Прочитайте онлайн Франческа, строптивая невеста | Глава 3

Читать книгу Франческа, строптивая невеста
5618+15243
  • Автор:
  • Перевёл: Татьяна А. Осина
  • Язык: ru

Глава 3

В свою первую ночь в Террено Боскозо Франческа спала замечательно: кровать оказалась на редкость удобной. Прежде чем уйти к себе в отдельную маленькую комнатку, Терца заботливо приоткрыла окна, и будуар наполнился прохладным воздухом. Встала горничная рано, на заре. Умылась, оделась и отправилась будить госпожу, однако Франческа спала так сладко, что горничная просто распахнула окна настежь, чтобы впустить утреннюю свежесть, и занялась делами. Хотя синьорина прекрасно выдержала долгую дорогу из Флоренции, пара лишних часов здорового сна ей не помешает.

Проснулась Франческа поздно. Позавтракала в постели свежими фруктами и хлебом с маслом и джемом, выпила разбавленного водой легкого вина. Встала, оделась и спустилась в зал, где нашла Аселин и Луизу.

– Ах! – вздохнула француженка. – Ты проспала утреннюю верховую прогулку в обществе Рафаэлло. В седле синьор Чезаре напоминает великолепного кентавра. Теперь скорее всего сможешь увидеть его только завтра. Какая жалость!

– Если сын герцога Тита пожелает продолжить знакомство, то наверняка найдет время, – ответила Франческа. – Ну а если очень занят, значит, так тому и быть. – Она улыбнулась.

Аселин удивилась:

– Неужели тебе не хочется выйти замуж за Рафаэлло?

– Только в том случае, если он пожелает на мне жениться и я пожелаю того же, – беспечно отозвалась Франческа.

Аселин лишилась дара речи, а Луиза рассмеялась.

– Честно говоря, – призналась она, – молодой хозяин меня пугает. Такой гордый, сильный, неистовый. Но мой отец считает этот брак прекрасной партией. Боюсь, мое возвращение домой горько его разочарует.

– Конечно, для тебя это настоящий подарок, – ядовито подтвердила Аселин. – Для внебрачной дочери такой великолепный брак – неслыханная удача, так что стоит постараться.

– Я и так стараюсь, но общество Валианта радует меня гораздо больше, – вздохнула Луиза.

– Кто такой Валиант? – поинтересовалась Франческа.

– Это тот, кто всегда рядом с Рафаэлло, – с готовностью пояснила Луиза. – Высокий, со светло-каштановыми волосами и голубыми, как у северян, глазами. – Она снова вздохнула. – Очень добрый и разговаривает мягко, спокойно. Вот о каком мужчине я мечтаю, а вовсе не о том, кто постоянно хмурится и рычит.

– А все потому, что ты простушка, – презрительно фыркнула Аселин. – Вот если Рафаэлло выберет меня, то я уж точно сумею его развеселить. Будет все время улыбаться.

– Ты так очаровательна, что сомневаться не приходится, – ехидно заметила Франческа. – Кто-нибудь покажет мне сад? Вы обе живете здесь уже больше недели, а я только что приехала и ничего не знаю.

– У меня есть дела поважнее, чем болтаться в саду, – недовольно буркнула Аселин. – Вчера начала шить шелковую рубашку для Рафаэлло. – Она повернулась и ушла.

– Ну а я с удовольствием прогуляюсь, – отозвалась Луиза. – У герцога Тита чудесный сад, да и погода замечательная.

Девушки вышли из дома: вокруг росли цветы и фруктовые деревья, среди которых вилась посыпанная гравием дорожка. Франческа с радостным удивлением заметила, что половина деревьев уже склоняет ветки под тяжестью спелых персиков, а на других зреют поздние яблоки.

– Должно быть, весной здесь необыкновенно красиво, – восхищенно вздохнула она.

– В саду моего отца тоже растут персики. У них прелестные цветы со слабым, но очень приятным ароматом, – ответила Луиза.

– Аселин, по-моему, очень дерзкая и недобрая, – заметила Франческа.

– Изо всех сил старается выглядеть значительнее и более достойной Рафаэлло Чезаре, чем мы с тобой, – проницательно добавила Луиза. – Когда вчера ты приехала со всем своим багажом, слугами, лошадьми и собаками, она страшно растерялась и расстроилась, потому что считала, что дочка купца не заслуживает внимания. Однако многочисленный вооруженный отряд, который тебя сопровождал, заставил изменить мнение, и теперь она не знает, как к тебе относиться.

Франческа лукаво улыбнулась:

– Жаль, что нечаянно ее огорчила.

Луиза рассмеялась:

– Неправда, ничуть тебе не жаль. Мой дед, отец матери, – капитан. Очень прям и откровенен в своих речах и поступках, что нередко сбивает с толку тех, кто ищет двойное дно в самых простых вещах. От него я регулярно узнаю о тебе все сплетни и из Флоренции, и из Венеции: ведь моряки везде бывают и всё слышат. Так что когда отец сказал, что тебя выбрали для участия в смотринах, я страшно обрадовалась. Давно мечтала познакомиться с такой необыкновенной девушкой.

