Прочитайте онлайн Герцогиня-дурнушка | Глава 4

Читать книгу Герцогиня-дурнушка
5218+17748
  • Автор:
  • Перевёл: А. И. Вальтер
  • Язык: ru

Глава 4

Девоншир-Хаус

Бал у графини Девоншир

Когда герцогская карета остановилась перед Девоншир-Хаусом, Тео бодро выпрыгнула из нее вслед за своей матерью. За ней последовал покорный, но угрюмый Джеймс. Все трое задержались на некоторое время у дверей бального зала после того, как объявили об их прибытии, но, к величайшему разочарованию Тео, никто, похоже, не заметил, что ее сопровождал самый неуловимый трофей на брачном рынке этого года.

– Ужасная толчея, – с неодобрением заметила миссис Саксби, осматривая зал. – Графине, очевидно, следовало бы подсократить список приглашенных. Я, пожалуй, поднимусь наверх и сыграю партию-другую в пикет.

Такое развитие событий Тео и планировала.

– Джеймс проводит меня домой, – тотчас же сказала она. – Сомневаюсь, что он согласится остаться надолго. Мы должны успеть ввести его в высшие круги общества.

И действительно, Джеймс уже начал теребить свой шейный платок.

– Здесь прямо-таки адская жара, – пробурчал он. – Я останусь самое большее на полчаса.

Миссис Саксби бросила последний взгляд на переполненный зал и удалилась в верхнюю гостиную, где собиралась весь вечер играть в пикет со своими подругами.

– Назад!.. – прошептала Тео Джеймсу, когда ее мать скрылась из виду.

– Что?

Девушка потянула своего кавалера обратно в холл.

– Теперь, когда мама ушла, мне нужно немного времени.

Тео потащила Джеймса за собой по коридору и свернула в первую же открытую дверь. Комната оказалась мило обставленной гостиной, к счастью – с зеркалом над каминной полкой. Сняв жемчужное ожерелье, Тео сунула его в карман к Джеймсу.

– Оно оттопыривает карман моего фрака, – запротестовал он.

– Можно подумать, легкая небрежность в одежде тебя смущает! Мама сказала, что оно стоит целое состояние, так что, пожалуйста, постарайся его не потерять.

Джеймс поморщился, но сдался. Тео же с силой рванула розовый кружевной гофрированный воротник, обрамлявший ее шею, и, поскольку она еще днем предусмотрительно ослабила удерживавшие его стежки, он послушно отделился от платья.

– Слушай, что ты вытворяешь? – спросил Джеймс, не на шутку встревожившись. – Ты не можешь остаться в платье с таким глубоким вырезом. Там ведь нет ничего, чтобы прикрыть твою… чтобы прикрыться.

– Почему это не могу? Он совсем не так глубок, как у некоторых присутствующих здесь женщин. А у них груди – как страусовые яйца. Мне же нечем похвастаться… Так почему бы не показать то, что у меня действительно есть?

– Тебе это безусловно удается, – сказал Джеймс дрогнувшим голосом.

Тео подняла на него взгляд.

– Но это ведь только грудь, не более того.

Джеймс нахмурился и, отступив на шаг, закашлялся.

– Но все-таки очень милая, обрати внимание, – добавила Тео с озорной улыбкой. – Думаю, это главное мое достоинство.

Сильным рывком она содрала розовую кружевную гофрированную манжету с левого запястья и тут же вслед за ней – с правого. После чего вытащила шпильки из тщательно уложенной прически, и ее локоны рассыпались по плечам. Вытащив красную ленту из ридикюля, она вплела ее в волосы, откинула их со лба и закрепила шпильками на макушке, чтобы не падали вниз. В результате получился довольно растрепанный шиньон, но контраст между ее волосами и красной лентой определенно вызывал интерес.

– Ты теперь выглядишь совершенно иначе… – пробормотал Джеймс, рассматривая ее отражение в зеркале.

– Я выгляжу гораздо лучше, – ответила Тео с уверенностью (ведь она целых пять раз за этот день практиковалась укладывать волосы с лентой). – Думаешь, ему это понравится?

Джеймс снова уставился на ее декольте.

– Кому?

