Прочитайте онлайн Франческа, строптивая невеста | Глава 16

Читать книгу Франческа, строптивая невеста
5618+15212
  • Автор:
  • Перевёл: Татьяна А. Осина
  • Язык: ru

Глава 16

Часы пробили полночь, и беженцы собрались в большом зале. Все были одеты по-дорожному. Окинув прощальным взглядом родной дом, Рафаэлло Чезаре повел спутников в глубокий подвал, а там, крепко сжимая в руке небольшой фонарь и освещая дорогу, быстро прошел по длинному коридору и свернул в едва заметный закуток. Стараясь не отставать ни на шаг, все молча следовали за ним, пока не оказались возле потайной двери. Герцог уверенно достал из ниши ключ и вставил в замочную скважину. Дверь открылась без малейшего скрипа. Беглецы вышли в холодную ночную тьму и обнаружили капитана Арналдо с семью лошадьми.

Герцог вопросительно взглянул на военного, а тот слегка пожал плечами и коротко кивнул. Герцог ответил легким наклоном головы: он понял, что где-то неподалеку лежало тело того из охранников, кто помог привести лошадей. Капитан Арналдо решил не рисковать и предпочел остаться единственным свидетелем отступления. Лошадей быстро разобрали. Герцог отдал капитану ключ от двери, поблагодарил и первым начал опасную переправу через ров.

Проводив путников печальным взглядом, капитан Арналдо отыскал в темноте тело своего солдата и осторожно втащил его в секретный закуток. Запер дверь, положил ключ на место, в нишу, и по узкому длинному коридору вернулся в подвал. Задвинул засов и замаскировал вход громоздким тяжелым шкафом.

На улице тем временем начался мелкий холодный дождь. Герцог медленно продвигался к едва различимой в темноте дороге, ведущей в лес. Все молчали, сосредоточенно глядя перед собой на узкую извилистую тропу. Дождь продолжал упрямо моросить, но не усиливался, а потому казался пусть и неприятным, но терпимым. Через несколько часов скучного, утомительного пути небо начало светлеть, и ночь сменилась серым промозглым утром. Наконец-то герцог остановился, чтобы дать отдых лошадям.

Бальбина предложила завтрак: хлеб, холодное мясо, сыр. Все с удовольствием подкрепились, запили еду водой из ручья и снова тронулись в путь.

К полудню дождь прекратился, и небо просветлело. Только герцог знал местность и понимал, где находится, а всем остальным приходилось, доверившись, следовать за ним. На закате Рафаэлло остановился на небольшой уютной полянке.

– Вот здесь проведем ночь, – объявил он и спешился. – Огонь разводить не будем, чтобы не привлекать внимания зверей. Приготовьте спальные места, а потом поедим. Как только стемнеет, придется снова замолчать. Маттео, помоги мне с лошадьми. Ты заступишь на дежурство первым, а в полночь я тебя сменю до утра.

Мужчины расседлали лошадей, отвели их к ручью напиться, а потом крепко-накрепко привязали к двум деревьям в центре поляны, где они могли спокойно пастись. Путешественники устроились на седлах и приступили к долгожданной трапезе. Бальбина порадовала всех жареным каплуном, хлебом и сыром.

– Кроме хлеба и сыра, у нас больше ничего не осталось, – виновато предупредила она герцога. – Это все, что мне удалось взять с собой.

– Ты подготовилась замечательно, – похвалил Рафаэлло и обвел свою команду внимательным взглядом. – Пришла пора рассказать, куда мы направляемся и как вы должны вести себя впредь. – Он слегка улыбнулся, взял жену за руку, поднес ладонь к губам и поцеловал. – Давным-давно мой дед построил в лесной чаще маленькую гостиницу, чтобы охотники могли проводить там зимние месяцы. Открывалась она поздней осенью, а весной закрывалась. Прежняя хозяйка, Алонза, больше не может выполнять свои обязанности. Перед смертью мой отец позволил ей вернуться к семье, а я до сих пор так и не собрался назначить новую управляющую.

Французы, как вам известно, приговорили меня и мою жену к смерти. Если нам удастся выжить, то, вероятно, я еще верну себе законную власть. Ну а если не смогу вновь получить герцогство, то сохраню самое ценное, что есть у человека, – жизнь. Каждый из вас самостоятельно принял решение соединить свою судьбу с нашей. Охотники знают меня под именем Карло и понятия не имеют, что на самом деле я сын герцога Тита, а теперь – новый герцог. До тех пор, пока французы не уйдут из Террено Боскозо, герцога здесь нет, а гостиницей этой зимой будут управлять Карло и его жена Кара. Ну а что случится весной, одному Богу известно.