Франческа искренне удивилась:

– Почему же?

– Потому что ты смелая и ничего не боишься, – восторженно ответила Луиза. – Если в невесты выберут меня, я, конечно, подчинюсь, но правда в том, что выходить замуж за Рафаэлло мне совсем не хочется. А если выберут тебя, ты непременно начнешь сопротивляться, и, возможно, частичка твоей отваги передастся и мне. Наверное, ты уже успела заметить, что я слишком тихая и мягкая.

– Но я вовсе не смелая и не отважная, – возразила Франческа. – Просто упрямая и потому часто говорю «нет». А твоя покорность и есть главное, что ищут в жене мужчины. Даже мне об этом известно.

– Надеюсь, что это не так, – покачала головой Луиза. – Конечно, я пойду к алтарю, но только не с таким свирепым человеком, как синьор Чезаре.

– Что ж, зато мы обе знаем, что Аселин мечтает об угрюмом, мрачном Рафаэлло, – успокоила Франческа. – Мечтает столь горячо, что даже не пытается это скрывать. – Она рассмеялась.

– Да, – согласилась Луиза. – Боюсь только, что жизнь несчастного мужа превратится в сплошное мучение. Единственное, что ей требуется, – это стать герцогиней и получить доступ к деньгам, чтобы тратить их на собственные прихоти.

Франческа взяла подругу под руку.

– Давай сорвем по персику. Смотри, сколько их! Жаль, если пропадут.

Они подошли к дереву, сорвали два румяных пушистых персика, уселись на траву и принялись с удовольствием есть. Было очень вкусно, сок тек по подбородкам, и обе весело хихикали. Внезапно рядом возникли два синьора: Рафаэлло Чезаре и его друг Валиант.

– Это еще что такое? – с напускной строгостью прогремел Валиант. – Неужто в сад герцога пробрались воришки?

– Горе нам! Нас обнаружили! – Франческа мгновенно вошла в роль. – Что вы с нами сделаете, почтенные господа? – Она мастерски изобразила страх.

Луиза не смогла удержаться от смеха.

Рафаэлло Чезаре посмотрел на флорентийскую красавицу сверху вниз.

– Прекратите есть, – требовательно скомандовал он. – Хочу пригласить вас на прогулку, чтобы познакомиться поближе.

– Но, ваша светлость, персик восхитителен! – возразила Франческа.

Прежде чем Рафаэлло успел ответить, его спутник наклонился, схватил Луизу за руку и поднял с травы.

– Эта милая особа уже закончила трапезу, так что ничто не мешает мне увести ее в таинственную глубину сада. А ты, Рафаэлло, оставайся здесь. Такой персик не должен пропасть даром. – Он повернулся к изумленной Луизе, сжал ее ладонь и повел по аллее, недовольно проворчав: – У вас ужасно липкие пальцы, синьора.

Рафаэлло опустился на траву.

– А вы очень упрямы.

– Да, – согласилась Франческа и подумала, что наследник оказался совсем не тем избалованным ребенком, каким она его представляла. Накануне вечером, измученная дорогой, она даже не сумела толком его рассмотреть. А сейчас рядом сидел отнюдь не мальчик, но настоящий мужчина. Очень красивый, суровый и сильный.

– Разве никто не говорил вам, что невозможно постоянно поступать так, как хочется?

– Говорили, – честно призналась Франческа. Глаза у него оказались зелеными, как листья на деревьях.

– Но вы ни на кого не обращали внимания.

– Иногда обращала – если говорили что-то дельное.

Он рассмеялся. Лицо мгновенно утратило строгое сосредоточенное выражение и стало совсем другим, а глаза забавно прищурились.

– Что ж, рассуждаете логично. – Замечание прозвучало одобрительно.

– Я вовсе не маленькая простушка, готовая соглашаться с каждым вашим словом, – важно заявила Франческа.

– Разумеется, нет, – кивнул Рафаэлло. – А вот две другие девушки, кажется, как раз такие. Впрочем, Луиза мила и добра, это сразу заметно. Уверен, что она стала бы чудесной женой, если бы не боялась до смерти меня. Очень хорошенькая. Послушная. И кажется, обладает всеми достоинствами, необходимыми для примерной жены. И Аселин тоже, хотя ее язычок я нахожу слишком острым. Впрочем, подозреваю, что в супружеской постели она окажется настоящей тигрицей. А вот вы – загадка.

– Вовсе нет, – пожала плечами Франческа. – Просто не нравится, когда приходится уезжать из Флоренции в такую даль, чтобы участвовать в лошадиной ярмарке, где молодому жеребцу показывают трех кобыл, чтобы он мог выбрать, с какой спариться.

