Прочитайте онлайн Эрос пленных не берет | Часть 7

Читать книгу Эрос пленных не берет
2616+971
  • Автор:
  • Язык: ru

7

Дома Маргарита напустила в ванну горячей воды и, пока твёрдая струя взбивала пену, вошла в Интернет и распечатала несколько заметок об афродизиаках и феромонах. Потом с этими листами в руках погрузилась в сугроб пузырей и принялась за чтение.

Это было не только рвение работника, проходящего испытательный срок. Подлая мыслишка о том, что Алиса не могла влюбиться в Квитковского и дело тут не обошлось без внешнего вмешательства, не давала ей покоя. Глупая, конечно, идея! Раньше люди верили в колдовство, а теперь, выходит, в химию?

Первая заметка радовала уже названием. Под логотипом популярного женского журнала красовался заголовок: «Так что же такое афродизиаки?» Маргарита сама не могла вразумительно ответить на этот вопрос, поэтому жадно впилась глазами в текст.

Автор уверенно утверждал, что афродизиаком можно назвать любое вещество, которое усиливает сексуальное влечение. Свои пространные рассуждения по этому поводу он разбавлял массой любопытных, но бесполезных сведений. Маргарита узнала, например, что активное поедание устриц и других морских жителей не вызывает никаких эмоций, кроме сытости. И вообще ученые доказали, что пожар страсти едой не разжечь, поэтому романтический ужин — явление антинаучное. Женщинам рекомендуется не откармливать возлюбленного, а пользоваться специальными препаратами, желательно европейских производителей. Этими мудрыми советами заметка заканчивалась.

Следующая называлась «Любовный эликсир» и рассказывала о древнеегипетской магии. Всякая богатая египтянка в древности имела несколько десятков различных масел и духов, смешивала их, чтобы получить неповторимую комбинацию, тот запах, который раскроет ее индивидуальность и устранит всех соперниц.

Соблазнять — вот главная задача афродизиаков, масел, усиливающих сексуальное желание. Многие растения уникальны, их аромат способен воздействовать на физиологию человека. Но главное — он доставляет удовольствие и усиливает сексуальную энергию. Женщина, которая использует афродизиаки, — раскрепощена и неотразима. Особенно сильное влияние на противоположный пол оказывает запах жасмина. Это самый сильный женский афродизиак. «А если обольщаешь мужика по Интернету? — подумала Маргарита, вспомнив про свою сестрицу. — Да, она любила жасминовые духи, но как ее овцевод мог узнать об этом до первого свидания?»

Еще красавицам нужно помнить о лаванде и сандале. А мужчины могут подкупить дам ароматом ванили, пачулей и амбры. Полезные сведения!

Принятие же ванн с ароматическими маслами и пенами автор заметки считал для женщины обязательным. Долой душ, да здравствуют расслабляющие водные процедуры.

Разобравшись с афродизиаками, Маргарита перевернула страницу.

Из следующей статьи, написанной каким-то маститым биологом, она примерно уяснила себе, что такое феромоны. Правда, попутно ей пришлось досконально изучить сексуальность бабочек, ящерок, змеек и прочей мелкой живности. Оказалось, что с помощью феромонов человек может стать гораздо привлекательнее для противоположного пола. Тело само выделяет их, но одежда и косметика не дают им действовать.

Так и прозябало человечество, не зная настоящей страсти, пока умные люди не догадались, что феромоны можно изготовлять в пробирке. Причем столько, чтобы за умеренную плату превращать средненького мужичка в мачо, а скромную дурнушку — в секс-бомбу. Искусственные феромоны стали добавлять в косметику, парфюмерию, делать из них пищевые добавки. Правда, сами ученые очень сдержанно отзывались о своих разработках, но это, кажется, не волновало ни продавцов, ни покупателей.

Что стало ясно из последней распечатки, которую Маргарита раздобыла на сайте известного западного женского журнала. Выходило, что почти все крупные косметические компании выпускают средства с феромонами. Виды такой косметики не поддаются учету, продается она везде, от секс-шопов до бутиков, и спрос на нее стабильно высокий. Журналистка с чисто западным прагматизмом перечисляла самые популярные средства и места, где их можно купить.

Список занимал неполные пять страниц. Маргарита только диву давалась.

Больше статья ничего полезного не содержала. Кряхтя, исследовательница приподнялась из воды, положила листы на полочку над раковиной и плюхнулась обратно. Разомлев от мягкого тепла и аромата цитрусовой пены, она закрыла глаза и вскоре задремала.

Статьи про феромоны только укрепили подозрения Маргариты. Она вновь и вновь пыталась представить себе Алису, без памяти влюблённую в Квитковского. Получалось у нее плохо — эти люди совершенно не подходили друг другу. Во всяком случае, Алиса бы на такого мужика не польстилась, в этом Маргарита была уверена. Постепенно она соорудила у себя в голове довольно стройную логическую цепочку. «Конечно, Алиса могла закрутить этот роман забавы ради, — думала она. — Но как все сходится: начальник подыскивает себе потенциальную невесту, и тут к нему в отдел устраивается новая сотрудница, интересная и незанятая. Чем не кандидатка? Правда, есть маленькое затруднение: он ее совершенно не интересует. В это время в компании начинают разрабатывать новую косметику с феромонами. И вдруг между начальником и новенькой вспыхивает бурный роман. Но уже через пару месяцев после исчезновения Алисы несчастный влюблённый подыскал себе другую невесту и, по-моему, отлично себя чувствует. Кстати, эта девушка-модель вполне могла найти себе более красивого и статусного кавалера, но и в ней блеклый Квитков-ский сумел пробудить любовь к себе. Как?…» Вывод словно напрашивался сам: начальствующему субъекту помогли феромоны, которые он вполне мог позаимствовать в лаборатории. После всего прочитанного Маргарита относилась к ним скептически, но факты слишком хорошо подходили друг к другу. Как гладко обтёсанные кирпичики. Поразмыслив, она решила, что может без особых проблем проверить свою версию. Для этого нужна была самая малость: добыть какое-нибудь средство с феромонами, обильно себя им покрыть и отправиться играть в соблазнительницу. Тем более что подходящий экземпляр для обработки уже есть: Маргарита хотела опробовать волшебную косметику на Безмельникове. Ей казалось, что она убьет сразу двух зайцев: и идею свою проверит, и адвоката расшевелит — может, удастся из него что-нибудь вытянуть. В его присутствии она чувствовала себя беспомощной и была рада возможности стать хозяйкой положения. Ей грела душу мысль, что она больше не будет чувствовать себя как мышка, которую любопытные ученые запустили в лабиринт. Теперь адвокат станет объектом ее, Маргариты, опытов.