Отныне и впредь никто из вас не должен обращаться к нам как к герцогу и герцогине. Пожалуйста, больше никаких «синьоров», «господ» и «светлостей». Теперь мы просто Карло и Кара; точно так же, как вы – Маттео, Бальбина, Терца и Роза. Лесная гостиница – не замок. Никто не должен догадаться, кто мы такие. Понимаете, друзья?

– Но чем же мы будем заниматься? – спросил Маттео. Пока ему не удалось заставить себя назвать герцога по имени.

– Мы с тобой будем охотиться вплоть до наступления холодов, ухаживать за лошадьми. Племянник Алонзы обычно приводит корову, так что на столе появляются и масло, и сметана. Будем надеяться, что в этом году он сделает то же самое, так как других распоряжений ему никто не давал. На охоте нам будут помогать собаки моей жены. – Он потрепал по голове одну из борзых. – Женщины будут делать то, что всегда делают женщины. Бальбине придется готовить, а Франческе – ей помогать. Терца и Роза возьмут на себя уборку и стирку. Франческа… то есть Кара расскажет, как управлялась с хозяйством Алонза: она все знает, потому что перед свадьбой пряталась от меня в лесной гостинице.

– Там будем жить в полной безопасности, – успокоила спутников герцогиня. – О существовании приюта известно только охотникам, а настоящей дороги в лесу нет.

Настала ночь – такая темная, что едва удавалось разглядеть друг друга. Женщины устроились на ночлег. Герцог тоже задремал, а Маттео остался сторожить лагерь. Около полуночи сквозь облака показалась луна. Рафаэлло встал, отправил Маттео спать, а сам бодрствовал до самого утра, хотя это оказалось очень нелегко. Особенно мешали холод и сырость. С первым тусклым светом нового дня луна растворилась, и снова пошел мелкий дождик. Рафаэлло разбудил спутников. Подкрепившись хлебом и сыром, они опять сели на лошадей и отправились дальше.

Следующая ночь прошла так же неуютно. Говорить никто не хотел – и от усталости, и от нежелания жаловаться на судьбу: изменить все равно ничего бы не удалось. Хлеб и сыр успели засохнуть, однако другой еды не было.

Наконец, когда третий день скитаний уже начал клониться к вечеру, показалась долгожданная гостиница. В доме царило запустение: не оставалось сомнений, что с тех пор как весной Алонза уехала к сестре, здесь никого не было. Франческа смотрела на лесной приют с неожиданной нежностью: разве могла она представить, что попадет сюда снова и даже станет здесь хозяйкой? Она спешилась и с улыбкой спросила себя, что сказала бы о ситуации неизменно элегантная Орианна. Скорее всего разочарованию и гневу не было бы конца: старшая дочь стала третьей женой турецкого принца, а вторая из герцогини превратилась в беженку. Матушка желала – нет, ожидала для своих детей лучшего будущего.

– Маттео, на конюшне скорее всего уже поселились какие-нибудь дикие животные. Не мог бы ты привести ее в порядок и поставить лошадей? – обратилась Франческа к слуге.

– Хорошо, синьора… Кара, – смущенно ответил тот.

Неловкость показалась забавной.

– Ничего, постепенно привыкнешь, – утешила она и повернулась к женщинам. – Пойдемте. Проверим, в каком состоянии находится гостиница. Обычно Алонза оставляла ее в полном порядке.

Поднявшись на крыльцо, она, как и ожидала, обнаружила висящий на массивном чугунном крючке ключ. Отперла дверь и первой вошла в дом.

– Для начала надо проветрить комнаты. Откройте все окна. Бальбина, наверное, тебе не терпится увидеть кухню. Конечно, она не так просторна, как та, к которой ты привыкла в замке, но очень удобна. Скоро сама удостоверишься.

Рафаэлло с восхищением смотрел на жену.

– А что делать мне? – спросил он, невольно подчинившись ее уверенному руководству.

– Нам нужны дрова для каминов, – распорядилась Франческа и ушла вслед за женщинами.

К ночи с обустройством было покончено. Лошадей напоили, накормили и определили в стойла. Во всех каминах развели огонь. Новых жильцов распределили по комнатам: Терца заняла прежнюю каморку Кары. Бальбина и Роза поселились в небольшой комнате за кухней. Маттео получил в свое распоряжение альков с походной койкой рядом с главной столовой. Прежнюю комнату Алонзы Франческа оставила для себя и Рафаэлло. В будущем, конечно, спальня требовала нового обустройства, но на первых порах вполне годилась и так. Кровать, хотя и не настолько широкая, как в замке, оказалась вполне удобной, особенно для любовников.

