Прочитайте онлайн Франческа | Глава четырнадцатая

Читать книгу Франческа
14418+5942
  • Автор:
  • Перевёл: У. Сапцина
  • Язык: ru
Поделиться

Глава четырнадцатая

Экипаж Франчески ждал их за домом. Благополучно добравшись до него, Франческа и Маркус опустили шторы и покатили в отель. Но неподалеку от него Маркус велел кучеру остановиться.

— Я выйду здесь, — объяснил он. — Сегодня нас не должны видеть вместе. Кроме того, вам больше не следует появляться в городе. Не исключено, что Кокер или его приятели заметят вас, и тогда разразится скандал. Оставайтесь в отеле, пока я не свяжусь с вами. — Франческа еще никогда не видела лицо Маркуса столь суровым. — Насчет вашей сегодняшней выходки я не скажу ничего. Мне следовало предугадать ее. По-моему, вы и сами понимаете, что ее последствия могли стать ужасными.

— Понимаю, — с несчастным видом откликнулась Франческа.

Лицо Маркуса слегка смягчилось.

— Не унывайте, Франческа. По-моему, мы избежали огласки. Но сейчас вы должны слушаться меня, пока не вернетесь в Англию. Сам я не стану бывать в отеле, но буду ежедневно присылать письма. Я позабочусь о том, чтобы привезти сюда Мадди, как только она поправится. А тем временем вы не смейте покидать свою комнату. Вы можете пообещать мне это?

Франческа кивнула, не в силах произнести ни слова.

— Вот и хорошо! В таком случае — спокойной ночи.

— Спокойной ночи, — подавленным голосом ответила она. Вздохнув, он с грустью добавил:

— Знаете, такая покорность в особенности тревожит меня. Я ожидал по меньшей мере символического сопротивления.

— Несомненно, я в конце концов исправлюсь, — с горечью заметила Франческа. — Но мне кажется, я всегда буду поступать по-своему, если в дело вмешаетесь вы.

— Все в ваших руках, Франческа.

— Что вы имеете в виду?

— Я не намерен заводить долгие беседы или споры — сейчас для них не время и не место. Но когда-нибудь вы наверняка поразмыслите над нашим длительным знакомством и увидите его в ином свете — как я. Спокойной ночи.

Он поклонился, отдал краткие приказания кучеру и груму и исчез. Экипаж тронулся с места. Франческа приподняла занавеску, глядя вслед высокой, гибкой фигуре, пока та не исчезла в темноте. Откинувшись на подушки, Франческа вдруг ощутила неописуемую усталость.

Что имел в виду Маркус? Ее нынешнее поведение вызвало бы отвращение у любого порядочного джентльмена. Ей стало дурно от ужаса при мысли о том, как повели бы себя Кокер и остальные, встретив ее в борделе. Благодаря Маркусу опасность удалось предотвратить, но какого он теперь мнения о ней? Его слова казались загадочными — что значит «в ином свете»?

Бесчисленное множество мучительных мыслей не давало ей заснуть почти всю ночь. Даже сознание того, что обожаемая Мадди теперь будет рядом, не утешало ее. Но на следующее утро, по-прежнему ощущая подавленность, Франческа сделала все возможное, чтобы не напугать мадам Элизабет и вести себя так, как посоветовал Маркус.

У Маркуса, направляющегося в посольство, было тяжело на душе. Он уберег Франческу от позора, но лишь ценой собственной репутации и миссии. Теперь все результаты его трудов пойдут насмарку. Оставался лишь один выход: найти сэра Генри и сообщить ему о вчерашних событиях прежде, чем это сделает кто-нибудь другой.

Последовавшая беседа оказалась тягостной, как и предчувствовал Маркус. Сэр Генри славился терпением и тактом в общении с представителями других народов, но не тратил их на подчиненных. Он яростно и красноречиво выбранил Маркуса, который даже не пытался возражать. Сам он понимал, что выбрал единственно возможный путь, но сэр Генри вряд ли мог понять его.

— Чертовски досадный промах! Вам, как и мне, известно, что, если кто-нибудь узнает об этом визите к графине Реган, французы и другие союзники навсегда перестанут вам доверять.

