Прочитайте онлайн Эрос пленных не берет | Часть 11

Читать книгу Эрос пленных не берет
2616+926
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

11

Вечерников молча вел машину, а Маргарита размышляла о том, что ей удалось узнать за выходные. Узнать, прямо скажем, дуриком, совершенно случайно. Если бы она не прикинулась невестой Квитковского, разве смогла бы пошарить в его комнате? Нет, все к лучшему в этом лучшем из миров.

В записке Квитковскому Алиса написала, что встретила мужчину, перед которым не смогла устоять. Настоящего бога Эроса. Но Захар по телефону сказал, что к тому моменту они были уже знакомы. Это он влюбился в Алису с первого взгляда. А она в него — нет. Потом, спустя какое-то время, подруга тоже воспылала страстью… Но не с самого начала. Значит, в записке речь не о Захаре. На горизонте упорно всплывает кто-то еще. Кто-то третий! Скорее всего, это тот самый шикарный мужик. Забыть про него просто невозможно.

— Вы прямо сразу собираетесь идти и выдворять Геннадия? — спросила Маргарита.

Она считала, что, прежде чем соваться в подъезд, хорошо бы понаблюдать за входом. И за окнами своей квартиры тоже. Вдруг в комнате занавеска шевельнется? Или чья-то тень промелькнет?

— А что, вы хотите, чтобы я послал ему дипломатическую ноту?

— Ну… Все равно. Мне к вашему сражению надо как-то подготовиться. Я не могу так, сразу!

«Связался с женщиной — запасайся терпением», — сказал сам себе Вечерников и тяжело вздохнул:

— Ладно, готовьтесь. А как вы собираетесь готовиться?

— Давайте зайдем в кафе на той стороне улицы, — предложила она. — И выпьем по чашке кофе. Там есть милый маленький столик у окна,

— Черт с вами, пойдёмте пить кофе, — не слишком любезно согласился тот. — Только вряд ли в воскресенье вечером там окажется свободный столик.

Однако им повезло, и столик нашёлся — как раз у окна, с видом на подъезд.

— Почему вы такой мрачный? — спросила Маргарита, когда Вечерников отверг меню и подпёр лоб рукой.

— У меня голова болит, — проскрипел он. — И вообще.,, таблетка, которую дала Роза, как-то странно на меня действует. Все вокруг ужасно нерезкое. И лица кажутся такими странными.

— Может быть, заказать вам чай с лимоном? — спросила она, с изумлением глядя на двух незнакомых парней, которые только что вошли, остановились на пороге и теперь смотрели прямо на нее, глупо улыбаясь. Она расширила глаза, как бы спрашивая: «Что?» А они в ответ помахали в воздухе белым платком и принялись ей подмигивать.

Потом стали кивать подбородками, словно приглашали ее подойти.

— Подождите меня, пожалуйста, — попросила Маргарита Вечерникова. — Мне нужно зайти в дамскую комнату.

— Пожалуйста, пожалуйста, — он двинул бровями. А когда она отошла, пробурчал: — Надевайте на меня седло и катайтесь…

Маргарита тем временем двинулась в сторону двух ненормальных, которые подавали ей какие-то знаки.

— Привет, — сказала она, глядя на них с недоверием. — Это вы мне рожи строите?

— Конечно, вам! — хором ответили они. — Разрешите представиться: Лёша и Серёжа. Мы собирались с вами вместе поужинать. Составить вам компанию.

— Но у меня уже есть компания, — улыбнулась им Маргарита, решив, что они просто прикалываются. Конечно, она не помнила, что уже видела их в этом самом кафе, когда ужинала с Безмельниковым, и даже в порыве написала им записку на салфетке. — Я пришла с мужчиной, и он вряд ли согласится делить меня с вами. Хотя… Можете спросить у него сами.

Она похлопала одного из парней по руке и грациозной походкой направилась к туалету.

— Какое фантастическое свинство! — пробормотал Серёжа. — Нет, я этого так не оставлю. Пойдем.

Он подтащил приятеля к страдающему головной болью Вечерникову и сказал:

— Привет. Мы, между прочим, тоже приглашены на ужин.

— Отлично, — проскрежетал тот, глядя на них из-под полуопущенных век. — Может, у вас и пригласительный билет есть?

— Может, и есть, — ответил тот и полез в карман. Однако салфетки с «приглашением» от Маргариты, которой он только что размахивал, там не оказалось.

Вдвоем с Лешей они ретировались и принялись оглядывать прилегающую территорию — не обронили ли. Потом, сердитые, сели за столик неподалёку, заказали выпивку, закуску и принялись ворчать:

— Вот… Все они, актрисы, такие. Сначала глазками стреляют, а потом ручкой тебе сделают из окна лимузина — и облизывайся им вслед.

— Да уж, Серега, мы с тобой для такой бабы рожей не вышли. Не такие мы выпендрёжные мужики, как этот ее кавалер.

Маргарита тем временем стояла перед зеркалом в дамской комнате и звонила по телефону Жоре Суродейкину. Мобильный почти разрядился и предупреждающе пиликал. Услышав ее голос, Жора принялся орать в три раза громче обычного.

— Почему ты не отвечала на мои звонки? Как ты могла? Так тебя и растак! Я уже почти позвонил участковому!

— Но я тебе звонила! Это ты не подходил к телефону! И вообще — ты не должен на меня ругаться, потому что меня чуть не убили.

Она в двух словах рассказала о своих злоключениях и о том, как ее спас Вечерников. Про то, что Жора якобы дарил ей цветы и за это получил по морде от Геннадия, она, впрочем, не обмолвилась ни словом.

— Жора, ты покормил Томаса и Мартина?

— Да, я купил им докторской колбасы, и они сожрали ее вместе с чеком. Кстати, где ты сейчас находишься?

— Я в кафе напротив, — сообщила она. — Вдвоем с Вечерниковым. Он пьет кофе, а я собираюсь наблюдать за своими окнами.

— Зачем?

