Прочитайте онлайн Франческа, строптивая невеста | Глава 1

Читать книгу Франческа, строптивая невеста
5618+15250
  • Автор:
  • Перевёл: Татьяна А. Осина
  • Язык: ru

Глава 1

– Он слишком толстый, мама. Не хочу выходить замуж за разряженного толстяка! – сердито заявила Франческа Пьетро д’Анджело.

– Но ведь он из рода Орсини! – воскликнула Орианна. – Это одна из самых богатых и знатных римских семей! Их предки – императоры!

– Будь он самим императором, все равно не согласилась бы! – решительно заявила Франческа. – Слишком похож на свинью. К тому же принадлежит к побочной ветви генеалогического древа. Сомнительно, чтобы там сохранились какие-нибудь деньги. Он и во Флоренцию приехал, чтобы найти богатую невесту и поправить финансовое положение.

Лоренцо Великолепный, который внимательно слушал препирательства матери и дочери, усмехнулся.

– Девочка абсолютно права, синьора, – заметил он и посмотрел на Франческу. – Этот шут вас не достоин.

– Прошу, сударь, не поощряйте ее капризы, – взмолилась Орианна Пьетро д’Анджело. – Если бы вы только знали, скольких прекрасных молодых людей уже отвергла эта привереда! Когда она вернулась домой из Венеции, искренне раскаиваясь в своем ужасном поведении, поначалу я надеялась, что разум возобладает. Но не тут-то было! В каждом, кто предлагал ей руку и сердце, упрямица находила какой-нибудь изъян. Один ходит, как гусь! У других или лицо, как у обезьяны, или ноги, как у журавля, или дыхание с таким же гнилым запахом, как у водорослей на берегу Арно, или взгляд, как у только что пойманной рыбы. А Паоло Торелли она спросила, где он прячет хвост. Видите ли, бедняга слишком похож на крысу!

Медичи с трудом сдержал приступ смеха. Дело в том, что молодой Торелли и в самом деле чрезвычайно напоминал грызуна – впрочем, как и его отец. Усилием воли сохранив серьезное выражение, Лоренцо произнес:

– Я пригласил вас, синьора, с определенной целью, предварительно обсудив вопрос с вашим супругом. Трудно не заметить, что местные женихи обходят дом Пьетро д’Анджело стороной. О Франческе уже распространилось мнение как о строптивой, несговорчивой девице, а ведь сейчас, после отъезда прекрасной Бьянки, она по праву считается первой красавицей Флоренции. Ее поведение способно испортить репутацию двух младших сестер.

Орианна Пьетро д’Анджело побледнела. В их доме имя старшей дочери не упоминалось с тех пор, как Бьянка дерзко сбежала в Турцию со своим османским принцем.

Лоренцо заметил оплошность, тут же извинился и добавил:

– Возвращайтесь домой, синьора, и решите, насколько лично вам подходит предложенное мной решение проблемы. Супруг ваш остался весьма доволен представившейся возможностью.

– Благодарю, сударь. – Орианна склонилась в реверансе. – Мы признательны вам за заботу. – Она повернулась и с достоинством направилась к мужу, который стоял у двери, терпеливо ожидая жену и дочь.

Франческа задержалась. Подняв на вершителя судеб чудесные изумрудные глаза, она кокетливо улыбнулась.

– Так что же вы задумали, синьор? Неужели решили отправить меня в монастырь подальше от Флоренции? – Юная красавица игриво положила ладошку на шелковый рукав.

Лоренцо коротко рассмеялся.

– Только не пытайтесь поймать меня в свои сети, шалунья, – предупредил он. – Не будь вы девственницей, скорее всего уже сделал бы вас своей любовницей. Однако, как и родители, я желаю вам счастья, а для этого необходимо выйти замуж. Идите же, чаровница!

Франческа надула хорошенькие губки, но, поняв, что Медичи все равно больше ничего не скажет, повиновалась и присоединилась к родителям. Все трое покинули дворец и в семейном паланкине отправились домой. По дороге Франческа сгорала от любопытства.

– Какое же решение нашел для меня синьор Медичи? – нетерпеливо спросила она отца.

– Поговорим об этом дома, – твердо ответил Джованни Пьетро д’Анджело. – Не раньше.

