Прочитайте онлайн Элементарно, Васин! (сборник) | Акелла промахнулся

Читать книгу Элементарно, Васин! (сборник)
3016+1583
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Акелла промахнулся

Толик Левашов корпел над очередным отчетом. Он терпеть не мог рутину, но делать было нечего. Правда, появилась надежда, что эту занудную писанину все же удастся на время отложить: шеф, судя по всему, куда-то спешил, а клиент попался чрезвычайно нерешительный. Скорее всего, последний плавно перекочует из кабинета шефа в общую комнату, где попадет в руки ему и его напарнику. Он почти угадал. Шеф резко распахнул дверь, поманил Толика рукой и окликнул Дениса. Когда оба подошли, он тихо сказал:

— Вам тут работка подвалила. Я уезжаю на важную встречу, а вы занимайтесь. Персонаж вменяемый, платежеспособный, так что будьте вежливы. Судя по всему, дело плевое, мигом разберетесь.

Шеф важно удалился, а Толик вполголоса сказал Денису:

— Не люблю я, когда он так говорит. Дело плевое… С той старушкой тоже все вроде бы неплохо начиналось. А сколько нам потом эта ведьма крови попортила!

— Брось ты свои суеверия, — повел бровью Денис. — Ненавижу, когда ты зацикливаешься на приметах и каких-то идиотских знаках. И шевели копытами, клиент нервничает.

Мужчина лет тридцати, сидевший в кресле для посетителей, поначалу произвел на Толика жалкое впечатление. С виду нескладный, на носу очки в тонкой металлической оправе, он повернул к ним близорукое лицо, по которому блуждала рассеянная улыбка.

— Григорий Глушковский, — представился он и стесненно замолчал.

«Мямля, — подумал Толик, — три года будет рассказывать, как он сомневался, обращаться ли ему в частное детективное агентство или нет. А потом начнется путаница с личным поручением. Он не сможет доступно объяснить, что случилось и почему он здесь. Станет громоздить всякие глупые подробности своей жизни и в два счета доведет нас до белого каления».

Заметив кислое выражение на лице напарника, Денис перехватил инициативу:

— Я правильно понял, вы хотите, чтобы мы за кем-то проследили?

— Вам мое дело может показаться заурядным, — оживился Глушковский.

«Ну вот, опять, — подумал Толик, мрачнея. — И кто его за язык тянет?».

Тем временем клиент неожиданно внятно и спокойно обрисовал ситуацию. Толик должен был признать, что его первое впечатление оказалось ошибочным. Этот парень прекрасно излагал свои мысли и, кроме того, весь так и лучился обаянием.

— Я встречаюсь с женщиной, которая замужем вот за этим человеком. — Клиент достал из папки, которую держал на коленях, фотографию мужчины и протянул ее Денису, сразу почувствовав, что тот настроен к нему более дружелюбно. — Это Сергей Абрикосов.

Внимательно изучив снимок, Денис, в свою очередь, передал его Толику. На снимке был изображен мужчина лет сорока с квадратной челюстью и стальными глазами. На взгляд Толика, препротивный. После небольшой паузы Глушковский пояснил:

— Его жена, Фаина, хочет подать на развод. И я тоже очень хочу, чтобы она подала на развод. Но под разными предлогами она откладывает окончательный разрыв. Мне думается, она его боится.

— Возможно, вам только кажется, что она хочет уйти от мужа, — сказал Толик. — Такое тоже бывает. Вы должны быть готовы…

— Нет-нет, — запротестовал Глушковский. — Можете мне поверить, она мечтает освободиться от этого мерзавца.

— Он сделал что-нибудь ужасное? — Толик не сумел скрыть скептицизма.

— Пока нет, но может сделать в любой момент. Это злобный, коварный и беспринципный тип. Когда он ухаживал за Фаиной, он казался совершенно другим. Но прошло совсем немного времени, и он резко изменился. У Фаины открылись глаза.