– Джеффри, конечно! Ох, только постарайся не подвести. – Тео посмотрелась в зеркало. Без ужасной розовой кружевной отделки ее платье приобрело более изысканный вид. К тому же ее груди выглядели прелестно – пусть даже так решила она сама.

– Ох! Совсем забыла! – Тео порылась в ридикюле и достала брошь; она тоже принадлежала ее бабушке, но была более впечатляющей, чем жемчуга. Брошь была из чистого золота, очень тяжелая, в форме розы с гранатовой подвеской.

– Что ты собираешься с этим делать? – спросил Джеймс. – Не думаю, что подобные драгоценности предназначены для таких платьев, как твое.

– Для каких именно?

– Ведь твое платье сшито из очень тонкого материала, практически прозрачного…

– Шелковая сетка поверх муслина, – сообщила Тео. – Эта сетка расшита причудливыми узорами и, безусловно, представляет собой лучшую часть этого несчастного платья.

Джеймс пригляделся внимательнее.

– Твоя мать знает, что ты не надеваешь сорочку?

– Конечно же, я ношу сорочку! – солгала Тео. Она приколола брошь прямо под грудью, закрепив ее на ленте, опоясывавшей завышенную линию талии. – И вообще, какое тебе дело до моего нижнего белья, Джеймс? Это совершенно тебя не касается.

– Касается, если мне ясно видны очертания твоей ноги, – проворчал Джеймс. – Твоей матери это не понравится.

– А тебе нравится? То есть как представителю мужского пола…

– Как ты можешь такое говорить? – Джеймс нахмурился, однако послушно взглянул на платье Тео. А она выставила ногу вперед таким образом, что ее очертания смутно угадывались – только угадывались, заметьте, – под шелковой сеткой и нижней юбкой. – Выглядит чертовски странновато, – пробормотал он. – Как и брошь, которую ты приколола под самой грудью. Можно подумать, что ты специально стараешься привлечь внимание… к этой области.

– Так и есть, – заявила Тео. Гранатовая подвеска добавила вспышку цвета ее наряду, но главное – подвеска будет побуждать джентльменов посмотреть на ее груди еще разок. И еще – Джеймс. Ведь он был самым красивым мужчиной на этом балу, так что теперь часть его обаяния непременно перепадет ей.

Взяв молодого человека под руку, Тео заявила:

– Я готова выйти на сцену.

– Твоя мать убьет тебя. Или меня… – пробормотал Джеймс со вздохом.

– Минуту назад ты пожирал меня глазами.

– Ничего подобного! – Он попытался изобразить удивление.

– Не спорь со мной, Джеймс. И знаешь, раз ты так глазел на меня, то другие джентльмены тоже будут. Идем в бальный зал. Я готова встретиться с Джеффри.

– Ты видишь его где-нибудь? – прошептала Тео минуту спустя, улыбаясь и кивая леди Бауэр – та была явно заинтригована, увидев Джеймса рядом с девушкой (конечно, этого и следовало ожидать – ведь у нее были три дочери брачного возраста).

– Кого? – с рассеянным видом спросил Джеймс. Он снова потянул свой шейный платок. – Похоже, я сейчас задохнусь. Не думаю, что смогу выдержать здесь даже полчаса.

– Да Джеффри же! – прошептала Тео, ущипнув своего спутника за руку. – Помнишь, что ты должен меня ему представить?

– Я думал, ты с ним уже знакома.

– Но он никогда не обращал на меня внимания. Я ведь уже говорила тебе об этом.

Джеймс насмешливо фыркнул:

– А верно… Я должен завести разговор о приданом, а затем сообщить ему, что твое гораздо больше, чем у…

– Тш-ш! – Она снова ущипнула его, причем так сильно, что он вздрогнул. – Я надеюсь, что ты меня не подведешь.

– Постараюсь. – Джеймс тяжко вздохнул.

– Неужели для тебя так ужасно находиться здесь? – спросила Тео, несколько встревоженная выражением его лица. – Я знаю, что ты не любишь балы. И если ты просто отведешь меня к Джеффри… Обещаю, что уйду сразу же после этого.

Они остановились, пропуская гостей, направлявшихся к столу с закусками.

– Мне кажется, ты совершаешь ошибку, – тихо сказал Джеймс.

– С Джеффри?