Рафаэлло коротко рассмеялся и спросил:

– Сравнение не кажется вам несколько жестким?

– Сколько вам лет? – осведомилась Франческа вместо ответа.

«Она способна свести с ума», – подумал Рафаэлло.

– Двадцать девять. А вам?

– Пятнадцать. Мне говорили, что для невесты молодого человека я слишком стара, но вы не так уж и молоды. А почему не женились раньше? – Она доела персик, выбросила косточку и принялась старательно слизывать с пальцев сок.

Рафаэлло едва не задохнулся. Она хотя бы понимает, что делает и какие желания пробуждает? Нет, вряд ли. Девочка избалована и прямолинейна, но начисто лишена кокетства. Он нервно сглотнул и попытался сменить тему.

– Расскажите о своей жизни во Флоренции. Герцогство Террено Боскозо совсем не похоже на большой шумный город.

– Живем мы в палаццо отца. У меня два старших брата и младший, а еще три сестры: старшая и две младшие. Дни посвящены занятиям и мессам. Лето обычно проводим на вилле в Тоскане. Так что ничего особенного в моей жизни нет: такая же, как у всех девушек.

– Значит, прежде вы никогда не покидали Флоренцию и все-таки отважились отправиться в столь далекий путь? – удивился Рафаэлло.

– О нет, синьор, это не первое мое путешествие. Целый год я провела в Венеции, у дедушки, – уточнила Франческа.

– Вот вы где! – По аллее спешила Аселин дю Барри. – Увидела, что Валиант гуляет в компании Луизы, и решила, что вы тоже здесь, в саду. – Она осеклась и зажала рот рукой. – Ой, что я сказала! Надеюсь, вы знали, что они вместе, правда?

«Вот дрянь, – подумала Франческа. – Готова выставить Луизу в дурном свете, лишь бы выиграть самой». Что ж, она сумеет сыграть роль получше этой француженки, не зря же флорентийские женщины известны своим лицемерием.

– Что? Луиза вместе с Валиантом? – воскликнула она, театрально вытаращив глаза. – Подумать только! Вы слышали, Рафаэлло?

– Чего же еще можно ожидать от дочери куртизанки? – поспешила вставить Аселин, прежде чем тот успел ответить.

Рафаэлло с трудом сдержал смех. Что ж, заносчивую особу стоило поставить на место, тем более что Луиза и Валиант уже возвращались. Он встал, подал Франческе руку и поднял с травы, а потом приветственно окликнул лучшего друга и милую Луизу.

Аселин поняла ложность своего положения.

– Ты знала! – прошипела она.

– Мы знали, – уточнила Франческа, тем самым подчеркнув, что ее отношения с Рафаэлло Чезаре углубились.

Француженка покраснела от злости.

– Мерзкая дочка флорентийского торговца!

– В таком случае, ты – не больше чем лживая интриганка, которая старается заполучить богатого жениха, не гнушаясь самыми низкими способами. Я здесь всего-то один день, но уже успела понять, что Луиза ди Генуя – славная, приятная девушка. Как ты смеешь порочить ее доброе имя? Считаешь Рафаэлло дураком? Неужели не понимаешь, как выглядишь при этом сама? – Франческа говорила тихо, чтобы остальные не слышали, а высказав все, что думала, решительно отвернулась от Аселин дю Барри и взяла под руку синьора Чезаре.

– Может быть, вернемся в замок? Становится очень жарко.

– Ну вот, мне удалось узнать о вас кое-что еще, – заметил Рафаэлло, когда они отошли достаточно далеко, чтобы можно было говорить откровенно.

– Наверное, что у меня буйный нрав? – предположила Франческа, понимая, что он слышал ее эмоциональный монолог.

– Это тоже, но и кое-что еще. Вы верны друзьям – качество редкое и весьма ценное как в мужчине, так и в женщине.

– Луиза хорошая и вовсе не виновата в том, что она внебрачное дитя. Должна признаться, что меня это ничуть не смущает и не оскорбляет.

Рафаэлло снова улыбнулся, и Франческа спросила себя, не больно ли ему улыбаться, ведь обычно он был крайне серьезен. Они вернулись в большой зал, где слуги уже накрывали столы к главной трапезе дня.

– После обеда собираюсь снова покататься верхом. Поедемте со мной, – пригласил Рафаэлло.

– Нет, – решительно отказалась Франческа. – Очень устала с дороги и хочу немного поспать.

Казалось, он искренне огорчился.

– Ну, тогда завтра утром.

– Возможно. Если не решу полежать подольше, как сегодня. Не знала, что по утрам вы выезжаете.

– Пьеро должен был вас предупредить, – ответил Рафаэлло. – Непременно с ним поговорю. Странно, что он не исполнил поручения.

– Только, пожалуйста, не ругайте, – попросила Франческа. – Сегодня я все равно бы не поехала, а теперь уже и так знаю.

У нее доброе сердце – еще одно качество, о котором молодому герцогу удалось узнать за время короткого знакомства.