Толик громко вздохнул. Глушковский бросил на него быстрый взгляд и закончил:

— Я хочу, чтобы вы проследили за Абрикосовым. Возможно, у него тоже есть какая-нибудь связь на стороне. Тогда Фаине было бы легче развестись. По крайней мере, она бы чувствовала себя уверенней.

— Абрикосов знает о вашей связи с его женой? — первым делом спросил Денис.

— Понятия не имею. Фаина думает, что не знает. Но может быть, он просто делает вид. Повторяю, это хитрый человек.

— Фаина одобряет ваш план нанять сыщиков, чтобы покопаться в личной жизни ее мужа?

— Да она вообще не в курсе, что я отправился к частным сыщикам, — обезоруживающе улыбнулся Глушковский. — Я делаю это на свой страх и риск.

— Понятно, — пробормотал Денис. — Еще нам хотелось бы взглянуть на фотографию Фаины Абрикосовой.

— Зачем? — удивленно спросил Глушковский.

— Чтобы не перепутать ее с какой-нибудь обольстительницей. Вы же хотите, чтобы мы застукали ее мужа с другой женщиной, — пояснил Толик. — Мы должны отличить эту другую женщину от его жены.

— Господи, ну конечно, — спохватился тот. — Вот, возьмите.

Он протянул конверт с целой пачкой фотографий.

Толик едва удержался, чтобы не присвистнуть. Фаина Абрикосова выглядела потрясающе. Невысокая брюнетка с точеной фигурой. Гладкая челка, закрывающая брови, огромные глаза ангела, кроткое выражение лица… Она казалась совсем молоденькой.

Глушковский поспешно сказал:

— Не думаю, правда, что вы увидите их вместе. Я имею в виду мужа и жену, — добавил он. — Недавно Абрикосов позвонил домой и сообщил Фаине, что вечером отправляется в двухдневную деловую поездку. Возможно, он лжет. И на самом деле собирается провести время с какой-нибудь красоткой. Так что у вас есть шанс выполнить мое поручение прямо сегодня.

Затем Глушковский подробно рассказал о распорядке дня Сергея Абрикосова. Толик не удержался от вопроса:

— Вы что, пытались сами следить за ним? В вашем распоряжении так много деталей…

— Да ничего удивительного, — слегка смутился Глушковский. — Дело в том, что мы с Сергеем компаньоны.

— Хотите сказать, он — ваш партнер по бизнесу? — уточнил Денис без особых эмоций.

В детективном агентстве никого не удивишь заковыристой житейской историей. Выйдя замуж, женщина строит крепость, а мужчина так и норовит проделать в ней бреши.

— Ну, да, партнер по бизнесу, — ответил клиент, глядя на них с обезоруживающей улыбкой.

— Что ж, вопросов больше нет, — сказал Толик, отбирая у него папку с фотографиями. — Можете на нас рассчитывать. Докладываем раз в два дня или по мере поступления результатов.

Глушковский встал и попрощался. Вышел он ровной походкой, высоко держа голову. Похоже, он нисколько не сомневался в том, что совершил правильный поступок, обратившись к детективам. Ночью его не будет мучить раскаянье, и он не примется звонить шефу с требованием немедленно все прекратить. Уже плюс.

— Ну и как тебе этот фрукт? — спросил Толик, когда за клиентом закрылась дверь.

Денис пожал плечами:

— Нормальный мужик. По крайней мере, я рад, что к нам пришел он, а не его партнер по бизнесу. — Денис достал фотографию Абрикосова и вгляделся в нее. — От этого парня девицы наверняка сходят с ума.

— Почему ты так думаешь?

— У него мерзкое выражение лица.

— Что ж… — философски заметил Толик. — В жизни каждой женщины должен появиться мужчина, который разрушит ее романтические мечты.

— Думаешь, у Абрикосова действительно есть девочка на стороне?

— Почему бы нет? Ведь у его девочки есть другой мальчик.

— Удивительно, что мужик гуляет от такой красотки.