— Как зачем, Жора! Вдруг в моей квартире кто-то есть?

— Так давай я зайду и посмотрю, — предложил Суродейкин. — Чего вы будете там два часа париться?

— Ну, если ты не боишься…

— Нашла когда обо мне волноваться, — хмыкнул он. — В то время как я кормил твоих мышей, меня сто раз могли замочить. Попозже бы еще позвонила и сказала, что в твоей квартире небезопасно!

Спрятав телефон, Маргарита причесалась и подкрасила губы. Потом нащупала в сумке баночку крема. Ту самую, с феромонами. Немного подумала и быстро намазала руки, шею и мочки ушей. Не то чтобы ей хотелось заарканить Вечерникова… Но просто неприятно, когда тебя сначала страстно целуют в темноте, а потом пренебрежительно отвергают.

В этот момент телефон зазвонил, и она, не глядя, приложила его к уху. Оказалось, что это вовсе не Жора, а ее бывший сердечный друг Геннадий. Голос у него был простуженным и несчастным.

— Послушай, — просипел он. — В городе грипп, и он свалил меня с ног. Я не смогу с тобой поужинать.

— Да, в общем, и я с тобой, — пробормотала Маргарита, сообразив наконец, откуда у этого массового ужина ноги растут.

— Но ты же сама меня пригласила!

— Тогда верни мне мое приглашение обратно.

Неужели мужчины приняли всерьез ее «салфеточные записки»? Даже те два перца? В таком случае с минуты на минуту здесь будет Джузеппе. Придется бежать.

— Хорошо, верну. Но мы ведь повторим все немного позже? — пристал Геннадий.

— Не думаю. После того, что ты сделал… Геннадий закашлялся, а потом выдавил из себя:

— Ты разве не получила мой подарок?

Маргарита как-то не сообразила, что «подарок» он оставил на коврике перед ее дверью в картонке из-под молока. И искренне ответила:

— Не-ет. И вообще — я не приму от тебя подарка. Между нами все кончено.

— Еще не все, — твердо ответил Геннадий и отключился.

После чего вызвал со своей службы курьера, вручил ему карточку зоомагазина, в котором торговали мышами, открытку, на которой черкнул несколько слов, злополучную салфетку с «приглашением» и отправил его со срочным поручением. Курьер резво выбежал из квартиры, и через минуту под окнами Геннадия взревел мотоцикл. «Должен быстро добраться, — подумал тот. — Хорошо бы, на этот раз двойник Бенедикта попал-таки в руки Маргариты. Тогда она сразу поймёт, что о примирении я говорил серьезно».

Тем временем Маргарита вышла из туалета и сразу увидела знакомую физию итальянца, маячившую прямо по курсу. Петраков тоже был тут — на этот раз не в клетчатом пиджаке, а в ярко-синем. Оба выглядели страшно возбуждёнными и орали почти так же громко, как Жора Суродейкин.

Маргарита попятилась и снова скрылась за дверью. Чуть приоткрыла ее и, дождавшись, когда мимо пойдет официант, позвала:

— Эй, гарсон, сюда! Ко мне!

Он скользнул к ней, удивленно подняв брови.

— Хочу вас кое о чем попросить.

— В туалет выпивку не подаем! — мгновенно выдал он.

— Мне не нужна выпивка, несносный вы человек! Видите вон того парня в белом свитере — маленького и страшного? Подойдите к нему и скажите, что у вас для него сообщение. — Она сунула официанту в руку сто рублей.

— Какое? — тот виртуозно спрятал бумажку, которая даже не успела хрустнуть.

— Скажите ему: дама не придет. Мол, просили передать: дама не придет. Повторите.

— Дама не придет, — равнодушно бросил официант и побежал дальше, высоко подняв поднос с бокалами.

Маргарита закрыла дверь и обмахнулась рукой. Фу, ну и денёк! Конечно, приставания Джузеппе — это цветочки по сравнению со всем остальным. Но с ними тоже нужно как-то разобраться.

Официант тем временем подошел к столику, который заняли Петраков и итальянец. Подал каждому меню, после чего сообщил:

— Кстати, ваша дама не придет.

— С чего ты взял? — резко спросил Петраков, с лица которого мгновенно слетела улыбка.

Идиот Джузеппе так надоел ему с этой бабой, что менеджер готов был выплатить ей премию, лишь бы она выяснила с итальянцем отношения до конца. Официант пожал плечами, и тогда Петраков протянул руку и схватил его за воротник, дёрнув вниз.

— С чего ты взял? — злобно повторил он. Потом спохватился, отпустил воротник и достал из кармана сотню.

— Она сама сказала, — быстро ответил официант. И вторая сотня последовала за первой.

— Где она?

Джузеппе переводил взгляд с одного на другого, силясь понять, что происходит.

— В туалете.

— Дама пришла одна? — продолжал допрашивать Петраков, несмотря на нетерпение официанта, который демонстративно переминался с ноги на ногу.

— Нет, вон с тем парнем, который у окна сидит. Он пьет кофе, она пока ничего не заказала.

Петраков бросил быстрый взгляд на Вечерникова и махнул рукой:

— Свободен.

Официант убежал, чтобы принести Серёже и Лёше спиртного. Как раз когда он составлял заказ с подноса, Серёжа обнаружил ту самую салфетку, которую хотел показать Вечерникову. Протянул официанту полтинник и потребовал:

— Отнеси вон тому мужику у окна. Скажи, мы прислали, пусть подавится.

— Ладно, — ответил тот и скользнул к указанному столику. Шаг у него был лёгкий, ноги молодые, голова сообразительная.

Вечерников тем временем все еще страдал от головной боли. Завидев официанта, он потребовал еще кофе.

— Сию минуту, — ответил тот. — Кстати, это вам. — Он положил на стол замурзанную салфетку.

На салфетке было написано: «Встретимся в воскресенье, здесь же, в семь часов вечера».

— Вы уверены, что это мне?

— Да, от мужчины в сером жакете, — беспечно подтвердил официант.