– Всегда хотел узнать, как выглядит эта комната, – пробормотал Рафаэлло, крепко обнимая жену.

– Надо будет как можно скорее сменить матрас, – заметила Франческа. – Невольно представляю, как в этой постели резвились Алонза и Бернардо. Стены не настолько солидны, чтобы скрыть бурные утехи страстных любовников. – Она тихо засмеялась. – Нельзя забывать, что в соседней комнате теперь спит Терца.

Вместо ответа супруг спустил с плеч сорочку и прильнул к груди страстным поцелуем.

– Рафаэлло! – выдохнула она.

Он поднял голову и взглянул полными желания глазами.

– Сколько же недель я не имел возможности насладиться твоим прекрасным телом?

– Я всегда оставалась рядом, – пробормотала Франческа шепотом и запустила пальцы в густые каштановые волосы.

– Не криви душой, любовь моя. Ни ты, ни я не думали о близости. Мешал страх за подданных, за герцогство, за собственную жизнь, – тихо возразил Рафаэлло. Ладонь скользнула по ноге, приподнимая подол сорочки. – Но теперь мы в безопасности, и аппетит мой от воздержания лишь окреп. Сними же эту тряпку, пока не разорвал ее в клочья!

– Не смей, мой милый Рафаэлло. Другой нет, – остановила Франческа и с гулко бьющимся сердцем разделась. Ей нравилось, когда он выглядел не таким ухоженным и элегантным, как обычно, а отросшая борода делала его старше и внушительнее.

– Карло, – напомнил он. – Рафаэлло больше нет, Кара. Остался только Карло. Он будет тебя целовать, обнимать. Карло овладеет тобой. – Он подкрепил слова глубоким, жарким, дерзким поцелуем.

Она встретила горячий язык своим, столь же смелым, ни на миг не прекращая гладить мускулистую спину и крепкие ягодицы. Он застонал и, оставив губы, принялся целовать глаза, шею, плечи. Положил властную ладонь на венерин холмик и с силой сжал.

– О, Карло! – со страстью выдохнула она.

Довольный тем, что снова перехватил инициативу, он позволил пальцу скользнуть в горячую влажную глубину.

– Знаю, чего ты хочешь, Кара, но могу ошибиться, а потому расскажи, что тебе особенно приятно, любовь моя. – Палец добрался до волшебного бугорка, способный довести до экстаза.

– Да! – прошептала она.

– Что да? – поддразнил он, обнаружив то, что искал.

Франческа закрыла глаза и уступила волне наслаждения.

– Да, – повторила она, – и еще раз да!

Он прекратил сладкое истязание.

– Нет, проказница, ты должна сказать, чего хочешь, и только тогда продолжу.

– Не будь же жестоким, мой Карло, – промурлыкала она.

– Скажи! – настойчиво повторил он.

– Хочу, чтобы ты играл со мной до тех пор, пока желание не переполнит до краев, – заговорила Франческа. – Хочу, чтобы своей мужской силой довел до предела блаженства. Хочу, чтобы ты тоже испытал блаженство, милый Карло, ведь жадность моя не бесконечна.

– Думаю, сегодня одним лишь пальцем не обойтись. – Он раздвинул ей ноги и пустил в ход язык.

– Пресвятая Дева! – взмолилась Франческа, когда язык принялся снова и снова дразнить тайный бутон желания. – О, это уж слишком! Слишком!

Язык продолжал терзать короткими прикосновениями – сначала медленно, а потом все быстрее и быстрее. Божественный аромат ударил в ноздри, еще больше разжигая желание.

– Сейчас умру! – прошептала Франческа.

– Прекратить? – спросил он.

– Да! Нет! Нет! – Она вздрогнула и умолкла.

Поняв, что любимая готова его принять, он смело вошел в податливое, тоскующее тело.

– Так лучше, милая? Лучше?

Принялся двигаться сначала размеренно, неторопливо, а потом все стремительнее – пока она не вздохнула от невыразимого удовольствия. Он взглянул в прекрасное лицо и увидел чистую радость. Да, сегодня ей нужно немного больше, чем обычно, ведь они так давно не дарили друг другу любовь.

– Карло! Карло! – выдохнула она, едва не рыдая. Он отдал ей всю оставшуюся страсть, и она познала высшее наслаждение абсолютной полноты и законченности.

А потом утратила сознание.