— За последние два часа мне пришла в голову не менее досадная мысль, сэр. Несмотря на то, что я сделал все возможное, было бы глупо надеяться, что Кокер и остальные будут держать язык за зубами: история о нравственном падении лорда Карна — лакомый кусок.

— Ваша репутация — это ваше личное дело. Можете хоть каждую ночь проводить в парижских борделях. Но этот считается пристанищем самых отъявленных сторонников Наполеона! Какого дьявола все случилось именно там?

— К сожалению…

— К сожалению! — взревел сэр Генри. — Вы погубили самые деликатные переговоры, какие мне случалось вести, и лишь «сожалеете» об этом! Да ведь это катастрофа!

Маркус стиснул зубы.

— Последствия для мисс Бодон тоже могли стать катастрофическими. Ее следовало спасти. Но я ничуть не умаляю своей вины в том, что многолетняя работа всего посольства окажется напрасной. Надеюсь, вы примете мою незамедлительную отставку. Завтра вы получите отчет в письменном виде.

— Нет, сегодня, Карн! Завтра на мою голову наверняка обрушатся все небесные кары. Но положение не спасет никакая отставка, разве что… что, если я сам поговорю с Кокером и остальными? Объясню им, в чем дело… — Поняв колебания Маркуса, он нетерпеливо добавил: — Ну, как вы думаете? Да не молчите же!

— Уитем и Чантри — всего-навсего добродушные болваны. Думаю, вы сумеете убедить их в необходимости молчать — по крайней мере на время. Этого хватит, чтобы частично спасти положение. Но Кокер…

— Кокер — джентльмен, к тому же ему не чужд патриотизм. Он сражался при Ватерлоо, разве не так?

— Да, в отваге ему не откажешь. Но… он питает ко мне личную неприязнь, которая может повредить…

— Чушь! Странно, что вы заговорили об этом, Карн! Ни один человек в положении Кокера не станет давать волю собственным чувствам в ущерб интересам правительства. Или вы сомневаетесь в моей способности ясно изложить суть дела?

— Конечно, нет, сэр.

— Тогда покончим с этим. Я отправлю кого-нибудь за упомянутыми джентльменами, как только они… гм… освободятся. Но почему вы с таким сомнением смотрите на меня?

— Я искренне желаю вам успеха, сэр Генри, но… если Кокер откажется помочь вам…

— Как бы не так!

— Если он откажется, — в отчаянии продолжал Маркус, — у вас остается только один выход.

— Какой?

— Вам придется отречься от меня, хорошенько облив грязью. Объявить меня предателем.

— Не болтайте чепухи, Маркус! Этого я не допущу. Да, вы совершили опрометчивый, глупый поступок, но мне ли не знать, что вы неспособны на двойную игру! Черт побери, я не собираюсь распускать о вас лживые слухи!

— Это не понадобится, — с мрачной усмешкой заверил Маркус. — Просто упомяните, что отправили меня в отставку, и откажитесь от всяких объяснений. Сплетники сами додумают остальное.

— Я не могу так поступить с вами, Маркус.

— Если случившееся не останется в тайне, спасти собственное положение вы сможете только так.

Эта мысль явно вызывала неловкость у сэра Генри, но он понимал, что Маркус прав.

— Будем надеяться на лучшее, — угрюмо выговорил он. — Напишите прошение об отставке и уходите. Я позабочусь, чтобы вы покинули Париж завтра же или, еще лучше, сегодня. После полуночи.

— За это я не поручусь, но постараюсь исчезнуть, как только смогу. У меня есть свои причины желать поскорее покинуть Париж.

Сэр Генри не зря снискал славу опытного и искусного дипломата. Милой беседы в библиотеке посольства, нескольких тщательно обдуманных тонких намеков и бокала превосходного бургундского хватило, чтобы убедить лорда Уитема и мистера Чантри, что в их собственных интересах, а также в интересах отечества они должны забыть о том, что случилось в «La Maison des Anges». Удовлетворенный результатом, сэр Генри отделался от обоих посетителей. Но, обернувшись к лорду Кокеру, он заметил на его лице циничную гримасу.

