Прочитайте онлайн Герцогиня-охотница | Глава 9

Читать книгу Герцогиня-охотница
2918+4235
  • Автор:
  • Перевёл: О. Н. Калашников
  • Язык: ru

Глава 9

Когда Саймон и Сара вошли в гостиную, Люк по-прежнему лежал на диване, но уже активно ворочался. Саймон остановился в стороне, а Сара поспешила к Люку и проверила пульс. Он приоткрыл глаза и покосился на Сару.

– Довольно, – прохрипел он.

– Доброе утро, лорд Лукас, – сказала Сара. – Как вы себя чувствуете?

Люк тихо застонал.

– Как в аду.

– Не сомневаюсь. – Она взглянула на Саймона, затем обратно на Люка.

– Сара?! Это ты? Где я? – Люк приподнялся на локтях и оглядел комнату. – Вот проклятье! Трент-Хаус. – Он выругался. – Как, черт возьми, я оказался в этом проклятом мавзолее?

– Следи за языком, – прорычал Саймон, приближаясь к дивану.

Люк фыркнул:

– Ну конечно! Здесь же мой святой братец-герцог!

– Успокойтесь, милорд, – голос Сары был теплым, но строгим. – Вероятно, вы сами пришли сюда. Мы нашли вас без сознания около задней двери.

– Значит, я ошибся адресом. Все, мне пора. – Он изо всех сил пытался встать.

– Нет, – отрезал Саймон. – Ты останешься здесь.

Люк нетвердо стоял на ногах, слегка покачиваясь.

– Ты не имеешь права приказывать мне, Трент! Прочь с моей дороги!

Сара тихонько тронула Люка за плечо.

– Останьтесь ненадолго, милорд. Вы сейчас не в лучшей форме.

Это было правдой. Глаза Люка налились кровью, а кожа приобрела болезненный желтоватый оттенок.

– Я в полном порядке! – огрызнулся он. – Здоров, как чертов бык!

Саймон сжал кулаки. Люк был единственным из всех людей, кто мог так быстро и так сильно вывести его из себя.

– Ты не в порядке. – Герцог говорил сквозь зубы. – И ты сейчас останешься здесь, даже если мне придется силой усадить тебя на этот диван. Мне нужно многое с тобой обсудить.

Люк поднял брови.

– Ого! Звучит угрожающе, брат.

Саймон бросил расстроенный взгляд на Сару. Она глубоко вздохнула.

– А почему бы нам всем не позавтракать? – Это прозвучало, как команда обоим прекратить ссору.

– Я не голоден, – пробормотал Люк.

Он пошатнулся и схватился за голову, и Сара участливо погладила его по руке.

– Поверьте мне, милорд. Пища пойдет вам на пользу.

Люк посмотрел на нее с кривой усмешкой.

– Я бы посмеялся над всяким, кто сказал бы мне это. Но ты… ты хорошая. И тебе я верю.

Сара подарила ему одну из тех улыбок, от которых у Саймона замирало сердце. Яркую и солнечную. Как будто сами небеса коснулись ее губ. В этот момент герцог думал только о том, как бы побыстрее вернуться с ней в постель. Скорее бы закончить с Люком…

Люк хмуро взглянул на Сару.

– А почему ты здесь, в Лондоне? Какого лешего ты делаешь в этой помойке? Лондон недостоин тебя, Сара. Ты принадлежишь Айронвуд-Парку.

Сара рассмеялась.

– Это длинная история, милорд. Если пожелаете, я расскажу вам ее за завтраком.

– Ну тогда ладно. – Люк сделал галантный жест, приглашая ее пройти в столовую, и сам направился следом нетвердыми шагами.

Саймон шел рядом с братом, следя, чтобы тот не упал и не расшиб голову о какую-нибудь античную греческую вазу в коридоре.

Оба брата сидели в столовой, глядя друг на друга, в мрачном молчании, пока Сара суетилась и командовала слугами. Она приказала принести больше горячей еды и сама разлила по чашкам кофе и намазала масло на тосты.

Она поставила тарелку с тостами перед Люком и сказала тоном, не терпящим возражений:

– Ешьте.

Люк небрежно пожал плечами и приступил к еде. Наконец, Сара сама присела на стул и рассказала Люку, что теперь она является компаньонкой Эзме.

– Ты заслужила это повышение, – сказал Люк, продолжая жевать. – Поздравляю!