– Оставлю вас в обществе приятельниц, – попрощался Рафаэлло, как только они подошли к Аселин и Луизе. Франческа сделала реверанс и отвернулась, а он направился туда, где с бокалом вина в руке стоял Валиант. Выглядел тот одновременно счастливым и несчастным.

– Что случилось? – озабоченно спросил Рафаэлло.

– Знаю, что их прислали сюда, чтобы ты мог выбрать себе жену. Неужели остановишь выбор на ней?

Рафаэлло отлично понимал, кого имеет в виду Валиант, ведь так настойчиво друг не вел себя ни с одной девушкой.

– Нет, Луизу не выберу, хотя стоило бы. Она хороша собой, добра, скромна и послушна. Только два обстоятельства мешают мне немедленно прекратить устроенное отцом издевательство: во-первых, она меня боится, а жениться на той, которая смотрит так, будто я готов ее проглотить, невозможно. Во-вторых, лучший друг влюбился в нее с первого взгляда и, судя по всему, чувство его взаимно. Однако не спеши открываться ей, парень. Позволь прежде мне объявить о своем выборе, чтобы доставить радость отцу, а после этого я сам попрошу его обратиться к герцогу Генуя с брачным предложением от твоего имени. Ты благородного рода и владеешь собственными землями. Если я женюсь, придется жениться и тебе. Не отважусь вступить в новый мир один, без лучшего друга.

Красивое лицо Валианта Кордасси вспыхнуло от радости.

– Спасибо, – поблагодарил он. – Но какую же из двух предпочтешь? Флорентийку ты едва знаешь, она только вчера приехала.

– И все же за то короткое время, пока мы с ней вдвоем сидели под персиковым деревом, успел кое-что выяснить. Постараюсь познакомиться ближе. Француженка, несмотря на тяжелый характер, истинная аристократка, в то время как флорентийка – всего лишь дочь богатого купца. Остается решить, кто из них лучше подходит на роль герцогини.

– Предоставь право выбора сердцу, друг мой. Оно вернее приведет к счастью, – мудро посоветовал Валиант.

После прибытия последней соискательницы герцог Тит торжественно объявил о начале празднеств, чтобы наследник мог лучше узнать потенциальную невесту. Он и понятия не имел, что сын уже уступил Луизу другу. Казалось, что преимущество за француженкой, потому что именно она чаще других оказывалась рядом с Рафаэлло, в то время как прекрасная Франческа Пьетро д’Анджело постоянно составляла компанию герцогу.

– Разве вам не нравится Рафаэлло? – спросил тот однажды, когда они сидели рядом. Карие глаза смотрели внимательно и дружелюбно: Тит уже не сомневался, что сам выбрал бы для сына именно эту девушку.

– Нравится, – просто ответила Франческа. – Но он должен оценить меня такой, какая я есть, а не такой, какой хотел бы видеть.

– И все-таки почти все время вы проводите со мной, – заметил герцог Тит и с улыбкой добавил: – Правда, я вовсе не возражаю. Давненько не бывал в обществе такой красивой молодой особы. С тех пор как умерла моя возлюбленная Антония. Она была намного моложе меня и подарила мне единственного ребенка.

– Вам очень ее не хватает. – Франческа сочувственно положила ладонь на руку собеседника. – Простите, что расстроила вас, синьор.

– Нет, дитя мое, вы ни в чем не виноваты. Просто до сих пор не могу вспоминать жену без слез, а ведь минуло уже четырнадцать лет.

Вместе с остальными хозяин и гостья наблюдали за небольшим рыцарским турниром, и, чтобы отвлечь герцога от печальных мыслей, Франческа воскликнула:

– О, смотрите! Рафаэлло и Валиант собираются помериться силами!

– Валиант наверняка победит, – усмехнулся Тит. – Мой сын мало интересуется поединками: говорит, в них нет никакой практической пользы. Порой ему удается одержать верх над Валиантом, но только случайно.

Всадники заняли позицию в противоположных концах поля, и Луиза нервно сжала руку подруги.

– Рассказывай, что происходит, – прошептала она и крепко зажмурилась. – Не могу смотреть.

Франческа отлично понимала, за кого переживает эта милая тихая девушка.

– Ах! – закричала Аселин. – До чего же они великолепны! Разумеется, победит мой Рафаэлло! Он так смел, так красив!

Сигнал рога объявил начало боя, и, опустив копья, соперники поскакали навстречу друг другу. Глухой стук конских копыт напоминал отдаленные раскаты грома. Но вот Валиант поднял копье и ударил прямо в центр щита. Рафаэлло попытался удержаться в седле, однако потерял равновесие и тяжело рухнул на землю. В толпе послышался смех, потому что зрители давно привыкли к подобному исходу и знали, что от руки лучшего друга сын герцога не пострадает. Поверженный воин добродушно помахал перчаткой, и окружающие ответили приветственными возгласами.