Вечерников смял салфетку и бросил в пепельницу. Подвинул стул и сел спиной к залу. Выпил вторую чашку кофе и принялся ёрзать на месте. По его мнению, Маргариты не было слишком дол-Го. Помучившись немного, он позвонил ей на мобильный. Она тотчас ответила сдавленным голосом:

— Я все еще готовлюсь.

Вечерников испустил тяжкий вздох. Не прошло и минуты, как к столу подошел молодой мужчина в синем пиджаке с лицом херувима и строго спросил:

— А вы, значит, тоже из агентства?

— Простите?

— Это нечестно. Я был первым и могу это доказать.

Вечерников ущипнул себя за руку и глупо хмыкнул:

— Я, в принципе, не против. Доказывайте. Мужчина вздёрнул подбородок и испарился.

Через некоторое время ставший богаче на сотню официант принес Вечерникову еще одну салфетку — родную сестру первой.

— Это от джентльмена за сто пиком справа, — сказал он.

Вечерников тупо посмотрел на салфетку. Там было начертано все то же: «Встретимся в воскресенье, здесь же, в семь часов вечера». Он изорвал салфетку в клочки, сгрузил в пепельницу и поджёг.

— Смотри, разозлился, — хмыкнул Петраков. — Сволочь.

Когда к дятлам в его голове присоединились там-тамы, Вечерников позвонил матери и сказал:

— Можешь узнать у Розы, что за таблетку она мне дала? У меня от нее настоящее помутнение сознания. Ну… Минут через двадцать после того, как я ее выпил. Кажется, эта таблетка была какая-то отравленная. Честное слово, у меня такое отвратительное ощущение в желудке… И в башке. Ну да, принесла Ульяна. Считаешь, что она могла ее подменить? Да уж, ты разберись и позвони мне.

Маргарита все не появлялась, и он перешёл с кофе на чай. Услышав шаги за спиной, обернулся и увидел довольную физиономию официанта, которому сегодня явно фартило.

— Вам просили передать, — радостно сообщил он, водрузив на стол небольшой пластиковый контейнер, похожий на банку для хранения крупы.

— Кто? — спросил Вечерников, стараясь не повышать голос. — Мужчина в сером жакете?

— Нет, какой-то курьер. Мы с улицы к посетителям никого не подпускаем, — важно добавил он. — Но это точно вам.

Курьер велел передать контейнер даме по имени Маргарита. Официант сложил два и два, подошел к туалету и постучал.

— Это вам, — сказал он, когда в двери приоткрылась щёлка. — Вы ведь Маргарита?

Она постоянно выглядывала в зал. Вероятно, от кого-то пряталась. И это несмотря на то, что пришла с широкоплечим мужиком, который совершенно точно знал себе цену.

— Подарок.

— Отнесите за мой столик, — прошипела она. — Отдайте моему спутнику.

Он и отнёс. Вечерников постучал пальцем по коробке, потому что ему показалось, будто там что-то шуршит. В ответ зашуршало еще сильнее. Тогда он открыл крышку и тупо уставился на белую мышь с противным голым хвостом, которая скакала внутри, надеясь выпрыгнуть наружу. На дне коробки лежала открытка. Он достал ее и повертел перед глазами. Потом раскрыл и прочитал: «Это символ моей любви к тебе». Вечерников приложил ладонь ко лбу и обречённо подумал: «Я заболел». И тут увидел, что в коробке есть что-то еще. Поскрёб по дну пальцами, вытащил «что-то еще» и не поверил своим глазам. Это была заколдованная салфетка со словами: «Встретимся в воскресенье, здесь же, в семь часов вечера».

Он засунул салфетку в чай и долго смотрел на то, как она размокает. Мышь продолжала буйствовать в коробке, и он, щёлкнув пальцами, подозвал официанта.

—. Принесите что-нибудь для нее.

— Для дамы? — спросил официант с надеждой. Маргарита, болтавшаяся на выходе из туалета, изрядно действовала ему на нервы. Ему приходилось носить мимо полные подносы, и он постоянно видел глаз, следящий за ним через щель.

— Не для дамы, а для мыши.

— К нам не принято приходить с мышами, — заявил тот, уставившись на контейнер.

— Принесите мне правила, где это написано, — потребовал Вечерников. — Про мышей.

— Хорошо, — официант сдался. — Что она желает?

— Она желает сыр в панировке.

— Надеюсь, вы за нее заплатите, — сказал наглый официант, убегая.

В этот момент Вечерникову позвонила его мать с сообщением, что допросила Ульяну, и та клянётся и божится, что ни в чем не виновата. А она, Зоя, уже позвонила доктору, но доктор, прежде чем ставить диагноз по телефону, желает узнать о симптомах заболевания.

— Во-первых, у меня разболелась голова, — принялся перечислять Вечерников. — А потом вокруг все потихоньку сошли с ума. — Он понизил голос. — Ко мне стали подходить странные люди и говорить какие-то странные вещи…

Он еще не успел закончить, а в кафе уже ворвался Жора Суродейкин, которого Вечерников видел всего один раз и не узнал, потому что тот сегодня был в больших тёмных очках. Жора огляделся по сторонам, безошибочно выбрал из всех посетителей Валерия, подскочил к нему и высоким истеричным голосом проорал:

— Вы Вечерников? Ну, я так и думал. В общем, все чисто, можно двигать. Томас и Мартин валяются на боку, но это от переедания, а не наоборот, поэтому я не виноват. Комаров оказался классным мужиком, и мне прибавили зарплату. Что еще? А! Холодильник пора размораживать, не забудьте.

— Ты это слышала? — свистящим шепотом спросил Вечерников в трубку.

— Да, — подтвердила Зоя. — Кто это был?

— Понятия не имею.

— А чего он хотел?

— Разве непонятно? Томас и Мартин валяются на боку, ему прибавили зарплату и нужно разморозить холодильник. И так все время!

— Может быть, у тебя видения? — спросила испуганная мать. Голос ее дрогнул.

