Прочитайте онлайн Франческа, строптивая невеста | Глава 18

Читать книгу Франческа, строптивая невеста
5618+15223
  • Автор:
  • Перевёл: Татьяна А. Осина
  • Язык: ru

Глава 18

Король Людовик XI положил конец Столетней войне. Во времена его правления Франция наконец-то обрела покой и ступила на путь процветания. Началось активное развитие сельского хозяйства и коммерции, однако страна испытывала острый недостаток в ценных металлах. Поэтому, услышав о золотоносной шахте на севере герцогства Террено Боскозо, Людовик сразу заинтересовался легкой добычей. Но его ждало разочарование: полковник д’Омон съездил на месторождение, а вернувшись, доложил, что граф дю Барри представил ложные сведения: шахта давно исчерпала себя и уже полвека не действует. И все же, чтобы сохранить лицо, пришлось оставить войска в никчемном крошечном герцогстве под весьма сомнительным предлогом: якобы правитель Террено Боскозо вступил в сговор с Миланом, а значит, угрожал безопасности Франции. Граф дю Барри впал в немилость и был отлучен от двора.

Людовик XI не пользовался популярностью ни в народе, ни среди приближенных. Отталкивали весьма неприятные и опасные черты его характера: мелочность, жадность и жестокость. И все же ему удалось избежать насильственной смерти, пережить всех родственников по мужской линии и объединить их земли в страну, ставшую прекрасной и могучей Францией. Скупость его не распространялась на жену: с ней он был чрезвычайно щедр, а она в ответ дарила ему детей и закрывала глаза на многочисленных любовниц, да и вообще предпочитала жить вдали от дворцовых интриг. И вот теперь Людовик XI скончался, а регентом маленького короля Карла стала его старшая сестра – умная и элегантная Анна де Боже. Само собой разумеется, сразу нашлись люди, стремившиеся вырвать власть из изящных дамских рук.

Защита интересов Карла VIII требовала военной силы, а потому Анна потребовала немедленного возвращения небольшого контингента, расквартированного в герцогстве Террено Боскозо. Так и случилось, что в одно прекрасное утро немногие оставшиеся в городе жители проснулись и увидели, как французы бодро покидают их землю. Рауль дю Барри, однако, отказался уезжать даже после того, как бежавшие от опасности горожане начали возвращаться в свои дома. Государственный совет объявил о розыске герцога и герцогини, но никто не видел, как они ушли, и никто ничего не слышал об их дальнейшей судьбе. Члены совета стали опасаться худшего.

Брат Стефано не смог покинуть зимний лес до конца января. Когда же он наконец собрался в путь, Франческа попросила разыскать кого-нибудь из членов совета и сообщить только, что семья герцога прячется в лесу и вернется в город, едва откроются дороги. О смерти герцога она посоветовала умолчать.

Герцогиня решила навсегда оставить Бернардо при себе.

– Когда тебя нет рядом, мне страшно, – призналась она.

Великан согласился повсюду сопровождать ее и детей и пообещал постоянную защиту.

Франческа собиралась вернуться в замок при первой же возможности. Терца должна была отправиться в путь вместе с ней, а Бальбине и Розе предстояло задержаться до весны и проводить охотников в лес. Дороги, однако, растаяли и высохли только к концу марта. Франческа всерьез задумалась, не рассказать ли постояльцам, кто она такая на самом деле, но в конце концов решила не рисковать и сохранить тайну. После предательства Маттео она уже не могла доверять никому, кроме нескольких самых близких людей. Близнецам исполнилось по восемь месяцев, так что далекое путешествие в неустойчивую весеннюю погоду вызывало тревогу. К тому же уехать без детей она не могла, потому что кормила их грудью, а потому оставалось одно: везти малышей с собой, несмотря на холод и сырость.

Объяснив охотникам, что отправляется навестить больную бабушку, ранним утром Франческа выехала в сопровождении Терцы и Бернардо. Джованну положили в теплую корзинку и приторочили к седлу верной горничной, а Карло занял свое место в такой же корзине, но на седле мамы. Возвращаться было решено не лесной дорогой, по которой приехали, а другой – той, по которой накануне свадьбы возвращались в город вместе с Алонзой. Этот путь был дольше, но удобнее и безопаснее, потому что позволял останавливаться на ночь на фермах – единственный возможный вариант в марте, да еще с маленькими детьми. К середине дня выехали из леса на дорогу и остановились, чтобы Франческа покормила близнецов. К счастью, после этого оба уснули, и всадники осмелились пустить лошадей легким галопом.

