах досягаемости десяти ван дорнов, четверо из которых были одеты механиками.

Белл был доволен: он узнал всех репортеров. Пока о гонке писали только газеты, принадлежащие Уайтвею, что облегчало слежку за журналистами. Уайтвей сказал ему, что, когда любопытство публики будет достаточно разожжено, остальным газетам тоже придется писать о гонке. Белл решил, что займется этим позже. Пока же Уайтвей использует свою монополию, и его репортеры пишут то, что он хочет. Американские летчики слабаки, а самый большой слабак — «Любимица Америки в воздухе».

Впереди шел подвыпивший репортер из «Инквайерер». Он крикнул Эддисону-Сидни-Мартину:

— Если чемпион Англии хочет что-нибудь сказать американским читателям, что он скажет?

— Пусть победит лучший — мужчина или женщина.

Белл заметил, что у Эддисона-Сидни-Мартина дрожат руки. Очевидно, Арчи был прав, говоря о крайней стеснительности баронета. Белл видел, что обратиться к группе людей для него страшнее, чем лететь на высоте три тысячи футов. Его жена Эбби, красивая брюнетка, стояла рядом, поддерживая мужа. Но Белла поразила храбрость англичанина. Несмотря на дрожащие руки, несмотря на то, что в глаза ему светили фонари, он не отступал.

Репортер Уайтвея изобразил недоверие.

— Вы говорите серьезно, сэр Эддисон-Сидни-Мартин? Лондонские газеты трубят на весь мир, что вы летите ради Англии и чести Великобритании.

— Мы, британцы, похожи на полную воодушевления американскую прессу, — ответил баронет. — И вообще можете написать, что, женившись на прекрасной Эбби, янки из Коннектикута, я стал наполовину американцем. Откровенно говоря, я не верю, что воздушная гонка Уайтвея похожа на боксерский матч, когда в итоге на ногах остается всего один — победитель. Каждый летчик здесь выигрывает благодаря уже одному своему присутствию. Знания, которые мы получим, приведут к появлению лучших машин и лучших летчиков.

Репортер издающегося в Нью-Йорке делового журнала Уайтвея спросил:

— Видите ли вы коммерческое будущее летающих машин?

— Будут ли пассажиры летать за плату? Бог знает, когда мы увидим «аэроавтобус» такой вместимости. Но несколько мгновений назад я видел коммерческое предприятие, которые может послужить уроком на будущее. Пролетая над Гарден-Сити в трех милях к северу и планируя к Белмонт-парку, я увидел под собой торговый фургон, принадлежащий издательству «Даблдей, Пейдж и компания». Вы можете спросить: откуда я наверху узнал, что это был фургон «Даблдея, Пейджа и компании»? Ответ таков: вдобавок к надписям на бортах фургона рекламщик компании посмотрел в небо Белмонт-парка, увидел там множество летающих машин и, чтобы привлечь внимание летчиков, написал «Даблдей, Пейдж и компания» на крыше фургона.

Репортеры записывали.

Баронет добавил:

— Очевидно, когда я пролетал наверху, это привлекло мое внимание. Так что, может быть, коммерческое будущее летающих машин в такой рекламе.

Исаак Белл присоединился к общему смеху.

Длинное лицо Эдисона-Сидни-Мартина просветлело от облегчения, как у человека, досрочно выпущенного из тюрьмы.

— Привет, Джозефина! — крикнул он.

Джозефина торопливо шла к своему желтому аэроплану, надеясь проскользнуть незаметно, но остановилась, чтобы помахать баронету рукой, потом тепло сказала его жене:

— Привет, Эбби.

— Эй, журналисты, — сказал английский летчик. — Разве не приятнее интервьюировать привлекательную женщину?

Когда репортеры повернулись к Джозефине, он сел в свой самолет и закричал:

— Запускай, Раггз!

Лайонел Раггз, его главный механик, стал поворачивать пропеллер. «Гном» с роторным двигателем завелся сразу, и баронет поднялся с травы, оставляя за собой шлейф голубого дыма.

Исаак Белл быстро пошел наперерез толпе репортеров: он прекрасно понимал, что всякий, кто захочет навредить Джозефине, может засунуть за ленту шляпы карточку «Пресса» и присоединиться к толпе.

Арчи тоже предвидел такую возможность. Прежде чем репортеры добрались до Джозефины, ее окружили детективы, которые не спускали глаз с газетчиков.

— Хорошо проделано, — похвалил Белл.

— За это мистер Ван Дорн и платит мне, — улыбнулся Арчи.

— Он говорил, что не понимает, почему ты по-прежнему у него работаешь. Ведь ты теперь богат.

— Я тоже не понимаю, — согласился Арчи. — Особенно теперь, когда меня понизили до телохранителя.

— Об этом попросил я. Тебя не понизили.

— Не пойми меня неверно. Джозефина классная штучка, и я с удовольствием присматриваю за ней. Но все-таки это работа для парней из службы личной безопасности.

— Нет!

Белл повернулся и посмотрел другу в лицо.

— Не делай ошибки, Арчи. Гарри Фрост задумал убить ее, и вся служба личной безопасности «Агентства Ван Дорна» не сможет его остановить.

Арчи был ростом почти с Белла, и так же крепок. В их давнем матче в колледже Белл, может, и свалил его на пол, но он был единственным, кому это удалось. Легкомысленный стиль Арчи, его красивая внешность и патрицианские привычки скрывали твердую сердцевину, что Белл редко встречал у людей своего класса.

— Ты переоцениваешь Фроста, — возразил Арчи.

— Я видел его в деле. А ты не видел.

— Ты видел его в деле десять лет назад, когда сам был ребенком. Ты больше не ребенок. А Фрост постарел на десять лет.