— Ну, знаешь… Для некоторых и райские кущи засажены кактусами. Может, эта Фаина — ведьма в юбке. Ее большие глазки — еще не доказательство того, что за этой дамочкой не водятся грешки.

К офису, в котором Абрикосов работал вместе со своим компаньоном, партнеры подъехали, когда только начинало темнеть. Оба остались сидеть в машине, поскольку вероятность того, что объект отправится в пешую прогулку по центру города, была ничтожно мала. На всякий случай они припарковались неподалеку от подземного перехода, и Толик был готов в любую минуту выйти из автомобиля и сесть Абрикосову на хвост.

Однако тот не обманул их ожиданий. Выйдя на улицу, он энергичной походкой направился к машине. Высокий, натренированный, холеный и самодовольный — это было ясно с первого взгляда. Детективы не боялись прозевать появление объекта — Глушковский сообщил, что тот заканчивает рабочий день позже всех. Не любит толпу и специально дожидается, пока иссякнет поток служащих, выходящих из офисного здания. Абрикосов действительно появился в одиночестве. Денис положил руки на руль, приготовившись следовать за объектом. Именно в этот момент Толик воскликнул:

— Денис, это не он!

Его напарник подпрыгнул от неожиданности и вытянул шею, пытаясь рассмотреть человека на стоянке получше.

— Как это не он?! Не может быть! Взгляни на его физиономию, отлично видно. Разве не он? Толик, не сбивай меня.

— Тогда зачем он садится в чужую машину?

— В чужую машину?

— Другой цвет, другие номера!

— Толик, не дури, это без сомнения Абрикосов. Возьми бинокль.

Тот быстро достал бинокль и навел его на мужчину, который уже усаживался за руль.

— Да нет, это он, голубчик. Сейчас проверим, что за машина у него в распоряжении. Может быть, офисная?

Толик связался с агентством и продиктовал секретарю номера. Тем временем Денис уже выруливал на шоссе. Когда раздался сигнал вызова, Толик схватил трубку и, выслушав короткое сообщение, мрачно посмотрел на напарника:

— У нас маленький сюрприз. «Форд», на хвосте которого мы повисли, взят в прокат на северной окраине города неким Дмитрием Абрамцевым.

— Ну и что? — буркнул Денис, обгоняя «Газель», которая нагло ехала между двух полос.

— Ты можешь найти этому какое-нибудь разумное объяснение?

— Запросто.

— Ну валяй, выкладывай, — нетерпеливо приказал Толик.

— Дмитрий Абрамцев — это, понятное дело, сам Абрикосов. Допустим, деловая поездка господина Абрикосова — чистый блеф, как и предполагал наш клиент. И на самом деле наш друг Серж собирается отправиться на свидание к женщине, связь с которой ему совсем не хочется афишировать. Поэтому во время таких поездок он подстраховывается и берет машину в прокате. Если кто и проявит любопытство, Абрикосов окажется, так сказать, застрахован. Я — не я, машина не моя…

— Ладно, уговорил, — немного успокоившись, согласился Толик. — Хотя все равно досадно. Одно дело — простая слежка, и совсем другое — залететь в какую-нибудь историю.

— Опять вспомнил дело той старушки? — засмеялся Денис.

— Все начиналось так же невинно, — пробормотал Толик и снова встрепенулся. — Дружище, ты сообразил, куда мы едем?

— Куда?

— Похоже, что домой к Абрикосову.

— Да? — неуверенно спросил Денис. — И за каким, интересно, чертом его понесло домой? Неужто голубчик раздумал проводить ночь со своей милой? Как неудачно. А мы-то мечтали решить эту задачку в два счета.

— В два счета только с жизнью расстаются и в шашки выигрывают, — буркнул Толик. — Ну ладно, чего заранее расстраиваться? Возможно, Серж забыл дома любимую байковую пижаму.

Тем временем старенький «Форд» выехал из города и свернул к строящемуся коттеджному поселку. Судя по темным окнам, еще не все дома были заселены. Район считался престижным, и Толик с любопытством оглядывался по сторонам. Здесь оказалось много зелени и не слишком оживленное движение.