Дело было за малым: раздобыть чудо-зелье, чем Маргарита и решила заняться на следующий день. Она понимала, что банальный флакончик духов ничем ей не поможет. Если Квитковский и пользовался феромонами, то наверняка в больших дозах. Для пущего эффекта. Доставал он их, естественно, не в магазине — простым смертным такого не продадут. Зато ему не стоило труда заполучить какие-нибудь опытные образцы. Маргарите дорога в лабораторию была закрыта, и она решила договориться с кем-нибудь из сослуживцев попронырливее.

Из ее немногочисленных знакомых больше всего на роль доверенного липа подходила болтушка Ира. Маргарите казалось, что с ней будет легко договориться, если придумать какую-нибудь умильную историю про неразделённую любовь. К тому же женщина, проработавшая несколько лет секретаршей, просто-таки обязана была иметь кучу знакомых во всех подразделениях компании, в том числе и на фабрике. Наверняка она знает каких-нибудь предприимчивых девиц, которые распространяют по дешевке косметику среди своих подружек.

В общем, Маргарита все больше убеждалась, что шанс у нее есть. Главное — мило поболтать и попасть в разряд приятельниц. Тогда можно переходить к мелким взаимным услугам. Вроде нового крема, чтобы один красавчик со второго этажа захотел познакомиться с ней поближе. Она не сомневалась, что сумеет придумать что-нибудь, что растрогает сентиментальную Иру. Она так расхрабрилась, что решила не готовиться к разговору, а сымпровизировать. Почувствовав себя в боевой готовности, Маргарита отправилась покорять ее трепетное сердце прямо с утра пораньше.

Дверь в кабинет Иры была приоткрыта, и оттуда раздавался бойкий голос бывшей секретарши: она прижимала к уху телефонную трубку и весело в нее щебетала.

— Ой, да что ты? Все-таки он это сказал, да? Вот, я же говорила! Сердцем чувствовала, что так будет, вот.

В этот момент Маргаритин глаз появился в щели между дверью и косяком. Ира заулыбалась и, не переставая ворковать, знаками предложила ей войти. Маргарита в ответ расплылась в широчайшей улыбке, юркнула в кабинет и устроилась на стульчике у окна. Она старалась казаться доверчивой и немного смущённой. Чтобы усилить впечатление, она села на самый краешек стула, сдвинула колени, а сверху положила руки, сцепленные в замочек. Голова чуть наклонена, взгляд в пол, робкая улыбка. Она чуть не рассмеялась, когда представила, как выглядит со стороны. Этакая девица-скромница пришла к лучшей подруге за советом. Ира как-то очень ловко закруглила разговор, повесила трубку и с нескрываемым интересом уставилась на Маргариту. Видимо, она не ожидала откровенности от этой самоуверенной дамочки.

Но злорадства в Ире не было совершенно — только любопытство. Поэтому она с неподдельным интересом спросила:

— Риточка, что-то случилось? Ты прямо сама не своя.

— Да так… Просто поболтать зашла.

— Ну, прекрати! Рассказывай, что там у тебя стряслось?

«Отлично, тон задан, можно приступать», — с удовлетворением подумала Маргарита. Она немного поотнекивалась для виду и повела свой печальный рассказ. Говорила она медленно — как будто каждое слово причиняло ей боль. На самом деле она просто боялась запутаться в деталях истории, которую она сочиняла на ходу.

— Понимаешь, когда я только устроилась сюда, думала, что смогу хоть немного избавиться от одиночества, заняться делом, отвлечься…

— Понимаю, конечно, — сочувственно закивала Ира. — Погружение в работу всегда помогает избавиться от тяжёлых мыслей, по себе знаю. Но тебе, видимо, и тут не дают покоя? — добавила она и грустно улыбнулась.

— Дело только во мне, как всегда… — изрекла Маргарита и криво усмехнулась.

— Тебя что, добивается кто-то? Квитковский, да? Угадала? Вот же неугомонный! Все-то ему мало. Думаешь, ты дала ему повод?

— Нет, нет, меня никто не домогается, здесь кое-что другое… Я бы сказала, наоборот… — пробормотала Маргарита в ответ и потупила ясны очи.

Ее очень удивило то, что Ира сказала про начальника, но обдумать это она пока не могла.

— А, так ты втюрилась в Квитковского сама? Вот это уже хуже. Прямо скажу, шансов у тебя маловато, хотя кто знает — Терехину он быстро забыл, может, и эту штучку забудет.

— Да что ты, Ира! Он для меня никто…

— И все-таки ты в кого-то втрескалась! И кто же этот счастливчик?

— Знаешь, стыдно сказать…

— Не волнуйся ты так, все в жизни бывает. Ну, Рит, не томи!

— Эх… — вздохнула Маргарита и задержала дыхание, чтобы смех не вырвался наружу. — Ты знаешь нашего нового электрика?…

— Солнышко, я все понимаю, но это все-таки не твой уровень. Наш Квитковский позавидней будет.

— Да ты что, Жора такой душка! Милый, весёлый, добрый… — И Маргарита начала вдохновенно расписывать достоинства Суродейкина, которых у него оказалось на удивление много. Маргарита сама такого не ожидала. На Иру ее тирада тоже произвела впечатление.

— Н-да. Все серьезно. Ну, Суродейкин — это тебе не Квитковский. Вполне доступен для внешнего воздействия. — Последние слова Ира произносила медленно, с расстановкой, и при этом загадочно улыбалась.

— Как думаешь, что лучше сделать для начала? — спросила Маргарита дрожащим голосом.

Она представила себе, какое выражение лица будет у Жоры, когда до него дойдут слухи об их бурном романе, и снова чуть не расхохоталась.

— Ну, стратегию наших действий мы с тобой еще обсудим, а пока возьми-ка вот это, — сказала Ира и достала из ящика стола прозрачную баночку, наполненную белесым кремом. — Подружка из лаборатории притащила. Это опытный образец крема с феромонами. Там этих химикатов понапихано — не то что электрик, любой мужик побежит за тобой, как пёсик за палкой. Ты бы подумала, может, тебя кто покрупнее интересует?

Маргарита бережно взяла баночку, еще раз поклялась Ире в своей вечной любви к Суродейкину и принялась смущённо ее благодарить. Та была тоже смущена бурной радостью новой приятельницы. Закончив наконец долгое прощание, Маргарита выскочила в коридор, сжимая в руках заветную баночку. В этот момент она походила на Пятачка, несущего воздушный шарик Иа на день рождения. Она была вполне довольна — ей даже не пришлось ни о чем просить. Попутно она выяснила, что феромонная косметика на фирме в большом ходу, и обзавелась полезной во всех отношениях подругой.

— Омерзительно! — кричал Жора Суродейкин в телефонную трубку. — Вы едва не поссорили меня с единственной женщиной на свете, которая достойна дружбы и уважения!

Путём долгой компьютерной переписки и огромного количества усилий он добился того, что ему позвонил Олег Петраков собственной персоной и предложил отвязаться.

