Прочитайте онлайн Германия. Свой среди своих | 26. Баллада о привычках

Читать книгу Германия. Свой среди своих
2916+2504
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

26. Баллада о привычках

Мы уже неоднократно говорили с вами о том, что «путешественнический» взгляд на страну через призму солнцезащитных очков и пестрых туристических буклетов может очень сильно отличаться от того впечатления, которое вы получите, оставшись в ней хотя бы на пару месяцев.

И дело совершенно не в том, что, пожив в стране относительно длительное время, мы разочаровываемся в том «конфетно-букетном» образе, который так старательно создают для нас представители турагентств, заманивая в тот или иной город. У каждой страны, вне зависимости от ее богатства и благоустроенности, есть две стороны — одна, глянцевая, с демонстрацией самых ярких достопримечательностей и самых эффектных традиций, а другая — повседневная, с обычной жизнью, бытом, трудностями и национальными особенностями, о которых не принято писать в рекламных брошюрах. Это и есть настоящее лицо страны.

Давайте мы с вами поговорим о некоторых немецких привычках. О том, что принято называть менталитетом.

Для начала расскажу вам один очень любопытный случай, удививший даже меня, прожившую в стране не год и не три.

Работала я в описываемый период в одном весьма фешенебельном районе нашего города, где расположены бюро всех мыслимых интернет— и рекламных агентств, консалтинговых фирм, шоу-румы модных и очень модных дизайнерских марок, дорогие рестораны, инсайдерские бары. Плюс марина, в которой паркуются прибывшие со всей Европы частные яхты. Одним словом, бомжи и асоциальные элементы там не водились. Народ в основном в дорогих костюмах или в одежде стиля «Я — арт-директор и хочу, чтобы вы в этом тоже не сомневались».

И зашла я как-то перед работой к соседям-итальянцам испить чашечку горячего бодрящего кофе. В зале было три с половиной человека. Но аккурат за соседним столиком расположились двое молодых мужчин с ноутбуками. Они попивали свой латте и активно обсуждали какие-то рабочие проблемы.

— А вчера на Сингапурской бирже…

— А ты слышал, как акции X упали? Похоже, им конец. А Y-то слился знаешь с кем?..

Нормальный деловой разговор. Господа при костюмах, которые, очевидно, стоят много сотен евро, при стильных галстуках и дорогих часах.

Я спокойно проверяла рабочую почту, не очень вслушиваясь в беседу за соседним столиком, пока до меня не долетели обрывки фразы:

— Слушай, вчера такой понос был! Сутки почти не выходил из туалета. Ты представляешь? Что-то мы там, на этой конференции в отеле Z (следует название ОЧЕНЬ дорогого отеля) сожрали на этом фуршете. А ты как, ничего?

— Да не, я, вроде, нормально. И что, как ты лечишься?

Дальше последовали подробности того, как герой девичьих грез лечил диарею. Проблема учащенной дефекации настолько увлекла молодых людей, что они на время забыли о своих рейтингах и Доу-Джонсах.

Кофе я свой быстренько допила — настроение они мне изрядно испортили — и собралась на работу. Мужчины же, обсудив деликатную тему, как ни в чем не бывало вернулись к своим биржевым рейтингам. Когда я уже стояла у выхода, расслышала последнюю фразу:

— Возьму еще один латте. Хуже уже не будет. В случае чего проведу совещание удаленно, из туалета.

Вообще, у немцев, на мой взгляд, совершенно другое отношение к физиологии. Сколько раз ловила себя на том, как неловко начинаешь себя чувствовать, если вдруг в разговоре какая-нибудь из женщин ничтоже сумняшеся вдруг заявляет:

Дальше следуют описание того, КАК ИМЕННО она себя чувствует, где именно болит и тянет, сопереживающие кивки товарок, советы съесть обезболивающее. Одним словом, small talk как он есть.

Я ничего не имею против физиологии и совершенно не отношу себя к снобам, но мне почему-то всегда казалось, что для поддержания беседы можно найти и другие темы. Понятно, что бывает и больно, и черт его знает, как ходить при этом в такой обтягивающей юбке, и «Лиза, я пройду немножко вперед, а ты посмотри сзади, все ли нормально», но вслух-то зачем?! Можно же и тихонечко, на ушко подружке.

Но это мне так кажется. А немцы воспитаны совершенно по-другому.