Он застонал от только что испытанного невероятного облегчения и замер. Да, любимая принадлежит ему, и только ему. Навсегда! Нежным поцелуем он вернул жену к действительности.

Франческа открыла глаза и улыбнулась супругу.

– Люблю тебя под любым именем, – пробормотала она.

– Боюсь, что простой охотник Карло способен дать тебе больше, чем герцог Рафаэлло, обремененный множеством забот.

– А мне кажется, что здесь, в лесу, ты всегда чувствовал себя более счастливым, чем в замке, – проницательно заметила Франческа. – Но ответственность перед семьей диктовала свои условия. Сейчас, однако, выбора уже не осталось. А что касается избалованной дочери флорентийского торговца шелком, то зима, проведенная в лесной гостинице в качестве служанки, заставила ее измениться.

– Значит, эта жизнь тебя уже не пугает, – улыбнулся Рафаэлло.

– Нет, не пугает. К тому же я оказалась в значительно лучших условиях, чем бедная Алонза. В моем распоряжении Бальбина, чтобы готовить, и Терца с Розой, чтобы помогать по хозяйству. Так что, когда охотники вернутся из холодного зимнего леса, их встретят тепло, уют и вкусная еда.

– Надеюсь, они хорошо примут новых хозяев, – вздохнул Рафаэлло. – Нас с тобой все знают, а со слугами лесные жители легко найдут общий язык.

– До прихода охотников необходимо справиться с множеством дел, а времени остается совсем немного, – напомнила Франческа.

– Завтра примемся за работу, любовь моя, – успокоил Рафаэлло, – а сегодняшняя ночь только для нас. – Он снова ее поцеловал, и Франческа блаженно вздохнула.

Следующие несколько дней прошли в неустанных хлопотах: хотелось принять охотников как можно лучше. К счастью, племянник Алонзы действительно привел корову, хотя и невероятно тощую. Кару он узнал сразу.

– Привет, моя красавица. Вернулась?

– Меня назначили на место твоей тетушки, ведь она отказалась работать, – ответила Франческа и, не удержавшись, ехидно поинтересовалась: – А ты не мог привести корову посолиднее? Да и кур побольше не помешало бы.

– Алонза умерла, – обыденно пояснил парень. – Когда пришли французы, бежать она не захотела. Решила присмотреть за домом и даже готовила для незваных гостей, а однажды утром они обнаружили ее в постели мертвой. Я остался вместе с тетушкой, а как только ее похоронили, французы сразу меня прогнали. Ночью, пока негодяи спали, я залез в хлев, забрал корову и несколько оставшихся кур. Еды не хватало даже людям, что уж говорить о скотине! Честно говоря, думал, что корова падет прежде, чем доведу ее сюда, но верил, что герцог своих охотников не бросит. По крайней мере так говорила тетушка Алонза. – Он вылез из повозки.

– Хочешь остаться с нами? – спросила Франческа. – Я привезла из города нескольких друзей, они будут помогать. А кровать для хорошего работника всегда найдется.

– Спасибо, моя красавица, но лучше вернусь туда, откуда пришел. Собираюсь уйти из Террено Боскозо и попытать счастья на стороне. Горожане теперь разбросаны по всему герцогству и не вернутся, пока французы не оставят нашу землю в покое. Герцог заперся в замке. Все пропало, не уцелело ровным счетом ничего. Может быть, захочешь пойти со мной, красавица? Я теперь состоятельный человек – с ослом и повозкой. – Парень широко улыбнулся.

Франческа рассмеялась.

– Я вышла замуж за охотника Карло. Боюсь, мой уход его не обрадует.

– Что ж, в таком случае желаю удачи, – добродушно ухмыльнулся племянник Алонзы. – Если ты не против, останусь здесь на ночь; уж очень заманчивые запахи доносятся из кухни.

– Добро пожаловать, – с радостью пригласила Франческа. – Большое спасибо за корову. Постараемся ее подкормить. А кур выпусти во двор: пусть сами поищут еду.

– Здесь всем им будет гораздо лучше, чем в городе, – с надеждой произнес парень. – Французы едят все подряд, а местных жителей обрекают на голод. Да, прежнего счастливого Террено Боскозо уже нет, но как это случилось, непонятно. Почему французы нас захватили? Герцоги всегда вели себя мудро и спокойно, чем спасали нас от постоянных стычек между итальянскими государствами и Францией.

– Говорят, французский король захватывает все новые и новые земли. – Франческа пожала плечами. – Наверное, мирное герцогство показалось им легкой добычей.