— Да, это я посоветовал Маргарите послать свои фотографии в ваше агентство. Но вы нас обманули! Вы привели с собой не жениха, а пошлого жиголо, который собирался развлекаться с трепетной, невинной, доброй девушкой!

— Вашей невинной девушке тридцать лет, и она полтора года жила с каким-то профессором. В наше время это не порок, но не нужно тыкать мне в нос ее невинностью. И вообще… Джузеппе не жиголо, а наоборот — спонсор. И ваша Маргарита ему понравилась. Очень понравилась. Такая темпераментная! Знаете, она даже хлестнула его по лицу салфеткой. Это его раззадорило. По правде говоря, — понизил голос Петраков, — этому типу давно никто ни в чем не отказывал.

— Вот и жаль, — с большим пафосом заявил Суродейкин, который выпил две бутылки пива и пару бокалов красного вина, а потом немного водки для профилактики, потому что весь вечер чихал и боялся заболеть.

— Если вы скажете, как ее найти, я готов принести личное и публичное извинение, — вкрадчиво сказал Петраков, почувствовав, что у собеседника заплетается язык.

Здравомыслие Суродейкина, усыплённое алкоголем, заворочалось было, но он только отмахнулся и браво ответил:

— Ну да! Это будет очень благородно с вашей стороны. Приходите и извиняйтесь. Маргарита сейчас ужинает в кафе напротив своего дома… Нашего дома! — Он продиктовал адрес и добавил: — Если вы поторопитесь, то застанете ее за десертом. Кстати, она любит шоколадное мороженое, можете ее угостить. Не пожалеете. Сладости подавляют женскую агрессию, это я по опыту знаю.

Жора положил трубку, добрел до тахты и свалился на нее лицом вниз. Водка с пивом пустились в пляс, а вино прихлопывало и притопывало.

Тем временем Маргарита действительно сидела в вышеупомянутом кафе, где договорилась встретиться с Безмельниковым. На сегодня у нее было две задачи. Первая — узнать имя и координаты частного сыщика, чтобы познакомиться с ним и поговорить с глазу на глаз. И вторая — испытать действие крема с феромонами на мужчине, которому при первой встрече она не понравилась. Совершенно точно — не понравилась. Женщина всегда чувствует такие вещи.

Сказать по правде, в волшебное свойство феромонов пробуждать сексуальность она верила слабо. Получается, что Безмельников должен при встрече с ней сделать стойку, а не смотреть на нее с холодным вниманием: ей хорошо запомнилась его серьёзная физиономия и внимательные глаза, в которых был интерес учёного, препарирующего бесхвостое земноводное.

Наверное, именно из-за этого неверия она весьма щедро обмазалась кремом — лицо, шея, руки и живот жирно заблестели. Вместо толстого, с высоким горлом свитера надела кофточку полегкомысленней, сверху накинула плащ и отправилась на встречу. «Хоть бы силы этих феромонов хватило на то, чтобы пробудить в адвокате благородство, — размышляла она, перебегая дорогу. — Пусть за ужин заплатит».

Жоре Суродейкину снилось, что он плавает в серебряном пруду, а тропические рыбки сыплются сверху, как обломки радуги. Он увидел грот и хотел заплыть внутрь, но вдруг вода загудела и зарыдала на все голоса, и он рванул к поверхности и вынырнул, очутившись на собственной тахте в собственной квартире. Кто-то стоял у входной двери и давил на кнопку звонка — звонок разрывался от отчаянья.

Жора встал и поплелся открывать. На пороге стоял бывший Маргаритин жених Геннадий — сухощавый и тонкогубый тип с красивым лбом, на котором начёсом лежали остатки волос. В руках он держал небольшую круглую коробку в сердечках, в какие запаковывают подарки в больших магазинах.

— Здрасьте, — поздоровался он, прижимая коробку к груди.

— А-а… Профессор-живодер!

— Я пришел к Маргарите, а ее нет. Случайно не знаешь, где она? Может, уехала отдыхать или просто… не открывает?

Он испытывал неловкость и поэтому держался вызывающе.

— Марго ужинает, — с важностью мажордома заявил Суродейкин. — В кафе через дорогу. Только ты туда не ходи, она не хочет тебя видеть.

— Потому что я не звонил и не умолял ее вернуться?

— Нет, — Жора помотал головой. — Потому что ты прикончил мышь.

Он повис на двери, которая поехала вперед и уже собралась захлопнуться. Однако Геннадий подставил ногу и удержал их обоих.

— Я купил ей другую, — он потряс коробкой перед носом Суродейкина. — Она ничем не хуже прежней. Как ты думаешь, Маргарита меня простит?

— Да-а! — с пьяной убеждённостью протянул тот. — Животные всегда обезоруживают. Перед новой мышью она не устоит.

— Ладно, пока! — бросил Геннадий и стремительно пересек лестничную площадку.

— Только она ужинает не одна, •— крикнул ему вслед Жора. — Так что вам с мышью придется подсуетиться.

Он широко зевнул и захлопнул дверь. Кажется, у Маргариты сегодня выдастся весёлый вечерок. Но она в любом случае будет довольна, ведь все виноватые перед ней извинятся — и менеджер Петраков, и этот Джузеппе, и даже профессор.

Кафе называлось итальянским и в связи с этим безбожно завышало цены. Здесь все было выдержано в строгом тёмно-зелёном цвете, на фоне которого особенно изысканно смотрелись белоснежные островки салфеток. Тусклое золото подсвечников, широкий камин с газовым огнём, наглаженные официанты с многозначительными мордами… Дольче вита, одним словом!

Маргарита ела салат из морепродуктов, тщательно пережёвывая резиновые кусочки кальмаров. Безмельников сидел напротив, позабыв о том, что его тарелка тоже полна до краёв, и крутил в руках вилку.

Девица сегодня была не такой, как в первый раз, и держалась вызывающе. Может, что-то раскопала? Как бы узнать?… Приударить за ней, что ли? Женщины падки на комплименты, лесть, томные взгляды. «Сделаю вид, что она меня очаровала, — решил Безмельников. — Она начнет жеманиться, хихикать и в конце концов потеряет бдительность».

— Не понимаю, почему вы сразу не дали мне возможности поговорить с этим частным детективом? — спрашивала Маргарита тоном примы-балерины. — Отчет отчётом, но живое общение — совсем другое.

Визитная карточка сыщика, которую он ей выдал, лежала возле тарелки, поблёскивая позолоченным срезом. После того как Маргарита прочла письмо Гуха, спрятанное в сапоге, и заподозрила, что Безмельников раньше был с Алисой знаком, она перестала доверять адвокату. Никаких откровений, никаких догадок, никаких фактов.

— Не хотелось, чтобы частный сыщик влиял на вас, — ответил адвокат. — Его выводы могут сбить вас с толку.