— Заборы впечатляют больше, чем иные домики. Хорошо, когда есть, что огораживать. Кстати, притормози у следующего перекрестка, — посоветовал Толик, следивший за нумерацией домов. — Так мы окажемся от нашего субчика ни далеко ни близко.

— Не получится, — раздраженно отозвался Денис. — Видишь, Серж сам притормаживает. Интересно, почему это он не подъехал прямо к дому, а остановился поодаль?

— Не, ну это понятно! — хмыкнул Толик. — Он приехал на взятом напрокат автомобиле. Малышка Фаина увидит эту незнакомую синюю машинку и задаст пару неудобных вопросов.

— Придется немножко оторваться, иначе он нас заметит. Тормозим здесь.

Денис, ехавший на малой скорости, остановился под деревьями с густыми ветвями, нависавшими над дорогой, и погасил фары. Абрикосова он отпустил от себя достаточно далеко.

— Возьми бинокль, — скомандовал Денис.

Толик прижал бинокль к глазам и подался вперед.

— Ну что, где он? — нетерпеливо спросил напарник.

— Сидит в машине. Почему-то не выходит.

— А что он делает?

— Похоже, ничего. Просто сидит.

Денис с беспокойством огляделся по сторонам. Быстро темнело, вокруг не было ни души.

— Не нравится мне все это, — пробормотал Толик. — Как только я увидел этого Абрикосова с его гадкой самодовольной ухмылочкой, у меня появилось какое-то нехорошее предчувствие.

Хотя Денис и был реалистом, однако считал, что предчувствие — составляющая интуиции, а интуицию в их работе нельзя не принимать в расчет.

— Знаешь что, — сказал он напарнику, — ты сиди здесь, а я выйду и подкрадусь поближе. Уже довольно темно, мы можем пропустить что-нибудь существенное.

— Нет, оставайся за рулем, я сам пойду. Полагаешь, этот тип что-то задумал?

— Возможно, он выполняет ту же работу, что и мы. Сказал жене, что уезжает на пару дней по делам, и теперь намеревается выяснить, как она станет проводить свободное время. Может, он думает, что Фаину как раз сегодня вечером навестит любовник. Возможно, он даже знает про Глушковского.

Толик открыл дверцу машины и выскользнул на тротуар, бросив напарнику:

— Смотри в оба.

Как раз в этот момент начали зажигаться уличные фонари. Свет был не слишком ярким, тем не менее у Толика немного отлегло от сердца. Почему-то это вполне обычное на первый взгляд задание с самого начала казалось ему каким-то неприятным. Толику ужасно не хотелось, чтобы что-то случилось. Он постарался освободиться от лишнего напряжения и сделал несколько глубоких вдохов и выдохов.

По правде говоря, Толик подозревал, что Абрикосов прекрасно осведомлен о романтических отношениях своей жены с Григорием Глушковским. И скорее всего муж подкарауливает счастливого любовника у собственного дома, чтобы поквитаться с ним. Больше всего поражал хладнокровный вид Абрикосова. Будь он взвинчен и зол, Толик подумал бы, что дело обойдется максимум мордобоем или грандиозным скандалом. Но обманутый муж, садясь в машину, был спокоен, на губах его играла улыбка. Это Толику не нравилось. Очень не нравилось.

Все, что произошло потом, было похоже на эпизод фильма, который неожиданно начался и очень быстро закончился. Из проулка, ведущего к дому, вышла женщина и направилась к припаркованной у тротуара машине. Когда она наклонилась к дверце, синий «Форд» внезапно сорвался с места. Раздался громкий и сухой хлопок, женщина упала. Взревел мотор… Секунда — и «Форд» скрылся из поля зрения, а на дороге осталась лежать распростертая фигурка.

— О, Господи! — прошептал Толик, присев от неожиданности.

Тем временем Денис рывком бросил машину вперед и через несколько секунд оказался возле напарника.

