Прочитайте онлайн Германия. Свой среди своих | 25. Любовь к порядку. Процент «правдивости»

Читать книгу Германия. Свой среди своих
2916+2521
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

25. Любовь к порядку. Процент «правдивости»

Как бы ни было приятно проводить время в праздничных хлопотах, рано или поздно наступают самые обычные будни. И именно в повседневной, рабочей обстановке проще всего увидеть те особенности и тонкости характера, которые, собственно, и отличают одну нацию от другой. О чем, как мы с вами уже говорили, обычно вспоминают первым делом, когда речь заходит о немцах? Правильно! О том, что они невероятно пунктуальны, о том, что они привыкли к идеальной точности в выполнении любой, даже самой пустяковой задачи, и о том, что они предпочитают жить «строем». Давайте попробуем вместе разобраться в том, что здесь — правда, а что — досужий вымысел. Итак…

При упоминании слова «порядок» на ум прежде всего снова приходит немецкая полиция. В предыдущих главах я уже рассказывала о том, что офицеры полиции в Германии — это прежде всего помощники в повседневных проблемах. К ним обращаются по любому поводу, что бы ни случилось.

Методы, которыми местные органы охраны порядка приучают граждан быть бдительными, действительно отличаются от тех, к которым мы привыкли у себя на родине. Недавно я была буквально шокирована уроком, который преподали мне два самых обычных офицера немецкой полиции.

Вы только представьте… Шла по центральному вокзалу. Никого не трогала — ворон считала. Вдруг увидела боковым зрением чью-то руку, и, не успев сообразить, что происходит, поняла, что моя сумка висит на плече. Да вот незадача — не на моем! Передо мной остановились два немецких офицера полиции, которым я как раз — по грудь, и на мощном мускулистом бицепсе одного из блюстителей порядка весело болталась моя сумочка.

Первая мысль была крамольной. Сексуальная разнузданность докатилась уже до самых серьезных представителей власти. Вот уже и в полиции дамскими аксессуарами не брезгуют. Вторую мысль я додумать не успела.

— Вы видите, как быстро можно лишиться своей собственности? Вы даже и не заметили, так ведь?

— Так, — стушевалась я.

— Держите вашу сумку. И впредь будьте внимательны. А лучше вешайте ее «наискосок», чтобы сорвать было невозможно.

И, жизнерадостно улыбнувшись, офицеры гордо удалились.

Вот такая вот наглядная пропаганда необходимости быть внимательными и осторожными. Подобный урок, безусловно, запоминается значительно лучше бесконечных объявлений о том, что не нужно оставлять свои вещи без присмотра…

Еще один случай, который я запомнила надолго, показателен в плане так называемого гражданского самосознания. Как-то в поезде читала я библиотечную книгу. Читала и подчеркивала необходимые мне абзацы шариковой ручкой. Каюсь, грешна. И согласна, что с точки зрения тех, кто возьмет эту книгу в руки после меня, поведение сие просто возмутительно. Но, с другой стороны, кто из нас хоть раз в жизни этого не делал?

И вот женщина, сидящая напротив, достаточно длительное время наблюдала за мной, а потом все же не выдержала и сделала мне замечание. Да не просто замечание. Она потребовала немедленно прекратить порчу государственного имущества. Вот просто немедленно. Если у меня нет с собой карандаша, она готова предложить мне свой собственный. Но если я не прекращу уродовать книгу, она вынуждена будет обратиться к контролеру и сотрудникам службы безопасности, сопровождающим поезд, чтобы те, в свою очередь, сообщили в полицию. И при таком положении дел меня ждет неминуемый штраф. Так что лучше бы мне прекратить злодеяние сию же минуту. Замечу, речь шла не о нанесении тяжких телесных повреждений, не о драке в общественном месте, не об оскорблении нравственности, а всего лишь о книге.

Естественно, я тут же извинилась, клятвенно пообещала никогда больше не вести себя столь гнусным образом и убрала злосчастную книгу восвояси. Но тот случай запомнила. Ибо в этом — суть немецкой нации. Они совершенно искренне чтут порядок, относятся к нему как к чему-то святому и весьма активно реагируют на малейшее нарушение. Именно поэтому в стране относительно невысокий уровень преступности.

Ну и коль уж мы говорим о немецкой любви к порядку, то не могу не рассказать еще об одном любопытном инциденте, свидетелями которого мы с мужем стали в нашем местном аэропорту.

Что такое аэропорт в сезон отпусков, знают все. Что-то среднее между муравейником и «Последним днем Помпеи». Толпы снующих туда-сюда отдыхающих, разгоряченных неумолимо приближающимся морем-пляжем-коктейль-баром, щедро разбавленные футбольными болельщиками всех мастей с флагами и свистульками, шумными студентами и издерганными молодыми родителями с оравой малолетних кричащих отпрысков. Кто-то несется к стойке регистрации в надежде, что самолет все еще на взлетной полосе, а не где-то над Атлантикой, кто-то судорожно прощается со словами «Ты только сразу позвони!», кто-то рыдает, кто-то набирается пивом еще на земле, чтоб уже наверняка…

Тут и папа появился на горизонте — белый, как полотно, с трясущимися руками. Увидев, что ребенок с визгом кинулся ему на шею, сотрудники проверили у папы документы, уточнили еще раз имя малыша (благо, ребенок и сам его назвал), успокоили как могли («Со всяким случается!») и отпустили. Подозреваю, что девушка увидела ребенка практически сразу после того, как он отошел от родителей, и просто наблюдала, куда идет малыш.

