Прочитайте онлайн Элементарно, Васин! (сборник) | Смерть на высоких каблуках

Читать книгу Элементарно, Васин! (сборник)
3016+1581
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Смерть на высоких каблуках

В большом зале ресторана было многолюдно, шумно и накурено. Звучал неторопливый джаз в исполнении четырех немолодых музыкантов, между столиков плавно скользили официанты с пустыми и полными подносами. И никто не обращал внимания на пару, сидевшую в самом углу. А пара эта была весьма примечательная, если не сказать — странная.

Мужчина лет шестидесяти, крепкий, с мрачноватым лицом и красивой седой шевелюрой, и молоденькая девушка лет двадцати — двадцати трех, рыженькая и очень симпатичная. На папу с дочкой не похожи, на влюбленных — тем более. Эти двое вели себя довольно странно: мужчина временами откровенно зевал, рассеянно поглядывал по сторонам, а если и смотрел на свою спутницу, то скорее с какой-то тщательно маскируемой досадой. Девушка, напротив, неотрывно смотрела в лицо мужчине, что-то настойчиво и требовательно ему говорила и даже пыталась теребить за рукав, очевидно требуя внимания и более серьезного к себе отношения. Энергичная и решительная, она сейчас казалась обиженной столь откровенным, почти не скрываемым равнодушием мужчины.

— Юрий Иванович! — сердито воскликнула она. — Мне кажется, вы меня совсем не слушаете! Вы пытаетесь быть джентльменом, но, по-моему, с трудом удерживаетесь от того, чтобы уйти. Я вам надоела? Я отнимаю у вас время?

— Почему вы так думаете? Леночка, поверьте, у меня совершенно свободный вечер, и я с удовольствием провожу его в вашем обществе. Надеюсь, сумею оправдать и ваши надежды.

И мужчина зевнул.

— Нет, это невозможно! — почти взвизгнула девушка. — Вы зеваете! Вы хотите от меня избавиться! Скажите немедленно, что я сказала или сделала не так?

Мужчина тяжело вздохнул и заговорил монотонно и терпеливо, как разговаривают с маленькими детьми:

— Да поверьте, Леночка, все абсолютно нормально. А зеваю, потому что душно и нет кислорода. Здесь вдыхают никотин, выдыхают углекислый газ, поэтому хорошо еще, что в обморок не падаем.

Поняв, что спутник упрямо уклоняется от ответа на волнующие ее вопросы и добиться своего не получается никак, девушка мстительно поджала губы и выложила свой последний козырь:

— Я очень надеялась, что мы найдем общий язык и у нас что-то получится. Я не стану умолять, потому что этим вас не проймешь. И если бы не Савелий, я бы ни за что не стала…

Тут она едва не расплакалась.

— А что Савелий? — вдруг заинтересовался бесчувственный Юрий Иванович. — Он вам что-то обещал? Откуда, кстати, вы его знаете?

— Мы года два назад вместе отдыхали в Крыму. С тех пор поддерживаем отношения, перезваниваемся иногда. Он ничего мне не обещал. Просто сказал, что если кто и может помочь, то это вы. Он сказал: Бойко — настоящий гений сыска. И вот я, как последняя дура, сижу в ресторане с гением, которому до лампочки мои проблемы. Поверьте, если бы против моей сестры не выдвинули такие серьезные обвинения, я бы не стала тревожить вашу драгоценную гениальность.

— Послушайте, Лена. Савелий Васин — мой ученик, коллега и друг. И мне, безусловно, лестно слышать, что вы преклоняетесь перед моей гениальностью. Просто сейчас я безмерно устал. Заканчиваю книгу, рукопись которой ждут уже через три дня, а у меня еще целая глава не написана. Шахматная федерация хочет, чтобы я в выходные судил игры международного турнира, а ваш замечательный приятель Савелий просит срочно помочь в расследовании одного трудного дела. Теперь сами рассудите, где я возьму свободное время помочь вам?

— Конечно, я понимаю, вы вправе отказать мне, — пробормотала девушка. — Просто… Просто, если вы откажетесь разобраться, сестра попадет в тюрьму на долгие годы, и жизнь ее будет загублена. А ведь она не виновата! И осудят невиновного!

Бойко внимательно взглянул на свою спутницу — она была в отчаянии.

— Ну, хорошо — сказал он, тяжело вздохнув. — Что там с вашей сестрой? В чем она не виновата? Рассказывайте с самого начала. Не торопитесь и перестаньте плакать и паниковать.

— Большое вам спасибо, — шмыгнула носом девушка.

— Пока не за что. И предупреждаю — у меня есть только завтрашний день, и то не полностью. Я должен убедиться в невиновности или, извините, виновности вашей родственницы.

— А это реально? — изумилась Лена.

— Все реально. Савелий вам этого разве не говорил? Особенно если вы расскажите мне все максимально подробно. Только без фантазий и эмоций.