– Алонза часто говорила мне, что человеку нужно не много: теплый камин, сытная похлебка и хорошая женщина, – ответил парень. – Что ж, придется поискать счастья в другом месте. Родных здесь все равно не осталось: тетушка умерла, а мать ушла далеко – на ферму своего брата.

Рафаэлло, волей судьбы превратившийся в Карло, с сердечной болью слушал рассуждения молодого человека. Никогда еще он не ощущал собственную беспомощность так остро. Законный правитель Террено Боскозо не имел возможности защитить свою страну и свой народ. Теперь он понимал, что вместо того чтобы наслаждаться жизнью во время правления отца, следовало подумать о будущем и догадаться, что рано или поздно крупные и более сильные соседи захватят герцогство.

Постоянные конфликты и войны между итальянскими государствами, стычки между ними и Францией красноречиво свидетельствовали об изменениях в мире, и напрасно Рафаэлло не обратил на это внимание. В конце концов, ничто и никогда не стоит на месте. А следовало бы убедить отца позволить ему собрать и обучить надежную армию. Народ пострадал от недальновидности правителя.

На следующее утро племянник Алонзы ушел. После беседы с молодым человеком новый хозяин гостиницы едва ли произнес несколько слов. Лег в постель рядом с женой, но интереса к ней не проявил и всю ночь не сомкнул глаз. Если отсутствие страсти и удивило Франческу, виду она не подала, а после наполненного заботами дня с благодарностью воспользовалась возможностью спокойно уснуть. Утром, однако, настроение супруга не улучшилось.

– В чем дело, милый? – озабоченно сросила она.

– Я должен был знать, – мрачно ответил Рафаэлло. – Должен был предвидеть, что французы попытаются подмять под себя Террено Боскозо. Всем известно, что Людовик XI отличается невероятной алчностью.

– Что за чушь! – воскликнула Франческа, удивив несвойственной ей резкостью. – Король понятия не имел о нашем существовании до тех пор, пока граф дю Барри не рассказал ему о месторождении золота и богатом герцогстве, которое ничего не стоило захватить. Дю Барри отлично знал, как разжечь жадность монарха, и с успехом это сделал.

– Надо было позаботиться о собственной армии, – не успокаивался Рафаэлло, – и заключить надежные военные союзы.

– Да, надо было, – согласилась Франческа. – Однако с тех пор как ваш благородный римский предок основал герцогство, все его последователи жили в мире с соседями. Террено Боскозо всегда безмятежно процветало, вот и все объяснение. Маленькое государство никому не угрожало, и никто не угрожал маленькому государству. Но как только Людовик услышал о золоте, судьба наша была предрешена, господин мой. Даже узнав о том, что прииск давно опустел, он не сможет просто уйти и тем самым продемонстрировать всему миру собственную несравненную жадность. Он присвоит земли Террено Боскозо, и герцогство исчезнет, растворится без следа. Свои действия король объяснит очень просто: якобы Милан угрожает Франции, а после того, как вы отказались поклясться в верности Франции, у него не осталось иного выбора, как только забрать у вас герцогство, чтобы не допустить преступного альянса с Миланом.

– Значит, все потеряно! – в отчаянии воскликнул Рафаэлло. – Никогда уже мне не удастся вернуть герцогство. Фамильный замок больше не будет принадлежать семье Чезаре!

– Но мы живы, – возразила Франческа.

– А зачем, ради чего? Я герцог Террено Боскозо, но у меня больше нет ни родного дома, ни подданных.

– Мы живы, – повторила Франческа, – и сумеем построить новую жизнь здесь, в лесу Террено Боскозо.

– Но я не трактирщик! – неожиданно рассердился Рафаэлло.

– И я тоже не родилась хозяйкой гостиницы, – невозмутимо парировала Франческа. – Я дочь богатого человека и с детства привыкла, чтобы мне прислуживали. Каждое мое желание немедленно исполнялось, а впереди ждала красивая жизнь супруги герцога или принца. Но когда я убежала из замка и попала к Алонзе, быстро научилась прислуживать другим. Больше того, делая это, чувствовала себя намного счастливее, чем прежде. Никогда не считала вас, мой господин, слабым человеком, не способным измениться, если того требуют суровые обстоятельства. Так не пытайтесь же доказать обратное! Мы сумели выжить во вражеском окружении и уж тем более выживем здесь, в лесу, среди простых и доброжелательных людей. Скоро рассветет. Пора вставать, у нас сегодня много дел. Скоро начнут возвращаться охотники: надо подготовиться к их приходу.

