Прочитайте онлайн Фальшивый лорд | ГЛАВА VII Большая неприятность

Читать книгу Фальшивый лорд
296+950
  • Автор:
  • Перевёл: И. Н. Гилярова

ГЛАВА VII

Большая неприятность

— Ты уверена, что это был тот самый водитель? — спросила Трейси. Она остывала после пробежки к дому Белинды.

— Тот самый, абсолютно точно, — сказала Холли. — Такое лицо не забывается, правда, Белинда?

— Точно, без дураков, — ответила Белинда. Она чистила щеткой своего коня.

— Так почему же тогда этот самый лорд Баллард сказал, что «Роллс-Ройс» вообще не был в городе в ту субботу? — спросила Трейси.

— Может, он не хочет получить счет за ремонт машины Стива? — предположила Белинда.

Трейси выпила воды и села рядом с Холли.

— Я не могу поверить, что лорда с «Роллс-Ройсом» может беспокоить счет на пару сотен фунтов, — возразила она.

— Не знаю, — сказала Белинда. — Только мой папа всегда говорит, что не нужно доверять титулам. Множество лордов и леди уже разорились. Можно мне тоже глоточек коки?

— Это вода! — ответила Трейси.

— Знаю, — ответила Белинда. — Но если я скажу себе, что это кока, то она станет вкусней.

— У тебя от жары произошло размягчение мозгов, — усмехнулась Трейси, протягивая бутылку Белинде. — И у тебя тоже, — сказала она Холли.

— Почему ты это говоришь? — удивилась Холли.

— С каких это пор Детективный клуб уделяет столько времени какому-то рядовому дорожно-транспортному происшествию?

Холли пришлось согласиться, что это не самая большая загадка, с какими им приходилось иметь дело. Однако многие другие тоже начинались со сравнительно безобидных вещей.

— Но ведь мы занимаемся еще и покушением на мистера Руджа, — напомнила она Трейси.

— Какая тут связь? — спросила Трейси.

— Связи нет, — сказала Белинда. — Ладно, сейчас я устрою Мелдоуна на ночь, и мы пойдем и пошарим в холодильнике.

Но не успела Белинда и шагу ступить, как послышался голос ее матери.

Миссис Хейес шла к ним; на ее лице явственно читалось огорчение.

— Белинда! Я хочу с тобой поговорить. И с тобой, Холли!

— Со мной? — невинным голосом переспросила Холли.

— Да. С вами обеими.

Миссис Хейес смерила их своим самым яростным взглядом, который она обычно приберегала для рабочих, пытавшихся ей сообщить, что не смогут управиться в срок.

— В чем дело? — спросила Белинда.

— Я только что говорила по телефону с лордом Баллардом. Знаете, что он мне сказал?

— Что у него кончились деньги? — предположила Белинда.

— Не мели чепухи! — отрезала ее мать. — Он сказал мне, что вы обе рассердили мистера Тэйлора. Донимали его глупостями!

— Мы не донимали его глупостями! Просто пытались его уговорить, чтобы он отдал «Белую леди» в школу на празднование юбилея.

— Вот именно! — воскликнула миссис Хейес. — Кто вас просил совать свой нос в дела, которые вас не касаются?

— Но ведь это была моя идея насчет картины! — запротестовала Белинда.

— Что за чушь ты несешь! — заявила миссис Хейес. — Это я поговорила об этом с мисс Хосуэлл.

Белинда покраснела от возмущения. Казалось, она вот-вот взорвется, однако ее мать не дала ей такого шанса.

— К счастью, — продолжала она, — лорду удалось все поправить. Он сказал, что готов заплатить страховую сумму за картину, если мистер Тэйлор согласится передать ее в школу на время юбилея.

— Значит, мы все-таки ее получим? — спросила Белинда.

— Только не с вашей помощью, — буркнула миссис Хейес и удалилась в дом.

— Как она рассердилась! — сказала Трейси.

— Подумаешь! — усмехнулась Белинда. — Зато «Белая леди» снова вернется в школу.

— Так, значит, картина все-таки будет задействована в празднике?