– Речь идет о моей жизни, – возмутилась Франческа. – Неужели я не имею даже права узнать собственную судьбу?

– Матерь Божья! – воскликнула Орианна. – Замолчи немедленно! Отец ясно сказал, что сейчас никаких обсуждений. Хотя бы однажды сделай так, как тебе приказано! Я всегда воспитывала тебя в строгости, но в Венеции ты окончательно забыла и о послушании, и о манерах. Дед все тебе позволял и в итоге безнадежно избаловал. Слава богу, что ты не успела устроить скандал больший, чем тот, который разразился после бесстыдной беготни за Энцо Циани. Не случайно поползли слухи, что добродетель твоя сомнительна! Веньеры веками оставались одной из самых почтенных семей Венеции; среди наших предков есть даже дож! Но вот приехала ты и умудрилась выставить древний род на посмешище!

– Знаю, мама, знаю, – утомленно ответила Франческа. – Дедушка не уставал вбивать мне в голову блестящую историю вашей семьи.

Орианна гневно взглянула на дочь, и та наконец угомонилась.

Джованни Пьетро д’Анджело едва заметно улыбнулся. Что и говорить, мать и дочери стоят друг друга. Старшая, Бьянка, отважилась последовать зову сердца ценой утраты близких, однако Франческа в еще большей степени унаследовала и решительный характер, и упрямство Орианны. Достигнув цели, Бьянка сразу становилась милой и спокойной, в то время как Франческа страстно сражалась до победного конца и никогда не шла на компромисс. Совладать с ней удастся только очень сильному человеку. Слава богу, что Лоренцо Медичи предложил блестящее решение острой проблемы. Оставалось лишь убедить дочь – задача не из легких. Торговец шелком отличался спокойным нравом, а потому многие считали, что в его семье правят женщины. Но на самом деле все было иначе. Да, Джованни Пьетро д’Анджело почти никогда не повышал голоса и все же умел настоять на своем. Ни один из деловых партнеров уважаемого председателя гильдии Арте ди Пор Санта-Мария – гильдии торговцев шелком – не усомнился бы в его несгибаемой твердости.

Наконец носильщики опустили паланкин возле палаццо на площади Санта-Анна. Джованни, Орианна и Франческа вышли, по мраморным ступеням поднялись к резной дубовой двери и, войдя в дом, по широкому коридору направились в библиотеку. В камине уютно горел огонь: стояла ранняя весна, и день выдался холодным. Слуга принес закуски, поставил поднос на стол и вышел из комнаты. Только после этого глава семьи начал разговор:

– К северо-западу от Миланского герцогства находится небольшое герцогство под названием Террено Боскозо – древнее владение, которым правит старинный, уважаемый и богатый аристократический род.

Франческа слушала со скучающим видом и даже позволила себе зевнуть. Заметив это, Орианна нахмурилась и больно ущипнула ее. От неожиданности Франческа подпрыгнула, жалобно пискнула и смерила мать негодующим взглядом.

Джованни, разумеется, заметил мимолетную стычку, однако значения ей не придал и, как ни в чем не бывало, продолжал говорить:

– У нынешнего герцога Тита один-единственный сын – поздний ребенок. Достойный правитель желает удалиться на покой, однако прежде намерен женить наследника. Он пригласил в Террено Боскозо трех достойных молодых дам, чтобы сын мог поближе с ними познакомиться и выбрать невесту, сообразуясь с собственным вкусом. Поскольку подобно многим высокопоставленным особам герцог имеет финансовый интерес в банке Медичи, он написал Лоренцо письмо, в котором попросил найти во Флоренции претендентку на руку сына. Лоренцо счел Франческу единственной молодой флорентийкой, достойной высокой чести; больше того, он полагает, что именно она одержит победу в состязании. – Джованни внимательно посмотрел на дочь.

– Итак, ты станешь герцогиней, девочка моя, – веско произнес он, – но почувствуешь себя королевой.

– Герцогиня! – восторженным эхом отозвалась Орианна. Глаза ее светились гордостью и радостным волнением. – Какая огромная честь для всей нашей семьи, для Флоренции!

– Нет, – лаконично отрезала Франческа.