Франческа поднялась с постели, налила в таз холодной воды, чтобы умыться, и быстро оделась. Вышла из комнаты, плотно закрыв за собой дверь, и мысленно попросила Бога, чтобы слова ее помогли мужу найти себя и не впасть в черную меланхолию. Сама же она вдруг осознала, что готова жить в лесу и работать не покладая рук, лишь бы не оказаться во Флоренции, на шее у отца, и не стать объектом всеобщей унизительной жалости. Странно, но ни малейшего удивления внезапное открытие не вызвало. Две зимы назад она получила ценный урок покорности и смирения, а теперь этот же урок жизнь преподала Рафаэлло.

В кухню она пришла раньше Бальбины. Положила на тлеющие угли дрова, и скоро в печи деловито и бодро загудел огонь. Заглянула в большую миску, увидела, что тесто уже подошло, взбила пышную массу, разделила на несколько караваев, выложила на противень и отправила хлеб в печь. В этот момент в кухню прибежали Бальбина и Роза.

– Ах, синьора! – всплеснула руками повариха, но Франческа остановила ее движением руки.

– Кто-кто? – переспросила она. – Не вижу здесь ни одной синьоры.

– Трудно обращаться к вам без должного уважения, – со вздохом оправдалась Бальбина, однако собралась с силами и начала фразу заново: – Прошу прощения за то, что проспала и опоздала, Кара.

– Путешествие наше оказалось долгим и утомительным, так что извиняться не стоит, – заметила хозяйка гостиницы. – Теперь мне часто придется вставать раньше тебя, потому что я в ответе за порядок. Хочу предупредить, что Карло страшно переживает из-за того, что не смог защитить герцогство от французов. Паренек, который привел корову и привез кур, рассказал обо всем, что происходит в городе. Печальная судьба народа лишила Карло покоя.

– Если бы герцог не собрал всех на площади и не предупредил об опасности, жители города не успели бы уйти сами и вывезти все ценности, – решительно возразила Роза. – Французам мало что досталось, зато наши люди, если не вернутся в свои дома, смогут начать новую жизнь на новом месте. Герцог Рафаэлло правил очень хорошо, а в трудную минуту сделал все, что смог. Сотни мужчин погибли бы, оказывая сопротивление врагам! Сотни женщин испытали бы позор и унижение! Своим процветанием Террено Боскозо обязано гражданам, а не земле. Наш герцог спас свое главное достояние – живых людей, а потому не должен ни в чем раскаиваться. Он первым делом подумал о народе, и это главное.

– Спасибо, – раздался за спиной голос герцога. Он как раз собирался войти, однако, услышав беседу, остановился возле двери, чтобы не прерывать взволнованный монолог, и невольно узнал правду. Отчаяние его рассеялось.

– Ах, синьор! – Роза смутилась и залилась краской.

– Кто-нибудь накормит меня завтраком? – Карло улыбнулся и подмигнул Розе.

– Иди собери яйца, – приказала Франческа. – Будем надеяться, что куры не слишком устали в дороге.

– А как собирают яйца? – уточнил он.

– Пойдем покажу. Не думай, что сможешь спокойно сидеть, пока все мы работаем, – деловито заметила Франческа и торопливо вышла из кухни. Муж покорно зашагал следом.

Роза захихикала.

– Здесь она больше похожа на герцогиню, чем в замке.

Бальбина тоже усмехнулась.

– Замок принадлежал герцогу. Там он чувствовал себя хозяином и обращался с любимой женой как с драгоценным украшением. А здесь, в гостинице, распоряжается она. Возможно, наша молодая госпожа и выросла в роскоши, но отлично понимает, что такое работа.

Несколько недель ушло на подготовку гостиницы к зиме. Дни становились все короче, с севера и запада дули холодные ветры. Все матрасы и одеяла проветрили, постельное белье перестирали и выгладили тяжелыми чугунными утюгами, в комнатах обмели паутину, вымыли полы и окна. Герцог и Маттео каждый день кололи дрова. Заполнили один сарай, а потом построили второй и тоже заполнили, после чего занялись необходимым мелким ремонтом. Обязанность собирать по утрам яйца перешла к Розе, потому что Карло умудрялся разбить едва ли не половину. И вот однажды на закате из леса появились два усталых охотника.

Франческа откликнулась на зов Маттео, поспешила к двери и сразу узнала Бернардо и Пеппино.

– Добро пожаловать домой, – с улыбкой приветствовала она и мгновенно оказалась в медвежьих объятиях Бернардо.

Наконец великан ее выпустил и коротко поинтересовался:

– Алонза?