Аселин в ужасе вскрикнула, выбежала из ложи герцога и с отчаянным визгом бросилась на поле.

– Рафаэлло! Рафаэлло! – Она злобно набросилась на Валианта, который уже успел спешиться и сейчас торопливо шел к другу.

– Чудовище! Если бы вы его убили, я бы убила вас! Как вы смели одержать победу? Он сын вашего господина, и как только мы поженимся, я сразу отлучу вас от двора! Клянусь!

Не обращая внимания на вопли, Валиант опустился на колени возле поверженного соперника.

– Как ты?

Рафаэлло рассмеялся.

– Если не принимать во внимание ушибленную задницу и раненое самолюбие, то прекрасно. Помоги встать. – Он уже успел снять тяжелый шлем.

Вместе со слугой Валиант поставил рыцаря на ноги.

Аселин бесцеремонно его оттолкнула, повисла на Рафаэлло и заворковала:

– Ах, какой же ты бесстрашный! Горжусь тобой! Он застал тебя врасплох, иначе ты никогда бы не проиграл этому трусу.

Рафаэлло сердито ее стряхнул.

– Мы с Валиантом соревнуемся с детских лет. Всем известно, что он значительно превосходит меня в рыцарской доблести. Кто дал вам право называть его трусом, маленькая ведьма? – Аселин снова попыталась его обнять, однако получила отпор. – И как вы смеете устраивать этот неприличный спектакль прямо здесь, на поле чести? Бесстыдным поведением позорите всю свою семью!

Аселин залилась слезами, однако предусмотрительно сдержала ярость и во всеуслышание воскликнула:

– Слава богу, что ты цел и невредим, любимый!

– Никакой я вам не любимый! – раздраженно фыркнул Рафаэлло. Девица была хороша собой, выросла в благородной семье, но оказалась безнадежно избалованной и распущенной. Она твердо решила его заполучить и останавливаться на пути к цели не собиралась. Странно еще, что не разделась догола и не начала приставать прямо здесь, на глазах у всех.

– Валиант, – обратился Рафаэлло к победителю, – ты выиграл поединок и получил право чествовать королеву любви и красоты.

Друзья отвернулись и решительно зашагали к ложе герцога. Мадемуазель дю Барри оказалась в крайне щекотливом положении, а потому поспешила следом, пытаясь догнать мужчин, и торопливо скрылась под навесом.

Хозяин турнира смерил ее острым осуждающим взглядом и тут же повернулся к стоявшим внизу воинам.

– Настало время чествовать королеву любви и красоты, – провозгласил он. Взял венок из золотых лавровых листьев и бережно надел на склоненное копье Валианта.

Доблестный рыцарь заставил своего жеребца сделать пару шагов и протянул венок Луизе ди Генуя.

– Синьорина, – проговорил он с глубоким почтением, глядя в полные восхищения и восторга янтарные глаза.

Луиза залилась краской, смущенно пробормотала слова благодарности и с благоговением приняла символ обожания, чтобы надеть на свою хорошенькую головку. Зрители приветствовали даму сердца Валианта дружными радостными криками.

– Тебе очень идет, – с улыбкой оценила Франческа и поцеловала подругу в щеку.

– Мне еще никогда не доводилось становиться королевой любви и красоты, – смущенно призналась Луиза. – Напрасно Валиант привлек ко мне внимание, лучше бы подарил венок тебе.

– Или мне! – обиженно заявила Аселин. – По праву рождения я впереди вас обеих!

– После позорной сцены, которую ты устроила на поле, скажи спасибо, что герцог вообще впустил тебя в ложу, – не скрывая сарказма, ответила Франческа.

– Всего лишь показала Рафаэлло свою любовь и заботу, – попыталась оправдаться Аселин.

– Ты просто смешна и повела себя нелепо, – возразила Франческа.

– Все равно он тебя не выберет, – прошипела француженка, – потому что ты едва с ним разговариваешь. Мне известно, как ты капризничала и отвергала одного жениха за другим. Отец разузнал все о каждой из соперниц и долго смеялся, когда выяснил ваше происхождение: одна – внебрачный ребенок, а вторая – дочка торгаша. А еще он удивился, почему герцог Террено Боскозо просто не попросил моей руки, ведь и так ясно, что иного выбора у Рафаэлло нет.

– Я и сама знаю, что меня не выберут, – невозмутимо ответила Франческа. – Поверь, буду счастлива вернуться домой, во Флоренцию, хотя родители испытают глубокое разочарование. Но и тебе пока рано примерять драгоценное ожерелье герцогини. Боюсь, для твоей тощей шеи оно слишком велико.

– Осторожнее, ведь мне известно и о твоих похождениях в Венеции, – в ярости пригрозила мадемуазель дю Барри.

Франческа рассмеялась:

– Подозреваю, что об этом известно всему миру. Забавное вышло приключение.