В сумерках остановились на ферме и попросили разрешения переночевать. Хозяин предоставил в распоряжение путников амбар.

– Еда у нас с собой, – поспешил заверить Бернардо, и Франческа поняла, что с провизией в стране пока нелегко.

– Можно набрать воды из вашего колодца? – вежливо осведомился великан. Крестьянин кивнул и с интересом посмотрел на близнецов.

– Какие чудесные малыши, – умилился он, обращаясь к молодой матери. – Вы с мужем можете ими гордиться. – С этими словами добрый человек ушел и оставил постояльцев в покое.

– Дурень, – пробормотал Бернардо. – Можно подумать, юная красавица вышла бы замуж за такого увальня, как я.

Терца захихикала.

– Вот уж верно, – согласилась она.

– Пусть думает, что хочет, – улыбнулась Франческа. – Я нисколько не обиделась.

Путники не ели с раннего утра – с тех пор как выехали из лесной гостиницы, так что теперь с аппетитом поужинали холодной жареной олениной, хлебом и сыром. Все это заботливо упаковала Бальбина. Колодезная вода оказалась свежей и вкусной, хотя и очень холодной. Франческа покормила детей и положила их в пустые ясли, которые Терца заботливо наполнила свежим сеном, а сверху накрыла мягким шерстяным одеялом. Малыши мгновенно уснули. Женщины устроились по обе стороны от них, а Бернардо смастерил себе постель поодаль, на сеновале.

Спали все крепко и проснулись на рассвете. Франческа покормила детей. Перекусив хлебом и сыром и запив завтрак холодой колодезной водой, путники снова положили малышей в корзинки, сели верхом и с первыми лучами солнца выбрались из амбара. Из дома вышел хозяин, и Бернардо поблагодарил за ночлег.

– Едете в город? – полюбопытствовал крестьянин. – Французы наконец ушли, и теперь все, кто покинул свои дома, спешат вернуться. Осталось только разыскать герцога и его жену.

– Может быть, они уехали во Флоренцию, к родным герцогини? – предположил Бернардо.

– Не важно, где они спрятались. Главное, что французы их так и не нашли, хотя граф, который здесь распоряжался, кричал на каждом перекрестке, что их казнили, – рассудительно заметил крестьянин. – Если бы так оно и было на самом деле, тела обязательно выставили бы на всеобщее обозрение в качестве доказательства. А этого, слава богу, не случилось. Ну, счастливого пути! – Он помахал на прощание.

Второй день в пути и вторая ночь на ферме ничем не отличались от первых, а к вечеру третьего дня путники наконец-то приехали в город. Миновав ворота, Франческа откинула капюшон, открыв лицо и золотисто-рыжие волосы. Тут же послышался возглас:

– Да это же наша герцогиня!

Горожане обступили небольшую процессию плотным кольцом и проводили в замок. К удивлению Франчески, капитан Арналдо оказался здесь же с небольшим отрядом гвардейцев. Бернардо держался рядом с Франческой и ее маленьким сыном.

Капитан встал с другой стороны.

– Добро пожаловать домой, синьора! – приветствовал он. Посмотрел на детей, перевел вопросительный взгляд на герцогиню и спросил:

– А где же герцог?

– Теперь ваш герцог – вот этот мальчик, – тихо ответила Франческа. – Его зовут Карло. А муж мой умер. Я же вернулась, потому что французы ушли, и теперь наш сын должен вступить в свои законные права, как наследник.

Капитан внимательно посмотрел на малыша: кудрявые каштановые волосы, большие глаза цвета морской волны. Точная копия отца.

– Придется силой выдворить из замка графа дю Барри, сударыня. Он отказывается уезжать и твердит, что намерен управлять герцогством Террено Боскозо.

Франческа горько рассмеялась.

– Жить ему осталось не дольше, чем до вечера. Мы сможем войти в замок, капитан?

– Подъемный мост, вернее, то, что от него осталось, все еще достаточно надежен, – ответил военный.

– А кто прислуживает графу?

– Всего несколько человек из его собственного окружения.

Франческа повернулась к Бернардо:

– Тебе известно, что надо делать.

– Хорошо известно, синьора, и сделано это будет немедленно, – ответил великан.