— Меня ничто не собьёт, — отрезала она и посмотрела на своего кавалера с неудовольствием.

Сегодня он надел другой костюм, попроще, и откровенно дорогой галстук на его фоне выглядел как подарок богатого родственника бедному сироте.

— Вам ужасно идет эта причёска, — неожиданно сказал Безмельников несвойственным ему карамельным голосом.

Маргарита с опаской взглянула на него и не поверила своим глазам — вместо насмешливого, умного лица на нее смотрела слащавая морда волокиты и бонвивана. «Боже мой, — растерялась она. — Феромоны подействовали?! Фантастика».

От волнения она немедленно вспотела, и мятный запах крема, до тех пор лёгкий и ненавязчивый, сделался ярким и насыщенным. Теперь от Маргариты разило ментолом, как от пачки жевательной резинки. Жарко стало невероятно, а на щеках разгорался малиновый румянец. Она положила вилку и обмахнулась ладошками, словно впечатлительная матрона, за чьей дочерью ухлёстывал на балу самый богатый жених.

— Вы хорошо себя чувствуете? — спросил Безмельников противным голосом.

— Великолепно, — отрезала Маргарита и тут увидела страшное.

На входе в кафе стоял итальянец Джузеппе и пожирал ее своими жадными черными глазами. Позади него маячил клетчатый.

— О, белла! — воскликнул Джузеппе громко и поцеловал собранные в горсть пальцы.

У Маргариты аж дух захватило. Как Джузеппе мог ее отыскать? Это просто невероятно! Невозможно! Это мистика! Неужели феромоны обладают такой чудовищной силой?

— Русский звезда! — тем временем сообщил Джузеппе своему спутнику.

Два парня с простецкими лицами, пробиравшиеся мимо них ко входу, повернули головы и посмотрели на Маргариту.

— Актриса какая-нибудь? — вполголоса спросил один другого.

— Не знаю. Может, певица. Где-то я ее определённо видел.

— Наверное, по телевизору.

Они выбрали такие места, чтобы можно было следить за «звездой» безо всяких помех, уселись за столик и принялись беспардонно ее разглядывать, время от времени опуская глаза в меню.

Джузеппе тем временем весёлой рысью направился к Маргарите, но Петраков наткнулся взглядом на адвоката и остановил итальянца на скаку. Пошептавшись, они уселись за соседний столик — слишком близко, чтобы Маргарита могла не обращать на них внимания.

Присутствие итальянца приводило ее в смятение. Он посылал ей телепатемы, и его узкий лобик собирался мелкими складками.

— Синьорина прекрасная! — коряво выговорил Джузеппе. Достаточно громко, чтобы Безмельников обернулся и мазнул по нему взглядом.

— Страх и ужас на улицах города, — пробормотал он, по достоинству оценив обезьянью внешность итальянца. — Дамы прячутся за кавалеров.

Маргарита криво улыбнулась, отпила большой глоток вина из бокала, и этот глоток, не пройдя и половины положенного пути, намертво застрял в горле, как будто туда загнали кол. В зал нервной походкой вошел Геннадий. Он обшарил глазами зал, заметил Маргариту и с байроновским страданием на лице уселся в углу. И принялся сверлить ее взглядом, будто собирался съесть вместо обеда.

Два мужика за соседним столиком тоже беззастенчиво пялились на нее, как на экспонат музея мадам Тюссо. Через некоторое время Маргарита стала ощущать себя носителем страшного вируса, оказавшимся в толпе здоровых людей. Безмельников с тревогой наблюдал за тем, как она окунула в чай салфетку, отжала ее и тщательно вытерла лицо, размазав тушь под глазами.

— С вами все в порядке? — спросил он.

— О да! Просто я немного взволнована тем, как идет расследование…

Она полезла в чай все той же салфеткой и принялась обтирать шею и руки. Адвокат глядел на нее с хмурым вниманием.

— У вас что, отключили горячую воду? — наконец спросил он, не зная, как реагировать на это представление.

— Нет, просто немного душно, — легкомысленным тоном ответила Маргарита. — Извините, мне нужно кое-что сделать.

Она достала из сумочки шариковую ручку и, выхватив из подставки пачку салфеток, принялась быстро писать. «Встретимся в воскресенье, здесь же, в семь часов вечера». На второй салфетке она начертала те же слова, и на третьей тоже. Подозвала официанта и, протянув ему плоды своих трудов, потребовала:

— Разнесите по столикам. Вон на тот, на тот и на тот.

Больше всех этому посланию обрадовались два перца, которые приняли Маргариту за актрису.

— Ух ты, — пробормотал один. — Я ей понравился!

— Нет, это я ей понравился.

Петраков перевел записку для Джузеппе, тот схватил салфетку и прижал к губам, глядя поверх нее на Маргариту пылающим взором, от которого едва не занялась скатерть.

Геннадий, прочитав записку, перехватил взгляд Маргариты и медленно кивнул головой. После чего остановил официанта, отдал ему свою коробку с сердечками и покинул помещение, засунув послание Маргариты в нагрудный карман. Естественно, полтора года совместной жизни не выкинешь коту под хвост! Она готова помириться. Вот и славно. С ее уходом налаженный быт неожиданно разладился, навалилась куча бытовых проблем… Если нужно изображать раскаянье, чтобы вернуть все на свои места, он изобразит — не вопрос. Двойник Бенедикта должен ему в этом помочь.

— Мне нужно идти, — огорошила Маргарита адвоката неожиданным сообщением.

— Подождите, как это — идти? Мы даже не поговорили толком…

— А о чем нам разговаривать? Вот встречусь с частным сыщиком, может, тогда… Но вообще — спасибо за угощение. Было очень вкусно.

Она поднялась, повесила сумочку на плечо и торопливо вышла из зала — вслед ей летели мокрые воздушные поцелуи Джузеппе и хихиканье Петракова.

Как только она исчезла из виду, к Безмельникову подскочил официант и поставил перед ним круглую коробку в сердечках.

— Что это? — удивленно спросил тот.

— Это вам, — невразумительно пояснил официант и отчалил.-

Адвокат повертел коробку в руках, снял крышку и от неожиданности подпрыгнул на стуле.

В коробке сидела маленькая белая мышь с розовым хвостом и смотрела на Безмельникова черными бусинами глаз. Пока тот находился в оцепенении, она встала на задние лапы и попыталась выбраться наружу, царапая когтями бумагу. Со сдавленным хрюканьем адвокат шмякнул крышку «а место и свирепо огляделся по сторонам. В этот момент зазвонил его мобильный телефон.

— Алло, — ответил он. — Могу. Да, мы только что встречались. Она хочет увидеться с частным детективом. Конечно, я дал ей координаты, а как же иначе? Ведь вы сами все это затеяли. Нет, мы встретились в кафе. Конечно, я расстроен! Я решил включить на полную катушку свое обаяние, а она ушла, даже глазом не моргнув! А в довершение всего на десерт мне подали белую мышь. В коробке. Да, я вам перезвоню.