Дэн О’Грэди заметил Холли, сидевшую на скамье возле школьных ворот. Она ждала Белинду и Трейси.

— Откуда вы знаете? — спросила Холли.

— Мне сказал его светлость, — ответил сторож и присел рядом с Холли. — Знаете, Холли, мне не терпится взглянуть на эту картину. Ничего, что я называю вас Холли?

— Это мое имя. — Холли пожала плечами.

— А мое имя Дэниел, — ответил ирландец. — Только друзья зовут меня Дэн. Вот и вы тоже можете так мне говорить.

— Вряд ли мисс Хосуэлл будет довольна, если услышит, что учащиеся называют вас Дэном. Она заявит, что это плохо отразится на дисциплине.

О’Грэди прищурился, размышляя над ее словами.

— Пожалуй, вы правы, — согласился он и огляделся по сторонам, чтобы удостовериться, что поблизости никого нет, а потом продолжил: — Так называйте меня «мистер О’Грэди» при всех, а когда никого нет — тогда Дэном.

Холли кивнула:

— Идет!

В новом стороже было что-то, вызывавшее у нее ощущение, что она знает его не пару-тройку дней, а давным-давно. Он определенно располагал к себе. Не было и дня, чтобы она не наткнулась на него где-нибудь в школе. И он всегда был готов поболтать и пошутить.

— Ждете Белинду и Стейси, да?

— Трейси! — засмеялась Холли.

— Простите. У меня плохая память на имена. — О’Грэди грустно покачал головой. — Моя голова занята другими вещами, как я ни пытаюсь о них забыть.

В голосе ирландца прозвучало что-то такое, что удивило Холли. О’Грэди заметил ее реакцию и улыбнулся.

— Впрочем, не нужно ворошить прошлое. Надо думать о будущем. Вот как говорила моя старенькая бабушка. — Он встал. — Пойдете куда-нибудь в кафе?

— Мы навестим мистера Руджа, — ответила Холли.

— Да, бедняга. Попалась бы мне эта пара негодяев, я бы им показал, где раки зимуют.

Холли внезапно встрепенулась.

— Вы сказали — «пара»? — спросила она.

Сторож нахмурился.

— Разве их было не двое? По-моему, так говорила мисс Хосуэлл. — Он провел ладонями по густой светлой бороде и шевелюре. — Конечно, я могу и ошибаться.

Он собрался уходить.

— Потом расскажете мне, как он себя чувствует. И передайте от меня привет, хорошо?

— Подождите минуту! — крикнула Холли. — Можно задать вам один вопрос?

О’Грэди на мгновение остановился в нерешительности, но тут же широко улыбнулся.

— Конечно, можно. Разве мы не лучшие друзья. Спрашивайте что угодно.

— Что собой представляет лорд Баллард? — спросила Холли. Если уж кто-то мог ей рассказать о лорде, так, конечно, его слуга.

Он ответил, не раздумывая ни секунды.

— Лучший менеджер, какие только бывают. Делает все и для всех.

— А его шофер?

— Томпсон? А почему вы о нем спрашиваете?

Холли рассказала, что она видела на улице возле паба «Георг и дракон», и что сказала полиция.

О’Грэди сложил губы трубочкой и покачал головой.

— Пьянство губит человека, вот что я могу сказать.

— Пьянство? — переспросила Холли.

— Голову даю на отсечение, — сказал О’Грэди. — Вероятно, он взял без спроса машину его светлости и поехал в город, чтобы пропустить пару стаканчиков. Беда от этого зелья.

Холли понимающе кивнула.

— Когда он разбил другую машину, ему пришлось быстро смываться, — продолжал ирландец. — Ему это удалось. Его светлость мог ничего об этом не знать.

— Конечно! — сказала Холли. — Как мы не подумали об этом?

О’Грэди радостно захлопал в ладони.

— Значит ли это, что мне удалось переубедить знаменитый Детективный клуб? — воскликнул он. — Тогда я не безнадежен.

Он повернулся и пошел в школу, все еще удивленно качая головой. По пути он повстречался с Трейси и Белиндой.