– Закончила свой земной путь, – ответила Франческа и перекрестилась. Мужчины сделали то же самое. – По ее совету герцог назначил меня на ее место. Ну а я привела с собой из города нескольких подруг. А еще вышла замуж за Карло. Входите же скорее и закрывайте за собой дверь. Ветер крепчает, а в воздухе пахнет дождем. Роза, скорее неси эль, наши гости устали!

– Когда ты пришла? – уточнил Бернардо.

– Около месяца назад. Племянник Алонзы, как всегда, приехал с коровой и курами. Надеюсь, что охотникам голодать не придется. Не знаешь, сколько народу соберется этой зимой?

– Те немногие, у кого в городе остались семьи, перед приходом французов увезли их в безопасные места, а потом половина из них вернулась в лес. Возможно, не все места окажутся занятыми, но постояльцы будут тебе благодарны, Кара.

– Мы привезли с собой кое-какие припасы, – сказала хозяйка. – К тому же здешние кладовки не пустовали. И все же придется экономить, чтобы дотянуть до конца зимы. Хочется верить, что и к следующему сезону удастся найти все необходимое. Сегодня, однако, вас ждет сытный ужин, и не я его приготовила. У меня прекрасная повариха, зовут ее Бальбина. Пойдем, Бернардо, познакомлю: Бальбина сумеет по достоинству оценить мужчину с хорошим аппетитом. Пеппино, если оставить тебя без присмотра, можно надеяться, что Роза не пострадает от твоего буйного нрава?

Пеппино широко улыбнулся.

– Право, Кара, малышка выглядит куда как соблазнительно. – Он похотливо взглянул на девушку. – Но обещаю вести себя прилично.

Франческа повела Бернардо в кухню, и Бальбина встретила великана приветливо.

– Выглядит он так, как будто понимает толк в хорошей еде, Кара, – рассудительно заметила она и обратилась к охотнику: – Скажи мне, большой человек, что любишь больше всего?

– Вы пока обсудите кулинарные пристрастия, а я пойду. – Франческа поспешила в столовую, откуда доносился голос Пеппино. Назвать его поведение приличным было трудно:

– Признайся, малышка, любишь перепихнуться?

Прежде чем растерянная Роза успела что-нибудь ответить, Франческа вошла в комнату и окликнула предприимчивого парня:

– Пеппино! Помнишь, как Алонза велела себя вести, когда я пришла в гостиницу? Так вот, теперь я требую, чтобы ты точно так же вел себя с моей Розой. Если не уймешься, будешь зимовать в снегу. Понял?

– Кара, войди в положение бедного охотника! – взмолился Пеппино. – Мы проводим все лето в лесу и никого не видим! Когда появятся другие, эту хорошенькую девчонку задергают. Не проще ли завести в гостинице пару шлюх? Старушка Алонза даже слышать об этом не хотела, но что же делать человеку, если ему нужна женщина?

– Я готова предложить тебе теплый кров, сытную еду и компанию таких же, как ты, охотников. Но, как и Алонза, решительно отказываюсь впускать к себе грязных женщин, – сурово отрезала Франческа.

– Проклятие! – пробормотал Пеппино. – Рассуждаешь совсем как старуха!

С улицы вернулись Карло и Маттео, так что внимание охотника сразу переключилось на доброго знакомого и того, кто вошел вместе с ним.

– Они здесь все такие? – испуганно спросила Роза.

– Некоторые еще хуже, – покачала головой Франческа. – Тебе придется проявить твердость, а если кто-то окажется не в меру настойчивым, не стесняйся жаловаться мне или Карло. Пеппино сказал правду: Алонза действительно не позволяла им вольностей. И я тоже не позволю.

Той ночью, когда они с мужем легли в постель, он сказал:

– Итак, сезон начался, и мы превратились в настоящих хозяев гостиницы. Бернардо знает, сколько народу придет в этом году?

– Меньше, чем прежде, – успокоила Франческа. – Мы обязательно справимся, любимый. – Она придвинулась ближе.

– Бедняга Пеппино, – сочувственно вздохнул Карло, стащил с жены сорочку и бросил на пол. Провел ладонью по спине, с откровенным удовольствием сжал ягодицы. – Ему придется утешать одинокий член самому, пока я радую свой вместе с тобой. – Он медленно, призывно поцеловал ее.

– Позволь, сегодня я порадую его сама. – Франческа быстро опустила руку и бережно сжала фаллос. – Как приятнее нашему маленькому охотнику? Так? Или, может быть, вот так? – Она медленно, чувственно гладила напряженный, пульсирующий член. Приподнялась на колени, склонилась и принялась облизывать от основания до вершины, а потом вдруг сжала губами и резко втянула. Супруг застонал от наслаждения и вцепился в золотисто-рыжие волосы, умоляя продолжать.