Джузеппе продолжал мять в волосатых лапах записку Маргариты и приговаривать:

— Это особенный синьорина, я ждать воскресенье и быть нетерпелив!

— Официант, рассчитайте меня! — громко потребовал Безмельников. И когда тот принес кожаную книжицу, раздраженно спросил: — Мышь тоже включена в счет?

— Простите? — оторопел тот. — Какая мышь?

— Белая, с хвостом! — сварливо откликнулся адвокат. — Мне подали мышь.

Официант схватил счет и забормотал:

— Салат из морепродуктов… Котлетки паровые… Апельсиновый сок… Мыши нет!

— Оставьте! — Безмельников вырвал у него счет и сунул ему несколько купюр. — Сдачи не надо.

Сначала он оставил коробку на столе и пошел к выходу, но официант что-то квакнул ему в спину, и тогда тот возвратился и раздраженно схватил коробку. Жуткого вида итальянец, удивительно похожий на длиннорукую обезьяну, пошевелил ему навстречу бровями, как людоед, поджидающий на дороге припозднившихся путников. Адвокат отвернулся и взбежал по ступенькам. Выбрался на улицу и тотчас увидел Маргариту — она стояла на противоположной стороне улицы возле газетного киоска и разглядывала обложки журналов. При виде ее на Безмельникова вдруг накатило такое нечеловеческое раздражение, что он даже зубами скрипнул. А потом, поддавшись внезапному порыву, перебежал дорогу под рявканье клаксонов, подошел к ней и сказал:

— Маргарита, это вам. От меня. — Сунул коробку ей в руки, повернулся и быстрым шагом пошел к стоянке машин.

— Спасибо, — растерянно откликнулась та, проводив глазами его удаляющуюся спину. — А что это?

В коробке шевелилось и шуршало.

— Тарантул? — вслух спросила она неизвестно у кого. — Вряд ли.

Поколебавшись, она приоткрыла крышку, заглянула под нее и ахнула:

— Не может быть!

Мышь носилась в своем убежище по кругу, как цирковая лошадь на арене. У нее были крохотные, почти прозрачные лапы и острая мордочка с длинными усами. При этом она была удивительно похожа на Бенедикта, и у Маргариты на глаза навернулись слезы. Бенедикта подарила ей та самая Алена, благодаря которой она устроилась в «Люкс лайн». А той вручила его делегация гостей из Саратова, и начальник немедленно заявил: либо мышь — либо должность. Подвернувшаяся под руку Маргарита спасла положение. Она отнесла мышь к Геннадию, где та и пала жертвой его ненависти к грызунам.

Нельзя сказать, чтобы Маргарита страшно любила мышей. До появления в ее жизни Бенедикта она и дела с ними не имела. Ну, пару раз видела возле помойки — вот и все. И с чего вдруг мыши пошли косяком?

— Странно, — пробормотала она и еще раз посмотрела вслед адвокату, который, впрочем, уже исчез из поля зрения. — Может быть, это какой-нибудь намёк?

Тем временем Геннадий возвратился в кафе и спросил у официанта:

— Вы отдали девушке коробку?

— Девушка к тому времени уже ушла, — пожал плечами тот. — И коробку забрал мужчина, с которым она обедала.

— Вот черт! — пробормотал Геннадий.

Было обидно, что знак его примирения не добрался до адресата. Без мыши все теряло смысл. Он вышел из кафе и огляделся по сторонам. Кажется, возле метро есть зоомагазин. Почти бегом он добрался до торговой точки, предлагавшей живой товар, и с облегчением убедился, что белые мыши есть, целых шесть штук. Купил одну, самую мелкую — чтобы вызывала жалость! На этот раз мышь посадили в картонку из-под молока. И дали карточку магазина, сообщив, что при покупке еще одной мыши он получит скидку.

Казалось недальновидным заявляться к Маргарите после того, как она написала ему записку, назначив встречу. Поэтому он вошел в подъезд, поставил картонку на коврик перед дверью, позвонил и быстро убрался. На первом этаже замер и, прислушавшись, убедился, что дверь открылась.

Увидев на коврике молочный пакет с надрезанным краем, Маргарита слегка струхнула. Первая мысль, естественно, была о бомбе. Ща как бабахнет! Однако из пакета неожиданно донеслось попискивание, и она немедленно присела перед ним на корточки. Протянула руку и осторожно разогнула края. В коробке сидела белая мышь — маленькая-премаленькая — с блестящими бисеринками глаз.

— Еще одна! — пробормотала Маргарита. — С ума можно сойти.

Она потащила мышь домой и сгрузила ее в трехлитровую банку, к ее сородичу, которому она уже успела дать имя — Мартин.

— Ты будешь Томасом, — сообщила она вновь прибывшей животине. — Впрочем, какая разница! Я не намерена собирать вас к завтраку призывными криками.

Она сходила на кухню, отрезала два кубика сыра, вернулась и опустила их в банку. И стала наблюдать за тем, что будет. Мыши игнорировали угощение, продолжая суетливо бегать взад и вперед. Маргарита постучала по банке пальцем — мыши сели столбиками, и она расхохоталась.

В этот момент зазвонил телефон — как-то особенно громко и тревожно. Взяв трубку, Маргарита почувствовала непонятное беспокойство еще до того, как услышала голос на другом конце провода.

— Алло! — почти шепотом сказала она.

— Добрый вечер, — приятный мужской голос, смутно знакомый, сбил ее с толку. — Это Захар Шанов. — Она неожиданно смешалась и не смогла сразу ответить. Поэтому он добавил: — Жених Алисы.

Как будто она могла забыть, кто такой Захар Шанов.

— Привет. — Пришлось срочно брать себя в руки. — Что-то случилось? Вы что-нибудь узнали?

— Нет. — Он замолчал, и у Маргариты внезапно перехватило дух.

— Нет? — дрожащим голосом переспросила она.

— Дело в том, что вы спрашивали про красный портфель, помните?

—Да…

— Я нашел у себя в кармане пиджака квитанцию. Алиса сдала его в починку, но я не знаю куда, в какую мастерскую. Квитанция такая примитивная — маленький бланк заказа без всяких опознавательных знаков и корявая подпись приёмщицы. Вот, собственно, и все. Если хотите, мы встретимся, и я вам ее отдам. — Он помолчал и добавил: — Если она вам нужна.

В этот момент Маргарита ощущала себя вороной из басни Крылова — у нее в прямом смысле слова «в зобу дыханье спёрло». Захар предлагает ей встретиться. Они назначат свидание и окажутся друг с другом с глазу на глаз. Вряд ли он просто сунет ей в руки бумажку и уйдет, скупо попрощавшись. Они будут разговаривать, общаться. Может быть, прогуляются по городу…

— Да нет, — выдавила она из себя, корчась от собственного благоразумия. — Раз вы говорите, что там не указан адрес… Квитанция мне вряд ли понадобится. Но все равно… Спасибо, что позвонили.