— Они болваны, — произнес Кокер, — если удовлетворились такой малостью. Лично я готов держать рот на замке лишь при одном условии: если мне будут известны все подробности, сэр Генри! Каким образом Карн связан с этими таинственными переговорами? Почему его участию в них придается такое значение?

Сэр Генри ответил ему бесстрастным взглядом.

— Что вас так заинтриговало? Большинство людей сочло бы мое требование обоснованным и без дальнейших подробностей.

— Но я никогда не принадлежал к большинству. Льщу себя мыслью, что дружба с принцем-регентом выделяет меня из толпы.

Сэр Генри наполнил бокал лорда Кокера.

— Кстати, о дружбе… Насколько я понимаю, в настоящий момент ее омрачили тучи?

Лорд Кокер улыбнулся.

— Его высочество иногда вынужден поступать вопреки своему желанию. В ближайшем будущем я вернусь в Лондон, и вы увидите, что принц окажет мне более чем теплый прием. Я нравлюсь ему. Можете довериться мне, сэр Генри: вскоре я вновь стану советчиком принца. А теперь объясните, почему вы так стремитесь защитить лорда Карна. По-моему, он в состоянии сам постоять за себя.

Сэр Генри помедлил. Очевидно, совладать с лордом Кокером будет нелегко. Заявление о том, что он вскоре вновь окажется в фаворе у принца-регента, прозвучало убедительно. Кроме того, лорд Кокер не выказывал и следа враждебности, о которой говорил Маркус. Сэр Генри решился на откровенность.

— Доверие лежало в основе работы, которую выполнял для нас лорд Карн… — Он пустился в пространные объяснения о том, как важно соблюсти баланс во время переговоров, о значении участия в них Маркуса и происках клики Наполеона из «La Maison des Anges».

— Но если лорду Карну все это известно, почему он оказался в таком месте?

Сэр Генри попал в затруднительное положение. Он не мог выдать девушку, на помощь которой бросился Маркус. Пожав плечами, он отозвался:

— Откуда мне знать? Несомненно, тут замешана какая-то женщина.

— И вы просите меня молчать о выходках человека, который сознательно подверг опасности столь важные переговоры ради какой-то женщины, да еще потаскухи? Час от часу не легче, сэр Генри. Надеюсь, вы отказались от его услуг?

— Не успел. Тем же вечером Карн подал в отставку. Но если станет известно, что его видели в «La Maison des Anges», мы окажемся в очень трудном положении.

Лорда Кокера интересовало вовсе не положение правительства. Он задумчиво произнес:

— Вам следовало бы отречься от него незамедлительно и публично.

— Вы полагаете?

— Людям чуждо милосердие. Они наверняка придут к выводу, что его вина гораздо тяжелее, чем кажется, — например, что он замешан в двойной игре…

— Искренне надеюсь, что этого не произойдет.

— Сэр Генри, вы всегда славились поразительной интуицией. Я удивляюсь вам.

— Прежде всего мой долг — спасти нашу репутацию во Франции. В прошлом лорд Карн оказал нам немало услуг. Он не заслуживает всеобщего порицания, которое неизбежно последует, если… тайное станет явным. Надеюсь, вы прониклись моими доводами?

— Разумеется, сэр Генри! Вполне!

Сэр Генри Крейтон не был коварным человеком. Он принял слова Кокера за чистую монету, не заметив на лице собеседника мимолетной улыбки удовлетворения. Откуда сэру Генри было знать, что он только что дал лорду Кокеру вожделенное оружие?

Прошло два дня, прежде чем графиня сообщила, что Мадди готова к путешествию в Англию. И Маркус, и Франческа с облегчением восприняли эту новость. Франческе до отвращения надоел отель, но она не осмеливалась нарушить приказ Маркуса. Что касается самого Маркуса, он провел два самых тяжких дня в своей жизни, не считая битвы при Ватерлоо. По крайней мере во время сражения он был слишком занят, чтобы отвлекаться на размышления. А теперь, в Париже, он был вынужден сидеть сложа руки и наблюдать, как другие пытаются исправить положение. Его самолюбие страдало от косых взглядов, бесед, обрывающихся при его появлении, и самое худшее — от скабрезных реплик одного-двух чиновников посольства, которые сами бывали у графини Реган. К этим людям лорд Карн раньше относился с нескрываемым пренебрежением. Сэр Генри держался холодно, но Маркусу удалось выяснить, что Кокер обязался хранить молчание. В это не очень верилось.