— Может быть. Например, мне кажется, что на столе у меня сидит белая мышь, — сообщил Вечерников. — А, вот еще одно видение. Боже, какое ужасное.

К его столу походкой Кинг-Конга направлялось волосатое чудовище в белом свитере, в вырезе которого курчавилась густая шерсть.

— Я сильно возмущаться, — сказало волосатое чудовище, облокотившись о стол, — что вы ее спрятать! Это не есть справедливо, и я не отступать ни за что. Вы есть плохой агент, и я буду сердиться на вас в газеты.

Вечерников зачарованно смотрел снизу ему в рот — во рту было много частых зубов, ослепительно белых и крепких, от которых хотелось на всякий случай отодвинуться подальше.

— Валера, пожалуйста, не садись за руль в таком состоянии, — требовал мобильный телефон голосом Зои.

— Не буду, не буду, — пообещал он. Отключился и добавил: — Сначала мне придется драться с профессором физики.

Волосатый и зубастый тип тем временем покинул кафе, и Вечерников вздохнул с облегчением.

И тут наконец появилась Маргарита. Валерий оглядел ее с ног до головы, не заметил никаких изменений и на всякий случай спросил:

— Ну, вы готовы?

— Что это? — спросила она вместо ответа и показала пальцем на мышь. — Это ваше?

— Ее принесли мне, — подтвердил он. — Тут еще открытка.

— О черт! — Маргарита скрипнула зубами и, поджав губы, закрыла коробку. — Ладно, пойдёмте.

— Если вы хотите взять меня под руку — валяйте, — предложил он. — Пользуйтесь на всю катушку, потому что помогаю я вам первый и последний раз. Надеюсь, это ясно?

— Я вас не просила! — огрызнулась Маргарита. — Вы сами навязались драться с Геннадием.

Вот так всегда! Именно женщинам приходится облагораживать грубую мужскую романтику.

Сначала он предлагает помощь, а потом выставляет счет за услуги рыцаря на белом коне.

Недовольные друг другом, они вошли в подъезд, молча проехали в лифте и так же молча подошли к двери. Маргарита нажала на кнопку звонка.

— Ваш отважный лев отобрал у вас ключи? — ехидно спросил Вечерников.

— Я просто страхуюсь.

— По-моему, там никого нет.

— Лучше проверить, — ответила Маргарита и впустила его в квартиру, заставив обшарить ее сверху донизу.

Через пять минут Вечерникову снова захотелось ее придушить.

— Не думаю, что профессор физики прячется под ванной. Он просто там не поместится, если только вы специально не морили его голодом.

— Что ж, — сказала Маргарита и по-королевски протянула ему кисть. — Вы мне безумно помогли. Правда, я потеряла на вашей даче два дня жизни и мне едва не сломали ребра, но так и быть, будем считать, что вы себя реабилитировали.

Вечерников схватил ее руку и приложился к ней губами. При этом вид у него был стопроцентно издевательским.

— Был так рад с вами познакомиться, так рад… Она захлопнула за ним дверь с такой силой, что замок едва не вывалился ей под ноги. Однако не успела дойти до комнаты, когда зазвонил звонок. Маргарита решила, что вернулся Вечерников и не сдержала победной ухмылки. Но это оказался вовсе не он, а Жора Суродейкин, который сразу увидел в коробке мышь и заявил:

— Некоторые люди тратят деньги на то, чтобы извести мышей, а ты, наоборот, — чтобы их завести. Странная женщина!

Маргарита понизила голос и ответила:

— Это все химия, Жора. Я поняла: как только я пользуюсь кремом с феромонами, ко мне начинают стекаться мыши. Просто колдовство какое-то! Мне их дарят или они самопроизвольно начинают появляться на коврике перед дверью.

В эту ночь Жора Суродейкин спал у нее в коридоре на раскладушке — охранял дверь. Мало ли что? Вдруг убийце именно сегодня придет в голову наведаться к ней домой и завершить начатое.

— Через меня не перешагнешь! — заявил Жора. — Я сплю чутко!

Ночью он храпел так, что убийца, даже если и приходил, наверняка испугался и убежал.

На работу они с Жорой поехали на такси и всю дорогу проверяли, нет ли хвоста, чем нервировали шофёра чрезвычайно.

— Главное — не расслабляться. Расслабишься — прозеваешь опасность, — учил ее Жора с таким пафосом, словно с отличием окончил курсы секретных агентов.

Не успела Маргарита занять место за рабочим столом, как позвонил Квитковский. Был чертовски мил, решив, вероятно, что она и в самом деле девушка его брата. Интересно, когда брат вернется, он расскажет ему правду?

— Вот что, Маргарита, — протараторил Квитковский. — У нас сейчас с Ритой медовая неделя… Это такое время перед медовым месяцем, когда можно пренебречь своими служебными обязанностями. Поэтому вы там всем отделом действуйте без меня, а я заеду после обеда.

Еще он попросил ее заглянуть в компьютер на его столе и переслать ему по мэйлу важный файл. Маргарита оперативно выполнила просьбу, отправила документ и уже собиралась выключить монитор, когда взгляд ее упал на папку, помещавшуюся в самом уголке рабочего стола. Папка была озаглавлена коротко: «Гух».

Маргарита вздрогнула и уставилась на нее примерно с тем же выражением, с каким жаждущий в пустыне смотрит на оазис, неожиданно выскочивший из-за бархана. Она не верила своим глазам. Искать в рабочем компьютере, куда бесконечно суются сотрудники, какой-нибудь компромат ей и в голову не пришло.

Не дрогнувшей рукой она открыла папку и обнаружила в ней два файла. Первый назывался «Записи», а второй — «Выплаты». Она открыла «выплаты» и увидела только колонку цифр, без всякого объяснения. Цифры были четырехзначными и могли означать как рубли, так и условные единицы, на которые до сих пор так охотно опиралась условная отечественная экономика. В первом случае суммы оказывались плёвыми, во втором — достаточно крупными. Так. И кто кому выплачивал эти деньги? «Люкс лайн» Гуху или наоборот?