Джеймс утвердительно кивнул:

– В Итоне мне пришлось жить с Тревельяном в одной комнате, и я бы не хотел повторить этот опыт. Не желаю и тебе того же.

– Все совершенно иначе, если люди женаты, дурачок, – возразила Тео. Она представила, как они с Джеффри сидят за столом и завтракают, читая газеты. К тому же он очень умен и, несомненно, сумеет оценить ее сообразительность и остроумие.

– В браке все будет еще хуже, – сказал Джеймс. Толпа перед ними наконец-то рассосалась, и они двинулись дальше. – Но я-то, по крайней мере, мог отлупить его, когда он становился особенно навязчивым.

– Тебе нечего беспокоиться о судьбе моего брака. Просто смотри, пожалуйста, в оба, чтобы не пропустить его. Ладно? Я не так высока, чтобы видеть через головы людей.

– Порядок. Я вижу Тревельяна, – сказал Джеймс, увлекая девушку за собой и кивком указывая куда-то. – Но он с Кларибел.

– Естественно, – откликнулась Тео со стоном.

– Она чертовски привлекательна.

– Пофлиртуй с ней, – сказала Тео, ухватившись за внезапно осенившую ее идею. – И знаешь, жениться на ней – не худший вариант для тебя.

– Ты хочешь, чтобы я женился на пустоголовой Кларибел? – спросил Джеймс громким шепотом.

– Полагаю, что нет. – Тео только сейчас заметила Джеффри и неожиданно для себя вцепилась в руку Джеймса. У нее внезапно сдали нервы.

Лорд Джеффри Тревельян имел светло-каштановые волосы, которые взъерошивал в стиле, известном как «Титус». И одежда его была всегда элегантной, хотя и не слишком утонченной. Но Тео больше всего восхищалась его лицом – узким и язвительно насмешливым. А уголки его глаз слегка приподнимались. Одного взгляда на него было достаточно, чтобы понять, что он закончил Кембридж и что ему присвоили степень бакалавра с отличием первого класса по двум дисциплинам: философии и истории. То есть он был самым подходящим мужчиной для Тео. Не настолько красивым, чтобы ей приходилось постоянно тревожиться из-за того, что муж выглядит намного лучше, чем она (Тео испытывала жалость к будущей жене Джеймса, так как эта женщина обречена была вечно оставаться в тени мужа).

Оказалось, что Джеффри стоял среди очень красивых людей – у всех были высокие скулы, чувственная нижняя губа и прекрасной формы нос. И что еще хуже – все они выглядели до отвращения умными. За исключением Кларибел, разумеется.

Тео тяжело вздохнула и попыталась задержать Джеймса. Но как раз в этот момент их заметили, и все люди, стоявшие рядом с Джеффри, просияли, словно увидели саму королеву. А некоторые даже поздоровались с Тео. И Джеффри был одним из них.

– Добрый вечер, мисс Саксби, – произнес он с поклоном.

Сердце Тео от волнения подпрыгнуло к самому горлу.

– Рада видеть вас, лорд Джеффри, – с трудом вымолвила она, присев в реверансе.

– Ох, мисс Саксби!.. – воскликнула Кларибел Сеннек своим высоким пронзительным голосом. – Вы прекрасно выглядите. Познакомьтесь с моей кузиной леди Алфеей Реник.

– Мы уже встречались, – произнесла Алфея с деланым безразличием; она окинула взглядом декольте Тео, а затем бесцеремонно уставилась на Джеймса. Наблюдая, как она с жеманной улыбкой протягивала руку для поцелуя, Тео решила, что в мире нет существа более алчного и ненасытного, чем эта юная леди. Алфея напоминала лису, добравшуюся до кладки куриных яиц.

– Сегодня он вас сопровождает? – прошептала Кларибел. – Как вам повезло… Ведь вы воспитывались с ним вместе.

Тео кивнула и проговорила:

– Да, вы правы, Джеймс мне очень дорог. – Она старалась придать голосу как можно больше нежности.

В этот момент Джеймс отпустил какую-то шутку в адрес короля Имерети, гостившего при дворе последние две недели, и все рассмеялись.

Тео повернулась к нему, твердо решив показать себя столь же остроумной, как Джеймс, – независимо от темы. А он, разумеется, уже оказался в центре внимания, причем держался весьма непринужденно.