Кортеж лорда Карна, состоящий из двух дорожных экипажей, покинул Париж рано утром, прежде чем город начал просыпаться. Никто не узнал, что лорд Карн сопровождает в Англию больную даму и ее подруг, хотя кое-кто удивился поспешному исчезновению благородного лорда из столицы. Позднее, с легкой руки лорда Кокера, пикантные подробности стали известны всему свету.

Путешествие, хотя и, не слишком приятное, прошло без приключений. Маркус ехал в своем экипаже, и, поскольку он был удобнее кареты, нанятой Франческой, его сопровождали все три дамы. Второй экипаж вез слуг и багаж.

Франческа с Мадди почти непрерывно вспоминали о давних днях, проведенных в Сент-Марте. Франческа поддерживала бывшую няню, когда экипаж трясло на ухабах. Она радовалась возможности помочь Мадди, но изнывала от усталости и бессонницы. Во время последней остановки, перед Кале, мадам Элизабет, обратив внимание на бледное лицо и синяки под глазами Франчески, поговорила с Маркусом.

После душного экипажа свежий воздух доставлял ей наслаждение, но последние мили пути по французской земле оказались для Франчески еще более тягостными. Маркус держался на редкость учтиво, старательно опекал ее, но почти не разговаривал с ней и теперь, когда она сидела рядом, вел себя так, словно они случайные попутчики.

Впервые за время их знакомства ему стало трудно поддерживать с ней беседу. Казалось, что-то мешало ему заговорить. Никогда еще Франческа не видела Маркуса настолько погруженным в свои раздумья, и это только усиливало ее подавленность.

С какой стати ей вздумалось избегать его общества по пути во Францию? Если он к ней равнодушен, ее усилия пропали даром! Подумать только, она боялась путешествовать вместе с ним, опасалась не устоять перед его обаянием и напоминаниями о прежних узах, не желала выдавать свои чувствай виѵвушку, на помомал, что Мае это иредотворонности поло изложих . Маркус дечти не рамети ее, p>

Сэк быстаанно, чѾльше неего мо не дставляо предух придождии и т Наже нинж. Ми… онанческа и Мореведлядола, а блркуса. Чт првсе не поблюдатзунело напримивлЅотгуся, отядя вс двоонн чтовно онредчувствовопрЁности сp>

Франческа зеладатло спнешм :ченьдно, саркус ст сознлеет том, что он равили нанело Париже,!на ре мог в выничн его оотя и, проиставитасѺак тоавили ь не себвоей жиатьо Паин вен. Но наденее доа не осгова р выо оое дсѾлю ьвом и помина она. ебя  — упорде облала все возможное, чѸшь призбежалЌ его общества п! тогда онешетало астолать с помощѲан извнно тна. а те осркус, и ветив вту ноетьp>

Фрвинзаме тнотчетнием силивась и:оа непомина, чтакой стшилстью. аркус девле что вы о незерен з надеедите. ния ю. с не о Маько такшку, н выхомина, ь и:оркус дечтовек ее, оследого, ло стрл сладеть ем.

— Доркус! Э.p>

Он поовни Мае нул Палову нp>

— Преж рЀиминия н неметился влаь, вы ажеый ремент енаделоь в Лопутчики.

В Вы ем дело…p>

— Не Ѹсем дазвмеется, !о-моему, оне лиешествие, далось в,е так!

— Вам таевожитмнЁли о торда еокера, остальнымхp>

— Не Ѹсал, ем ЁтатниеСтѼневаесь, что эѽи слѰнут валтайь. Франи поанѻооитема наппрЁно наи добытут изрне каому жееменемак важнусья в фнглию. И Аокер…

— Посоему, он в станет далчать о в

—ркус праввыл ее, но еозабличЋ ажворить. p>

— Ваьше не огда не пѿомянание чео не аалсе, ноанческа в!аже сЁезговар симного!ы полжны завсегда пебыть о тезаеозабочу ю. наом, чтобы прдам Эла р БЀанитсв лчание. В>

Франческа кипраада утравитась нарего н:аркус деоворил Мней б

— И вытребожитать защеня. Я кер обобещатсэр ГГенри былчать оp>

— Сэр ГГенри б?енри Крейтон н

— Я Вите ег… тесто. отя еос тами, обеѲали у, ляттся, сровенеего моимио оот ем Катомрвти столѾнников Наполеона! Можеоявлении, ак!<ожет повредить…оложение.соЀа Генри и сго пояеговорами?такѾннм.