Или выплаты касаются не самой фирмы, а лично Квитковского?

Файл «Записи» содержал всего несколько предложений:

— Переговорить с Желтковым по поводу учредителей.

— Договориться о складе для Желткова.

— Связать Желткова с Г.Л.

Вероятно, Г.Л. означало Георгий Львович. Соответственно — Гух. Маргарита скопировала оба файла на диск и спрятала его в сумочку. Потом села и почесала голову кончиком карандаша. Пардон, пардон. Получается, что связь Гуха с «Люкс лайн» не засекречена? Может быть, она и не криминальна? И Алиса не впуталась ни в какую аферу, когда приехала в Москву выполнять дядино поручение? Зачем тогда он врал о ссоре, о ее бегстве? Может быть, все-таки попросить его о встрече и задать вопрос в лоб?

Нет, вопросы в лоб — это прерогатива киллеров. Ей могут соврать, глядя прямо в глаза. Могут сказать правду, как она разберётся? Идти к разгадке «сверху» она не может — у нее нет соответствующего статуса, нет доступа ни в какие «сферы», придется двигаться снизу. От мелкого к большому, от частного к общему.

Итак, в деле появилась новая фамилия — Желтков. И еще всплыл какой-то склад. Склад связан с Желтковым, а Желтков — с Гухом.

Она позвонила Суродейкину и вызвала его «на совещание».

— Да, у нас есть склады, — важно сообщил Жора, который вскоре собирался занять руководящий «электрический» пост в фирме.

«А что? — хвастался он перед Маргаритой. — Я молод, инициативен, не пью на работе». Она возразила, что такая характеристика отлично подходит для записи в отряд добровольной дружины, и Жора на целых пятнадцать минут обиделся.

— Если хочешь, я попробую узнать, что там складируют.

— Попробуй, — согласилась Маргарита. — Даже интересно. Ведь сама фабрика находится совсем в другом месте, а наш департамент ничего не производит. Зачем нам склады?

Рабочий день летел быстро, работы оказалось много, и Маргарита постоянно была занята. Только в обеденный перерыв ей удалось позвонить в салон «Цирцея», в который она наметила наведаться как можно скорее. Попросила к телефону хозяйку, Дину Тропинскую.

— Алло! — ответил ей любезный голос, в котором позвякивали льдинки. — Я слушаю.

— Добрый день, — откликнулась Маргарита. — Это Дина? Очень приятно. Меня зовут Маргарита Леванская. Я работаю в отделе продаж «Люкс Лайн» с Игорем Квитковским.

— Да-да? — Льдинки стукались друг о друга.

— Мне бы хотелось к вам подъехать. Поговорить. Это не займёт много времени, обещаю.

— А что мы будем обсуждать? — сухо поинтересовалась Дина.

Приходилось идти по тонкому льду. Ведь можно запросто ляпнуть что-то «не в тему». Откуда она знает, на каком уровне решаются вопросы сотрудничества «Люкс лайн» и салонов красоты? Опять же: когда Квитковский послал Алису оценивать работу всех спонсируемых фирмой салонов, были проинформированы об этом владельцы или нет?

— Меня интересуют кое-какие аспекты использования косметики с феромонами. «Цирцея» — одно из самых успешных предприятий, поэтому мне хотелось бы получить консультацию именно у вас.

— Благодарю. — Льдинки слегка подтаяли. — Когда вы подъедете? Я буду в салоне до девяти вечера.

Они договорились о встрече, и Маргарита принялась лихорадочно искать информацию о том, какая конкретно косметика поступала в «Цирцею». Она должна знать все гели, кремы и массажные масла, их достоинства и недостатки, чтобы задавать вопросы по существу, а не лепетать беспомощно.

Ближе к вечеру прискакал Суродейкин, сел на край стола и с пафосом заявил:

— Только благодаря тебе, Марго, я понял, человек, отвечающий за техническую безопасность объекта, обладает колоссальными возможностями. С сегодняшнего дня я по-настоящему горжусь собой и своей профессией.

— Теперь отдай салют, поцелуй знамя и расскажи наконец, что тебе удалось узнать.

— Какое знамя? — удивился Жора. — Что-то ты в последнее время стала заговариваться, Марго. Прекрати пользоваться этим подпольным кремом, который ты выцыганила у здешних женщин. Мужчина — не таракан, которого можно приманить искусственными добавками к любви. Ему нужен натуральный продукт — чувства в чистом виде.

— Жора, что ты выяснил? — нетерпеливо спросила Маргарита. — Не томи.

— У фирмы действительно есть свой склад, — доложил тот. — Не слишком большой, надо сказать… Но нам большой и не нужен. — Маргарите очень понравилось это «нам». — Он находится прямо тут, на заднем дворе. Если ты посмотришь в окно, то сможешь его увидеть за низким заборчиком. Это такая одноэтажная фигня с двумя въездами. Я сейчас как раз выясняю, почему мне не сдали объект. Кто несет ответственность за него? Может, там проводка старая? И когда все сгорит, по голове-то мне настучат!

— Так что там, на этом складе? — спросила Маргарита. — Ты там был?

— Был, — подтвердил Жора. — На складе хранятся образцы продукции. Всего понемногу. Сюда же экспортный отдел переправляет маленькие партии товара, с которыми выходит на новых партнёров. А часть склада фирма сдает.

— Кому?

— Откуда я знаю! По-моему, полиграфистам. Мне сказали, что туда завозят тираж какого-то журнала.

— Жора, миленький! — взмолилась Маргарита. — Мы ведь с тобой занимаемся делом, которое связано с убийством! А ты приходишь и говоришь — какого-то журнала! Какого конкретно журнала, Жора?

— Ну, как я тебе узнаю? — проворчал тот. — Подарить охраннику жаркий поцелуй, что ли?

— Кстати, Жора, — с подозрением спросила Маргарита. — Как у тебя все прошло с Комаровым? Ты ведь мне так ничего и не рассказал.