– Но прежде я с ним встречусь, чтобы перед смертью самозванец узнал, что герцогство моего сына, словно птица феникс, возрождается из пепла и руин, – предупредила герцогиня. – Пусть поймет, что к смерти его приговорила я, а наш с Рафаэлло сын вырастет и будет править твердой рукой.

– В таком случае приведу его к вам, госпожа. Предпочтете мучительную казнь?

– Я флорентийка и должна была бы ответить положительно, но нет. Просто задуши.

Бернардо улыбнулся.

– Как прикажете, синьора.

– Капитан Арналдо, это Бернардо, – представила Франческа. – Он охраняет меня и моих детей. Вечером расскажу всю историю. Бернардо, перед тобой командир отряда гвардейцев, которого я никак не предполагала здесь встретить. Вы же собирались в Швейцарию, капитан, не так ли?

Мужчины сдержанно кивнули в знак приветствия.

– Прежде чем покинуть герцогство, решил убедиться, что все окончательно потеряно, – объяснил военный. – А когда французы ушли, стало ясно, что жизнь продолжается.

Они осторожно проехали по изуродованному мосту и оказались во дворе замка. Франческа оставила детей на попечение Терцы и двух гвардейцев и в сопровождении остальных вошла в замок. Бернардо тут же схватил за шиворот первого попавшегося слугу.

– Говори, где твой хозяин?

От страха тот с трудом пролепетал:

– В… в зале.

– Немедленно уходи отсюда и благодари судьбу за спасение. Не вздумай возвратиться, – сурово предупредил Бернардо. Он отпустил слугу, и тот мгновенно исчез.

Граф дю Барри сидел, а точнее, полулежал за главным столом, на подиуме. Он был изрядно пьян, но не настолько, чтобы не остолбенеть от внезапного появления герцогини в сопровождении внушительной свиты.

– Немедленно убирайся с законного места герцога! – потребовала Франческа. – Как смеешь его осквернять, грязный француз?

Граф дю Барри нашел силы встать и посмотрел сверху вниз.

– Откуда ты взялась, сука?

Бернардо поднялся на подиум и отвесил графу солидную оплеуху.

– Разговаривай с герцогиней уважительно, негодяй, – прорычал великан и смерил врага ледяным взглядом. – Для человека, который с минуты на минуту предстанет перед Создателем, ты слишком дерзок. Готов умереть?

Рауль дю Барри мгновенно протрезвел и побелел от ужаса. Дар речи его покинул.

– Кажется, герцогиня приказала тебе спуститься с подиума, – прорычал Бернардо.

Наконец дю Барри смог сказать:

– Герцогства больше нет. Это территория Франции, а я наместник короля.

– Тот жадный старик, которого вы называли королем Людовиком, мертв, а его место занял ребенок. Войско вернулось домой, – уверенно заявил Бернардо. – Какие у тебя полномочия? Никаких! Террено Боскозо принадлежит не Франции, а своему герцогу и своему народу. – Бернардо вытянул руку, схватил графа за лацканы камзола и рывком сбросил с подиума. Медленно подошел, поднял с пола и огромными ладонями сжал слабую безвольную шею.

– Синьора? – произнес коротко.

Франческа молча кивнула.

Бернардо надавил сильнее, потом еще сильнее и еще… бледное от ужаса лицо графа дю Барри порозовело, покраснело и, наконец, приобрело багровый оттенок.

Глаза выкатились из орбит, и Франческа с отвращением спросила себя, не выскочат ли они окончательно. Решив, что граф уже достаточно помучился, она коротко кивнула Бернардо, и охотник одним движением лишил свою жертву жизни.

– Постараюсь никогда вас не оскорблять, синьора, – с натянутой, кривой улыбкой произнес капитан Арналдо.

Как и многие другие, он всегда считал герцогиню очаровательной красавицей, изящным украшением замка. И вот теперь стало ясно, что в мести она умеет быть непреклонной и безжалостной. Стоило ли сомневаться, что незаурядная сила характера проявится и в воспитании маленького герцога? Террено Боскозо оказалось в крепких, надежных руках.

– Проследи, чтобы его похоронили, – обратилась Франческа к Бернардо. – Пусть его люди выроют могилу в неосвященной земле. И ни одной молитвы.

Она повернулась к капитану Арналдо.

– Необходимо удвоить число гвардейцев, причем как можно скорее. Сможете это сделать?

– Разумеется, – без тени сомнения ответил военный.