Тео могла бы возмутиться и обидеться на Джеймса. Где бы он ни появился, его везде встречали с распростертыми объятиями и чуть ли не влюблялись в него. Ему даже не требовалось для этого блистать остроумием.

– Право же, – говорил в это время Джеффри, – Ее королевское высочество, по общему мнению, очень благоразумна и сдержанна. Она отличается прекрасным характером и вообще лишена каких-либо недостатков.

– Когда про кого-нибудь говорят, что у него нет недостатков, – поспешила вставить Тео, пока у нее хватало смелости, – то обычно оказывается, что у этого человека столько грехов, сколько волос на голове.

– Вы полагаете, что у принцессы Имерети так много грехов? – спросил Джеффри, нарочито растягивая слова. – Расскажите поподробнее, мисс Саксби.

Сердце Тео гулко забилось, ей удалось сохранить на лице выражение безразличия, и она проговорила:

– Алчность – один из смертных грехов, а ее высочество, как говорят, купается в ванне из чистого серебра. Кроме того, у нее имеется личный квартет музыкантов, которые развлекают ее в бессонные ночи. И наверняка вы заметили, что у нее есть любовник… Этот барон Гребер, тот мужчина с длинными свисающими усами и слишком густой шевелюрой. Он похож на льва, разыгрывающего из себя укротителя.

Кларибел нервно хихикнула, а Джеффри, вскинув брови, внимательно посмотрел на Тео. Легкая улыбка тронула его губы, и он спросил:

– А ее высочество?… Как бы вы описали ее?

– Фокстерьер в юбке, – ответила Тео.

Джеффри запрокинул голову и расхохотался. И все остальные молодые джентльмены последовали его примеру. Все, за исключением Джеймса. Он же, напротив, нахмурился, потому что никогда не одобрял злословия. Не одобрял даже в тех случаях, когда оно остроумно.

– Думаю, я вас немного побаиваюсь, – сказал Джеффри, глядя на Тео с восхищением.

– И правильно делаешь, – заметил Джеймс.

– Лорд Айлей, вы знаете мисс Саксби лучше, чем кто бы то ни было, – проговорила Кларибел своим визгливым голосом. – Наверняка она не опасна! Я права?

«Кларибел настолько глупа, что, возможно, вовсе не шутит», – подумал Джеймс.

– У Теодоры язычок острый, как осколок зеркала, – ответил он с усмешкой.

– Далеко не всегда! – заявила Тео, кокетливо поглядывая на Джеффри поверх своего веера. – Временами у меня случаются и светлые моменты.

– Да, верно. И они почти столь же убедительны, как Мария-Антуанетта, изображающая пастушку, – сказал Джеймс. – Ух, здесь чертовски жарко. – Он снова дернул свой шейный платок, и на этот раз ему удалось его развязать.

– Наверное, тебе лучше уйти, Айлей, – проворчал Джеффри. – Ты выглядишь ужасно неопрятно. Это пробуждает у меня воспоминания о школе, причем не самые приятные, надо сказать. Мисс Саксби, какая замечательная подвеска!..

Тео встретила его взгляд как раз в тот момент, когда он поднял глаза от ложбинки между ее грудями, – момент, доставивший удовольствие им обоим.

– Подарок от моей бабушки, – тихо сказала она.

– Это та самая бабушка, которая сделала Теодору своей наследницей, – заявил Джеймс с видом человека, исполняющего неприятный долг. – Что ж, думаю, нам пора уходить, дорогая.

Брови Джеффри взлетели на лоб, и он отступил на шаг.

– Но я еще не готова уйти, – возразила Тео. Она улыбнулась Джеффри, но краем глаза увидела лицо Джеймса; у него был такой вид, словно он вот-вот взорвется.

Немного поразмыслив, Тео решила: «Вероятно, для одного вечера я сделала уже достаточно, чтобы привлечь внимание Джеффри». У нее создалось впечатление, что теперь он будет постоянно искать встречи с ней.

Ощущая себя великодушной, Тео сделала реверанс в направлении Кларибел и противной Алфеи и взяла Джеймса под руку. А тот стремительно зашагал сквозь толпу, наводнившую бальный зал; в эти мгновения он походил на одного из древнегреческих богов в дурном расположении духа.