— Один-ноль в пользу Дэна О’Грэди! — крикнул он им и исчез за дверями.

— Что это с ним? — спросила Белинда. — Крыша поехала или как?

— Я вам расскажу по дороге в больницу, — ответила Холли.

Состояние мистера Руджа не улучшилось. Рентген показал трещины черепной коробки и перелом руки. В довершение всего у него началась пневмония, правда, в довольно легкой форме.

— Антибиотики делают свое дело, — сказала девочкам сиделка. — Однако у него все время скачет температура. Временами у него кружится голова, и вы простите его, если он покажется вам немного отрешенным.

— Ничего, если мы его сейчас навестим? — спросила Холли. — А то мы можем прийти в другой раз.

Сиделка улыбнулась.

— Я уверена, что ваш недолгий визит пойдет ему на пользу, — сказала она.

Мистер Рудж очень обрадовался их приходу.

— Как продвигается ваше расследование? — спросил он, после того как поблагодарил их за фрукты, которые они купили по дороге в больницу.

— Не очень успешно, — призналась Холли.

— Почти на нуле! — сказала Трейси.

— Или того меньше! — добавила Белинда.

— У вас все получится рано или поздно, — сказал мистер Рудж. — Я в этом уверен.

— Так вы ничего не запомнили, да? — спросила Белинда.

Мистер Рудж подался вперед и понизил голос:

— Понимаете, мне кажется, что я что-то помню, но не могу сказать наверняка. Дело в том, что в последние несколько дней мне как-то не по себе. На ум приходят всякие странные вещи. И мне иногда бывает трудно отличить, что реально, а что нет.

— Это просто из-за высокой температуры, — заверила его Трейси. — Так что же вы помните?

Мистер Рудж закрыл на мгновение глаза, словно пытался на чем-то сосредоточиться.

— Ну вот, — сказал он наконец. — Ко мне часто возвращается это воспоминание. Я падаю на землю — после того как они меня ударили.

— Они? — перебила его Холли. — Вы уверены, что там был не один человек?

— В том-то и дело, что я не знаю. Но мне вспоминается голос, что-то вроде: «Оставь телик, Барри. Пора смываться отсюда!» Как, это вам о чем-нибудь говорит?

— Барри! — повторила Белинда. — Вы уверены, что это был Барри?

Мистер Рудж покачал головой.

— Нет, я не уверен. Но что-то вроде Барри. Или, может быть, Гарри…

— А может, Лари? — предположила Трейси.

— Тоже похоже.

— Или Джерри?

— Может, и так. — Больной приложил ладонь ко лбу и поморщился. — Эх, когда же башка перестанет трещать!

В дверь палаты заглянула сиделка и сказала:

— Девочки, вам пора уходить: мистер Рудж утомился. Приходите к нему в другой раз.

Детективный клуб попрощался с больным и удалился в полном составе.

— Не очень-то много мы узнали нового! — вздохнула Белинда, когда они вышли на улицу.

— Однако у нас появилось кое-что новенькое, над которым стоит поразмыслить, — заметила Холли. — Еще один фрагмент мозаики.

— Почему «еще один»? — возразила Трейси. — Он у нас пока что единственный.

— Не слишком вам помог бедняга Рудж, верно? — Мистер Адамс покрывал шеллачной политурой крышку стола. — Это могли быть также Мэри, или Кэрри, или Карри.

— Я понимаю.

— Или даже какое-нибудь прозвище либо фамилия: Парри — Перри — Берри — Ферри!

Холли закрыла глаза и заткнула пальцами уши.

— Не трави душу! — закричала она. — Мне все понятно.

Мистер Адамс перестал работать и взял свою кружку кофе. Затем он прислонился спиной к стене мастерской и посмотрел на Холли.

— Ну и что теперь? — спросил он. — Что вы намерены предпринять дальше? Подозревать каждого человека с похожим именем в радиусе двадцати миль? При этом еще неизвестно, действительно ли мистер Рудж вспомнил имя. Может, оно ему просто почудилось в бреду? Знаешь, Холли, у вас практически нет шансов.

— Но ведь мистер Рудж надеется на нас! — воскликнула Холли.