Они не видят ничего зазорного в том, чтобы где-нибудь в курилке обсудить проблемы пищеварения, сложности работы кишечника или тяготы женских «критических дней». Самое интересное, что это совершенно не воспринимается как что-то неприличное. Более того, собеседники обычно активно включаются в разговор и «мучают советами».

Никогда не забуду, как наша бизнес-консультант в день очень важной встречи с представителями банка, посвященной обсуждению кредитов, опоздала минут на двадцать и, влетев в комнату, с порога сообщила:

— Ты представляешь, меня вчера рвало всю ночь! Всю ночь. Думала, помру. Если бы не мой возраст, я бы решила, что беременна.

К моменту нашего разговора мы были еще не так хорошо знакомы и, мягко говоря, на брудершафт не пили. Я удивленно подняла на нее глаза, что дама истолковала по-своему и тут же спросила:

— Что, и у тебя тоже? Наверное, это желудочный грипп. Чем лечиться будем? Но у меня нет расстройства кишечника, только рвота. Думаю, легко отделаюсь.

К счастью, нам все же надо было ехать в банк, что стало поводом для смены темы на более нейтральную.

Бывают ситуации, когда поведение коренных жителей нам, выросшим в совершенно другой среде, кажется настолько странным, что даже сложно на них адекватно реагировать. Это опять же относится к вопросам физиологии, точнее, к тому, как немецкие мужчины и женщины воспринимают чисто физиологические аспекты жизнедеятельности организма. Чтобы вам было понятно, о чем я говорю, приведу еще один пример из жизни.

Представьте себе, пятница. Середина рабочего дня. Автобус — не сказать, чтобы полный. Едет он по страшным закоулкам. Тихие спальные районы. Среди пассажиров — несколько пенсионерок с седенькими, идеально, волосок к волоску, уложенными прическами, две мамаши неопределенного, но точно неарийского происхождения, в колясках у которых сидят толстощекие малыши. У одного из них во рту — розовая сосочка. Другой грызет бублик. Также в наличии имеется несколько клерков, не дотянувших пары километров до дома и справляющих локальный праздник — наступление пятницы — прямо в автобусе. У каждого — по открытой бутылке пива. А на переднем сиденье, прямо за водителем, сидят две девушки лет двадцати — двадцати пяти. Немки, кстати говоря. Ну, может, и нет, но говорят по-немецки совершенно чисто, без акцента.

Я сидела тихонечко сзади, листала документы. К разговорам особо не прислушивалась. Но автобус-то полупустой, поэтому поневоле все слышно.

Девушки болтали о чем-то несущественном. Чего-то там Пауль сказал Штефани, а она ему позвонила, а он в этот момент был с Моникой… В общем, женские разговоры. Вдруг одна из них начала заметно ерзать. Туда-сюда. Туда-сюда. Вот просто натуральная принцесса на горошине, то есть на сиденье. Подружка ее напряженно наблюдала какое-то время, продолжая нести всякую чепуху, а потом все же поинтересовалась, что случилось.

— Похоже, у меня начались… месячные! (Простите, читатели мужского пола, но лучше, как говорится, горькая правда.) Вот черт! У меня же с собой ничего нет!

— Так давай выйдем сейчас. Магазины же открыты. У меня, к сожалению, тоже ничего нет. Но мы сразу забежим в магазин, и все будет нормально, — совершенно спокойно ответила подружка.

Обсуждение шло в полный голос, причем девушек нисколько не смущал тот факт, что их могут услышать.

— Нет, тогда мы опоздаем на вокзал. И поезд уйдет. А следующий черт знает когда! Не представляю, что делать! На магазин мы время потратим. Пока очередь, то, се, — продолжала убиваться несчастная. — Вот бы попросить у кого-нибудь из женщин… Вдруг у кого есть с собой… А на вокзале забежали бы сразу в туалет (оглядывается)… Да здесь особо и не у кого. Вон только одна девушка (кивок в мою сторону). Может, у нее есть? И вон еще две женщины.

Народ навострил уши. В этот момент автобус подъехал к остановке. Две мамашки со своими детьми вышли, а вместо них вошли три старика. Выборка не самая репрезентативная. Из дам, скажем так, адекватного возраста — только я. Бедолага продолжала ерзать.