— Не за что, — ответил Захар. — Когда я увидел вас в квартире Алисы, у меня появилась безумная надежда, что вы ее отыщете. Найдете хоть какой-то след…

— Если бы красный портфель украли, — промямлила Маргарита, — тогда был бы след. А так…

Она стесненно попрощалась, потом повалилась на диван и, зажмурившись, пару раз стукнула себя трубкой по голове. Подошла к банке с мышами и сообщила новым квартирантам:

— Знаю я, где выдают такие дурацкие квитанции — возле метро. Стоит будка, в будке сидит мастер, он сам и выписывает эту красоту.

Однажды она отдала в починку часики — часовщику из маленького павильона возле метро, так квитанцию ей вообще выписали на аптечном бланке. Может быть, все-таки взять у Захара корешок и попытаться вызволить портфель? И зачем он ей сдался? Заклинило ее на этом портфеле. «Не нужен тебе никакой корешок, — одёрнула она себя. — И не ищи предлогов, чтобы встретиться с Захаром».

Назавтра она встала пораньше и позвонила в квартиру Суродейкина. Вчера по телефону он сообщил, что простудился, выпил водки и просит разбудить его утром на работу. Звонить пришлось долго, минуты три. Наконец послышалась возня, дверь медленно открылась, и на пороге появился Жора, похожий на утопленника недельной давности. У него было мятое белое лицо с двумя узкими прорезями, намекавшими на то, что чудовище зрячее.

— Бог мой! — ахнула Маргарита, отступая назад. — Похоже, одной водкой дело не обошлось.

— Зато я не простудился, — сказал Жора, еле ворочая языком.

— Это большой плюс, — согласилась она, заталкивая его обратно в квартиру и подгоняя к ванной. — Немедленно приводи себя в порядок, ты нужен мне для выполнения оперативного задания.

Жора пустил холодную воду, и некоторое время из-за двери слышалось тихое повизгивание. Маргарита тем временем сварила чёрный кофе — такой крепкий, что от одного запаха начинало быстрее биться сердце.

— Ну, как я? — спросил Суродейкин, появляясь на кухне в пижамных штанах.

— Лучше, — откликнулась Маргарита, придирчиво глядя на него. — По крайней мере, понятно, что ты все еще жив. Правда, складывается впечатление, что тебя неделю кормили одними дрожжами.

— Может, водка была плохая? — вслух подумал Жора, залпом выпив чёрный, как дёготь, кофе. И пожаловался: — Что-то я вкуса не чувствую.

— Вероятно, у тебя язык онемел. А вкусовые рецепторы просто отмерли, — сердито ответила Маргарита. — Разве можно доводить себя до такого состояния посреди рабочей недели?

Жора пообещал больше не доводить и полез в холодильник за рассолом. После этого он смог поворачивать голову и задавать осмысленные вопросы.

— О каком задании ты говорила? — спросил он, выходя на лестничную площадку вслед за своей спасительницей.

— А ты в состоянии воспринимать информацию?

— Разумеется. Я сделаю все, что ты попросишь.

— Нужно подобраться к вице-президенту «Люкс лайн», Комарову. Видел его?

— Это такой очкастый тип, похожий на сублимированный продукт? — презрительно спросил Жора. — В куске мрамора больше жизни, чем в его теле.

Тело Комарова, по мимолётному наблюдению Маргариты, которая видела вице-президента всего один раз, в коридоре, было слишком ничтожным для того, чтобы им всерьез увлеклась женщина. Однако втиснутое в должность и окружённое сопутствующими ей благами, оно становилось значительным и для многих интересным.

Маргарита помнила, что в письме Гуха упоминался заместитель управляющего. Никакого управляющего в «Люкс лайн» не было. Вероятно, Гух имел в виду все же вице-президента, больше некого. Вот только как подобраться к нему? Это не мелкая сошка, с которой можно переброситься парой слов в столовой или попросить зажигалку возле лифта.

Маргарита понятия не имела, как она может «отработать» Комарова. К типам такого ранга обычно подсылают умопомрачительных девиц с молочной кожей, для которых шейпинг и массаж — такая же привычная вещь, как чистка зубов, а не тридцатилетних тётенек, закалённых в борьбе с целлюлитом и делающих маникюр исключительно в честь Нового года.

— Что ты подразумеваешь под словом «подобраться»? — уточнил между тем Суродейкин, глубоко вдыхая холодный воздух в надежде на его отрезвляющие свойства.

— Сама не знаю, — сердито ответила Маргарита. — Может, у него есть какие-нибудь тайны? Страшные и ужасные. Хорошо бы узнать.

— Чтобы шантажировать? — догадался Жора.

— Возможно, — хмыкнула Маргарита. — Я выяснила, что Комаров был как-то связан с Алисой и ее дядей. Только Гух мне вряд ли об этом расскажет. У него своя игра, в которой я — всего лишь пешка. Хочу заранее понять, на какой стадии он собирается меня слопать.

— Но, Марго! — воскликнул Жора. — Даже если я проберусь в кабинет вице-президента, мне вряд ли удастся вскрыть сейф с документами. Что я могу выяснить?

— Просто присмотрись к нему. Ты человек наблюдательный, сообразительный, — польстила ему Маргарита. — По крайней мере, если ты станешь прогуливаться по этажу, где сидит руководство, никто не удивится.

— Да, — с гордостью подтвердил Жора. — Мы, электрики, везде на особом счету.

На подходе к зданию «Люкс лайн» они увидели длинный чёрный автомобиль — неправдоподобно чистый, словно соскочивший с фотографии в глянцевом журнале. Шелестя шинами, он медленно проехал мимо них и остановился напротив входа. Открылись обе задние дверцы, и наружу выбрались два типа, темные очки которых, словно радары, прощупали окружающее пространство. Только после этого появился хозяин — тот самый Комаров, о котором только что шла речь.

Он довольно быстро прошел к входу в здание и скрылся внутри, но по дороге повернул голову и посмотрел прямо на Маргариту. Это был испытующий взгляд.

— Ух ты! — воскликнул непосредственный Жора. — Я уже почувствовал себя героем фильма «Миссия невыполнима».

— Если боишься, забудь о моей просьбе, — серьезно сказала Маргарита. — Не хочу, чтобы ты рисковал из-за Алисы, ведь ты ее совсем не знаешь.

— Марго, мужчины не боятся, они всего лишь испытывают опасения. Я сделаю все, что смогу. И не ради незнакомой женщины, а ради тебя. Несмотря на то, что ты не хочешь за меня замуж, — с пафосом заключил он.