– Нет? – изумленно переспросила мать. – Нет? Осмеливаешься отвергнуть столь выгодное предложение? Бессердечная, неблагодарная упрямица!

– Ни за что не поеду в какое-то Богом забытое захолустье и не буду участвовать в смехотворной битве за руку неизвестного мужчины, – тихо, но внятно заявила Франческа. – Тот, кто хочет на мне жениться, для начала должен красиво ухаживать. И как только ты, мама, могла допустить мысль об этом унизительном торге?

Красивое лицо Орианны приобрело крайне не привлекательный бурый оттенок.

– Только попробуй отказаться! Немедленно отправишься в самый дальний и строгий монастырь, – злобно прошипела она. – Первым делом тебя там побреют наголо, чтобы не гордилась роскошными волосами. Кормить будут черствым хлебом и водой, а бить – два раза в день – пока не научишься повиноваться. Там проведешь остаток своих дней, негодница! И не смотри на отца в ожидании помощи. Тебе отлично известно: во всем, что касается дома и детей, решающее слово всегда остается за мной, а не за ним.

Позволив жене выпустить пар, глава семьи заговорил снова:

– Франческа, дорогая, выйти замуж необходимо. Недавно тебе исполнилось пятнадцать. – Он тепло улыбнулся. – А я хорошо помню тот день, когда ты родилась, – начало апреля, голубое безоблачное небо, яркое солнце. В тот год цветы распустились особенно рано. За несколько дней до твоего появления на свет я выбрал в саду самый красивый бутон, срезал и принес сюда, в библиотеку, чтобы он скорее раскрылся. Роза зацвела в тот самый час, когда мама благополучно произвела тебя на свет. Падре Буонамико сказал, что это благословение Господа.

Счастливые воспоминания немного смягчили Орианну, и лицо ее утратило свирепое выражение.

– Понимаю, – проникновенно продолжил Джованни, – что неудача с Энцо Циани оставила в твоем сердце глубокую рану, однако теперь ты и сама наверняка видишь, что князь был совсем не твоим героем. Всего лишь один из множества незначительных венецианских аристократов. Наша дочь заслуживает большего. И вот сейчас тебе выпал золотой шанс. Поезжай в Террено Боскозо. Покажи семье герцога, каковы флорентийские красавицы. В твоей полной победе нет ни малейшего сомнения. Герцог обещал отречься от власти сразу после женитьбы сына. Ты станешь герцогиней, дочка!

– Отправляете меня на лошадиные торги, – подытожила Франческа, однако в голосе послышались нотки сомнения.

– Что значит «на лошадиные торги»? – обиженно переспросила Орианна.

– А разве трех молодых кобыл отправляют в Террено Боскозо не для того, чтобы усладить герцогского жеребца?

Джованни Пьетро д’Анджело от души рассмеялся и хохотал до тех пор, пока на глазах не выступили слезы.

Супруга его, однако, изобразила оскорбленное достоинство.

– Франческа! Что за грязные мысли! Надеюсь, в Террено Боскозо ты не произнесешь ничего подобного.

На прекрасном юном лице появилось мятежное выражение.

– Я не сказала, что собираюсь куда-то ехать.

Торговец шелком метнул на жену острый взгляд, приказывая молчать. Орианна послушно закрыла рот, а Джованни снова заговорил:

– Разумеется, собираешься, дорогая. И поедешь. Но это вовсе не означает, что непременно останешься там надолго. Просто проведешь лето вдали от родителей, братьев и сестер – вместо того чтобы снова скучать на вилле в Тоскане. Сошьем новые платья, чтобы красота твоя засияла по-новому и затмила всех возможных соперниц. А сопровождать тебя будет целый эскорт: вооруженный отряд в мундирах, священник, две горничные и две монахини из любимого маминого монастыря. Кроме того, в твоем распоряжении будут две собственные лошади, которых выберем вместе, и собственный ларец с драгоценностями.

Лоренцо Великолепный оказал тебе огромную честь, девочка, доверив представлять всю Флоренцию. Думаю, ты и сама сознаешь, что должна выйти замуж. Пятнадцать лет – возраст критический: еще немного, и уже никто не сочтет тебя привлекательной. – Джованни заметил во взгляде дочери искру гнева и усмехнулся. Впрочем, и сама Франческа грустно улыбнулась. – Поверь: если этот молодой человек окажется неподходящим, я немедленно верну тебя домой; вот только одному Богу известно, где тогда искать мужа. Ты, дочь моя, сумела отпугнуть женихов не только из Флоренции, но и из других городов.

