Прочитайте онлайн Эрос пленных не берет | Часть 2

Читать книгу Эрос пленных не берет
2616+970
  • Автор:
  • Язык: ru

2

— Напугать? — Маргарита переводила взгляд со своего отражения в зеркале на брюнета, который остановился на пороге и пристально смотрел ей в глаза.

Он выглядел так внушительно, что никто не посмел сделать ему замечание, а уж тем более выставить отсюда.

— Стрижка вам очень идет, — похвалил он. — Не могли бы мы… поговорить? С глазу на глаз? Здесь рядом есть вполне приемлемая кофейня…

«Все-таки кофе, — мрачно подумала Маргарита, кивнув головой в знак согласия. — Я потрачу остаток денег еще до конца дня и потом всю неделю буду питаться леденцами — благо их еще целая ваза». Вслух же она сказала:

— Конечно, мы с вами поговорим, не сомневайтесь.

Себя она не узнавала решительно. Из зеркала на нее смотрела помолодевшая лет на пять, стильная и довольно миловидная особа. Да, широкие скулы. Да, большой рот. Но в этом есть свой… Как он там сказал? Шарм, вот что. Она больше не похожа на пейзанку. Она — femme fatal. Она пойдет пить кофе и не будет напрягаться. С этого момента она соблазнительна и легкомысленна. И ей совершенно точно не стоит переживать из-за денег: кто-нибудь из мужчин заплатит за кофе. В конце концов, они в России, а здесь это все еще хороший тон.

— Мой друг отправится со мной, — заявила Маргарита, взяв Суродейкина под руку.

Тот решительно кивнул, подтвердив, что он ни за что не отступит. Его дождевик был холодным и скользким, как жабья кожа, и от прикосновения к нему бросало в дрожь. Или это от взгляда адвоката ее пробирал озноб?

Когда они добрались до кафе и устроились за столиком, ее двухдневный кошмар решил наконец представиться:

— Я Николай Фёдорович Безмельников. И я действительно адвокат. Вот, возьмите мою визитную карточку.

Маргарита взяла и подозрительно оглядела ее со всех сторон. Ей было все равно, как его зовут. Главное, поскорее узнать, в чем дело. Однако адвокат не торопился. Он сложил руки домиком и устроил на них подбородок. Лицо у него сделалось чертовски милым, а глаза тёплыми и лучистыми.

— Где она? — ласковым голосом спросил он, раздвинув губы в медленной улыбке. — Думаю, сейчас самое время признаться. Куда вы ее спрятали?

Новоиспечённая «femme fatal» так озадачилась, что мигом забыла про кокетство.

— Я? — изумлённо переспросила она. — Я ничего не прятала. Вы совершаете ошибку, честное слово. У меня нет ничего ценного. И чужого тем более!

После этой тирады лицо адвоката как-то сразу потускнело. Милое выражение сменилось усталостью, а губы сложились в одну жёсткую линию.

— А ведь я ему говорил, — пробормотал он. — Я говорил ему, что это дурацкая идея. Я еще вчера догадался, что вы невинны, как овечка Долли.

— В чем меня подозревают? — рассердилась Маргарита. — И кто такой этот он?

— Гух, — коротко ответил адвокат. — Теперь нет смысла скрывать.

— Что такое кофе по-восточному? — громко спросил Суродейкин, увлечённо читавший меню. — С молоком, что ли?

— С холодной водой, — коротко пояснил Безмельников и вновь обернулся к Маргарите: — Гух Георгий Львович. Полагаю, вы знаете, кто он такой.

— Понятия не имею! Господи, меня опять с кем-то перепутали.

— Заливать кофе холодной водой? — не унимался Суродейкин. — И они еще говорят, что русские — варвары…

— Ни с кем вас не перепутали, — резко ответил адвокат. — Надеюсь, вы не страдаете амнезией?

— Разумеется, нет. Но я представления не имею…

— Алиса Терехина. Это имя вам что-нибудь говорит?

Маргарита подавилась недосказанным предложением и замолчала, уставившись на Безмельникова с невероятным изумлением. Тот сидел с деловым видом, выпрямив спину и положив кисти рук на стол. Адепт официоза. Как она могла подумать, что этот человек в нее влюбился? Что он вообще способен испытывать нежные чувства к женщине?

— Алиса? Терехина?! А при чем здесь…

— Георгий Львович Гух — ее дядя. Он решил, будто вы знаете, где его племянница. Прячете ее.

Маргарита схватилась руками за голову и с силой сжала виски.

— Подождите-подождите, — потребовала она. — Я не видела Алису Терехину вот уже… дайте подумать… Вот уже двенадцать лет! Лет, а не дней! С чего вы взяли… С чего этот ее дядя Гух взял, что я Алису прячу?

— Это сколько же тебе лет, Марго? — искренне удивился Суродейкин. — Ты что, старше меня?