Весь день Маргарита была страшно занята и только во время обеда смогла уединиться, чтобы позвонить частному детективу. Его визитка была плотной и гладкой, как телефонная карта. «Лагута Андрей Сергеевич» было написано на ней. Ниже шел телефон и адрес. Значит, у этого Лагуты есть офис, где он принимает клиентов.

Маргарита набрала номер, указанный на визитке, и некоторое время с тревогой вслушивалась в длинные гудки. Наконец очередное пиликанье оборвалось, и нетерпеливый голос спросил:

— Да? Лагута слушает.

— Вы Лагута? — стушевалась Маргарита.

— Я же представился. — Было ясно, что на том конце провода улыбаются. — Хотите что-то спросить? Я вас слушаю самым внимательным образом.

Частный детектив явно умел обращаться с перепуганными и нерешительными людьми.

— Можно с вами встретиться? Я от Гуха. От Георгия Львовича Гуха. По делу об исчезновении Алисы Терехиной.

Может быть, не стоило сразу выкладывать карты на стол? Вдруг он заартачится? В конце концов, работу он выполнил, зачем ему лишние хлопоты? А вот если бы он решил, что она новая клиентка, мог назначить встречу без проволочек. Впрочем, Лагута приятно удивил ее, просто спросив:

— Когда вы можете подъехать? Мне удобнее сегодня вечером, после семи. Вас устраивает? Кстати, Николай Фёдорович Безмельников мне звонил.

Маргариту очень устраивало время после семи, она даже духом воспрянула. Еще бы! Отчеты — это всего лишь буквы на бумаге. Чтобы отчет получился коротким и ясным, из него выдавливаются все эмоции. А Маргарите так хотелось эмоций! Возможно, Лагута скажет что-нибудь такое, что натолкнет ее на новую мысль? Или просто поделится с ней впечатлениями. Ей не хватало собеседника. Адвокату она не доверяла, а Жора Суродейкин хоть и верный друг, но ум у него разбросанный, далеко не аналитический. Кроме того, когда он начинает размышлять — о чем бы то ни было! — его так или иначе всегда сносит на инопланетян.

Кстати, уже конец рабочего дня, а Жора куда-то подевался. И на телефонные звонки не отвечает! Она вышла из офиса, подняла воротник плаща, защищаясь от ветра, и отправилась на встречу с частным сыщиком. Сегодняшние расспросы сотрудников и сотрудниц не принесли ничего нового.

Маргарита попыталась выведать фамилии руководителей, с которыми чаще всего приходилось общаться Алисе. Может быть, она постоянно наведывалась к начальнику экспортного отдела, солидному и надутому Мишину, или к руководителю отдела транспорта и логистики, громкоголосому Бобурову? Или, что было бы особенно важно, к вице-президенту Комарову? Однако ничего не раскопала. Никаких сплетен об Алисе не ходило — кроме, конечно, ее романа с Квитковским. «Они просто нашли друг друга, — заметила Надя Попова, следящая за состоянием оргтехники в департаменте. — Ему подошла пора жениться, а она задумала выйти замуж — вот и вся любовь. Когда они разбежались, то просто поменяли партнёров: Квитковский сразу нашел себе невесту, а Алиса — жениха».

Похоже на правду. Алиска вполне могла захотеть остепениться, родить ребёнка и зажить размеренной жизнью. Почему только она не сделала этого в Америке? Было бы логичнее подыскать для замужества пастеризованного американского бизнесмена, неколебимо уверенного в завтрашнем дне. Почему Квитковский? Неужели он в самом деле тронул ее сердце? А потом она встретила Захара и влюбилась по-настоящему?

Итак, детектив ждал ее у себя в офисе после семи. На визитке был указан адрес: переулок с неказистым названием. Маргарите оно не говорило ровным счётом ничего. Ей казалось, что это место может с равным успехом находиться и в центре, и где-нибудь в Жулебино. Поэтому ей пришлось перезвонить Лагуте, и тот битый час объяснял, как до него добраться. В конце концов Маргарита все-таки оторвалась от телефона и дошла до метро. Полчаса духоты и толкотни — и вот она снова на свежем воздухе. Выбралась из чрева метрополитена и как будто заново родилась на свет.

Огляделась по сторонам и торопливо зашагала по улице. Она знала, что ей нужен третий переулок по левой стороне, но все равно заглядывала за каждый угол, боясь пройти мимо. При этом Маргарита не выпускала из рук заветную бумажку и была похожа на иностранную туристку, которая отбилась от группы и теперь пытается самостоятельно найти отель.

Наконец увидела на стене дома табличку с нужным названием, резко остановилась и повернулась вокруг своей оси. Перед ней было начало старого московского переулка, густо обсаженного деревьями и вымощенного булыжником. Он круто уходил вниз и терялся между тесно стоящими домами. Тротуары, как водится, заставлены дорогими машинами. Видимо, переулок облюбовали фирмачи: среди уютных старых особнячков сверкали матовым стеклом офисные новоделы.

Рискуя сломать каблук, прыгая по камням, Маргарита направилась вниз по переулку. Вскоре она увидела дом, в котором устроился детектив Андрей Лагута. Это было длинное трёхэтажное здание старой застройки, но недавно отреставрированное. На окнах стеклопакеты, по асфальту растекались лужицы от кондиционеров, свежевыкрашенные стены радовали глаз весёленьким жёлтым цветом.

На входе дежурил охранник. Он пропустил Маргариту, как только она назвала свою фамилию — вероятно, был предупреждён. Поднимаясь по лестнице, она чувствовала на себе его тяжелый, придирчивый взгляд. Может, он считал, что к частным детективам ходят только люди, замешанные в тёмных делах, и подозревал Маргариту во всех смертных грехах. А скорее, он просто заскучал: кроме Лагуты, в особняке обосновалась фирма, которая занималась дистрибуцией запчастей для швейных машинок. Так что посетителей в особняк приходило, прямо скажем, немного. Впрочем, Маргариту в тот момент досуг охранника нисколько не волновал. Она была поглощена обдумыванием предстоящего разговора.

Весь третий этаж занимала контора частного детектива. Было видно, что дело процветает. Маргарита поняла, что клиентов вроде Гуха у сыщика хоть отбавляй. Все вокруг радовало глаз чистотой, аккуратностью и современным дизайном. По коридору ходили юноши и девушки в костюмах и с папочками под мышкой. Обстановка вкупе с дружелюбием самого детектива расслабили Маргариту. На ее беду, она не могла навести справки по поводу этого примечательного учреждения, иначе вела бы себя куда осторожнее.

Как она узнала уже позднее, фирма Лагуты была хорошо известна в деловых кругах тем, что бралась за дела, которые зачастую походили на банальный промышленный шпионаж. Обычно детектив вел сразу несколько крупных клиентов. Делал он это столь виртуозно, что мог одновременно работать с двумя конкурентами и соблюдать интересы и одного, и другого. Бизнесмены считали Лагуту пройдохой, но в трудных случаях неизменно обращались к нему.