— Да нечего там рассказывать! — отмахнулся тот. — Я нужен был ему исключительно как профессионал. И я выполнил свои обязанности очень хорошо. Вот только пояс верности страшно мне мешал, когда приходилось возиться с проводкой и садиться на корточки. Зря я перестраховывался!

Маргарита упала на стол и некоторое время вздрагивала от смеха. Представив, как Жора экипировался перед поездкой и бронировал свое мужское достоинство, она едва живот не надорвала.

— Очень смешно, — обиделся тот. — Сама говоришь — дело связано с убийством. Будь серьёзной, Марго!

Когда она отправилась в салон «Цирцея», то была очень серьёзной. «Вся зарплата уйдет на такси, — тоскливо подумала Маргарита, забираясь в поданную заранее машину с „гребешком“ на крыше. — Теперь еще трех мышей кормить… Как говорит Жора — убиться веником!»

Машина медленно ползла по городу, застревая н! каждом светофоре. Всякий раз, когда шофер оборачивался или делал резкое движение, сердце Маргариты уходило в пятки и некоторое время вообще не давало о себе знать. Это были неприятные моменты.

Забыть о том, что человек, хладнокровно убивший Лизу Рядникову, разгуливает по городу и, вероятно, в данную минуту охотится за ней, оказалось невозможно. Целые полчища мурашек отправлялись в марш по ее позвоночнику, когда Маргарита вспоминала руку, выскочившую прямо из бархата и схватившую ее за волосы.

Об убийстве жены бизнесмена дали информацию в колонках криминальной хроники все воскресные газеты. Естественно, никаких версий — только репортажи с места события. Интересно, хоть кто-то знает о связи Лизы с исчезнувшей Алисой Терехиной? Вот, например, частный детектив Лагута. Не должен ли он сообщить в органы о том, что обнаружил такую связь? Или это называется — добровольно совать голову в петлю?

Салон «Цирцея» находился на первом этаже обычного жилого дома, на спокойной улице под изящной вывеской. Маргарита вошла, и колокольчики на двери мелодично зазвенели. Интерьер ей сразу понравился. Светлые стены, большие зеркала в кованых рамах, пальмы в одинаковых кадках с металлическими обручами. Казалось, что здесь много свободного пространства и чистого воздуха.

Навстречу ей вышла женщина лет тридцати в форменном платье. Волосы ее были гладко зачёсаны назад, и от этого глаза казались больше, а скулы круче. Маргарита представилась, сообщив, что у нее назначена встреча с Диной Тропинской. Женщина кивнула и повела ее по коридору, куда выходило множество дверей.

«А салон не такой уж маленький, — подумала Маргарита. — И дела здесь идут неплохо. Остается выяснить, есть ли в этом заслуга косметики с феромонами или нет?» Кажется, ее попросили поучаствовать в поисках Алисы для того, чтобы она могла использовать свою интуицию? Так вот, интуиция подсказывала ей, что с этими феромонами все не так просто. В конце концов, человеческая сексуальность — тема всегда актуальная и перспективная, ученые продолжают ее изучать, на этом пути может быть сделана масса открытий!

— К вам Маргарита Леванская, — сообщила женщина, постучав в, кабинет, находившийся в самом конце коридора. И обернулась к гостье: — Входите, пожалуйста.

Маргарита вошла и очутилась в квадратном кабинете, обставленном просто и изысканно. Хозяйка выглядела безупречно — сухощавая дама лет шестидесяти, одетая в элегантный костюм и изящные туфли. Ее с равным успехом можно было отправить на рандеву с высоким международным гостем, на представительную конференцию или на светскую тусовку. Она всюду поразит воображение и привлечет внимание.

— Добрый вечер, Маргарита! — Тропинская поднялась ей навстречу, оказавшись высокой и крупной по сравнению со своей гостьей. — Присаживайтесь, пожалуйста.

Маргарита села и принялась разливаться соловьём о новом этапе маркетинговых исследований, которые планирует проводить фирма, о том интересе, который их западные партнёры проявляют к косметике с феромонами, и все такое прочее. Дина слушала внимательно, чуть склонив голову набок. Потом немного расслабилась. Создавалось впечатление, что она ждала каких-то неудобных для себя вопросов и, когда поняла, что их не будет, позволила себе проявить искреннее дружелюбие.

«Еще немного — и поход сюда обернется пустышкой», — в отчаянье подумала Маргарита. Вдохнула поглубже и сказала:

— Алиса Терехина, занимавшаяся оценкой косметики, на которой работает ваш салон, — моя школьная подруга.

— Что вы говорите? — пробормотала Тропинская.

Маргарита могла бы дать голову на отсечение, что в глазах ее сверкнул испуг. Это такое мимолётное ощущение, которое не подошьёшь ни к одному протоколу. «Черт побери, неужели я вышла на след?» — подумала она со смесью страха и восторга.

— С тех пор, как Алиса исчезла, я просто места себе не нахожу.

— О, конечно. Это для всех стало ударом, — согласилась Тропинская и потянулась к пепельнице. — Не хотите закурить? У нас в салоне курят только здесь, в моем кабинете.

Маргарита отказалась, но исподволь наблюдала за хозяйкой, которая явно разволновалась — это было заметно даже по ее рукам, которые лихорадочно схватили пачку, достали из нее сигарету и принялись щёлкать зажигалкой. Сигарета во рту ходила ходуном.

— Кажется, я вас расстроила, — упрямо гнула свое Маргарита. — Вы нервничаете.

— Да что вы! — Тропинская снова обернулась неприступной крепостью стиля и вкуса и удерживала на губах лёгкую улыбку. Лицо у нее было гладким, кожа розовой, ухоженной. — Просто когда ты знаком с человеком, а с ним случается что-то плохое, невольно начинаешь нервничать.

— Плохое? — подняла брови Маргарита. — Почему плохое? У нас на работе все считают, что она сбежала с тем парнем. Ну, с тем шикарным мужиком… Как его?