Когда они подбежали к женщине, Толик, наблюдавший разыгравшуюся трагедию с близкого расстояния, уже знал, что увидит. Огнестрельная рана, кровь, изумленно раскрытые глаза жертвы…

— Она мертва, — потрясенно сказал он Денису. — Не могу поверить, что мы все видели и ничего не сделали. Мы должны были догадаться!

Денис еще раз взглянул на женщину. Миниатюрная, с пышной челкой, Фаина Абрикосова была очень молодой. Теперь больше никто не скажет, что она красива — еще немного, и ее лицо превратится в маску, а руки станут холодными, как лед. Денис заскрипел зубами от досады. Ему было жаль Фаину, но еще больше он был зол на себя за то, что не смог предугадать и предотвратить убийство. Потрясенные, они с Толиком так и простояли над телом до приезда милиции.

Уверившись, что убийца точно известен и его задержание — лишь вопрос времени, оперативники вели себя сдержанно. На месте преступления отсутствовало обычное напряжение, все двигались спокойно, хотя были угрюмы. Денис и Толик отправились давать показания, смирившись с тем, что бесконечно много времени будет потрачено на протоколы и допросы. Вскоре стало известно, что Сергей Абрикосов задержан на автомобильной стоянке возле своего офиса.

Абрикосов принял поражение на удивление спокойно. Когда он узнал, что на месте преступления были свидетели, безоговорочно опознавшие его, он с минуту молчал. За эту минуту на его лице промелькнули разные чувства — изумление, страх, примирение с реальностью, безразличие, горечь, которые, постепенно сменяя друг друга, перешли в эдакое «ну что ж поделаешь?», смешанное с бравадой. Эта бравада, несомненно, была приправлена ненавистью. Сергей Абрикосов ненавидел свою жену.

— Разумеется, я знал, что она изменяет мне с Глушковским, — презрительно сказал он. — Вы говорите, что именно Гришка нанял частных сыщиков следить за мной? Забавно было бы послушать, как они отчитаются перед своим работодателем, — он криво усмехнулся. — Нет, я никогда не питал к Гришке ненависти. Вместо него Фаина могла бы выбрать любого другого. Я хотел поквитаться лично с ней, и жестоко. Если бы я придумал способ убить ее медленно и остаться безнаказанным, я бы это сделал. — Он спохватился и быстро добавил: — Разумеется, я действовал в состоянии аффекта.

— Поздно сообразили, — сказал следователь. — Ничего не выйдет. Свидетели утверждают, что вы вели себя совершенно спокойно. Кроме того, по словам вашей секретарши, накануне преступления вы плотно поужинали, даже съели десерт. Никаких встреч и телефонных звонков, которые могли бы вас спровоцировать, тоже не было.

— Она была лживой дрянью, — раздувая ноздри, заявил Абрикосов. — Строила из себя маленькую беззащитную девочку. Видели бы вы, с каким лицом она шла вечером в спальню. На нем было написано ангельское терпение! Она, понимаете ли, сносила все с кротостью.

— Жена когда-нибудь просила вас о разводе? — поинтересовался следователь.

— Один раз, — нехорошо усмехнулся Абрикосов. — Но я пригрозил ей, и она больше об этом не заикалась. Маленькая беззащитная овечка!

— Почему же вы все-таки не развелись с ней?

— Потому что я никому не позволяю смеяться над собой. Или помыкать собой! Я никому не позволяю ставить себе условия! — патетически воскликнул убийца. — Поэтому я не слишком расстроился, что меня поймали. Главное я сделал — я поквитался с ней. В этом состояла моя миссия. Наказать ее и всех этих потаскушек, которые прикрываются браком для того, чтобы жить в свое удовольствие, да еще бегать по мужикам!