– А ты позволишь мне ехать на жеребце, папа? – невинно осведомилась Франческа.

– Скорее, куплю тебе двух меринов, – возразил Джованни. – Жеребец может оказаться слишком норовистым: боюсь, не справишься.

Франческа согласно кивнула.

– А разве не лучше было бы выбрать прелестную белую кобылу? – осторожно вставила Орианна, опасаясь, что реплика вызовет новый всплеск разногласий.

– Чудесная идея, мама. Но я не отличаюсь покладистым характером, а потому смирная лошадь мне не подойдет, – миролюбиво ответила Франческа.

– А есть ли у тебя предпочтения среди священников? – уточнил отец.

– Буонамико слишком стар для трудного путешествия, – рассудила Франческа. – Падре Сильвио значительно моложе. Он легко перенесет дорогу и даже сумеет позабавить. – Она посмотрела на мать: – Ты пригласишь двух монахинь из монастыря Санта-Мария дель Фьоре, мама? Настоятельница наверняка знает, кто из сестер лучше подойдет. Остается надеяться, что они окажутся не слишком занудными.

– Значит, все-таки поедешь? – с тревогой и надеждой спросила Орианна.

– Конечно, поеду. Провести лето в новом месте в любом случае будет интересно, а осенью ничто не помешает вернуться.

– Только в том случае, если жених окажется неподходящим, дорогая, – напомнил отец.

– Разумеется, он никуда не годится, если герцогу приходится искать невесту так, как он это делает, – со смехом заметила Франческа. – Не иначе как окажется долговязым прыщавым разиней да еще, чего доброго, будет заикаться. В любом случае путешествие внесет разнообразие в унылую жизнь, а новые наряды и драгоценности – отличный стимул. Очень мудро с твоей стороны, папа, дать мне передышку и от города, и от семьи. Вполне возможно, я вообще никогда не выйду замуж.

«Пресвятая Дева, – подумала Орианна. – У этой девочки каменное сердце. Как такое могло случиться? Для приличной синьорины из хорошей семьи существуют только две дороги: замуж или в монастырь».

– А если не выйду, то скорее всего стану куртизанкой, – невозмутимо добавила Франческа.

Орианна побледнела и покачнулась.

– Не расстраивай мать, – строго осадил дочь торговец шелком. – И помни, что подобные мысли предосудительны. Ты согласилась отправиться в герцогство Террено Боскозо, и я верю тебе на слово. Завтра же встречусь с Медичи и сообщу о принятом решении. Он непременно обрадуется, что мы оценили ту честь, которая всем нам оказана.

Франческа промолчала. Ей очень хотелось получить те чудесные подарки, которые отец обещал в обмен на согласие провести лето в неведомом герцогстве. Первым делом надлежало выбрать лошадей. Прежде чем отважиться на нелегкий путь, хотелось привыкнуть и к характеру животных, и к их манере двигаться и нести всадника. К тому же для изготовления подходящих седел и упряжи также требовалось время.

Джованни Пьетро д’Анджело сообщил лучшему в городе торговцу лошадьми о намерении приобрести двух чистокровных верховых меринов и договорился о специальном показе для дочери. Как правило, жены и дочери богатых и знатных флорентийцев не появлялись на людях, а потому спустя несколько дней Франческа в сопровождении отца приехала в манеж в то время, когда там не было других посетителей. Выйдя из закрытого паланкина, гости поспешно скрылись в здании, где их восторженно приветствовал хозяин.

– Для меня огромная честь видеть вас в своем заведении, – с низким поклоном заговорил он.

– Лоренцо Великолепный лично рекомендовал обратиться к вам, – ответил Джованни.

– Да-да, именно я заполнил его конюшню прекрасными породистыми животными, – гордо подтвердил торговец. – А сейчас готов предложить вашей достопочтенной дочери самой выбрать из тех прекрасных лошадей, которых я представлю. – Он обернулся и крикнул в пространство: – Сейчас же принесите синьорине кресло!