– Государственный совет сейчас в городе? Хочу немедленно его собрать и подтвердить законные права герцога Карло.

– Вам лучше самой объявить народу о смерти герцога Рафаэлло, – предложил капитан и нервно спросил себя, примет ли госпожа его совет.

– Да, вы правы, – согласилась Франческа. – Но только после того, как об утрате услышат члены совета. Кроме того, тело моего мужа должно быть возвращено в замок и погребено в семейном склепе Чезаре. – Она вздохнула. – Работа тяжелая и печальная, но должна быть исполнена на совесть.

Почти все члены совета уже вернулись в город, а поскольку новость о приезде герцогини уже успела распространиться, приглашение на экстренное заседание никого не удивило.

Герцогиня тепло приветствовала каждого из участников, а когда все расселись по местам, заговорила:

– Не стану таить от вас правду: герцог Рафаэлло умер в ноябре.

В комнате воцарилась напряженная тишина, а все глаза с особым вниманием устремились на герцогиню.

– Однако отчаиваться не стоит, потому что летом Господь благословил нас сразу двумя детьми. Сыном и дочерью. Вот ваш новый герцог. – Она наклонилась к стоящей на полу корзинке и взяла младенца на руки. – Это и есть герцог Карло Рафаэлло Тит Чезаре.

Малыш пребывал в прекрасном настроении и лучезарно улыбался. А стоило ему помахать пухлой ручкой, как члены совета окончательно растаяли и заулыбались в ответ.

Однако уже через минуту послышался озабоченный голос:

– Синьора, ему необходим опекун, регент.

– Я являюсь опекуном своего сына и намерена стать его регентом, – твердо провозгласила Франческа.

– Но Террено Боскозо никогда еще не находилось во власти женщины, – нервно возразил пожилой участник заседания.

– Ошибаетесь, синьор Аугусто. Плохо знаете историю своей страны. Герцог Рафаэлло рассказывал мне, что дважды власть находилась в руках дам. Первой правительницей стала герцоиня Инига, примерно пятьсот лет назад, а второй – герцогиня Санча, всего сто пятьдесят лет назад. Обещаю править справедливо и разумно вплоть до того дня, пока герцогу Карло не исполнится восемнадцать лет. Обучать моего сына будут лучшие наставники. Капитан Арналдо и мой телохранитель Бернардо посвятят его в тайны военного искусства. Сама же я привью герцогу хорошие манеры и понятия чести и благородства. – Герцогиня положила ребенка обратно в корзинку и взглядом приказала Бернардо отнести его в детскую. – Ну а теперь, уважаемые господа, пришло время решить другие важные вопросы. Первым делом нам предстоит создать крепкую армию, чтобы никому больше не пришло в голову воспользоваться нашей слабостью. В настоящее время сложилась редкая политическая ситуация: как новый король Франции, так и герцоги Милана и Террено Боскозо – дети. Во Франции и в Милане идет ожесточенная борьба за регентство, и конца ей не видно. В нашем государстве ничего подобного не произойдет, не так ли?

– Нет! Нет! – послышались голоса, однако нашелся скептик, который спросил:

– Что будет, если вы решите снова выйти замуж, синьора?

– Этого не случится, – уверенно ответила Франческа. – У меня был прекрасный супруг. У меня есть прекрасные дети. Ответственность перед Террено Боскозо слишком велика. Новый муж мне не нужен.

Заявление было встречено молчанием.

– И ни один любовник не будет управлять ни мной, ни герцогством, – добавила Франческа с усмешкой.

– Синьора, мы не подразумевали ничего подобного, – начал оправдываться один из членов совета.

– И все же не пытайтесь доказать, что сомнение не пустило корни в ваших умах. Вполне естественно, что подобная возможность вас тревожит, однако оснований для страха нет. Мой путь прям и чист: прежде всего необходимо защищать интересы сына. Другие вопросы есть?

– Кто будет оплачивать армию, которую вы намерены создать? – резко осведомился один из трех благородных членов совета.

– Введем налог, – пояснила Франческа. – Но если пожелаете, могу и впредь оставить страну беззащитной перед опасностью нового завоевания.

– Какой будет величина налога? – продолжал допрашивать аристократ.