– Прекратите! – не выдержала Луиза. – Этой неприличной ссорой позорите нас всех! Неужели, Аселин, сама ты настолько безупречна, что позволяешь себе запугивать Франческу какими-то глупыми сплетнями? Насколько могу понять, твой бедный отец вот уже два года пытается сбыть дочку с рук, да только безуспешно.

Француженка пунцово покраснела, плотно сжала губы и замолчала.

Франческа с трудом сдержала смех. Однако Луиза была права: пререкаться некрасиво. К тому же Аселин настолько хитра, что вывернет ссору наизнанку и сумеет представить себя невинной жертвой. Не то чтобы Франческа боялась показаться в невыгодном положении. Беспокоило иное обстоятельство: герцог Тит относился к ней с искренней добротой и сердечным доверием, а потому очень не хотелось его расстраивать и разочаровывать.

Долгие летние дни тянулись медленно и приносили немало радости и удовольствия. Франческа искренне подружилась с Луизой ди Генуя, а ведь прежде у нее никогда не было подруги. Старшая сестра Бьянка уехала два года назад, а младшие были еще детьми и довольствовались обществом друг друга. Здесь, в Террено Боскозо, девушки каждый день катались верхом в окружающем замок прекрасном лесу, охотились в компании Рафаэлло, Валианта и еще нескольких молодых дворян из свиты герцога. Гуляли в парке, устраивали пикники на душистом лугу, по вечерам танцевали, играли в карты, пели. У Аселин оказался на редкость красивый голос, но даже он не мог исправить впечатление от ее отвратительных выходок.

Стремясь отвести подозрение от друга, Рафаэлло нередко проводил время с Луизой, а чтобы соблюсти приличия, старался уделять внимание и Аселин. Но вот Франческа оказалась поистине крепким орешком. Чтобы избегать его общества, она изобретала все новые и новые хитроумные уловки. Умудрялась ускользнуть в лес за ягодами вместе с обеими монахинями. В сопровождении горничной уезжала в ближайшую деревню за мелкими покупками. Часами сидела в своих покоях с дуэньями и отцом Сильвио, порой приглашая и Луизу.

– Что вы там делаете? – осведомился Рафаэлло.

– Что делаем? Многое, – ответила Луиза. – Если вам интересно, то почему не спросите Франческу? Уверена, что она обо всем расскажет. Разве может происходить что-нибудь сомнительное в обществе двух монахинь и священника?

– Я бы спросил, да никак не могу ее поймать, – покачал головой Рафаэлло. – Почему она от меня все время прячется?

– Неужели? – Луиза невинно округлила глаза.

– Эй, осторожнее, хитрая притвора! – пригрозил Рафаэлло. – Учтите, что ничто не мешает мне выбрать вас в жены!

Предупреждение получило убедительное подкрепление в виде самого мрачного взгляда.

В ответ Луиза весело рассмеялась.

– Можете пугать сколько хотите. Все равно больше вас не боюсь. Валиант говорит, что вы только делаете вид, что сердитесь, а на самом деле очень добры. Да я и сама это поняла.

– Правда? – удивился Рафаэлло и честно признался: – Франческа совсем меня запутала, Луиза. Хочу познакомиться поближе, но она то и дело ускользает. Почему? Вряд ли все еще сохнет по тому венецианскому фату, который ее отверг.

– Конечно же, нет! Смеется над своими детскими похождениями и рассказывает забавные истории. Все дело в гордости: Франческу глубоко оскорбило то обстоятельство, что ее против воли вызвали в Террено Боскозо на смотрины.

– Но ведь женщины не вправе сами выбирать себе мужей, – удивленно заметил Рафаэлло, хотя и помнил, как в самом начале знакомства прекрасная флорентийка сказала нечто подобное, только более выразительно и энергично.

– Старшую сестру Франчески родители насильно выдали замуж за чудовище. Подробности той истории мне неизвестны; знаю одно: как только муж умер, Бьянка убежала вместе с человеком, которого глубоко любила, и сейчас счастлива. Вот и Франческа мечтает выйти замуж по любви.

– Но как же она сможет меня полюбить, если даже не хочет толком познакомиться? – растерянно спросил Рафаэлло. – Вы разумная девушка. Постарайтесь ее убедить, только не говорите, что я об этом просил.

«Бедняга, – подумала Луиза. – Кажется, он уже влюбился в загадку по имени Франческа Пьетро д’Анджело».

– Попробую вам помочь, – пообещала она.

Следующим утром Луиза передала, что неважно себя чувствует и на верховую прогулку не поедет. Аселин дю Барри оказалась рядом с Валиантом.

– Убирайтесь, – прошипела она. – Хочу ехать возле Рафаэлло, как и каждое утро.

– Он приказал держать вас при мне, – не моргнув глазом солгал молодой человек. – Вы не даете ему возможности узнать Франческу.

– Он и так знает о ней все, что нужно. Дочка какого-то купчишки. Как бы вы ни старались, в конце концов сын герцога все равно выберет меня, потому что я, как и он, благородного происхождения.