Не прошло и секунды, как рядом появился мальчик с легким креслом в руках.

Франческа села и скромно потупила взор, потому что знала, чего ждут от благонравной молодой особы, и при необходимости умела вести себя прилично.

Торговец щелкнул пальцами, и в ту же минуту на манеже показалась целая вереница темнокожих юношей, каждый из которых вел под уздцы великолепное животное.

– Каждая из этих лошадей безупречно воспитана и обучена, синьорина, – сообщил торговец.

Снова щелкнул пальцами, и грумы начали по очереди выводить своих питомцев, чтобы те предстали во всей красе.

– В цену входит не только конь, но и конюх, который за ним ухаживает. Поскольку все эти юноши – рабы, то ничего, кроме пищи и самой примитивной одежды, им не понадобится.

– Мы хотим купить двух лошадей, – пояснил Джованни. – Так ли необходимо брать к ним двух грумов?

– Крайне желательно, маэстро, – подобострастно заверил продавец. – Каждое животное выращено своим воспитателем, который знает все его особенности, вплоть до капризов и прихотей.

– Да-да, конечно, – согласился Пьетро д’Анджело и посмотрел на дочь. – Ну как, уже успела выбрать?

– Вон тот белый с черной гривой и хвостом великолепен, – ответила Франческа.

– У вас острый глаз, синьорина.

– А еще гнедой с темно-коричневой гривой и хвостом.

– И вновь отличный выбор, – одобрил торговец.

Не обращая на него внимания, Франческа встала и направилась к белому мерину. Бережно погладила по шее, позволила себя обнюхать и прошептала:

– Станешь моим, красавец?

Конь тихо заржал и топнул ногой.

– Говорит, что будет рад принадлежать вам, – пояснил маленький темнокожий грум. – И обещает верно служить, синьорина.

Франческа улыбнулась:

– Ты умеешь с ним разговаривать?

– Да, синьорина, – последовал смущенный ответ.

– Возьму вот этого, – твердо заявила Франческа и перешла к гнедому.

– А ты, гордец, пойдешь ко мне?

Гнедой посмотрел красавице в глаза и, не отводя взгляда, медленно кивнул.

Франческа восторженно захлопала в ладоши.

– Ты видел, папа? Он же ответил на мой вопрос! Непременно надо его взять! – Она повернулась к державшему коня груму: – Как тебя зовут?

– Иб, госпожа.

Франческа повернулась к первому груму:

– А тебя?

– Я – Адон, синьорина, – с легким поклоном ответил тот.

– Придется купить двух коней и взять обоих рабов, чтобы их подопечные не скучали.

Джованни Пьетро д’Анджело с готовностью согласился. Франческа так давно ничему не радовалась! Чтобы благополучно отправить девочку в Террено Боскозо, нужно любым способом держать ее в хорошем настроении. Энтузиазм дочери привел его в восторг, тем более что он вполне мог позволить себе заплатить немалую цену.

– Завтра утром приведите их ко мне, – распорядился он, доставая кошелек и отсчитывая деньги.

– Все будет исполнено точно и в срок, маэстро, – пообещал торговец.

На обратном пути к своему палаццо Джованни недовольно проворчал:

– Этим черным шутам придется покупать приличную одежду. Вот увидишь: явятся в отрепьях. Твои причуды обходятся недешево.

– Но я так счастлива, папа! – с озорной улыбкой воскликнула Франческа.

– Счастье тебе доставляют новые наряды и прочие забавные мелочи, положенные девушке, которая через несколько месяцев выйдет замуж, – наставительно заметил Джованни.

– Или вернется домой, папа. Жених вполне может решить, что я не в его вкусе, и выбрать одну из соперниц, – возразила Франческа, а про себя добавила, что непременно постарается, чтобы так оно и случилось. Она не имела ни малейшего желания оказаться в чужом герцогстве, вдали от родных, пусть даже изрядно надоевших.

Джованни смерил дочь пристальным взглядом, однако изумрудные глаза оказались скромно опущенными. Оставалось лишь догадываться, о чем она думает. Если вернуться действительно придется, для семьи настанут тяжкие времена. Упаси Господь! Надо усерднее молиться. Как и большинство мужчин, о пользе молитвы Пьетро д’Анджело вспоминал, лишь оказавшись в ситуации, с которой не мог справиться самостоятельно. Впрочем, мессу он посещал чаще многих и надеялся, что в ответственный момент прилежание зачтется.

