Прочитайте онлайн Герцогиня-охотница | Глава 11

Читать книгу Герцогиня-охотница
2918+4236
  • Автор:
  • Перевёл: О. Н. Калашников
  • Язык: ru

Глава 11

Саймон расхаживал по коридору верхнего этажа Трент-Хауса. К тому времени как он вернулся из Хиллингдона, весь дом уже был погружен в темноту. Все, включая Сару, отправились спать. Да, в столь поздний час она наверняка уже спит, и он не станет ее будить. Это было бы слишком эгоистично. К тому же он не привез ни одной хорошей новости.

Герцог зашел в свою спальню и остановился, разглядывая кровать. Сейчас она выглядела настолько непривлекательно и некрасиво, настолько холодно, что он с досадой швырнул свой галстук на пол. Его не беспокоило то, что галстук валяется как попало и обязательно помнется, так как Бартон, его камердинер, каждое утро выглаживал все его вещи.

Его пустая темная спальня почему-то напоминала ему сейчас тюремную камеру. Постояв еще немного, Саймон резко развернулся на каблуках и зашагал прочь. Коридор второго этажа был узким и длинным. Он не смог бы объяснить, почему не спустился вниз. Возможно, потому, что планировка первого этажа не очень походила для вышагивания взад и вперед во время обдумывания очередной проблемы.

К тому же здесь Саймон был ближе к Саре. Проходя мимо ее двери, он думал о ней, представлял, как мирно она спит в своей постели. Эти мысли немного успокаивали его.

Саймон продолжал расхаживать взад и вперед, стараясь не наступать на две половицы, которые, как он знал, громко скрипели. Сейчас он напоминал льва в клетке. Его разум не мог успокоиться. Он снова и снова думал о ссоре с Люком.

Был ли он лицемером, как говорил Люк? Когда открылась связь Люка с горничной, Саймон пришел в ярость. Он ругал брата, называя его тупым эгоистичным дураком, который не может удержать свой член в штанах.

И вот сейчас его отношения с Сарой в принципе похожи на те, против которых он так яростно выступал раньше.

Неожиданно Саймон услышал, как за спиной скрипнула дверь. Он обернулся, думая о том, что втайне желает, чтобы это оказалась Сара.

Она стояла в дверях, кутаясь в тонкий белый пеньюар, который только подчеркивал стройность ее тела. Когда она увидела его, на ее лице появилось выражение облегчения.

– Ох, – тихо сказала она. – Я так рада, что вы дома и с вами все в порядке.

– Можно я войду?

Сара поняла, чего он хочет, и румянец тут же залил ее щеки.

– Да, – ответила она неожиданно севшим голосом.

Она шагнула в сторону, пропуская герцога, и, как только он вошел в комнату, закрыла дверь на замок.

– Как все прошло с мистером Вудроу? – прошептала она.

Они долго смотрели друг на друга. Саймон не мог подобрать слов. Наконец, отвернувшись, он отошел к окну. Раздвинув шторы, он уперся руками в подоконник, прислонившись лбом к холодному стеклу.

Сара подошла сзади, обняла его и положила свою щеку ему на спину.

– Скажите мне, ведь вы не выяснили, что с герцогиней случилось что-то ужасное?

– Нет, – вздохнул он. – Но мы нашли Бинни. Мертвую.

Сара вздрогнула, и герцог развернулся и обнял ее. Она смотрела на него с ужасом в глазах.

– Что произошло? – воскликнула она.

– Ее нашли за городом. Она была убита. Мамино аметистовое ожерелье почему-то оказалось у нее. Никто из тех, с кем мы говорили, ничего не знает о маме и Джеймсе.

Большего Саре знать не нужно – ни о перерезанном горле, ни о разрытой могиле.

– О боже! – простонала Сара.

Она уткнулась лицом в его рубашку, и он почувствовал, как вздрагивают ее плечи, и услышал тихие всхлипывания. Саймон знал, что Сара и Бинни никогда не были близкими подругами, но Сара всегда переживала за всех, кто жил в Айронвуд-Парке. Так же, как и он сам.

Герцог не имел понятия, как утешить сестру, когда та рыдала от страха за свою мать в гостиной Айронвуд-Парка, но сейчас он точно знал, как утешить Сару. Он гладил ее по спине, вкладывая всю нежность и сострадание в свои прикосновения.

Через какое-то время Сара подняла голову. На ее щеках были видны мокрые следы от слез.

– Почему? Что могла Бинни сделать, чтобы заслужить такую судьбу?

Он задумчиво покачал головой.

– Я не знаю, любимая.

Она теснее прижалась к груди Саймона. Он обнимал ее, отчаянно желая хоть как-то помочь ей, снять ее боль и высушить слезы.

Наконец Сара немного успокоилась и посмотрела на него. Протянув руку, она провела пальцем по его щеке и вокруг глаз.

– Мне очень жаль, – прошептала она.

Ее глаза блестели, а реснички слиплись от слез.

Он непонимающе улыбнулся.

– Жаль чего?

– Вы столько пережили сегодня.