Саймон не услышал в тоне брата какого-то сарказма или неискренности.

Люк нахмурился.

– То есть это значит, что Эзме тоже здесь, в Лондоне?

– Да, милорд, – ответила Сара.

Люк посмотрел на Саймона.

– Зачем ты притащил ее сюда? Почему ты так поступаешь с ней?

Люк, как всегда, не одобрял ни одного решения, которое принимал Саймон.

– Так будет лучше для нее, – ответил Саймон. – Особенно учитывая сложившиеся обстоятельства.

– Какие еще обстоятельства?

Саймон уже знал, что будет дальше.

– Люк, ты когда последний раз был дома?

– Ну… недавно… А что?

– Четырнадцатого апреля я послал тебе сообщение, в котором просил приехать в Айронвуд-Парк.

Голубые глаза Люка сузились.

– Точно?

– Точно.

Люк фыркнул и пренебрежительно махнул рукой.

– Ради бога, Трент! Ты же не думаешь, что я готов прибежать по любому твоему зову?

Саймон сжал зубы и уже собирался высказать Люку, что он не только дурак, но и полный засранец, как вдруг почувствовал успокаивающую руку на своем бедре. Руку Сары. Конечно, это была не ласка, хотя его плоть мгновенно отреагировала на близость ее нежной ручки, – это был призыв к сдержанности и спокойствию.

Саймон глубоко вздохнул. Ему понадобилась пара секунд, чтобы сбросить напряженность и раздражение.

– Я звал тебя вместе с Марком, Сэмом и Тео в Айронвуд-Парк не просто так. Ты, похоже, даже не прочитал мое письмо?

Люк со скучающим видом собирал крошки на тарелке в одну кучку.

– Не помню.

Саймон вновь заскрипел зубами, но, успокоившись через несколько мгновений, сказал:

– Наша мать исчезла. Ее нет уже почти шесть недель.

В столовой повисла тишина. Никто не пошевелился. Затем Люк медленно поднял голову.

– Что?!

– Наша мать. Герцогиня Трент. Пропала без вести. Уже более месяца назад, – повторил Саймон. – Никто не знает, где она. Мы ее ищем, но у нас слишком мало зацепок. Она просто исчезла вместе со своими слугами.

– Ну, – пробормотал Люк, – возможно, она поехала навестить кого-то из своих сестер.

– Нет. Мы проверили.

– А ее дом в Лондоне и на озере?

– Тоже. Она не была там больше года.

– Так что же тогда? Ее похитили?

– Возможно.

Люк округлил глаза.

– Или убили?

Саймон помолчал, потом кивнул.

– Все может быть.

Лицо младшего брата покраснело.

– И многие об этом знают?

Тут терпение Саймона лопнуло, и он крикнул:

– Ради бога, Люк! Да весь этот чертов мир уже знает!

Люк стукнул кулаком по столу.

– И вы ничего мне не сказали!

– Лорд Лукас, его светлость пытался сообщить вам. Он отправил вам письмо… – начала было Сара.

– Я не читал это чертово письмо! – прорычал Люк в ответ.

Саймон встал, с шумом отодвинув стул.

– Не смей повышать голос на Сару!

Люк тоже вскочил и, прищурившись, уставился на Саймона.

– Наша мать пропала.

– Да.

– Возможно, она мертва.

Люк был первым, кто сказал это вслух. Слово ударило Саймона в грудь, как осколок стекла.

– Да, – холодно подтвердил он. – Но мы…

– И вы ничего мне не сказали. Ты послал мне чертово письмо, зная, что я не утруждаю себя чтением. И ты не пришел, чтобы сказать мне все лично.

– Мы предполагали, что тебя не было дома, раз ты не отреагировал на письмо. Никто понятия не имел, где ты можешь быть.

– А ты меня искал?

– Ты имеешь в виду, что мы должны были проверить все публичные дома и игорные притоны? – Губы Саймона искривились. – Нет, я тебя не искал. Я был слишком занят поисками матери.

– Ну конечно! Все как всегда! Я, по-твоему, не брат и не сын, и вообще семейные дела меня не касаются. Так?

Что за черт? Люк всегда вел себя так, и Саймон не имел ни малейшего понятия почему. Он был вторым сыном, «запасным». То есть с тех пор как умер отец и Саймон стал герцогом, Люк был его наследником. Именно так к нему все относились в семье и вне ее. Его положение давало ему право на почет и уважение. Но Люк сделал все, чтобы лишиться их. Если кто и имел право злиться и обижаться, так это их сводный брат Сэм. Но Сэм был не из таких.