Франческе захотелось самой выбрать ткани для новых платьев. Несмотря на разочарование, Орианна последовала примеру мужа и согласилась, а сама собралась в монастырь Санта-Мария дель Фьоре, чтобы найти двух монахинь, достойных составить дочери компанию.

– Надеюсь, двух сестер они смогут нам выделить.

– Только не позволяй настоятельнице навязать тебе ни на что не годных немощных старушек, – предупредила Франческа. – Всю дорогу будут жаловаться на свои болячки. Для пожилых монахинь путешествие окажется слишком тяжелым.

Орианне пришлось признать разумность выдвинутого условия, несмотря на то, что ей хотелось бы отправить с дочерью серьезных и строгих женщин, чтобы те неусыпно следили за поведением подопечной. Синьора Пьетро д’Анджело совсем не удивилась, когда ее кузина, преподобная матушка Баптиста, сразу согласилась с мнением Франчески.

– Пожилых монахинь утомит и нелегкая дорога, и долгая жизнь вдалеке от родной обители, – заметила она. – Мы ведь даже не знаем, когда они смогут вернуться.

– Франческа уезжает в конце мая, а дорога в Террено Боскозо займет целый месяц, если не больше. Там придется остаться на несколько месяцев, чтобы наследник герцога Тита успел выбрать невесту из трех претенденток. Лоренцо уверен, что молодой человек непременно влюбится в мою дочь, однако может случиться всякое.

– Да, – подтвердила настоятельница, – особенно если учесть, что Франческа успела заслужить репутацию девушки крайне привередливой и острой на язык. Говорят, юношу Торелли она сравнила с крысой. Это правда?

– Да, – смущенно подтвердила Орианна. – А вы отлично осведомлены, кузина.

Преподобная матушка Баптиста коротко, сухо рассмеялась.

– Думаю, девочка мне понравилась бы, – заключила она. – Жаль, что молитвенная стезя ее не привлекает… но вернемся к насущной проблеме. Думаю о твоей просьбе с тех самых пор, как получила письмо. Рада, что смогу помочь и предоставить двух молодых монахинь, способных составить Франческе интересную компанию в пути и в то же время позаботиться о нравственности. Одна из них уже приняла обет, а вторая – еще нет. Я пока не уверена, что она готова к столь ответственному шагу. Выход в свет как раз позволит ей все взвесить и решить, имеет ли смысл навсегда связывать жизнь с монастырем.

Настоятельница взяла со стола маленький колокольчик и позвонила. В комнату тут же вошла послушница.

– Позови сюда сестру Марию Аннунциату и сестру Марию Бенигну, – коротко распорядилась матушка Баптиста. – Аннунциата – старшая из них и очень рассудительна, а Бенигна – невероятно спокойна и скромна до застенчивости. Вместе им удастся в полной мере контролировать поведение подопечной и следить, чтобы девочка не пропускала часы молитвы. Ты пошлешь с ней кого-нибудь из священников?

– Поедет Сильвио, самый молодой из трех служителей прихода Санта-Анна Дольче. Двое остальных уже стары для нелегкого путешествия.

– Допускаешь, что дочь вернется домой ни с чем? – прямо спросила настоятельница.

– Если наследник выберет ее, а она согласится, это будет самым настоящим чудом. В таком случае монахини и священник вернутся вместе с нашим вооруженным отрядом. А если результат окажется отрицательным, в обратный путь все отправятся вместе, в середине осени, – пояснила Орианна.

В эту минуту дверь открылась, и в комнату с поклоном вошли две монахини.

– Вы звали нас, матушка? – спросила та, которая была выше ростом, и скромно остановилась неподалеку от двери.