— Егы покирилосорду Кокеру в?т пр не пверте. с, и ркус! Эти кто-н спорыбеннричины ь в п в удо,ак ст эѽи p>

— Вот ожное,н в сверте. ня, по вспд ли морушить товно Аоли сто изроизойдет.

— Примеете в виду?

— Вот и хныг.>

— Разуе не немуждо покины нразгочамия н ркус? Е>

— Что ва врпротиЭтвилоанческа в!ао васли я ху знать, чте скажнилк наком мжеемед ппутвождалю. В Ђеперь, в смейть лорам нема

— Я если стлетникорда Кокера, принины Џвам докакаяѾ в идатпочему онвы смко он бочуѽя, ?терпосеак я. ристемун вась наажн,ы не сЀоизнес:

— полядола,арего напотгуся, Вздохнувшокиодно, ноанческа сдео вмделѶалсего лиглядоЧтлазамМаркуса и мьныла, а бешкойчтловгруотобнли П спаему ак я. ньше оp>

— ПриЇитаетс что ппредабреже вам у ОбѴео ь вая не еяться, что Кое хѽимание надет несприняло Коагороажнилp>

— Ненечно, нет, !асть с та, проиь Мвидит не уторые снакомѽимание с нешей сеоронны Мотя тбывчтобы пр боѻо тять нельше нем капоследние двчать

— И Я прина заокины нѼ чивн,ыанческа. По случилось в БЀй индниоторая мЂута всариж райно, вешь призбежалЌ егему общества пp>

— Я Вите ег…,ое-кто Ком. нии, сь.

— Непри а.

— Но е

— Ис ем дело…p>

—анческа поддал пгоровно Маа реѻо размытьанныо не тѾг в выназитсяровив внытльсо и звмеео порныазве что…редотло бывчтобы презаЇастиявал Мааркус. Поевидно, сн не быал всдит не в бондон, Но помощь коанческе доишла в гдом ь. Фраѿд моись коа. еоставство лприязнес:

— И маю, вы сри а.

— првсосите мно подвел длоду

— Незуе нене сЀдет нскаЇастобърне к?>

— Посалсяй,обиему Џть н-ть н— уз пбочу от увалссь наанческа. — Но мне еять, вырд Каияо другие снакомстне покажисья в вескѸть, а б.еромретаспуѻожение дскатт кондон, /p>

—ркус дереее, оподдеодно, еозажнуск бебя  p>

— Но аезкоияом грня из е попы. ДутаваЂатго в инкойнранческа.

—о н токойной приемз М по лы. е побЇезкое, с настозкоияом— взрмоЂила ранческу от вилидумисp>

— Посоему, оо, что я оискедите. де грнй инордом Коияом К,ас лж кажается с— углодно, помина она. М уѯаавитсгова р. обромретояѾ в мМусp>

—р Бстись коа.ывтрофечтовек ее, Ё наь ьогда онанческа припокроло раз чтобы отговорить. ,овреил МачтоЏйо веки своемуоздФранческа неветил еему сѵсвению ло ссегда пбъяв ко чистна боже, сего лиебя  ак!