Поняв, что сейчас ко мне подойдут, я начала рыться в сумочке. Но для этого пришлось сначала собрать все разложенные по двум сиденьям бумаги. Одним словом, манипуляции заняли какое-то количество секунд. Тем не менее я нашла искомый предмет. И уже собралась выудить его из сумки, как…

Один из мужчин-клерков, поставив бутылку с пивом на сиденье, полез в свою рабочую сумку, мгновенно вытащил оттуда… тампон, подбежал к девушке и, залившись маковым цветом от кончиков белесых коротко стриженных волос до самого подбородка, пробормотал:

— Возьмите, пожалуйста! У меня подруга тоже. Так бывает… Здесь сейчас через остановку ресторан будет… Это еще минут семь. Там туалет сразу у входа… Извините.

Рысцой возвратился к своему сиденью, схватил бутылку пива, сделал судорожный глоток, и в тот момент, когда автобус притормозил, опрометью выскочил наружу, даже не прощаясь со своими коллегами-приятелями, ошарашенными точно так же, как и все остальные пассажиры. Девушки быстро-быстро выбежали вслед за ним. Не на той остановке, где ресторан, но это неважно. Туалет они где-нибудь наверняка нашли.

Уже собираясь выходить на нужной мне остановке, я услышала за спиной надтреснутые голоса пенсионерок, осуждавших разнузданность современных нравов, и параллельно — беседу тех самых молодых мужчин, друг которых повел себя очень… по-мужски. Я серьезно, именно по-мужски. Без ложной скромности и ложной же, идиотской стыдливости. Это мужчины так говорили. Молодец он. Не постеснялся.

Вот вам разница менталитетов. Даже если чисто теоретически представить себе нашего мужчину, у которого в портфеле «завалялся» весьма нужный и важный в определенный периоды времени дамский предмет, то я очень сильно сомневаюсь, что ему бы пришло в голову помочь женщине в этой щекотливой ситуации. Уж очень это, опять же исходя из нашего менталитета, интимно. А у немцев совершенно нет барьеров в этом отношении. Они отсутствуют напрочь. Случилась такая неприятность, а ты можешь помочь? Так помоги! Выходцев из СНГ это шокирует. Однако в определенных областях немцы совершенно закрыты. Просто застегнуты на все пуговицы.

Еще одна любопытная особенность немецкого менталитета, больше относящаяся, правда, к трудовой жизни — узкопрофильность. Не нужно понимать этот термин буквально. Это не ограниченность, а именно строгая ориентация на ту сферу деятельности, которой человек занимается, и порой совершенное отсутствие интереса ко всему остальному.

Собирая материал для создания маркетингового отчета, я внимательно изучала всю доступную в Интернете информацию по интересующему меня поводу и была сильно удивлена тем, насколько все же в Германии развита узкая специализация. Причем во всем. Наткнулась на туристическое агентство, занимающееся исключительно организацией туров на оперный фестиваль в Вероне. Только туда и только на оперу. Подобное мероприятие (пусть достаточно известное, знаковое в мире музыки, но все же) проходит раз в году, и целая фирма живет за счет того, что отправляет туристов на определенные концерты. Фестиваль длится два месяца и проходит на единственной площадке — Arena di Verona. Значит, рентабельно, если остальные десять месяцев в году весь персонал живет за счет только одного события.

Мне в тот момент такой расклад показался странным. Это все равно, что отправлять театралов… ну, скажем, в московский «Ленком». Открыть фирму, занимающуюся исключительно обеспечением билетов в один конкретный театр одного конкретного города. Или, допустим, устраивать туры по Садовому кольцу. Туда-сюда… Туда-сюда…

Тема заинтересовала, и я поползла по ниточкам паутинки дальше. Оказалось, есть агентства, специализирующиеся исключительно на организации путешествий для любителей гольфа, тенниса или танцев. По вашему желанию подберут нужную площадку и нужного тренера в любой части света, подготовят развлекательную программу и организуют все «от и до». Не знаю, как в остальной Европе, но в Германии уровень специализации порой вызывает неподдельное удивление.

Если это мастер по ремонту чего-то, то он отвечает исключительно за двадцать пятый винтик в четвертом ряду справа. Хотите узнать, что произошло с двадцать седьмым винтиком? Пожалуйте к коллеге! Хотите узнать, что происходит в другом ряду? Этим уже занимается другой отдел.