— Я не знаю, кто с кем сбегает, — ответила Тропинская слегка насмешливым тоном. Она уже взяла ситуацию под контроль. — И о том, какие у Алисы… парни, — она выделила голосом это слово, подчеркнув, что «мужики» не входят в ее лексикон. И чтобы смягчить впечатление, дружелюбно добавила: — Вы ведь хотели посмотреть кабинеты, верно? Сейчас, как мне кажется, самое время. Готовы?

—Ода!

Маргарита действительно просила об этом. Не то чтобы ей хотелось тратить время на бесполезный осмотр, но должна же она изображать кипучую деятельность.

— Можем зайти туда, где сейчас нет клиенток и девочки готовятся к новому сеансу, — пояснила Тропинская. Позвала свою помощницу Аню, и та повела их сначала в солярий, а затем показала первоклассно оборудованное помещение с ванной и небольшим бассейном.

— В массажном кабинете сейчас тоже никого нет, — сообщила Аня и показала рукой на ближайшую к ним дверь.

При этих ее словах за дверью что-то металлически лязгнуло, негромко загремело. Потом еще раз. И еще.

— Что такое? — всполошилась озадаченная помощница. — Тамара сейчас в раздевалке, я только что ее видела.

Она рванулась к двери с явным намерением распахнуть ее и поглядеть, в чем дело, но Тропинская ей не дала. Она просто заступила Ане дорогу, жёстко сказав:

— Ничего страшного. Я сама посмотрю.

Глаза у нее при этом стали какими-то нехорошими, больными, и взгляд этих глаз мгновенно ее состарил. Стук повторился еще раз, потом замолк. Тропинская некоторое время медлила, давала Ане несущественные поручения, потом все-таки отступила, пропуская Маргариту в кабинет.

Войдя, та сразу же зашныряла глазами по сторонам, пытаясь отыскать источник звука, но в кабинете совершенно точно никого не было. Он оказался довольно большим, просторным и абсолютно пустым. От недавно выкрашенных стен все еще исходил лёгкий запах ремонта.

— Мы недавно сделали перепланировку, — пояснила Тропинская. — Здесь была еще одна комнатка, так, закуток, в который складывали препараты. Но теперь стену сломали, и стало гораздо лучше.

Она спокойно, с чувством стала рассказывать об особой технике массажа, который применяется в их салоне. Однако Маргарита слушала невнимательно. Вместо этого она пыталась понять, что могло тут греметь? Что-то металлическое, ясно. Если только вон тот передвижной стеллаж, заставленный склянками и пузырьками самого экзотического вида? Она присмотрелась и заметила любопытную штуку: стеллаж загораживал вторую дверь!

Ее немедленно осенило: некто только что пытался открыть эту дверь, но она не поддавалась. Он подёргал ее, и стеллаж со всем своим содержимым содрогнулся. Дёрнувшись еще раз, человек, по всей видимости, пошел в обход. Или просто ушел.

Тропинская сразу поняла, что у Маргариты появилась какая-то идея.

— Что? — спросила она, прервав себя на полуслове.

— Я заметила еще одну дверь, вон там, за стеллажом. Куда она ведет?

— Никуда, — пожала плечами хозяйка. — То есть прямо на улицу. Раньше мы пользовались ей как вторым входом, но наличие второго входа разлагает коллектив. — Она хрипло засмеялась. — И мы от него избавились. А что?

— Мне кажется, ее кто-то пытался открыть.

— Возможно, кто-то посторонний просто перепутал двери.

«То-то ты так испугалась, — подумала Маргарита. — Кажется, ты знаешь, кто хотел сюда войти. А что, если это Алиса?» У Маргариты неожиданно гулко забилось сердце. Ее мысли приняли совершенно новое, неожиданное направление. Вдруг ее подруга никуда не исчезала? Вернее, для кого-то исчезла, а для кого-то нет? И эта вот стареющая красавица с железным характером знает тайну, которая заставляет Алису прятаться?

— Я оставлю вам свой телефон, — твердо сказала Маргарита. Достала старую визитку и написала на ней номер мобильного. — Мало ли, вдруг нужно будет поговорить?

Может, Тропинская покажет эту визитку Алисе, и та позвонит ей? Вот это будет финт так финт!

— Ну хорошо, — согласилась хозяйка салона, однако при этом снова пожала плечами, как будто хотела сказать: «И с какой стати мне вам звонить?»

Они закончили разговор, сойдясь на том, что окончательные выводы о действии косметики с феромонами делать пока еще рано. После чего весьма вежливо и любезно распрощались, и Маргарита вышла на улицу. Такси, которое она вызвала по телефону, уже стояло неподалёку. Шофер спал, откинувшись на сиденье и приоткрыв рот. «Очаровательно, — подумала Маргарита. — Он наверняка целые сутки за рулем. Сейчас я его разбужу, и он сразу же помчится как угорелый».

Опасливо озираясь по сторонам, она заглянула за угол дома, чтобы посмотреть, где та дверь, которую якобы кто-то с чем-то перепутал. Дверь была тут, самая обычная, железная, с металлической ручкой и черной замочной скважиной. Может быть, она все придумала, и за ручку дёргал пьяный? Но от одного дёрганья стеллаж не стал бы так трястись. Значит, у человека был ключ. Уверенный, что здесь, как и прежде, можно спокойно войти внутрь, он открыл замок и толкнул дверь. Но она не открылась, а упёрлась в стеллаж. Неизвестный попытался еще раз и понял, что либо вообще не сдвинет его с места, либо банально завалит всю конструкцию.

Если бы на нее никто не покушался, Маргарита осталась бы тут и стала следить за салоном. Но не сейчас и не в ее положении.

Шофер продрал глаза и тронул машину с места, громко насвистывая. Жора Суродейкин вcтречал ее у подъезда. Он вооружился лыжной палкой и ржавой гирей с ручкой, на которой красной краской было коряво написано: «2,5 кг».

— Вполне нормальное оружие, — проорал он. — Берешь убийцу, протыкаешь ему наконечником палки глаз и добиваешь гирей.