Денис смотрел на Абрикосова с гадливой жалостью. На душе у него было муторно. Этот тип подметил одну неприятную, но верную деталь — им с Толиком еще предстоял разговор с клиентом. Наверное, именно им придется сообщить ему, что Фаина убита. И еще признаться, что убийство произошло прямо у них на глазах…

До дома Глушковского, который тоже жил за городом, напарники добирались долго. Приткнув машину к забору, детективы выбрались из нее и, беспрепятственно миновав калитку, поплелись к крыльцу. Их звонок долго оставался без ответа, но в окнах горел свет, поэтому они ждали, молча глядя себе под ноги. Нечего было надеяться, что Глушковский уже знает о случившемся — времени прошло слишком мало. Оба детектива чувствовали себя мерзко.

Глушковский сам отворил им дверь. На нем был коричневый махровый халат и домашние брюки. В руке он держал бокал с вином. И явно пребывал в хорошем настроении.

— О, кого я вижу! — воскликнул он. — Входите, входите… Неужели у вас уже есть новости по нашему делу?

— Есть, но очень плохие, — мрачно ответил Толик, переступив порог и глядя клиенту в самый центр лба. Посмотреть ему в глаза он был не в состоянии. — Случилась ужасная вещь. Даже не знаю, как сказать.

— Что стряслось, ребята? — Глушковский поставил бокал на тумбочку, засунул руки в карманы халата и нахмурился.

— Фаина Абрикосова убита, — произнес Денис глухим голосом.

Глушковский открыл рот, издал какой-то странный звук, попятился, опустился на стоящий поодаль стул и взъерошил себе волосы. Потом потряс головой и неожиданно выпалил:

— Чушь собачья!

Посмотрев на ошарашенных детективов, он добавил:

— Ну конечно, чушь. Фаина здесь, у меня. Фаина! — закричал он, обернувшись назад, к гостиной, в которую выходило несколько закрытых дверей.

Буквально минуту спустя одна из них отворилась, и на пороге появилась миниатюрная женщина с расширенными от ужаса глазами, на ней буквально не было лица. Трясущимися руками она отбросила с глаз волосы и сдавленно сказала:

— Я все слышала. Вы сказали, она убита? Боже мой, это я виновата в ее смерти!

— Ну и дела! — воскликнул следователь, когда вся компания заявилась к нему с рассказом о происшедшем. Затем он обратился непосредственно к Фаине Абрикосовой: — Я правильно понял — ваш муж убил вместо вас начинающую актрису?

— Да, студентку, Аню Степанову. Я наняла ее для того, чтобы она сыграла мою роль.

— Но зачем вам это было нужно?

— Так, на всякий случай. Сергей сказал, что его не будет дома несколько дней… Я хотела провести это время с Гришей, но боялась, что муж наймет частных детективов следить за мной.

Глушковский хмыкнул.

— Аня Степанова должна была стать моим алиби. Я собиралась хорошо ей заплатить, тем более что девушка согласилась сделать стрижку. У нее были такие чудесные длинные волосы… Я думала, что облагодетельствую ее, выдав большой гонорар… И вот что из этого получилось… Днем Аня приехала ко мне, я вышла через черный вход и прошла пешком несколько кварталов. А она осталась дома вместо меня. Никакие детективы не смогли бы заметить подмены, они чаще всего имеют на руках только фотографии. Господи… Вслух я всегда говорила, что Сергей способен на что-то подобное, но в глубине души все же не слишком в это верила.

— Почему муж не давал вам развода?

— Потому что все, чем он теперь владеет, принадлежит мне, — объяснила она. — В том числе и половина акций фирмы.

— По существу, мой настоящий партнер — это Фаина, — добавил Глушковский, обнимая молодую женщину за плечи.

— Не знаю, как забыть это убийство, — пожаловался Толик следователю. — Эта сцена постоянно стоит у меня перед глазами. Я, конечно, не кисейная барышня, но в тот момент готов был выть на луну. Я даже видел лицо Абрикосова перед тем, как он выстрелил.

— Девушку, разумеется, жалко, — рассудительно ответил тот. — Однако у меня есть средство, чтобы немного вас взбодрить. Хотя это вас не вылечит, но все-таки… Пойдемте со мной. Стоит посмотреть на физиономию Абрикосова, когда в комнату войдет живая и невредимая Фаина.