— Хочешь, чтобы я тебя заменил? — холодно спросил Белл.

— Только попробуй меня уволить. Я обращусь сразу к мистеру Ван Дорну.

Они сурово смотрели друг на друга. Окружающие посторонились, ожидая обмена ударами. Но их дружба была слишком крепка для драки. Белл рассмеялся.

— Если он увидит, как мы, словно лоси, сцепились рогами, уволит обоих.

Арчи ответил:

— Клянусь тебе, Исаак, никто не причинит вред Джозефине, пока я ее сторожу. А если кто-нибудь попробует, я буду защищать ее ценой собственной жизни.

Исаак Белл почувствовал облегчение — не от слов Арчи, а оттого что тот за все время обмена репликами ни разу не отвел взгляда от Джозефины.

Тяжело груженный, безупречно отлакированный доставочный фургон с надписью «Даблдей, Пейдж и компания» въехал в Белмонт-парк. Водитель и его помощник в форменных кепи с лакированными козырьками того же темно-зеленого цвета, что и фургон, остановились у служебного входа на трибуны и разгрузили пачки журналов «Уорлд уорк» и «Кантри лайф ин Америка». Потом, вместо того чтобы уехать, свернули на пыльную дорогу, соединявшую сортировочную станцию с полем, и поехали вслед за грузовиком модели Т, который вез мотор «Райт» из вагона-ангара к летающей машине, куда его должны были установить.

Ворота, ведущие на беговую дорожку и на поле, сторожили детективы Ван Дорна. Грузовик они пропустили, но фургон «Даблдея и Пейджа» остановили и с удивлением посмотрели на двух человек, одетых как настоящие доставщики.

— Куда едем?

Водитель улыбнулся.

— Ручаюсь, вы мне не поверите, если я скажу, что доставляю летчикам журналы для чтения.

— Ты прав. А на самом деле?

— У нас в фургоне мотор для «Освободителя». Механики только что закончили заниматься им и попросили помочь.

— А где их грузовик?

— Им пришлось менять ремень.

— Джо Мадд — мой зять, — вмешался помощник. — Он знает, что мы доставляем журналы. Пока босс не знает, у нас все в порядке.

— Ладно, проезжайте. Знаете, где его найти?

— Найдем.

Зеленый лакированный фургон поехал по запруженному людьми и машинами полю. Водитель объезжал самолеты, механиков, автомобили, грузовики, тачки и велосипеды. А в фургоне, набитые так тесно, что приходилось стоять, ждали более десяти бойцов Рода Свитса. Одетые в костюмы и котелки, они выглядели приличнее обычных бандитов, ведь им приходилось незаметно развозить наркотики аптекарям и врачам. Они стояли в напряженной тишине, надеясь, что одежда позволит им раствориться среди платных зрителей, когда драка закончится. Никто не хотел связываться с ван Дорнами, но Фрост заплатил им авансом слишком много. Придется рискнуть. Кое-кого схватят. Но те, кто сумеет невредимым уйти в Бруклин, сможет много месяцев не работать.

Среди них стоял и сам Гарри Фрост, глядел сквозь дырку в борту на синий биплан «Фарман» сэра Эдисона-Сидни-Мартина. Он был спокоен. Его план удается.

Сэр Эддисон-Сидни-Мартин в небе старался побить рекорд скорости для бипланов на овальном маршруте, обозначенном пилонами, расставленными через сто пятьдесят ярдов один от другого. Длина маршрута составляла три мили. Чтобы побить рекорд, ему нужно было меньше чем за час пролететь этим маршрутом двадцать раз, и он с большим мастерством срезал утлы, сокращая путь. Англичанин не знал, что каждый крутой поворот «Фармана» может стать последним. Когда установленный братьями Джонасами алюминиевый якорь не выдержит огромного напряжения, трос оторвется от крыла и крыло сломается. В этот роковой момент взгляды всех зрителей на трибуне и на поле будут устремлены к летающей машине.

Фрост видел, как падают аэропланы. Нужно очень много времени, чтобы с высоты пятьсот футов упасть на землю. И в это время никто, даже ван дорны, не увидят, как его бойцы выбираются из фургона. А когда они выберутся, будет поздно их останавливать. Они образуют клин, как на футболе, и расчистят для него пространство до Джозефины.

Исаак Белл восхищался тем, как круто Эддисон-Сидни-Мартин срезает углы, когда примерно на тридцатой минуте установления рекорда у самолета отлетело крыло. Все казалось иллюзией. Мотор продолжал реветь, самолет летел. Сломанное крыло разделилось на две части, связанные тросом. Самолет пролетел мимо зрителей по нисходящей траектории.

Тысячи людей на трибуне ахнули. Все разом вскочили, побледнев, устремляя глаза в небо. Механики на поле смотрели в ужасе. Закричала женщина — жена Эддисона-Сидни-Мартина, увидел Белл. Падая носом вниз, самолет начал вращаться. Страшные силы разрывали его, лоскуты ткани тянулись за ним, как длинные волосы.

Белл видел, как сэр Эддисон-Сидни-Мартин сражается с приборами управления. Но это было безнадежно. Биплан жил своей жизнью. Он с грохотом врезался в землю. Белл за четверть мили от места катастрофы почувствовал, как содрогнулась земля. Хоровой стон пролетел по полю, и его подхватила толпа на трибуне.

Белл услышал новый крик.

Сердце рослого детектива дрогнуло, хотя он уже начинал стремительно действовать. Жена английского летчика бежала к обломкам, но кричала не она. Эбби зажимала рот обеими руками. Крик, этот вопль ужаса, доносился сзади.

Джозефина.