— Это как? — осторожно уточнила девушка.

— «Она невиновна, осудят невиновного», — передразнил он ее.

— А, поняла! Только факты.

— Именно. Начинайте, время пошло. — И Юрий Иванович прикрыл глаза, приготовившись слушать.

— Я сама из Петербурга, но родилась, когда город еще назывался Ленинградом. У меня здесь, в Москве, есть двоюродная сестра Света, дочь родной сестры моего отца. Мой дедушка был известный ученый, академик, поэтому у нас была замечательная дача в Комарово. В детстве мы со Светой проводили там много времени: практически все лето, зимние каникулы и так далее. Потом мы выросли, и так получилось, что больше уже почти не встречались, лишь изредка переписывались. В общем, со временем отношения как-то сами собой угасли. К тому же так случилось, что очень быстро умерли все наши родственники. Бабушки, дедушки, мои родители, Светины родители, в общем, нас осталось двое. Ни других сестер, ни братьев, никого. Так что последние годы даже привет передать не с кем. И вот представьте себе, спустя много лет мы, наконец, встретились.

— И когда это произошло? — поинтересовался вдруг Бойко.

— Вчера.

— Вчера? — удивился Юрий Иванович.

— Да вот, представьте себе. Собственно, все произошло как-то внезапно. Месяц назад Света сама разыскала меня. Позвонила, сказала, что скучала по мне. Я очень обрадовалась. Мы ведь очень дружили, когда были маленькие.

— И почему же она вдруг вспомнила о вас?

— Как раз не вдруг! — воскликнула Лена. — Светка собралась выходить замуж. Свадьба была назначена на следующую неделю. А ведь у нее из родственников — только я. Так что повод для долгожданной встречи превосходный.

— Вы дважды употребили прошедшее время — «собиралась выходить» и «была назначена». Что-то с этой свадьбой не так? Ситуация изменилось?

— Еще как изменилась, и теперь с этой свадьбой все не так! В общем, из-за этой кошмарной истории я и беспокою вас. Светиного жениха убили. Убили неожиданно и жестоко.

— С этого момента как можно подробнее, — распорядился Бойко.

— В общем, я приехала в Москву вчера. Светка и ее жених, Слава, должны были встречать меня. Однако на вокзале никого не оказалось. Я стала звонить, но сестра не подходила ни к городскому, ни к мобильному. Я растерялась — что делать? Света, когда мне звонила, на всякий случай дала не только свой домашний адрес, но и адрес Славы. Ну, решила я ехать к Светке домой. Если бы там ее не застала, поехала бы по Славиному адресу. Приехала к сестре — а там обыск, и Светка чуть не в обмороке. Несколько часов я просидела в квартире, потом в милицию поехали. Сестру арестовали и обвинили в убийстве собственного жениха. Представляете, какой бред?

— Я же просил, без эмоций, только факты, — железобетонным голосом напомнил Юрий Иванович.

— Ой, простите! Собственно говоря, в милиции я все и узнала. Слава, которого я в итоге так и не увидела, был убит в своей квартире. Это район с дорогими домами, и у него был пентхаус. Там его и нашли мертвым. Дверь оказалась заперта на ключ. Его собственные ключи остались при нем, а второй комплект был только у Светы. Но самое главное — у нее нашли орудие преступления.

— И что же это было?

— Туфли. Вернее — одна туфля. Его ударили по голове туфлей, — сообщила Лена.

— Что за бред! — фыркнул Юрий Иванович. — От удара туфлей по голове в худшем случае может быть шишка. От этого не умирают!

— Но попали в висок острым каблуком. Высокий острый каблук с железной подковкой на конце!

— Господи, хуже смерти для мужчины не придумаешь. Ладно, продолжайте.

— Короче говоря, туфли оказались Светкиными. Ее и арестовали. Ну, меня допросили тоже и отпустили. Тогда я позвонила Савелию — он единственный, кого я знаю в Москве. Он поселил меня в гостинице и сказал, что может навести справки об этом деле у знакомых ребят. Однако настоятельно рекомендовал обратиться к вам.

— Весьма благодарен ему за это… Да, странная, конечно, история.

— Согласитесь, это несправедливо! — забыв все свои обещания, опять возмутилась Лена.

— Как сказать, как сказать, — задумчиво произнес Бойко.

— Вы что, не верите моей сестре? Она утверждает, что не убивала Славу!

— Я верю только фактам, — осадил собеседник выходящую из-под контроля Лену. — И вам советую придерживаться того же. Я ведь просил отставить эмоции, это мешает сосредоточиться.

— Ну, извините снова, — она сердито посмотрела на него. — Пожалуйста, Юрий Иванович. Давайте я лучше про факты, только знаю я очень мало. Как я поняла, Светка узнала о Славиной смерти от следователя. Он почему-то сразу ее заподозрил. Приехали неожиданно с обыском и нашли вторую туфлю. Это действительно была ее обувь.