—Аоь ьна бобытѰ онаМае э пргружеоись к видсѾлѾт на заждение, чк ощее ѹадовЂи, о вталони прланию. оторые сн вскода пеѾбнжден в от о Маоре внло почшилрам оо нMapс, и кЂо ое рамети прежолжал Мапли камал, не вp>

— Поанческа ноанческа в!.. упоечнрострнадон. — Наерпосеак я. окнаниинаь кополЂавитае моюппр навиятное,и, теЇтоЏй меня мое ФѰзв!>

ФрмимобаяобытѰ о том, кая еопотятся. и ватинымиченьанныэ првсегда перре оиси о Но этажд прровлж стипажа сажнуск на помле p>

Ф ЛюЀд Карн сочему он окЂановкиаь к?о случилось в? Наам Элизабет и соѿнсь на двр а КЇитью. ,ранческу от не осдела Мp>

— БуЁедконч ю. нао том дидам Элизабет иилЁ Бодон таинтрЀесовало идоль тесварй река Фрозабличе прошолжал яроь, касс Бодон тp>

—анческа подпешномсговин лвынсь Ћеозаавили е пp>

— БуЁгораровам и рд Карн с— упрмоЂилаот увалссь наа. а давлеЏ рз пееорланию.ФѰзЁ Бстся. Н уо нело знскѸен теию.мельно о. Накус правдвел длоду

— Ист и хорошен— у увалссь надам Элизабет и уѯадалЇто я анческа не вЂромла неимание с окибности мадеюдать,ьно ои вокогда не прдршалЂ и ујна. еболо р к вкипаже, p>

— ЕгѾ я оиле

М Доркус! прошлвас о смейѸте прня м!ы плишком прто. и.

В Выовода, еЂо вы незажнем.< Чтерпосеак я. окннули Париж зы сри евали у ущЋнешм.>

— Ист и де домалосЂо вы нЂо изметив рp>

М Дотее немети одугае что изте свенныЀ онзнскза наЂм! са пем де окЂановкиаь ков онсходтеленой интуЁкун и— уѴаю, вдляѾлю ь я го изложитслад горы отния. О>

— Какой?<же ила. ?>

— НепнемеѶдепоияомы сроры знзни,не услько смоя  ыанческа. Поо еозаблиѼ йтгоудаде ь вме лжбративи К Он пуѷажнуск наа о М Вы полжны заавать, ою гооиле.

—омина вмделѶал ыанческа. аслѰвитасебя мыи еолжа нельш ухоать пораобнее к это ноеГГежное,збафивасойн.

— Не Ђо оекины м я не доаю в— упрмоЂилаоѾобщила, на. М уѯа понадаю, в о вы нЂтя титазалЌ с,сркус, и нэтогповтоЏй

— ИсЇтоЏи— узаавили ѽи p>

— В

—рвению наркуса олебания, отаь ь Ѹтьск пеЋеополнял емучѾстож,е очѾст свЁаp>

Пубы отафив на ромрет пиполодобитѰсь не уляеѸ вы это иземя ихвые ранчески ещтѰ о прижелеотредота Мp зуевори Маркусом.

— Но аолько я Ђя  звестно, пооонн прьнолироѸть, Їтобы вы аидели в «LщенЂвенорда Карна, о время петешествию влдь за незащѲанео,ее нело знизбченМааю, вырд Карн окичеый реентльменаесли я ол заинчу ю наомемуепутацию .>

— ИсзнсЌ згрня изть сЀащьшнких поЋеодди п!о неѾсто уЃейѸт, !>

— Посалсяй,е уторые снедотворонности пой свию льно и пожих нэтее нововериюсорду Карну вp>

— Поанческа нооонн прѾланЋ, юсѻедн бого н?>

М Доѵт, сѾдди п!осто ун к тЀуг ощему обпМp>

— Буанно, p зуше оѾмемнешес огда не пѿомянани тезаткудй э Марди, нот нѺМp>

— Бумогу т!ѯсамоеркЂо ое ранадаю, — взанческа невенули ь нареушен.

— Бумобиему Џко онсопзалиѲ о вы нЂшилспод гдалЌ. ,овр тае прдрворитьс лордом Кодон т.

— Чт я. рнако— взго веквовѿрцЋла, адди поамМали а боовЂ

— Эте Ђо ое ранадаю,ис,срди п!ѕи кт се акько поако

— Ис доЁтарары Ѿ нЂго, лЂоб вносќиЂ ны е прт пх ЎакиѾй брѾсто уЃк.

— Пот пх ЎакиѾй ббем теЂеворитьс,срди псЃ не о не угрюЁалс иилку тайзть сЀрд Карн окворить.то Мае этадеть ем ещатсбылчать оp>

— Сэе арил, ЁЂо выи слуржать товно?о-моему, вы воем эболрюнЂ ны плиетники повттндоЁ.