Отец обнял ее за плечи.

— Послушай, дочка, в ближайшие недели тебе предстоит очень многое сделать. И экзамены за год, и этот юбилейный журнал. Тебе будет трудно справиться сразу со всем.

Холли не могла ничего возразить.

— Послушай моего совета, — сказал мистер Адамс. — Предоставь это дело полиции. — Он поцеловал дочь в макушку. — Ну а теперь я займусь своей работой. Ты ведь знаешь, что я тоже по горло загружен заказами.

Холли повернулась и побрела к двери.

— Ах да, Холли! — крикнул вдогонку ее отец, когда она взялась за дверную ручку. — Не забудь, что в воскресенье у твоей мамы день рождения.

— Разве я могу об этом забыть? — обиделась Холли.

— Да ты забудешь и о собственных именинах, если у тебя на уме будут одни лишь загадочные происшествия, — усмехнулся мистер Адамс.

— Ну уж нет, — ответила Холли. — Больше я не стану ломать над этим голову. — Она затворила за собой дверь и пробормотала сама себе: — Если только не появятся какие-нибудь новые факты.

Но из новых за неделю появились лишь очередные поручения Стеффи Смит — насчет статей в юбилейный журнал. Холли начинала подозревать, что других авторов там нет. Эти статьи отнимали все ее свободное время. И когда наступила суббота, а она так и не купила подарок для мамы, ее охватила паника. Тем более что она не имела ни малейшего представления, что подарить.

— Выход у меня один, — сказала она себе, когда вышла из автобуса и ждала на переходе зеленый свет. — Я просто поднимусь на самый верх универмага «Уитлендс» и пройду по всем этажам до первого.

— Не часто увидишь таких красавцев в нашем городке! — заметил какой-то прохожий, когда толпа стала переходить улицу.

Неподалеку стоял, ожидая зеленый свет, серебристо-серый «Роллс-Ройс». За рулем сидел Томпсон, шофер лорда Балларда. Он узнал среди пешеходов Холли и, провожая ее глазами, потянулся к мобильному телефону. Холли увидела, как он поехал дальше, оживленно говоря что-то в трубку.

— Не обращай внимания, — сказала себе Холли. — Я ведь обещала папе — никаких загадок, пока не сдам последний экзамен.

Как и всегда в субботу по утрам, в «Уитлендсе» было полно народу. В большинстве своем люди занимались тем же, что и Холли, — бродили по этажам, пытаясь решить, что им купить. Холли решила начать с отдела аудиотехники на верхнем этаже. Ничто там не привлекло ее внимания. Она посмотрела на часы. Двенадцать. Надо спешить. До встречи с Трейси остается полтора часа. Холли торопливо направилась к лестнице. Открывая дверь, она столкнулась с идущим навстречу мужчиной.

— Виноват! — рявкнул он. И тут же смутился: — Ой, это ты!

Это был мистер Тэйлор из аббатства Вудфри.

— Это я виновата! — сказала Холли.

— Да, возможно, — согласился мистер Тэйлор. — Здесь продаются микрофоны?

— По-моему, да, — ответила Холли. — Вон там!

Она показала на отдел аудиотехники.

— Точно, — сказал мистер Тэйлор.

Не говоря больше ни слова и мгновенно забыв про Холли, он зашагал дальше.

— Замечательно! — бормотала себе под нос девочка, сбегая по лестнице на следующий этаж.

Постепенно она добралась до самого нижнего этажа, так ничего и не выбрав для мамы. На то имелась серьезная причина: у нее и так все уже было. А некоторые вещи, которым она была бы рада, Холли не могла купить из-за их непомерной дороговизны.

На нижнем этаже продавались духи и ювелирные изделия. Здесь она должна что-нибудь отыскать. Холли направилась к витрине с ожерельями и стала их рассматривать, надеясь увидеть такое, которое могло бы понравиться ее маме.

— Подарок покупаете, да?

Холли удивилась, услышав за плечом знакомый голос. Вот уж где она меньше всего ожидала встретить Дэна О’Грэди.

— Я заметил вас сразу же, как только вошел сюда, — сказал он. — Ну как, выбрали что-нибудь?