— Еще как старше, — мрачно сообщила она. — Алиса Терехина была моей подружкой по школе. Когда ей стукнуло восемнадцать, ее отец погиб в море, и она уехала к дяде в Америку. И не прислала мне оттуда ни одного письма. А ведь мы с ней были как сестры…

Несмотря на то что объяснение вроде бы адресовалось Суродейкину, смотрела Маргарита только на Безмельникова. Впрочем, смутить взглядом адвоката — это все равно что вывести из себя бронетранспортёр.

— Всему есть свое объяснение. Если вы нам поможете… — протянул тот.

— Кстати, а что там с Алисой? Безмельников неопределённо шевельнул бровью и безо всякого выражения ответил:

— Она исчезла три месяца назад. Испарилась. Пропала без вести. Выбирайте любую формулировку.

У Маргариты в голове вертелась сотня вопросов. Где Алиса жила? Если в Америке, то почему ее ищут здесь, в Москве? И почему решили, что она прячется у Маргариты? В конце концов не удержалась и запальчиво сказала:

— Встретив на улице, я бы ее даже не узнала!

— Память нужно тренировать, — проорал Жора визгливым голосом. — Память — это наше достоинство!

— Чьё, простите, наше? — уточнил Безмельников, не поворачивая головы.

— Всей человеческой расы, разумеется.

— А! Разумеется.

Адвокат посмотрел на Жору очень внимательно. После чего перестал обращать на него внимание и вообще принимать в расчёт.

— Разрешите, я все объясню, — мягко сказал он, адресуясь к Маргарите. — Чтобы не было недопонимания между нами. Георгий Львович очень заинтересован в вашем благосклонном отношении к делу.

Маргарита сосредоточенно кивнула. Пусть рассказывает все, что сочтёт нужным. Алиса Терехина! Поверить невозможно. Целых двенадцать лет думать, что твоей дружбой пренебрегли, и вдруг узнать, что обидчик исчез, а тебя подозревают в сговоре с ним.

— Алиса писала вам письма. — Лицо адвоката сделалось печальным, как будто он собирался зачитать завещание безутешной вдове. — Но Георгий Львович не позволял их отправлять. Он считал, что чем быстрее племянница забудет прежнюю жизнь, тем быстрее адаптируется к новой обстановке. Такое своеобразное погружение в среду, понимаете?

— Довольно жестокое погружение, — откликнулась Маргарита. — Кроме того, я не верю, что в восемнадцать лет невозможно придумать способ послать открытку подруге.

— Алиса училась в закрытом колледже. Вам трудно понять, что там за порядки.

— Такое впечатление, что ваша цель — ее оправдать.

Надгробная пирамида, которую Маргарита выстроила на месте их дружбы с Алисой Терехиной, качнулась и пришла в движение. Кирпичики зашевелились и начали быстро перестраиваться. Да уж, любое новое знание всегда разрушает привычную картину мира.

— Мне важно завоевать ваше расположение.

— Для чего?

— Гух хочет, чтобы вы нашли Алису. Маргарита посмотрела на адвоката с таким выражением, как будто у того на голове выросли заячьи уши. -Я?!

— Гух — богатый человек. У него большой косметический концерн. Алиса, конечно, работала на дядю. Занималась рекламой новой продукции. — Безмельников делал вид, что не замечает Маргаритиных вытаращенных глаз. — Год назад они поссорились — не так, как обычно, а всерьез. Алиса собрала манатки и махнула в Москву.

— И сколько она жила здесь?

— Одиннадцать месяцев и четыре дня. Георгий Львович пытался ее вернуть, но…

— Наверное, ей надоело, что дядя пристает, и она сменила адрес, — высказала предположение Маргарита. — Алиса всегда была лёгкой на подъём. Чуть что не по ее — фить! — хвостом махнула, и привет.

Безмельников встрепенулся и радостно сказал:

— Вот! Вы оправдываете надежды Гуха!

— Уже? — не поверила Маргарита. — Забавно. Мы с ним еще не успели познакомиться, а я уже оправдываю его надежды. Каким это, интересно, образом?

— Когда Алиса исчезла… Я ведь уже сказал, что это случилось три месяца назад? Георгий Львович обратился в милицию. А потом в международное агентство по розыску пропавших. Они до сих пор не нашли никаких следов. Потом в дело вступил частный детектив и тоже вынужден был сдаться.

— Вот мы и дошли до сути, — перебила Маргарита с напускной веселостью. — После частного детектива на сцене должна появиться я.

Безмельников преувеличенно тяжело вздохнул. Впрочем, глаза его при этом насмешливо сверкнули, и эту насмешку, не вписанную в протокол, он мгновенно припрятал.

— Верно, — ответил он. — Когда не остается ни одной реальной зацепки, в дело идет все остальное — догадки, домыслы, предположения, воспоминания, наконец. Для того чтобы генерировать идеи, нужен кто-то, кто знает Алису как облупленную.

— Больше десяти лет за границей вы в расчёт не берете?

Адвокат прищурился:

— Как вы думаете, почему первая учительница всегда узнает свои