Их, сотрудников службы безопасности, вроде бы, и не видно на первый взгляд. Если специально не присматриваться, то в жизни не заметишь людей, отвечающих за то, чтобы нормальная рабочая обстановка не превратилась в хаос. Они не сидят за стойками регистрации, а постоянно находятся в движении, зорко наблюдая за тем, что и как происходит в наполненных людьми, до блеска вымытых, сверкающих залах аэропортов. Они периодически заходят в туалеты, пеленальные комнаты и прочие помещения. И если что-то случается — а случиться, естественно, может все что угодно, они как из-под земли вырастают.

Особо следует, наверное, упомянуть поразительное отношение немцев к пожилым людям, готовность помочь в ситуациях, когда старый человек потерял какую-то важную вещь или потерялся сам.

Не так давно моя свекровь, которой глубоко за восемьдесят, поехала на электричке в город по своим свекровьим делам. Дама она, несмотря на более чем элегантный возраст, весьма активная, подвижная и коммуникабельная. Хлебом не корми — дай с кем-нибудь потрепаться. Уж с кем она там разговаривала и на каком языке — осталось тайной. Но в какой-то момент открыла сумочку, чтобы достать листочек и что-то записать. А сверху в сумочке лежал кошелек. Вот его-то наша бабушка и выложила аккуратно на сидение рядом, которое пустовало. И продолжила светскую беседу.

Подъехав к своей остановке, дама подхватила сумку и грациозно выпорхнула из вагона со всей почти восьмидесятипятилетней прытью. И уже когда двери поезда закрылись, сообразила, что кошелек остался один скучать на сиденье. Вместе с ним разделили участь все страховые и банковские карточки в количестве трех штук, пенсионное удостоверение, больничный рецепт и некая сумма денег. Не критичная, но все же.

Ребята за стойкой вполне логично решили, что делать что-то надо, вот только понять бы, что?! Кто пропал-то? И где? А вы вообще кто? И куда путь держите?

На вопросе «Есть ли родственники за границей» моя «мама-в-законе» наконец уловила, что почем, и выдала, что-де да, есть сын. Потом беседа снова застопорилась. В ход пошли мимика, жесты, театр теней — все знакомые обеим сторонам средства невербальной коммуникации. Позвонить нам и попросить о помощи она догадалась, уже выйдя на улицу.

Итак, позвонила и сообщила о приключившемся несчастье. Потом мы обзванивали все страховые компании и банки с просьбой заблокировать карточки.

Стоило нам проделать все эти нехитрые манипуляции, как героиня снова появилась на горизонте и объявила, что едет в соседний городок. Но не то чтоб погулять и проветриться, а прямо-таки забрать свой кошелек!

Оказалось, что сотрудники железнодорожной службы безопасности не растерялись и вычленили из потока сознания нашей перепуганной и расстроенной бабушки две фразы — «Пропали деньги» и «Остались в поезде». Выяснили, на каком именно поезде она ехала, связались с бригадой локомотива и сообщили о ЧП. В результате кошелек был доставлен в лучшем виде в конечный пункт назначения поезда.

Приехав туда, наша мадам прошла процедуру опознания — сотрудник службы безопасности предъявил ей все имеющиеся в наличии карточки и денежки. Заставил открыть все отделения и подтвердить, что все в целости и сохранности. Убедившись, что все о’кей, поблагодарил, взял под козырек и был таков. Еще проводил до поезда в обратную сторону и убедился, что граница на замке. В смысле, кошелек в надежном кармане надежной сумки, которая висит на надежном плече нашей надежной бабули.

Вы догадываетесь, что было дальше? Дальше мы снова звонили во все банки и страховые компании с просьбой разблокировать карточки. Нет необходимости объяснять, что сотрудники этих организаций были нам несказанно благодарны, ибо отсутствие работы даже в период тяжелых экономических кризисов им не грозит. До тех пор, пока будут существовать бабушки, которые оставляют ценные вещи в вагоне поезда, и служащие железной дороги, занимающиеся отловом «потеряшек».

О том, куда же обращаться, если вы оставили в транспорте ценные вещи, мы с вами поговорим чуть ниже.

Вопросы по существу

• Порядок для немцев — это прежде всего свод официально прописанных правил. Правила существуют в виде кодексов, письменных инструкций, протоколов и прочих официальных документов. Общаясь с немцами, нужно быть готовым к тому, что в любом, даже самом незначительном споре вам обязательно назовут номера параграфов, статей и резолюций, согласно которым поступать следует так, а не иначе. Аргументация на уровне «Так правильно!» в данном случае не работает. На любое действие, особенно если оно противоправное, существует письменное разрешение или запрещение. Такова уж она, немецкая натура.