Такая «расстановка сил» не говорит о том, что у немцев отсутствует общий кругозор. Но человек, который занимается химией, может не иметь никакого понятия о том, кто такой Гейне. Просто потому, что ему это совершенно не нужно для выполнения его профессиональных обязанностей. Вот свою работу, свои колбы и пробирки он знает назубок, а от всего лишнего — увольте!

Такие особенности нужно обязательно знать, чтобы случайно не попасть впросак самому и не обидеть ненароком человека, который совершенно не хуже и не глупее вас. Просто другой.

Давайте остановимся на некоторых особенностях немецкого менталитета, зная которые вы сможете чувствовать себя среди немецких друзей и коллег если не в своей тарелке, то по меньшей мере комфортно.

Вопросы по существу

• Про физиологию, наверное, уже все понятно. Речь идет о том, что темы, касающиеся работы пищеварительного тракта и гендерных особенностей жизнедеятельности женского организма (беременность, роды, «критические дни» и прочее), не являются запретными. С одной стороны, об этом говорят совершенно в открытую, не стесняясь и не напрягаясь ни на минуту. С другой стороны, с вами никогда не будут обсуждать какие-то серьезные заболевания. О проблемах с сердцем и легкими, с печенью и почками говорить не принято, а вот о пищевом отравлении со всеми сопутствующими — пожалуйста!

• Любопытно, что отношение к психологическим проблемам в Германии тоже отличается от того, к которому мы привыкли в России. Человек может совершенно не стесняясь рассказать вам при первом же знакомстве о том, что у него была тяжелая депрессия и он в течение длительного времени посещал психиатра. В Германии нет такого культа психиатрии и психоанализа, как в США, где не иметь личного психоаналитика чуть ли не неприлично, но к посещению психиатра относятся как к чему-то само собой разумеющемуся. Если болит нога, то мы идем к ортопеду, если душа — то к психиатру. Это нормально! Более того, заметив, что у сотрудника существуют некие проблемы психологического характера, умный и чуткий начальник может лично порекомендовать подчиненному посетить «того самого доктора». Это не зазорно и не стыдно.

• Взаимоотношения между врачами и пациентами в Германии тоже коренным образом отличаются от тех, к которым мы привыкли на родине. Прежде всего, в Германии от пациента ничего не скрывается. Никто не будет морочить голову раковому больному тем, что у него — безобидное заболевание, которое обязательно вылечат. Если пациенту осталось жить шесть месяцев, то первым об этом узнает он сам, а уж потом — его родственники. Разумеется, это не касается детей. В таком случае вся коммуникация происходит через родителей. Что касается взрослых, то с ними никто особо не церемонится. Пациенту жестко и откровенно рассказывают, что его ждет, каков прогноз, какие перспективы. Длительные беседы «по душам» не приняты. Врачи ведут себя максимально дистанцированно. Профессионально выполняют свои обязанности и этим ограничиваются. Именно поэтому многие выходцы из бывшего СССР жалуются на «бездушную» немецкую медицину. Мол, ни поговорить с доктором «по душам», ни обсудить внуков и правнуков. Попадая в немецкие клиники, нужно быть готовым к тому, что для вас сделают все возможное — все, что касается профессиональной медицинской помощи, но для разговора «по душам» времени не найдется. Для этого как раз и существуют психотерапевты.

В разговорах между собой немцы совершенно не смущаются того факта, что посещают специалистов-психотерапевтов. Вы никогда не услышите от немца фразу: «Я не пойду к психиатру! Что я — псих, что ли?»

• Наверное, вы не в курсе, но немцы обожают проходить всевозможные «терапии». Если в семье существуют разногласия, то пара, посовещавшись, записывается на прием к специалисту, занимающемуся «семейной терапией». Если человек одинок и нуждается в поддержке, если у него проблемы во взаимоотношениях с окружающими, то ему предложат специалиста, который, проведя терапию, сможет установить, что же мешает пациенту сохранять нормальные отношения с близкими, что не позволяет ему вживаться в коллектив, одним словом, где происходит «пробуксовка». Существуют арт-терапии и йога-терапии, терапии для семейных пар и сингл-терапии.