– Я всем отправил одинаковые письма! – кричал Саймон. – Всем! Тебе, Тео, Марку и Сэму. Все получили одно и то же сообщение. Но Сэм, Марк и Тео прочитали его! Они потрудились прочитать и потрудились приехать!

– Пожалуйста, вы оба, хватит! – воскликнула Сара.

Саймон удивленно посмотрел на нее. Она тоже стояла, и ее щеки раскраснелись. Они все стояли вокруг круглого стола и смотрели друг на друга.

– Милорд, пожалуйста. Да, мы действительно не сказали вам. И возможно, – она кинула быстрый взгляд на Саймона, – нам следовало приложить больше усилий для того, чтобы вы были в курсе. Но теперь вы все знаете и, мы надеемся, поможете в поисках герцогини.

Люк скрестил руки на груди и стоял, по-прежнему обиженно глядя на Саймона. Он выглядел желтее, чем обычно. Было заметно, что чувствует он себя ужасно. От всех этих криков ему стало только хуже.

Сара видела это. Она обошла вокруг стола и попросила Люка:

– Сядьте, пожалуйста.

Он не стал спорить, опустился на стул и уронил голову на руки. Саймон погладил стол ладонью и спросил:

– Ты снова каждый вечер прикладываешься к стакану? Это так, Люк?

– Тебе-то что?

Внезапно Саймон почувствовал слабость и тоже опустился на стул. Сара продолжала стоять, наблюдая за братьями. Они так и сидели молча какое-то время, пока не раздался стук в дверь.

Это был Тремейн.

– Ваша светлость, прибыл Джордж Тернер, настаивает на встрече с вами.

Саймон выпрямился на стуле.

– Проводи его. Немедленно.

– Да, сэр.

Когда Тремейн вышел, Сара спросила:

– Джордж Тернер – это тот молодой человек, который следил за мистером Вудроу?

– Да.

Люк непонимающе смотрел на них.

– Мы обнаружили, что этот человек, Вудроу, продал ювелиру на Кавендиш-сквер аметистовое ожерелье нашей матери. Мы ожидали его появления в Ист-Энде, чтобы задать пару вопросов.

Люк молча кивнул.

И в этот момент в помещение ворвался Джордж. Это был пухлый мальчик с круглым лицом и розовыми щеками. Позади него возвышался высокий худой Тремейн.

– Ваша светлость! Он дома! Мистер Вудроу вернулся домой!

Саймон и Люк отправились в Ист-Энд вместе. Сара была права, еда подкрепила силы Люка. Хотя Саймон думал, что держится он в основном за счет силы воли.

Около дома Джона Вудроу Саймон заплатил Джорджу Тернеру и отправил его прочь. Он не хотел, чтобы мальчик наживал врагов в своем районе.

Пистолет, оттягивавший карман пальто, придавал Саймону уверенности. Он знал, что брат тоже вооружен. Они постучали в дверь Вудроу.

Человек, открывший им, был огромен. Высокий и мощный. Под белой рубашкой в грязных пятнах угадывались тренированные мышцы. Увидев двух джентльменов у своих дверей, он вздернул рыжие брови.

– Вы кто?

– Я герцог Трент. Это мой брат лорд Лукас Хокинз. Мы можем войти?

Мужчина тупо моргал пару секунд, затем отступил, пропуская их внутрь.

– Да, конечно, ваше сиятельство.

Саймон не мог припомнить, чтобы кто-то еще называл его «ваше сиятельство». Было понятно, что этот человек никогда не имел дела с герцогами и не знал, как к ним следует обращаться.

Квартира состояла из одной комнаты. В воздухе стоял запах сушеной рыбы, который исходил из тарелки на столе. Похоже, Вудроу только начал прием пищи, когда они приехали.

– Мы здесь, чтобы спросить…

Не успел Саймон закончить фразу, как Люк схватил мужчину за горло и прижал к грязной стене.

– Где моя мать, черт возьми?

Верзила оттолкнул Люка своими мощными руками, и тот, попятившись, споткнулся и упал в плетеное кресло. Саймон схватил брата за руку.

Вудроу мрачно проговорил:

– Вообще-то я не сторонник насилия, ваше сиятельство, но никому не позволю нападать на себя в своем доме.