• Именно благодаря своей законопослушности жители Германии приучены реагировать на любое противоправное действие. Реакция обычно заключается в незамедлительном звонке в полицию. Причем тяжесть правонарушения порой совершенно не соответствует тем действиям, которые совершают приученные к порядку местные жители. То, что «наш» человек расценил бы как стукачество, в переводе на немецкий будет означать всего лишь бдительность. Если в вашем присутствии подростки разрисовывают стены непотребными надписями, то можно быть уверенным процентов на семьдесят, что очень скоро в этом районе появится полицейский наряд. Что уж говорить о более тяжелых правонарушениях… Правда, следует оговориться, что это правило распространяется на районы, где преобладает коренное население. В иммигрантских кварталах ситуация несколько иная.

• Если вы случайно забыли в транспорте ценные вещи или документы, не стоит паниковать. Вы не одиноки. Ежедневно пассажиры оставляют на сиденьях и под ними, на полках и на скамейках десятки портфелей, книг, телефонов и даже чемоданов — в общей сложности 250 000 штук в год. Все эти вещи должны быть каким-то образом учтены, отсортированы и по возможности возвращены владельцам. Для этого существует централизованная служба, называемая Fundbüro (Бюро забытых вещей).

На странице  существует функция Fundservice (поиск забытых вещей). Можно сразу же позвонить по единому телефону 0900 1 99 05 99 и заявить о пропаже, а на сайте немецкой железной дороги — заполнить специальную форму. Она попадет в центральный компьютер вышеозначенной службы, и пропажу постараются опознать и вернуть владельцу. Если же вы спохватились о забытой вещи достаточно рано — например, только-только выйдя из поезда, следует прямо на вокзале подойти к DB Service Point — пункту помощи пассажирам (они есть на всех крупных вокзалах. Если вы вышли на небольшой станции, то есть два варианта — доехать до центрального вокзала данного населенного пункта или поспешить домой, чтобы попробовать найти вещь через сайт в Интернете).

Сотрудники этой сервисной службы выдадут вам специальный документ Nachforschungsantrag — заявление о необходимости поиска утерянной вещи. С момента его заполнения и начинается собственно поиск. Насколько мне известно, большинство забытых вещей все же находят своих владельцев. Что делать, если вы забыли сумку в Гамбурге, а спохватились в Берлине? Ничего страшного. Deutsche Bahn готов будет переслать вам забытую вещь за небольшую сумму, покрывающую почтовые расходы плюс взнос за обработку заказа.

Если же вы забыли вещи в автобусе или трамвае, то следует обращаться в бюро забытых вещей вашего города, адрес которого всегда есть на городском интернет-сайте.

• Порядок подразумевает под собой и такое понятие, как «пунктуальность». На деле это означает, что если в расписании автобуса на остановке указано, что транспорт должен подойти в 10.22, то в 10.28 представители коренного населения начнут тихонько роптать, а в 10.32 — возмущаться уже в голос. Это совершенно не говорит о том, что немецкие автобусы и поезда никогда не опаздывают. Опаздывает, разумеется, еще как. Человеческий фактор никто не отменял. Но это, скажем так, происходит все же нечасто.

• Пунктуальность для немцев означает прежде всего соблюдение сроков. Речь идет не только об устных договоренностях — времени встречи, к примеру, но и о своевременном получении письменных документов. Поэтому, если при работе с немецкими партнерами вы договорились о том, что необходимый документ будет выслан им по электронной почте в понедельник, будьте готовы к тому, что уже во вторник утром вам напомнят о несоблюдении сроков.

• То же самое относится и к правилам поведения в общественных местах. Если вы находитесь в каком-либо официальном учреждении, то обратите внимание на то, что все немцы терпеливо стоят в очереди и ожидают, когда у сотрудника будет время с ними пообщаться. Никто не скандалит, не пытается пролезть вперед, не ищет обходных путей. Другое дело, если, по мнению бюргеров, их права нарушают. Вот тут они будут непреклонны.

• Еще один любопытный момент — неформальное общение. Одним из наиболее часто употребляемых слов немецкого языка является слово Termin. Termin — это договоренность о встрече. По термину приходят к врачу и к парикмахеру, что естественно, но по термину приходят и в гости! Спонтанность не относится к отличительным качествам этой нации. О встречах с друзьями обычно договариваются задолго до назначенного дня. Более того, если это не приглашение в гости на юбилей, день рождения или какой-то еще семейный праздник, а просто дружеская встреча, то вполне может произойти следующее — вам четко и в открытую скажут, что именно вы должны принести к общему столу и/или попросят «скинуться». Суммы обычно невелики, но уклонение от уплаты может обидеть ваших приятелей. Это не жадность, а обычай.