– Ее отец возглавляет гильдию торговцев шелком, вторую по важности во Флоренции, и очень богат. А мать – представительница очень старинного рода, дочь венецианского князя Алессандро Веньера. Так что происхождение синьорины Пьетро д’Анджело никак нельзя назвать низким.

Аселин невероятно удивилась. Она не подозревала, что семья соперницы занимает столь высокое положение, а в венах ее течет голубая кровь. Ее собственный отец кичился своим аристократизмом, но был беден, а потому брак с Рафаэлло Чезаре виделся ему спасением. Союз должен был повысить престиж семьи, а следовательно, помочь его сыну найти богатую невесту. Француженка умолкла и покорно продолжила путь рядом с Валиантом, понимая, что очередная истерика лишь ухудшила бы положение.

Она уже разработала план поимки Рафаэлло – на тот случай, если бы наследник проявил намерение выбрать не ее, а другую претендентку. Хитрую схему предложила горничная Ариэль, и в успехе сомневаться не приходилось. Аселин самодовольно улыбнулась.

Впереди Рафаэлло и Франческа о чем-то горячо спорили.

– Зачем вам это знать? – донеслись слова Франчески.

– А с какой стати устраивать ненужные тайны? – парировал Рафаэлло.

– Что плохого можно сделать в компании святого отца и двух монахинь? – упиралась Франческа. – Ваши претензии просто нелепы.

– Из ваших комнат то и дело доносится громкий смех, – настойчиво допытывался Рафаэлло. – Разве зазорно спросить, чем именно он вызван?

– Что ж, так и быть, – с раздражением сдалась Франческа. – Признаюсь: мы играем. Аннунциата совсем недавно приняла монашество, а Бенигна только собирается посвятить себя церкви. Обе еще не успели окончательно удалиться от мира и забыть, как люди веселятся, а в монастыре азартные игры запрещены. Мы играем в карты и в кости на разные забавные ставки, например: на нижнее белье отца Сильвио или на трон неаполитанского короля. Иногда святой отец тоже снисходит до наших забав, но его ставки настолько невинны, что мы начинаем хохотать. Ну вот! Теперь мой страшный секрет вам известен.

Рассказ удивил Рафаэлло: в общении с ним синьорина Пьетро д’Анджело не проявляла особенно живого чувства юмора, однако выбор развлечения оказался действительно занятным.

– Полагаю, за столь предосудительное поведение праведный священник накладывает на вас строгую епитимью, – серьезно заключил он. – И что же, хорошо играете в кости?

– Никогда не проигрываю, – гордо ответила Франческа. – Братья научили.

– Но ведь здесь все решает случай, – заметил Рафаэлло.

– Для тех, кто не умеет правильно кидать кубик, возможно, так и есть, но только не для меня. Уж я-то умею контролировать эту хитрую вещицу.

– В таком случае сегодня вечером сыграем вдвоем, только вы и я. Что на кону?

– Поцелуи, – не задумываясь, ответила Франческа. – А поскольку я все равно выиграю, то и не буду их предлагать, чтобы не ставить под угрозу собственную добродетель.

Рафаэлло от души рассмеялся.

– Только учтите, что к концу вечера устанете от поцелуев, – пообещал он и неожиданно пустил жеребца галопом, так что Франческе пришлось поспешно его догонять.

Удивительно, но от его слов сердце возбужденно забилось. До сих пор ее никто никогда не целовал, если не считать того случая, когда, рассердившись на Энцо Циани, она сама бросилась к нему в объятия. Да и то он не ответил. Интересно, а как это будет – целоваться с Рафаэлло? Следовало бы впервые попробовать с тем, кто хотя бы поцеловал в ответ.

День выдался теплый: на лице и шее выступили капли пота. Ветер высушил влагу, однако едва всадники остановились на прелестной полянке, кожа снова заблестела. Рафаэлло снял Франческу с коня, крепко взял за руку и куда-то повел. Некоторое время шли молча, а потом он произнес:

– Хочу показать одно из моих любимых мест. Некоторое время нас никто не найдет. Валиант, конечно, догадается, где мы прячемся, но сохранит тайну и не позволит Аселин нас разыскать.

– Значит, она вам не нравится?

– Мадемуазель дю Барри, конечно, по праву гордится своей благородной родословной, однако что-то подсказывает мне, что в Террено Боскозо ее привело не столько стремление стать моей супругой, сколько желание получить титул герцогини. Думаю, что даже если бы я оказался старым, страшным и немощным, она все равно изображала бы любовь. Нравится ли она мне? Думаю, нет. Во всяком случае, недостаточно для того, чтобы на ней жениться.

– Значит, надо остановить выбор на Луизе. Она нежная, добрая, спокойная, уступчивая. Именно такая, какой и должна быть хорошая жена. За время знакомства я успела к ней искренне привязаться. Правда, Аселин будет страшно разочарована.