• В немецком обществе есть ряд совершенно табуированных тем, о которых не принято говорить никогда и ни при каких обстоятельствах. К их числу относится прежде всего тема заработной платы и доходов в целом. Нет ничего более неприличного, чтобы спросить коллегу или приятеля о том, сколько он зарабатывает. Разумеется, все зависит от степени близости взаимоотношений. Если ваш давний друг сам захочет рассказать о величине рождественского бонуса — замечательно. Но спрашивать самому… Нет, нет и еще раз нет.

• То же самое касается темы налогообложения. Среднестатистический немец очень законопослушен и с молоком матери впитал истину о том, что налоги платить НАДО. И это не обсуждается. Другое дело, что существует возможность вернуть часть выплаченных финансовых средств. В Германии есть специально обученные профессионалы — Steuerberater — налоговые консультанты, задача которых — сделать все возможное, чтобы после подачи вами ежегодной налоговой декларации максимальное количество денег вернулось назад.

Это очень высокооплачиваемые специалисты, пользующиеся огромным уважением. Так вот, сами по себе немцы никогда и не при каких обстоятельствах не будут обсуждать с вами количество выплаченных налогов и ту сумму, которую удалось вернуть назад. Это еще одна табуированная тема. О проблемах с кишечником — пожалуйста, о налогах — ни-ни!

• Общаясь с немецкими знакомыми, коллегами и друзьями, не удивляйтесь, что порой они не знают совершенно очевидных вещей, которые, согласно нашему воспитанию, обязан знать каждый культурный человек. Немцы так не считают. Они могут без тени смущения сказать, что понятия не имеют о том, кто такой Ремарк или Бетховен. Для работы им это не нужно. А вне работы у них другие интересы. Это не говорит об ограниченности. Скорее, о совершенно другом подходе к образованию.

• Помните, что настоящие немцы никогда не пойдут наперекор закону. И вам не дадут. Видя некое правонарушение, законопослушный немецкий гражданин никогда и ни при каких обстоятельствах не будет вас покрывать. Мы назвали бы это стукачеством. Немцы называют это любовью к порядку и уважением к закону. Если в доме после одиннадцати вечера нельзя шуметь, то будьте уверены, что в половине двенадцатого на вас поступит сигнал. Если вы совершили аварию и сбежали с места преступления, то не сомневайтесь, что какой-нибудь бдительный гражданин уже записал номер вашей машины и информировал полицию. Нам кажется это странным и отчасти диким. Немцы считают такое поведение в порядке вещей.

• Немцы достаточно закрыты. Приглашать домой на чаепитие не принято. Точно так же не принято устраивать дома дни рождения и юбилеи. Для этого есть рестораны и кнайпы. Приходить в кому-то в гости без приглашения тоже считается дурным тоном. Вариант «соседка Штеффи забежала в январе за солью и осталась в гостях до Пасхи» в немецком исполнении не работает.

В целом немцы стараются очень тщательно оберегать свою частную сферу и не рассказывать каждому встречному детали личной жизни. Соответственно, и сами никогда ничего не выпытывают. Если кто-то лично изъявляет желание поделиться некими приватными подробностями, они благосклонно выслушают. Но наводящие вопросы вряд ли последуют.

• Немцы — страстные путешественники. Наверное, ни одна европейская нация не тратит столько денег на перемещения по миру. Если в силу ряда обстоятельств дальние путешествия недоступны, то немцы с радостью едут в сопредельные страны — Голландию, Бельгию, Францию. Лишь бы вырваться из дома. Если вы уверены, что общаетесь с достаточно состоятельным человеком, который может себе позволить дальние странствия, и хотите сделать ему приятное, поинтересуйтесь, где он провел свой последний отпуск.

Вам с радостью покажут фотографии, поделятся деталями и особенностями путешествия, расскажут и продемонстрируют все что можно. Путешествия и отпуск — это та самая нейтральная тема, которую всегда можно использовать в разговоре с немецкими знакомыми. С одной стороны, это не интимная тема, а с другой — вы показываете свою заинтересованность собеседником.

• В целом же немцы очень дружелюбная, обходительная, хотя и несколько закрытая нация. Стопроцентные европейцы со всеми вытекающими… В них отсутствуют французский снобизм и английская чопорность, итальянская разухабистость и скандинавское хладнокровие. Они просто предельно вежливы, милы и дистанцированны. Душа нараспашку — это не про бюргеров. И если знать некоторые тонкости немецкого характера, то можно совершенно уверенно чувствовать себя в этой стране. Чувствовать себя как дома.