– Да. Мне тоже жаль. – Вид холодного обнаженного тела Бинни мелькнул перед его мысленным взором. – Сталкиваться со смертью всегда неприятно. Но когда это смерть того, кто был частью твоей жизни много лет…

– Да. Это ужасно, – тихо сказала Сара. – А с лордом Лукасом все в порядке? – спросила она после паузы.

Как ответить на этот вопрос? Пожалуй, лучше сказать правду.

– Нет. Не очень.

– Где он?

– Люк вернулся в город, где была обнаружена Бинни. Он хочет попытаться разузнать что-нибудь еще.

– Ох, – пробормотала она, – вы, ваша светлость, отпустили его одного?

Саймон покачал головой.

– Я просто хотел вернуться домой, – сказал он. – К тебе.

Она закрыла глаза и приоткрыла губы в ожидании поцелуя. Саймон так и сделал. Взяв ее голову в свои ладони, приподнял вверх и коснулся своими губами ее губ.

Она была такой податливой в его руках. После всех переживаний и изматывающих событий прошедшего дня и ночи его измученное тело вдруг ожило. Оно требовало взять Сару и сделать своей, во всех смыслах этого слова.

Но нет. Пока нет. Не сегодня. Не сразу после того, как она узнала о смерти Бинни. Саймон хотел, чтобы этот момент стал особенным, радостным, а не прошел под впечатлением потери и трагедии.

Он поднял Сару на руки. Она обвила его шею своими руками. Глядя на ее лицо, на ее губы, пухлые и горящие после поцелуя, на ее глаза, все еще блестевшие от слез, он прошептал:

– Сара, позволь мне любить тебя.

Она посмотрела на него взглядом, полным доверия, и кивнула. Она примет все, что он захочет ей дать. Он знал Сару достаточно хорошо, чтобы понимать, что если она приняла решение, то ни за что не передумает.

Саймон подошел к ее смятой постели. Одеяло было откинуто в сторону, когда она встала, чтобы посмотреть, что за шум в коридоре. Аккуратно положил ее и сел рядом.

– Сара, когда мы наедине, как сейчас, ты можешь называть меня просто Саймон.

Никто больше не называл герцога по имени. Но в душе он оставался просто Саймоном, а герцог Трент был лишь оболочкой, в которой он жил. Ему хотелось, чтобы Сара любила именно Саймона, а не герцога.

И хотя в ее глазах еще были видны слезы, она улыбнулась ему своей открытой красивой улыбкой, и его сердце затрепетало.

– В моих мыслях ты всегда был просто Саймон.

– Тогда скажи это сейчас вслух, – сказал он.

– Саймон, – прошептала она.

Услышав свое имя из ее уст, Саймон напрягся, и по телу прошла легкая дрожь.

Он наклонился и снова поцеловал Сару, проводя рукой вдоль мягкого изгиба ее груди. Рука скользнула в вырез пеньюара, и он сжал в ладони этот нежный холмик. Пальцами он теребил ее сосок, который твердел и поднимался так же, как и член в его штанах.

Сара издала тихий сладкий стон. Саймон понял, насколько чувствительна была ее грудь. Каждое его касание вызывало отклик во всем ее теле. Он сильнее впивался в ее губы, продолжая терзать сосок, что заставляло Сару задыхаться и выгибаться всем телом. Потом он проделал то же самое с другой грудью.

Он отстранился, чтобы развязать пояс ее пеньюара, потом взял его за края и распахнул. На ней была та же простая белая ночная рубашка, что и вчера. Под рубашкой отчетливо просматривался силуэт ее тела, что едва не заставило его застонать. Были видны очертания ее стройных ног и нежного холмика между ними, изгиб ее талии и тугие пики сосков.

Саймон сбросил туфли и скользнул в кровать рядом с Сарой. Прижался к ней всем телом так, что она явственно почувствовала всю степень его возбуждения.

Ее руки, более смелые, чем прошлой ночью, исследовали его спину, а затем и остальные части тела.

Он громко охнул, когда ее пальцы прошлись по его соскам. Сара остановилась и чуть отстранилась, удивленно глядя на него.

– Это место очень чувствительно, – пояснил он. – Я чувствую примерно то же, что и ты, когда я ласкаю тебя там.

Она улыбнулась. Обольстительно и коварно. После первой ночи Сара стала значительно смелее. Получая больше опыта, она в постели становилась все активнее.

Саймон целовал ее лицо и страстно шептал:

– Боже, как я хочу тебя!

– И я, – Сара нежно провела кончиками пальцев по его груди, – очень хочу тебя!

Если она продолжит делать это, он, наверное, сойдет с ума. Саймон схватил край ее сорочки и медленно потащил вверх, попутно касаясь шелковистой кожи на ее ногах. Он чувствовал под пальцами мягкие, гладкие и в то же время мускулистые контуры ее бедер, переходящих в самое интимное место. Он оголил его и очень нежно накрыл своей ладонью. Сара была неподвижна. Только ее грудь быстро поднималась и опускалась вновь в коротком прерывистом дыхании. Он чуть надавил и прове