Маргарита остановилась перед дверью кабинета, перевела дыхание, поправила причёску и вежливо, но решительно постучала.

Из-за двери раздалось радушное «Войдите!».

За необъятным письменным столом красного дерева сидел длинный, сухощавый человек с вытянутым лицом.

Увидев Маргариту, детектив поднялся из глубин кожаного кресла и отвесил ей учтивый полупоклон.

— Лагута Андрей Сергеевич. Частный детектив. Маргарита, я полагаю?

Та не могла решить,,как себя лучше вести, и держалась поэтому немного надменно. На все любезности в ее адрес она ответствовала лишь лёгким кивком головы. Сыщик этим нимало не смутился. Он повел Маргариту в глубь огромного кабинета. Там за ширмами было устроено что-то вроде холла: длинный низкий столик, а вокруг него расставлены кресла.

Лагуга дождался, пока Маргарита сядет, и только после этого уселся напротив. На столике уже лежала папка с документами, но сыщик явно не спешил приступать к делу. «Как будто я пришла к нему не в офис, а в гости на чашку чая», — подумала Маргарита. Ее начинала напрягать нарочитая вежливость детектива. Но в глубине души она была рада — идя на встречу, она опасалась, что натолкнется на обращение а-ля Безмельников. Сыщик же угадал растерянность своей посетительницы и всячески старался ее подбодрить.

— Как вы добрались? Сразу нашли меня? Не желаете чаю, кофе? — то и дело спрашивал он ее.

Сначала Маргарита отвечала односложно, но после чашки на редкость хорошо сваренного кофе собралась с силами и начала тот разговор, ради которого пришла.

— Знаете, я читала ваш отчет…

— Замечательно, — живо откликнулся Лагута. — И что вы думаете по этому поводу?

— Ну, честно говоря, отчет — это сухой документ, а мне хотелось узнать ваши впечатления от всего этого, может быть, какие-то догадки, для которых нет доказательств, — проговорила Маргарита немного взволнованно. — Ведь нельзя же интуицию подшить к делу, — добавила она и неуверенно улыбнулась.

Сыщик ответил на улыбку и ловким движением раскрыл папочку, которая лежала на середине стола. Там оказались его отчёты по делу Алисы.

Что-то бормоча себе под нос, Лагута перелистывал бумаги. Время от времени он закатывал глаза к потолку. Маргарита читала где-то, что человек заводит глаза вверх, когда что-то вспоминает. «Значит, не сочиняет на ходу», — подумала она с облегчением. Вообще-то она не особо верила во всякие приметы, но нервы у нее были на пределе, и она была готова поверить даже самым варварским суевериям. Если бы ей в тот день дорогу перебежала чёрная кошка, она бы, наверное, вернулась домой, сочтя это плохим предзнаменованием. Сейчас она отчаянно нуждалась в человеке, на которого могла бы положиться. Лагута, по ее мнению, подходил на эту роль, и в любой мелочи она искала оправдания своему доверию.

Тем временем детектив закончил читать собственный отчет, так же ловко закрыл папку и оттолкнул ее в сторону. Та проскользила по матовой поверхности и остановилась на самом краю. Проводив ее взглядом, он начал обстоятельно пересказывать Маргарите то, что написал в отчете, расцвечивая повествование живописными подробностями и активной жестикуляцией. Несмотря ни на что, Маргарита подозревала, что он лицемерит. «Как будто пытается угадать мое настроение и втереться в доверие», — думала она. Направляясь сюда, она хотела рассказать Лагуте о рыжей женщине, которая приходила к Алисе. Но неожиданно в голову ей пришла мысль, которая ее ошарашила.

Лагута был странно похож на того типа, которого ей так ярко описал Михалыч. Худой, с длинным лицом, смахивает на борзую собаку. Если она не ошибается, то к ней в руки попали не все сведения о проведённом расследовании.

Теперь она хотела вывести сыщика на нужную тему аккуратно, чтобы он не догадался, что она что-то знает. Когда он замолк, она произнесла:

— В вашем отчете, понятно, не указаны всякие побочные версии…

— Разумеется. Кого это интересует? Тем более я все варианты всегда отрабатываю.

— А было что-то серьёзное? Ну, вроде ложного следа? Я хочу составить общую картину дела, — сказала Маргарита извиняющимся тоном.

— Пожалуй. Ниточка, на которую я возлагал большие надежды. Оказалось, что это пустышка. Когда я опрашивал жильцов дома, в котором жила Терехина, услышал любопытную историю. Якобы к Терехиной на роскошном «Шевроле» приехала дорого одетая рыжая женщина. У них состоялся разговор, после которого Алиса была белее полотна и выглядела совершенно опустошённой. Меня это заинтересовало, я начал копать глубже. Оказалось, что в тот день во дворе было какое-то собрание жильцов. На нем присутствовал местный инвалид-активист Михалыч. Идеальный информатор — вечно чем-то недоволен, всегда в курсе всех дел, при этом счастлив, когда есть с кем поделиться недовольством. Я подумал, что стоит на этом сыграть.

Признаться, я немного смошенничал — представился сотрудником мэрии, сказал, что буду рассматривать его жалобы. Он сильно впечатлился, даже отдал мне бумажку с номером «Шевроле», который он для порядка записал. Я, честно говоря, не особо вникал в его претензии. Получив номер, я довольно быстро обнаружил владелицу. Рыжую зовут Елизавета Рядникова. Она жена известного бизнесмена. Мне удалось встретиться с ней. Когда она узнала о том, что случилось с Алисой, она, видимо, испугалась возможных обвинений и быстренько мне все выложила. Вам еще интересно? — уточнил сыщик. Маргарита нетерпеливо кивнула, и он продолжил. — Вот какую историю она мне рассказала. Десятого июня они с мужем были на открытии нового ресторана «Рыба-меч». Была там и Алиса. Она запала на Рядникова и, улучив момент, дала ему свою визитку. Жена это заметила, стащила эту самую визитку, приехала к Алисе и высказала ей все, что о ней думает. Вот, собственно, и все. Я уверен, что она рассказала правду.

— Это единственная тупиковая версия или было что-то еще? — поинтересовалась Маргарита для проформы.

Лагута с ней честен, и это внушало оптимизм.

— Все версии оказались тупиковыми. Но они отражены в основном отчете, — ответил ей детектив после минутной паузы. — А вы настойчивая.

Копаете глубоко. Думается, Гух не ошибся, когда решил привлечь вас к этому делу. Надеюсь, мой скромный труд, — тут он самодовольно усмехнулся, — и этот разговор пойдут вам на пользу.

Маргарита все это время сидела и вежливо кивала. Теперь, по ее мнению, было самое время выказать уважение и благодарность сыщику. И расстаться по-хорошему.