– Пожалуйста, простите моего брата. – Саймон сурово взглянул на Люка, призывая того к осторожности. – Он очень расстроен. Видите ли, наша мать пропала, и мы переживаем за ее благополучие. У нас есть сведения, что вы получили в свое распоряжение одну из ее вещей.

– Да? Интересно. – Вудроу потер подбородок, приняв задумчивый вид.

– Аметистовое ожерелье, – резко бросил Люк, удерживаемый в кресле жесткой хваткой Саймона. – Ты знаешь, что такое чертов аметист?

– Представьте себе, да, знаю. – Лицо Вудроу приобрело хитрое выражение. – Даже видел один или два из них в свое время.

Повисла пауза, во время которой Вудроу внимательно разглядывал непрошеных гостей.

Саймон понимал, чего он хочет, достал внушительных размеров кошелек и встряхнул его, зазвенев монетами. Вудроу протянул свою мощную руку, но Саймон отодвинул кошелек и выразительно посмотрел на мужчину.

– Знакомо ли вам, Вудроу, место под названием Айронвуд-Парк?

– О да! Знаменитое поместье!

– Когда-нибудь были там?

– Разве вы пригласили бы меня когда-нибудь в гости, ваше сиятельство?

– Навряд ли, – ответил Люк.

Вудроу скрестил руки на груди.

– Нет, никогда не был так далеко. Самое дальнее место, куда я выезжал по вопросам работы, находится в пределах одного дня пути от Лондона.

– И что у тебя за работа? – спросил Люк.

Вудроу снова покосился на кошелек.

– Если нашей матери был причинен хоть какой-то вред, вы не получите ни гроша, – сказал Саймон тихим уверенным голосом.

Вудроу спокойно посмотрел на Саймона, и в его взгляде явно читалась жадность.

– Я ведь говорил вам уже, что не являюсь сторонником насилия, не так ли?

– Что ты думаешь, Люк? – спросил Саймон, не сводя глаз с этого великана.

– Я думаю, что он чертов лжец, – прорычал Люк.

Вудроу покачал головой.

– Я не из тех, кто обижает женщин… то есть я точно не причинял ей никакого вреда.

– Да что, черт возьми, это все значит? – выкрикнул Люк.

– Так, – сказал Саймон, – значит, вы вор, который не применяет никакого насилия к своим жертвам.

– Нет. Я не вор, – Вудроу пожал плечами. – Во всяком случае, не вор в обычном понимании этого слова.

Саймон задумался. Что же, черт возьми, он имеет в виду?

Вудроу еще раз посмотрел с вожделением на пухлый кошелек, затем перевел взгляд на Саймона и спросил:

– Вы точно не в сговоре с полицией?

– Точно.

– И вы, выйдя отсюда, не отправитесь к констеблю, чтобы заложить меня?

– Нет. Мы хотим только получить информацию.

– Какую информацию?

– Я отдам вам этот кошелек, а в нем, между прочим, около двадцати фунтов, если расскажете мне все, что знаете об аметистовом ожерелье, которое вы продали Ламу, ювелиру с Кавендиш-сквер, и все, что вам известно о местонахождении герцогини Трент.

Вудроу поджал толстые губы.

– Боюсь, вам не понравится мой рассказ.

Саймон оцепенел, но, сделав над собой усилие, сказал твердо:

– Не имеет значения. Мы должны знать все.

Люк подался вперед и уставился на гиганта.

– Давай, рассказывай!

– Ну ладно. Да, я продал это ожерелье Ламу, но я не причинял вреда его владелице. Когда… я нашел ее, на ней было это колье.

Глаза Саймона сузились.

– Вы нашли ее? Где?

– Я выкопал ее из свежей могилы на Хиллингдонском кладбище, – увидев побледневшее лицо Саймона, Вудроу продолжил более мягко. – Она была вашей матерью?

– Как она выглядела? – прохрипел Саймон.

Он еще надеялся, что, возможно, это была не она, а кто-то другой.

Вудроу пожал плечами.

– Женщина. Волосы темные. Это все, что я помню.

Люк нетвердой походкой направился к единственному в этой комнате окну. Резко дернув, он распахнул его, высунулся наружу и начал жадно хватать ртом воздух. Саймон по своему опыту знал, что воздух на улицах Ист-Энда был ненамного лучше, чем зловоние, стоящее в этой комнате. Но он не двинулся с места.