– Ммм, – промурлыкала Франческа и снова провела горячим языком – теперь уже в обратном направлении.

Рафаэлло на миг замер, а потом свободной рукой пробрался в ее тайный уголок, проник в глубину и нашупал крохотный островок наслаждения. Теперь уже Франческа судорожно вздохнула от неожиданности. Не в силах совладать с двумя ощущениями одновременно, выпустила из губ его плоть и прогнулась, стараясь оказаться как можно ближе.

– О, злодей! – прошептала горячо и восхищенно.

Он тихо рассмеялся.

– Твои губы творят чудеса. – В последний раз описал пальцем волшебный круг, мгновенно оказался сверху и медленно вошел в ее лоно.

Франческа едва слышно вскрикнула: он заполнил ее собой щедро, до краев. Обвила ногами его бедра и потребовала:

– Глубже! Быстрее! Быстрее!

Он исполнил бесстыдный приказ и до тех пор утолял пожар желания, пока она не обессилела и не зарыдала от сладкого изнеможения.

– Искусительница! – простонал он. – Значит, с охотником тебе лучше, чем с герцогом? Хозяйка гостиницы отдает себя свободнее и полнее, чем герцогиня!

– Охотник волнует больше, – выдохнула Кара. – Ах, только не останавливайся, прошу, а не то я умру, мой Карло!

Он озорно рассмеялся.

– Возможно, ты и умрешь, любовь моя, но случится это задолго до того, как я остановлюсь.

Он продолжал яростно – до тех пор, пока не пришлось прикрыть ей рот ладонью, чтобы безумными криками она не перебудила всю гостиницу. Герцог был страстным мужчиной, однако охотник оказался смелее, откровеннее, сильнее. Прекрасная герцогиня покорно и благодарно принимала любовь супруга, в то время как очаровательная хозяйка гостиницы щедро дарила своему охотнику пылкую, ненасытную страсть.

Прежде чем взмолиться о пощаде, Франческа дважды взлетала в небеса. Рафаэлло с радостью уступил, потому что не знал, сколько еще сможет продержаться. Она парила среди звезд, познав самое яркое наслаждение в своей жизни. Тело ее содрогнулось от долгожданного освобождения и от ощущения горячего потока в сокровенной глубине.

– Любимый! Любимый! – шептала она, тая в его объятиях.

После этого они не произнесли ни слова, потому что подходящих слов не нашлось. Однако оба спали так крепко, как не спали ни разу в течение долгих недель и месяцев. Герцога Террено Боскозо и его герцогиню покорила страсть охотника и хозяйки лесной гостиницы. Они не исчезли бесследно: возможно, настанет время, когда они появятся вновь. А может быть, и нет. А пока ранним утром влюбленные проснулись, улыбнулись друг другу и встали, чтобы начать новый день.

– Странно, что оба поднялись вовремя, – прошептала Терца Розе. – Ночью в их комнате творилось что-то невероятное; я уж думала, что праздник никогда не кончится.

– Сегодня они выглядят счастливее, чем обычно, – ответила Роза. – Как будто наконец-то вместе обрели мир. – Она на миг задумалась и поинтересовалась: – А у тебя в комнате есть сундук?

– Тебе не нравится ночевать с Бальбиной? Ее комната рядом с кухней, а потому намного теплее, чем у меня наверху.

– Сегодня ночью пришлось спать в кладовке, – призналась Роза. – Бальбине очень хотелось заполучить в свою постель великана Бернардо, да и он сгорал от нетерпения.

– В замке повариха слыла женщиной горячей и щедрой, – усмехнулась Терца. – Хорошо, переходи ко мне, но только надо предупредить госпожу, а не то решит, что я пригласила к себе Пеппино.

Роза захихикала.

– Ну уж подобного она о тебе никогда не подумает. Только не Пеппино!

– Уверена, что найдутся такие, кто сумеет оценить его обаяние, – усмехнулась Терца.

Каждый день в гостиницу приходили все новые и новые охотники, радуясь, что французская оккупация не лишила их зимнего приюта. И правда, вряд ли французы знали о существовании охотников и о гостинице, спрятанной в лесной чаще. Мысль эта согревала душу. Герцогство Террено Боскозо переживало тяжкие времена, но гостиница, пусть и с другими хозяевами, сохранила свой непритязательный уют и искреннюю доброту.