– Пока трудно сказать. Прежде необходимо сосчитать, во что нам обойдется небольшое войско численностью примерно в тысячу человек. Назначать налог просто так, без тщательной подготовки, опасно, а потому недопустимо: он может оказаться или слишком обременительным, или недостаточным. А сейчас, уважаемые господа, предлагаю закончить встречу. Отныне мы будем собираться регулярно, каждую неделю, потому что я нуждаюсь в ваших советах и ценю вашу мудрость. Желаю всем доброго дня. – Она встала и вышла из комнаты.

– Вы дали им пищу для размышлений, – заметил капитан Арналдо, провожая герцогиню по длинному коридору. – Да еще изрядно напугали. – Он хмыкнул. – Сделано все было мастерски, если позволите сказать.

– Позволю, – с улыбкой отозвалась Франческа. – Следовало с самого начала показать, что вмешательства в дела сына и государства я не потерплю. Готова выслушать любой совет, однако решения буду принимать единолично до тех пор, пока Карло не вырастет и не возьмет власть в свои руки. Надеюсь, к тому времени он уже многому научится и от меня, и от окружающих. Жаль только, что не будет помнить отца, а Рафаэлло не сможет передать ему свой опыт. Да и той беззаботной жизни, которой так долго наслаждался мой супруг, он не узнает: тяжкий груз правления рано ляжет на детские плечи. – В глазах блеснули слезы. – Мой бедный мальчик.

Капитан Арналдо сделал вид, что не заметил печали, потому что знал: герцогиня не захочет признать даже мгновенной слабости. Вместо этого он поинтересовался:

– Заявление о том, что больше не выйдете замуж, в полной мере соответствует убеждениям?

– Абсолютно. Заранее отвергаю возможность счастья с другим человеком. Второй муж захочет детей. Разве можно сказать наверняка, что впоследствии он не попытается обеспечить будущее своего сына за счет будущего сына Рафаэлло? Линия Чезаре должна продолжаться без угрозы постороннего вмешательства.

– Вы мудрая женщина, – с уважением произнес капитан. – Об этом я даже не подумал.

– Титул герцогини Террено Боскозо обязывает, – спокойно пояснила Франческа. – Верность моя отныне должна принадлежать наследнику покойного супруга и интересам герцогства. Наберите в гвардию надежных людей, капитан, а после этого займемся созданием небольшой, но крепкой армии. Сможете ли завтра в полдень собрать на площади всех горожан?

Капитан Арналдо кивнул, поклонился и отправился выполнять поручения, а герцогиня поспешила в детскую к своим малышам.

– Выглядите совершенно изможденной, – озабоченно заметила Терца.

– Так и есть, – устало согласилась Франческа. – Завтра предстоит объявить народу о новом герцоге. Французы не украли мои наряды? Найдется что-нибудь достойное?

– Удивительно, но ваши апартаменты злодеи не тронули: все осталось на своих местах, – заверила горничная.

– Близнецам потребуются няни, а еще до возвращения Бальбины срочно нужна повариха, – вздохнула Франческа. – Все, что она дала нам с собой, мы уже съели.

– Сегодня вернулись несколько слуг, – успокоила Терца. – Обещают, что скоро придут и все остальные.

– Кто-нибудь сможет присмотреть за близнецами? – спросила Франческа. – Ты нужна мне, чтобы подготовиться к завтрашнему ответственному выходу.

– Сейчас они спят. Если побудете с ними, я кого-нибудь найду, – предложила Терца и, заручившись согласием госпожи, выбежала из покоев. Отсутствовала она недолго и вернулась вместе с двумя молодыми женщинами. Обе склонились в вежливом реверансе, а герцогиня приветствовала их стоя.

– Вот, госпожа, это Черелия и Доната, – представила Терца. – У обеих есть свои детки, и если синьоре будет угодно, они позаботятся о маленьком герцоге и его сестренке.

Обе женщины приветливо улыбнулись. Выглядели они аккуратными и доброжелательными.

– В первую очередь ваша забота должна сосредоточиться на герцоге Карло, – пояснила Франческа. – Сестру его зовут синьорина Джованна. Я все еще кормлю обоих, так что несколько раз в день буду приходить в детскую, но могу и попросить принести детей ко мне. Как только появится возможность, постараемся расширить персонал, однако герцог с сестрой останутся в вашем ведении.

– Ваше доверие большая честь для нас, – ответила одна из женщин. – Меня зовут Черелия; я буду ухаживать за маленьким герцогом Карло.

– А я – Доната, – представилась вторая няня. – Присматривать за синьориной Джованной – редкая привилегия.

– Где вы были во время оккупации города французами? – поинтересовалась герцогиня.