— Прекрати, Жора, меня сейчас вырвет. Несмотря на грозную экипировку, Суродейкин здорово нервничал и быстро затолкал Маргариту в свою квартиру.

— Заберу мышей и приду. Ты дверь никому, кроме меня, не открывай.

Возвратившись с банкой, Жора водрузил ее на кухонный стол и задумчиво сказал:

— Из трех мышей одна может оказаться самцом. Или даже две. И тогда они начнут размножаться. А поскольку ты жалостливая, у тебя вскоре образуется целая мышиная ферма.

Маргарита испуганно посмотрела на весёлую троицу, которая шевелилась в банке. Одна белая мышка — это даже мило, две — уже как-то противно, а три — вообще отвратительно.

— Думаю, мне нужно их кому-нибудь подарить, — глубокомысленно заметила она наконец.

— Ага. Геннадию, — подхватил Жора. — Он быстренько с ними разберётся.

— Ничего смешного.

— Не расстраивайся, в конце концов, можешь подбросить их дирекции зоопарка. В зоопарке им точно найдут применение.

— Давай не будем продолжать мышиную тему, пока не закончим с людьми, — предложила она.

— Давай, — согласился покладистый Жора. — Кстати, совсем забыл. Я ведь узнал для тебя, какой журнал привозят на наш склад. Он называется «Мужской калейдоскоп». Неплохой такой журнальчик, половозрелым самцам он наверняка нравится.

— Жора, у тебя Интернет работает? — спросила Маргарита.

— Конечно. Я же постоянно на связи.

— С кем это?

Жора посмотрел на нее возмущённо:

— Со Вселенной, разумеется.

— А, ну конечно.

Она вошла в Сеть, выбрала поисковую систему и дала запрос искать журнал «Мужской калейдоскоп». Через несколько секунд появились ссылки. Их было достаточно много для того, чтобы составить себе представление об этом издании. Типичный мужской журнал со всеми его отличительными признаками, богато иллюстрированный. На всякий случай Маргарита решила поискать выходные данные. Открыла страничку и подпрыгнула на стуле:

— Жора! Иди сюда. Знаешь, кто главный редактор этих «Весёлых картинок»?!

— Кто? — спросил Жора, подбегая и дыша ей в ухо.

— Андрей Желтков!

— А кто это?

— Я же тебе рассказывала про файлы, которые нашла в компьютере у своего начальника. Они у меня тут, скопированы на диск.

Она достала диск и вызвала тот файл, который назывался «Записи». И прочитала вслух:

— «Переговорить с Желтковым по поводу учредителей. Договориться о складе для Желткова. Связать Желткова с Г.Л.». Я нашла связь!

— Кого с кем? — спросил противный Жора.

— Гуха с журналом для мужчин.

— Ну и что? Может, ему захотелось открыть в России свой журнал? Мало ли причуд у богатых людей?

— Но почему он сделал это так оригинально? Через косметическую компанию? Что за причудливые пути вложения капитала? — не унималась Маргарита. — С какой стати начальник отдела маркетинга и дизайна Квитковский помогает Гуху учреждать журнал? А еще раньше Гух посылает в Москву свою племянницу с важной миссией именно в «Люкс лайн»?

— Может быть… Может быть… — пробормотал Жора, взъерошивая волосы на макушке, — может быть, «Люкс лайн» проворачивает с Гухом какое-то дело, о котором знает только он сам и владелец фирмы. Ну, допустим, еще кто-то из руководящего состава.

— Комаров и Квитковский.

— Хорошо. И предположим также, что в это самое время близкий друг Комарова или Квитковского некий Андрей Желтков решает издавать журнал для мужчин и ищет человека, который вложит в это дело деньги. Комаров и Квитковский состыковывают его с Гухом, Желтков с ним договаривается, тот соглашается инвестировать проект. Вот и все.

Маргарита сидела и кусала губы. Что-то во всей этой простой Жориной схеме было неправильным. Но ведь она же не ас-экономист, чтобы с лету понять, какая здесь выстроена финансовая схема. Для нее это все тёмный лес. Тайна за семью печатями. Она всего лишь наёмный служащий среднего звена. Разве она сможет разобраться в том, что «нахитрили» профессионалы?

— Мы выходим на какой-то экономический путь, — раздраженно сказала она Жоре. — Тут у нас ничего не выгорит просто потому, что мы дилетанты.

— Что же, сложишь лапки?

— Нет, я попытаюсь узнать про этого Желткова и его журнал у знающих людей. Что-то они скажут? Давай сюда телефон.

Жора принес аппарат и слушал, как Маргарита разговаривала сначала со знакомыми, потом со знакомыми знакомых, наблюдал за тем, как она записывала телефоны, которые ей диктовали — к концу «мероприятия» у нее набралось их штук двенадцать.

— Все, — наконец подвела она итог, сунув в руки Жоре горячую телефонную трубку. — Договорилась о встрече. Завтра в обеденный перерыв поеду в редакцию мужского журнала.

— Прямо к Желткову?

— Да нет. Мне же нужна информация о Желткове. Мне устроят рандеву с главным редактором другого издания, но похожего — «Планета мужчин». Главного редактора зовут Борис Агалыдов, — прочитала она по бумажке. — Он будет меня ждать и проконсультирует.

— А как ты поедешь? На такси? Одна?

— А что? — насторожилась Маргарита. — Я ведь вызываю фирменные машины, а не на улице их ловлю.

— Пойми, если убийца охотится за тобой, он уже понял, какой способ перемещения в пространстве ты избрала, и обязательно что-нибудь придумает. Может быть, уже завтра. Настроится на волну таксистов и перехватит вызов, например.

— Умеешь ты подбодрить.

Маргарита решила, что Жора прав и ехать одной на такси опасно.

— Так как же я попаду на встречу с Агальцовым?

— Забыла, с кем имеешь дело? — выпятив грудь, спросил Суродейкин. — Отправим тебя на служебной машине.