Описание Вудроу ни о чем не говорило. Под него подходила половина женщин в Англии.

– Значит, вы гробокопатель? Грабите мертвых? – спросил он с нажимом.

– Ну, я это называю по-другому.

– Как по-другому, черт возьми? Вы обворовываете мертвецов! – воскликнул Люк из окна.

– Я предпочитаю называть это прибыльным делом.

Люк повернулся, сверкая своими голубыми глазами.

– Прибыль от трупов! Хорош, ничего не скажешь!

Вудроу в ответ только снова пожал плечами.

– Как она умерла? – спросил Саймон сдавленно.

– Вы уверены, что хотите это знать, ваше сиятельство? – Рот Вудроу перекосился.

– Отвечай! – рявкнул на него Люк.

– Ей перерезали горло.

Воздух в комнате вдруг стал настолько густым, что Саймон не смог вздохнуть. Он почувствовал, как сильные руки схватили его за плечи.

– Вам лучше присесть, ваше сиятельство. Давайте, вот сюда.

Вудроу подвел Саймона к креслу у стола и помог опуститься в него. Сидя в кресле, герцог смотрел, не отрываясь, невидящими глазами на остатки рыбы на тарелке.

– Она теперь в лучшем мире, – сказал Вудроу. – Помните об этом.

– Нет. Вы же эксгумировали ее, – холодно сказал Люк.

– Да, но для благой цели. Она поможет в развитии науки.

– Где она? – Голос Люка был тихим и зловещим. – Кому ты продал ее труп, ублюдок?

– В ту ночь я отнес «извлеченных» к анатому Томасу Колдуэллу.

– И сколько же этот анатом заплатил тебе за тело моей матери? – Люка переполняла злоба.

– Девять гиней, – просто ответил Вудроу. – Будь она посвежее, я получил бы десять.

Люк выхватил пистолет и бросился на него.

– Нет, Люк! Стой! – закричал Саймон, вскочил с кресла и схватил брата за руку.

Люк остановился и посмотрел на Саймона. В его глазах стояли слезы.

– Ради бога, Саймон. – Люк тяжело дышал. Он не называл брата по имени уже много лет. – Этот человек осквернил ее могилу. Он продал ее чертову анатому… – Он поперхнулся словами.

Саймон чувствовал, как дрожит тело брата.

– Я знаю. Я знаю. Но не он ее убил. И нам для начала нужно выяснить, кто это сделал. Кто бы то ни был, он нам за все заплатит.

Все еще крепко держа брата, Саймон посмотрел на Вудроу, который всем своим огромным телом вжался в угол, ошарашенно глядя на оружие в руках Люка.

– Где найти этого Томаса Колдуэлла?

– Больница лондонского медицинского колледжа.

Черт возьми! Их мать, возможно, уже режут на куски во имя науки. Саймон выпустил руку брата.

– Люк, мы должны немедленно пойти туда. Прежде чем…

Он не смог договорить. Может быть, они уже опоздали.

Никто не останавливал герцога Трента, когда он несся по больнице лондонского медицинского колледжа, – одно лишь упоминание его титула сразу открывало перед ним все двери. Так же легко он смог найти Томаса Колдуэлла, который в этот момент читал лекцию. Его баритон разносился в небольшом зале над головами молодых студентов.

Распахнув дверь аудитории, Саймон услышал, как Томас Колдуэлл произнес:

– Теперь рассмотрим текстуру и положение желудка. Я предполагаю, что этот орган должен быть здоров, так как объект скончался от других причин.

Студенты в темных мантиях плотно сгрудились вокруг тела, накрытого белой простыней и лежащего на столе в центре комнаты. Колдуэлл сжимал в одной руке скальпель, а другой уже взялся за простыню, чтобы откинуть ее.

– Остановитесь! – закричал Саймон.

Колдуэлл выпрямился, повернулся к нему и Люку и поднял от удивления свои густые светлые брови. Шурша своими мантиями, все студенты так же испуганно уставились на них.

Саймон бросился к Колдуэллу, врезаясь в толпу студентов с большим энтузиазмом, чем Люк на Джона Вудроу. Добравшись до стола, Саймон рывком сбросил простыню, прикрывавшую тело… и резко отшатнулся назад. С серого лица на него смотрели невидящие карие глаза горничной его матери.

Люк, стоявший рядом, ахнул:

– Господи, это что, Бинни?