– Прятались в деревне, – ответила Черелия. – Мой муж сапожник, а муж Донаты кожевник. Вернулись всего несколько дней назад и обнаружили свои дома в ужасном состоянии.

– Мужья согласятся вас отпустить? – уточнила Франческа.

– Мы всегда служили семейству Чезаре, – просто ответила Доната.

– В таком случае примите искреннюю благодарность за преданность, – заключила герцогиня. – Оставляю детей на ваше попечение. Через некоторое время вернусь, чтобы их покормить.

Вместе с Терцей она ушла в свои апартаменты и с радостью обнаружила, что горничная оказалась права: французы действительно ничего здесь не тронули. Драгоценности, разумеется, были надежно спрятаны в лесной гостинице, но все наряды ждали хозяйку. Первым делом Франческа обратила внимание на платье яркой расцветки.

– Нет, – покачала головой Терца. – Вы в трауре, синьора, так что придется выбрать что-нибудь темное. – Она достала наряд приглушенного зеленого цвета. – Вот как раз то, что нужно. Произведет достаточно серьезное впечатление и в то же время подчеркнет вашу красоту.

Франческа посмотрела на элегантное платье. Его заказывала мама, но надеть до сих пор так ни разу и не удалось.

– Да, – негромко одобрила она. – Прекрасно подойдет.

Вечером выяснилось, что мажордом Пьеро уже вернулся. Ужин подавали два лакея.

– А кто готовил? – с любопытством осведомилась Франческа.

– Помощница Бальбины, – ответил Пьеро. – Добро пожаловать домой, синьора. – Он почтительно поклонился.

– Передай ей, что Бальбина задержится еще на несколько месяцев и вернется только весной, – попросила Франческа. – И проследи, чтобы подъемный мост как можно скорее починили.

Пьеро снова поклонился – на этот раз для того, чтобы подчеркнуть готовность служить.

Ночью Франческа долго плакала в огромной опустевшей постели, которую когда-то делила с Рафаэлло. Казалось, белье еще хранит его родной запах. Но потом усталость взяла свое, и она уснула. Сон был тяжелым, беспокойным и не принес желанного отдыха, однако Франческа сказала себе, что постепенно привыкнет снова спать в одиночестве. Утром она первым делом покормила малышей, а потом позавтракала и начала готовиться к встрече со своим народом. Удивительно, но скромное темно-зеленое платье с золотой вышивкой и светлыми кружевами на рукавах оказалось на редкость эффектным.

Терца сделала госпоже строгую прическу, чтобы та выглядела старше своих двадцати лет, и дополнила наряд немногими оставшимися в замке украшениями – двойной ниткой жемчуга и простыми жемчужными сережками в золотой оправе. От плаща Франческа отказалась, объяснив, что он скроет и платье, и драгоценности, отчего она не сможет выглядеть настолько впечатляюще, насколько требуют обстоятельства.

– Великолепно! – оценила Терца, критически взглянув на госпожу, и подала кожаные перчатки. – Пойдемте.

– А где же герцог? – встревожилась герцогиня.

– Черелия принесет его в зал в праздничном костюмчике, – успокоила Терца. – Они с Донатой всю ночь шили. Синьор Карло не может предстать перед своим народом как обычный ребенок: нет, он обязательно должен выглядеть пусть и маленьким, но герцогом.

– Что за преданность! – восхитилась Франческа.

В зале уже ждали капитан Арналдо и Бернардо. Черелия стояла рядом с великаном с мальчиком на руках. Малыш был одет в голубой бархатный костюмчик с золотой отделкой. Увидев маму, он радостно заулыбался и закричал, словно радуясь и наряду, и возможности его показать.

– Во дворе вас ждет почетный караул гвардии, синьора, – доложил капитан.

– Поедете рядом со мной, – распорядилась Франческа. – А ты, Бернардо, поедешь с другой стороны и повезешь в корзинке герцога.

Все трое вышли во двор, а Терца и Черелия последовали за ними. Франческа села на белую лошадь, в дамское седло, а мужчины вскочили на своих коней. Терца заботливо расправила складки пышного платья, Черелия бережно положила герцога в притороченную к седлу Бернардо корзинку. Полдюжины гвардейцев встали впереди, а еще полдюжины замкнули процессию.