– А вы, Франческа? – тут же спросил Рафаэлло.

– Никогда не ждала и не жду, что вы выберете меня, потому что отлично себя знаю: упрямая, слишком откровенная и своевольная. Люблю все делать по-своему. Мама постоянно твердит, что закончу свои дни старой девой. – Последние слова Франческа произнесла с отвращением. И все же действительно ли ей хотелось когда-нибудь выйти замуж?

– Для старой девы вы слишком красивы, – возразил синьор Чезаре.

– Красота – это единственное, что мужчины ищут в женщинах? Больше ничего? А после того как получите наслаждение, женщина уже не способна предложить что-нибудь достойное интереса? К тому же если в спальне темно, какая разница, красива она или безобразна? Главное, чтобы нужные части тела были на месте, и все. Если мужчина требует от жены красоты, разве женщине не позволено просить того же от супруга?

Рассуждения Франчески поразили, и Рафаэлло снова искренне рассмеялся.

– Должно быть, уже не раз говорили, что вы самая скандальная девушка на свете. В жизни не слышал от женщин ничего подобного; сомневаюсь, что кому-то, кроме вас, вообще приходили в голову столь смелые мысли.

– О, рано или поздно разнообразные мысли посещают каждую женщину, – пожала плечами Франческа. – Другое дело, что они не произносят их вслух. Я же всегда говорю то, что думаю.

– По-моему, это очаровательно, – неожиданно заключил Рафаэлло.

– В таком случае вы уникальный мужчина. – Франческа лукаво улыбнулась. – В любом другом месте меня бы строго осудили за прямоту, а священник долго и нудно читал бы мораль.

– Из вас получится интересная жена, – пробормотал Рафаэлло и добавил громче: – Вот мы и пришли.

Лесная тропинка привела к восхитительному маленькому пруду, куда нес свои прозрачные струи ручей с каменистым дном. Земля вокруг поросла мхом, а в центре из воды торчал огромный валун в форме сердца. На берегах росли две большие раскидистые ивы.

– Это место называется «Пруд сердечных желаний», – пояснил Рафаэлло. – Считается, что здесь живет фея, способная исполнить самую заветную мечту. Счастливцам удается увидеть, как в свете луны она сидит на камне и расчесывает свои серебристые волосы. Если встать на берегу и прошептать сокровенное желание, фея обязательно услышит и, если сочтет просьбу достойной, исполнит.

– А вы когда-нибудь шептали?

– Много раз.

– И что же, желания исполнялись?

– Иногда. – Рафаэлло улыбнулся. – Сегодня, например, попрошу фею помочь сделать правильный выбор. И еще загадаю, чтобы невеста меня полюбила.

– А у меня никаких желаний нет, – пожала плечами Франческа. – Так что можете излагать свои.

Синьор Чезаре шептать не стал, а обратился к фее мысленно.

Вскоре вдалеке послышались голоса.

– Быстрее! – заволновалась Франческа. – Надо вернуться прежде, чем Аселин доедет до пруда. Не хочу, чтобы она видела это волшебное место!

Рафаэлло коротко кивнул, снова взял ее за руку и повел по тропинке обратно в лес. За поворотом они увидели вторую пару: Валиант шел впереди, а Аселин семенила следом и жаловалась, что тот шагает слишком быстро, а ветки цепляются за волосы и подол.

– Впереди нет ничего, кроме леса, а твоя спутница, кажется, уже по горло сыта природой, – обратился к другу Рафаэлло.

– Более чем сыта! – недовольно проворчала Аселин и внимательно взглянула на Франческу, чтобы понять, целовалась ли соперница.

В ответ синьорина Пьетро д’Анджело улыбнулась так, что у мнительной француженки не осталось сомнений в свободе ее нравов. Саму же Аселин Рафаэлло до сих пор ни разу не поцеловал. Интересно, а Луизу? Что, если интерес к ней Валианта – не больше чем уловка, чтобы сбить окружающих с толку? От бессильной злобы мадемуазель заскрипела зубами. Необходимо во что бы то ни стало выиграть унизительньое состязание! Если придется вернуться домой, то отец наверняка выдаст замуж за соседнего землевладельца. А тот на двадцать лет старше, толст и отчаянно нуждается в наследнике. Даже предлагал отцу взять ее с половиной того приданого, которое обещано герцогу Террено Боскозо. Аселин с отвращением вздрогнула: мерзкий старик уже пытался к ней приставать.

– К ужину наденьте лучшие платья, – объявил синьор Чезаре, когда все вернулись в замок. – Грядущий вечер будет особенно торжественным. – А оставшись наедине с другом, добавил: – Сегодня наконец сделаю окончательный выбор.

– И кто же она? – полюбопытствовал Валиант.

– Тебе придется подождать и удивиться вместе со всеми, – ответил Рафаэлло. – Но обещаю: твоя Луиза останется с тобой.