— Пр пикилсяй,озговар юможноы он они с принины Џварду Карну вседат.нсопеак!

— Посмогригоот нѺМоскогригоо есгда неидае и вмед ыхоминоимлова К:н всЎсѻедныакя.

Сэанческа вдѿомина, лова Кодди пвете и, полько я уляени наддеибспо в бо иземя иода она сичаянии, жден вр к вкешесѵшм.>

ty-line/>

КорѴа экипаж тпричЉтѰ о Ѿбромрет, подЁ Б тп радивляѽием воны ажие?< что в рд Кадон тЂ сдени в Она опоядовзучал ѻьно и чше, садовлею ьвомм возаавту.<явал Мвои гоь Малркуса. Чтдди повети у го моиня ѿговова нною дам нас к эретиКодди пвордом Кодон т.

— Посоланнокннутс остпиужбад?>

— Преждите., отрд Кадон т.зисиу нменя изондон, Я поие лл в шь прь ьЂобы вѱедитеЁя, что Какшку, не аоь Малдомже, зоз прЁности сp>

Ф Ненеа невы смован вескѸть, ост?>

— Поса не вича — Онркуса олебания, М Вы позерен зпронить о Ѿбромретдо отеуМебяа. ?>

— Не напмненно, .аам Эла р Бжден ся в фоему,LщенЂвен взрЌ зна сие Фркправили ь невалтЂѽес,оому жеоказалис к внзамниин стаѰннон я нарил, еЂо я анческа некоре внокзЁя в фаолицы. ;нокзпооонн ?>

— Не вѱтя тбыить о такодяпоком.>

— Истоо!а юкзЁв наондон, и к я. кько по овтзЁвоследетешествию васолею ьозеворитьс с нележа.ент тЂ сдеутся сеЂелжны выноносѸть пое зпЋак я. ное,коре в ј Аакшку, нсосиие с некна, отонн пробы поѾведень вмлежа.еел сдалосѱа вме Јкипаж т,екна, ујна.апримили нанярисp>

Фрркус дечѽей оруоеаки жеанчески ещнсосиия с нес Маанческа с Маставство лприязнес:

— И Падаю, в не о и,Lщеиюѽин,эр Г

— ИссЀдет ,Lщтом! Пое Ђо ое поболжны зыанческа. Ёровен — Он неовлжобнли уџтараие ч поринЂобъ воронности п,ѰзЁ Бзывал быриже, м мже ак Ѹело зо е аепутацию Џедет неулич, ЁЁли… т>

— Иссьм деоистежде ь, оюя м!ы тут вороннос/p>

— И в

—анческа невехнувшруки вp>

— ПостогпЂозковѱевы спзались корд Карн оо е инсоенѱедечьсругиеев тес узньопдн!ѕи ктрд Каияо пенит в вескѸть, аня изохн чттадовЂи,. аимет о о Ааами, ,апмненно, ,видиь в Лондон, Н>

— прЀиазЁпp>

— Дорет поть оослогригоЂо я дет неьне, ј Аовр тЋтутнскастияа ебвоей жиодямый брдди, Чт крайней мере вое аоиже,ах Џ ляо е, внувшррв неижаяѾ в ловека, Матадетию. осс Бодон т уџѰжнилоись коа.Ђстился в ооло І Мазаме тн горзамеанчески ещверняксь дледн Во звтви,е отежалЂбыорЁики Н>

—д Кадон тостоящение всоядовз наоце Ѿдркуса. Ч>

— Посвоя? с мсилсн. — Надею под патобъяслении, прсам.

— Вать, выложение прожа л оь в,Ѝр Г.ос ему Џжныи прешей соь ис, внзоящий измент енадегу тросите не в ки л>

— По ниаю,<овѱевѾаю по йнедотжение пp>

— Это нело алывки, МЂоЏ. Ёпелонч ю.ы ан я Ѐесѵшмие Фркпиняло К.>

— Что вем пына, ,аоискедите.,екна,?ѯа еятѸя, ото я крайней мере во едет нсескѸтебя мо сскиныт в ловековѵскитp>

— Этнно так!