Медленно, осторожно кавалькада преодолела поврежденный мост и спустилась с холма в город. Главная площадь оказалась до отказа заполнена людьми. Как только глашатаи объявили, что утром герцогиня обратится к своему народу, весть распространилась мгновенно, и многие из тех, кто еще оставался в деревнях, поспешили в город, чтобы собственными ушами услышать все, что она скажет. Сплетни ходили разные, так что всем хотелось узнать правду из первых уст.

Торжественная кавалькада проехала в центр площади и остановилась. Франческа повернула лошадь так, чтобы видеть большинство собравшихся людей. В полной тишине она заговорила во весь голос, стараясь обратиться к каждому.

– Граждане Террено Боскозо! Как и вы, я благодарю Всемогущего Бога за вновь обретенную свободу. Должна сообщить вам новость одновременно трагическую и исполненную надежды. – Народ подступил ближе, чтобы не пропустить ни слова. – Герцог Рафаэлло погиб.

В толпе послышались вздохи, всхлипы и даже рыдание.

Франческа подняла руку, чтобы успокоить людей, и, дождавшись полной тишины, продолжила:

– Но за четыре месяца до гибели моего супруга Господь благословил нас сразу двумя детьми – мальчиком и девочкой. Пока еще они совсем крошки, но скоро вырастут и станут такими же сильными, как их родители, дедушки и бабушки. Добрые жители Террено Боскозо, я привезла вам герцога Карло Рафаэлло Тита Чезаре!

Она кивнула Бернардо, и великан поднял мальчика, чтобы все смогли его увидеть. На мгновение наступила абсолютная тишина, а потом раздались оглушительные восторженные вопли. Малыш, однако, совсем не испугался и даже поднял ручку, словно приветствуя свой народ.

– Смотрите, смотрите, что он делает! – послышались восторженные голоса, а потом толпа принялась радостно кричать:

– Да здравствует герцог Карло! Да здравствует герцог Карло! Да здравствует герцогиня Франческа!

Когда горячая встреча подошла к концу и процессия выехала с площади, Франческа удивленно спросила Бернардо:

– Как же тебе удалось заставить его помахать толпе? Теперь люди будут долго вспоминать, как крохотный герцог их приветствовал.

– Всего лишь приподнял его ручку – одним пальцем. Пышный бархат скрыл уловку, – гордо улыбнулся телохранитель. – Зато все подданные сразу полюбили своего нового правителя.

Франческа развеселилась и впервые после смерти мужа смеялась долго и от всей души.

– Сделано было мастерски, – успокоившись, оценила она. – Надеюсь, ты навсегда останешься с нами и не будешь тосковать по лесу.

– Когда герцог подрастет, обязательно научу его охотиться, – мечтательно произнес Бернардо.

– И его сестру тоже. Не хочу воспитывать ее изнеженной глупышкой, – заметила Франческа. – Пусть вырастет сильной и бесстрашной: кто знает, какие испытания готовит ей судьба?

– Пусть станет похожей на свою маму, – негромко добавил капитан Арналдо.

– А я, судя по всему, истинная дочь своей матери, – призналась Франческа. – И совсем не так романтична, как старшая сестра Бьянка. Наверное, прозвучит странно, но женщина должна обладать необыкновенной душевной силой, чтобы выжить. У меня эта сила, к счастью, есть. А еще я благодарна судьбе за то, что вы оба рядом со мной и с моим сыном. Ближайшее будущее окажется нелегким, но, даст Бог, Карло вырастет, достигнет совершеннолетия, женится и подарит мне внуков, старший из которых пойдет по стопам отца. Этого вполне достаточно для мира в душе, – закончила она, когда кавалькада поднялась к замку.

Франческа тосковала по своему Рафаэлло и горько сожалела об утраченном счастье. Но Господь распорядился так, что они успели исполнить свой долг и подарили жизнь двум прекрасным детям: сыну, который приведет страну к процветанию, и дочери, которую ждет чудесное замужество, чрезвычайно выгодное для государства. Как странно, вдруг подумала Франческа. Она больше не считала Флоренцию своим домом: отныне дом ее здесь, в многострадальном герцогстве Террено Боскозо.

Хотя постель ее пустовала, сердце полнилось любовью и благодарностью за время, проведенное рядом с Рафаэлло. Теперь главными людьми ее жизни стали дети. Франческа улыбнулась собственным мыслям: до сих пор ей ни разу не приходило в голову, что она и в самом деле истинная дочь Орианны Пьетро д’Анджело. Интересно, хватит ли в мире места для обеих?