— Увы, боюсь, что нет, — вздохнула Холли. — Все ожерелья либо совсем безвкусные, либо слишком дорогие.

Ирландец сочувственно кивнул.

— Да, а вот я совсем не умею выбирать подарки, — признался он. — Вы мне не поверите, но как-то раз я купил моей бедной старушке-матери на Рождество сковородку!

— Да? Ну, уж сковороду я точно не стану покупать, — засмеялась Холли. — Пожалуй, надо взглянуть, какие тут продаются часы.

О’Грэди отступил на шаг назад, пропуская ее. При этом он случайно задел локтем полочку с ожерельями и опрокинул ее на пол. Разноцветные нити рассыпались в разные стороны.

— Ох, глядите, что я наделал! — простонал О’Грэди. — Какой же я медведь!

Несколько человек бросились подбирать ожерелья. Холли потихоньку выбралась из толпы и поспешила к витрине с часами. Она чувствовала себя немного виноватой перед О’Грэди за то, что бросила его в беде, но там и без нее нашлось много помощников, а ей в самом деле нужно было срочно купить подарок.

В витрине лежало множество часов. Разных размеров. Из разных материалов. С разными браслетами. Как ни странно, но не прошло и десяти секунд, как она углядела превосходные часики. Маленькие, но с четким циферблатом и с красивым браслетом, в котором переплетались золотые и серебряные нити. Все упиралось только в цену: у нее с собой было двадцать фунтов, а часы стоили тридцать. Значит, придется искать дальше — или отправиться за деньгами.

Равных этим часам не оказалось. Она должна их купить. Десять минут первого. Если она поторопится, то успеет сбегать в банк и снимет со своего счета десять фунтов.

Холли помчалась во всю прыть к выходу на Маркет-стрит, лавируя среди покупателей. Только она успела добежать до дверей, как в ее плечо вцепилась железная рука.

— Прощу прощения, мисс, — произнес женский голос.

Ее держала женщина в коричневой куртке.

— В чем дело? — воскликнула Холли. — Я тороплюсь. Мне нужно идти.

Женщина крепко держала ее.

— Я сотрудник охраны универмага, — представилась она. — У меня есть основания подозревать, что в вашей сумочке находятся вещи, за которые вы не заплатили.

— Что?! — ахнула Холли. — Это просто смешно! Я не воровка!

— Прошу вас пройти со мной в кабинет менеджера, мисс.

— Это какая-то ошибка, — сказала Холли.

— Сейчас мы все выясним, — ответила женщина.

— Ладно, — воскликнула Холли. — Я пойду. Но вы окажетесь в глупом положении, уверяю вас.

— Надеюсь, — ответила женщина.

Она отвела Холли к двери с табличкой «Только для сотрудников».

— Какие-то проблемы, Холли?

Навстречу им шел Дэн О’Грэди.

— Сэр, предоставьте это мне, — твердо заявила женщина.

Ирландец удивленно вскинул брови.

— Неужели вы думаете, что Холли что-то украла?! Она не воровка. Наша Холли честнейший человек.

— Да-да. Это недоразумение, — сказала ему Холли, проходя мимо него в кабинет менеджера.

Менеджер явно их ожидал. Он сидел на краю своего стола лицом к двери.

— Доброе утро, мисс, — вежливо произнес он. — Моя фамилия Джеймсон. Я дежурный менеджер. Мы вас долго не задержим. Вы не возражаете, если я только загляну в вашу сумочку?

Холли бросила сумочку на стол.

— Конечно, — ответила она. — Мне нечего скрывать. — Вот, смотрите.

С этими словами она открыла сумочку и высыпала на стол ее содержимое.

Несколько мгновений она непонимающе хлопала глазами, а потом почувствовала, что вот-вот упадет в обморок. Там — среди привычного содержимого — лежали два ожерелья и серебряный медальон!

— Я… я не знаю, как они тут оказались! — пробормотала Холли.

— Не знаете? — переспросил менеджер. — Ну, пожалуй, лучше вызвать полицию. Может, они в этом разберутся.