– Да, Аннунциата. Вы нужны мне, чтобы сопровождать дочь моей кузины в дальний путь – в герцогство Террено Боскозо, расположенное к северо-западу от Милана. Не бойтесь: путешествие опасности не представит: кроме вас синьорину будет опекать священник, а о бытовой стороне жизни позаботятся слуги. Герцог Террено Боскозо пригласил к себе трех молодых девиц, чтобы наследник смог выбрать из них жену. Вам предстоит оставаться с подопечной, пока выбор не состоится, то есть несколько месяцев. Если дочь кузины станет невестой, придется опекать ее до свадьбы, а если нет, то осенью вы все вернетесь домой. Путешествие позволит тебе, Бенигна, принять жизненно важное решение: остаешься ли ты с нами навсегда или возвращаешься в мир.

– Мне бы хотелось остаться в Санта-Мария дель Фьоре, матушка, – поспешно заверила младшая из монахинь. – Я готова принять обет.

– Господу угодно, чтобы напоследок ты встретилась с многочисленными искушениями лицом к лицу, – возразила настоятельница. – Уверена, что тебе удастся побороть страх и в конце концов принять единственно верное решение.

– А мы позаботимся о подобающей случаю одежде и хороших лошадях. Мулы слишком медлительны, а путь предстоит долгий, – добавила Орианна. – Значит, дело можно считать улаженным, кузина? – Она вложила в руку настоятельницы увесистый кошелек.

– Вполне, – невозмутимо заверила преподобная матушка Баптиста. – Когда прислать к тебе сестер?

– Пусть остаются в монастыре, – ответила синьора Пьетро д’Анджело. – Покидая город, мы обязательно проедем мимо, и они смогут присоединиться к каравану. Не стоит покидать привычную обстановку раньше времени.

– Ты очень добра, – последовал ответ.

Орианна вернулась домой довольная и первым делом разыскала в саду Франческу.

– Надеюсь, день прошел успешно? Непременно покажи, какие ткани выбрала.

– Ах, мама! – воскликнула Лючана, третья из дочерей. – У Франчески такой замечательный вкус! Надеюсь, что когда настанет моя очередь выходить замуж, мне тоже позволят самой выбрать материал для приданого.

Орианна улыбнулась и нежно погладила Лючану по золотисто-рыжим волосам.

– Со следующим замужеством у вас хлопот не будет, – рассмеялась Франческа. – Нашей Лючане нравятся буквально все мужчины. С удовольствием покажу все, что выбрала, мама.

Они пошли в кладовую, где были аккуратно сложены разноцветные рулоны. Орианна с удовольствием отметила и великолепное чувство стиля, и размах: шелк всевозможных оттенков, узорная парча, бархат, золотая и серебряная тафта. Не остались без внимания кружева и меха, бисер для отделки был рассортирован по цветам и сложен в небольшие чаши, а катушки с нитками занимали целый поднос.

– Надо будет пригласить сапожника и перчаточника, – задумчиво произнесла Орианна.

– А еще шорника, чтобы сделал для моих коней настоящие седла и упряжь, – добавила Франческа. – Было бы славно, если бы он украсил уздечки серебряными колокольчиками.

– До чего же мне хочется поехать вместе с тобой! – вздохнула Лючана. – Интересно, сын герцога красивый? Какие у него глаза: голубые, карие? Или, может быть, зеленые? А губы его созданы для поцелуев?

– Лючана! – гневно перебила Орианна. – Кто тебе сказал, что мужские губы допустимо оценивать с точки зрения поцелуев?

– Ну что ты, мама! Не волнуйся, пожалуйста. Я всего лишь случайно услышала разговор служанок, – невинно захлопала глазами младшая дочка.

Однако Орианну ответ не успокоил. Кто знает, о чем еще болтали эти бездельницы? Хорошо, что сразу после отъезда Франчески семья переберется в Тоскану, на летнюю виллу, где дети не смогут подслушивать разговоры прислуги. Лючана будет с утра до вечера бегать босиком с деревенскими приятелями, как делает это каждое лето, а Джулия постарается не отставать. Младшим дочерям сейчас было двенадцать и десять лет, и дружили они между собой намного крепче, чем две старшие.

Осталось лишь благополучно отправить Франческу подальше от дома. Потерпеть еще несколько недель… Орианна вздохнула с облегчением. Если обстоятельства сложатся благополучно, упрямица наконец найдет свое счастье и выйдет замуж за наследника Террено Боскозо. А манерам, подобающим герцогине, учиться не придется: кажется, они у девочки в крови.