— Почему вы уверены, что ваша сестра не виновата? — спросил Бойко.

— Она сама мне так сказала.

— Угу, — кивнул Юрий Иванович.

— Мне кажется, будет правильным, если и вы станете исходить из того, что Славу убил кто-то другой. Не Светлана, — окрепшим голосом заявила Лена.

— Может быть, вы все-таки позволите мне самому решать, что будет правильным? — осведомился Бойко.

Лена зыркнула на него и молча кивнула головой — мол, простите, снова занесло.

— Получается, — подвел итог Юрий Иванович, — что рассказать мне вы ничего интересного и полезного не можете. Сестру не видели много лет, жениха вообще не видели. Ни их привычки, ни образ жизни, ни связи, ни проблемы этих людей вам не известны. У нас имеется лишь труп, орудие убийства и ваши заверения, что сестра не виновна. Задачка…

— Я буду вам помогать, — горячо заговорила Лена, испугавшись, что единственная ее надежда сейчас же встанет и уйдет из ресторана. — Я ведь сестра, могу задавать людям всякие вопросы, мне вряд ли кто откажет. Буду делать все, что вы скажете. Буду ездить, ходить, вести записи…

— Нет-нет, — испуганно остановил ее Бойко. — Так расследований я не веду. Я ведь не частный сыщик.

— Да? А как же тогда?

— Я занимаюсь исключительно интеллектуальным сыском.

— Как это?

— Ну… Просто думаю. Мне казалось, Савелий должен был проинформировать вас.

— Он что-то такое говорил, но я не обратила внимания… Значит, вы можете вычислить преступника прямо так, в голове? — и она неопределенно помахала в воздухе рукой.

— Нет, конечно. Разумеется, нужны факты. Но иногда обхожусь тем, что посещаю место преступления. Там, как правило, есть все, что нужно для расследования. Кстати, как мы можем попасть в квартиру этого Славы? Вы сказали, всего было два комплекта ключей — тот, что нашли у убитого, и другой, который принадлежал вашей сестре.

— Да, я как-то не подумала… Может быть, взломать или вскрыть отмычкой?

— Вы бы меньше дурацких сериалов на ночь смотрели, — отрезал Бойко. — Тем более квартира наверняка опечатана.

Бойко на минуту задумался, потом спросил:

— У вас ведь есть адрес этого Славы?

— Да, а что?

— Запишите мне. Вот, на этой салфетке.

Пока девушка писала адрес, Юрий Иванович расплатился с официантом.

Сажая Лену в такси, он сказал:

— Завтра будьте там не позже полудня. Ждите меня перед подъездом.

— А как же… — начала было Лена, но Бойко прервал ее:

— Спокойно ночи, до завтра.

* * *

— Спокойной ночи у меня быть не может из-за тебя! — рычал в трубку Бойко.

— Но, Юрий Иванович, я-то при чем? — пытался отбиться от разъяренного наставника Савелий.

— Ах, ты ни при чем? Все твои интрижки, твои курортные романы, твои прелестные незнакомки! Это я должен спрашивать: «При чем тут я?».

— Юрий Иванович, ну, простите! Хотел девушке помочь…

— Прекрасно. У тебя сейчас есть для этого все возможности.

— Но я…Что вы имеете в виду? Я думал, вы дадите совет или проанализируете ситуацию.

— Савелий, чтобы анализировать ситуацию, я должен попасть на место преступления. Как ты мне предлагаешь попасть в опечатанную и запертую на три замка квартиру, где совершено убийство?

— Какое еще убийство? — закричал в голос Васин. — Что за убийство такое?

— Ты что, не в курсе, какие проблемы у твоей подружки? — язвительно осведомился Бойко.

— Она сказала, что у сестры проблемы, ее несправедливо арестовали. И все.

— А ты не догадался уточнить, за что арестовали сестру?

— Да мы как-то на бегу общались — она звонит, говорит, что ей негде ночевать. Наверное, думала, что я ее у себя оставлю. Я бы оставил, так ведь Надька не поймет. Быстро организовал ей гостиницу, отвез, разместил, договорились встретиться. Она и сказала, что ехала к сестре на свадьбу, а у сестры неприятности… Ох, я кретин!

— Первые за время нашего разговора разумные слова. Савелий, я тебя предупреждаю в последний раз — мне не нужна твоя забота о моей профессиональной занятости. У меня достаточно дел — я пишу книгу, я много занят в шахматной федерации, я консультирую треть охранных структур города и области. Нечего мне подбрасывать всякие левые задачки — мои мозги и так не заржавеют!

— Юрий Иванович, все понял. Но как теперь быть с Леной?

— Хороший вопрос. Очень своевременный. И я тебе на него сейчас отвечу. Значит так: ты поднимаешь всех своих дружков и особенно из того отделения, на территории которого совершено убийство. Адрес сейчас запишешь. И чтобы завтра к двенадцати дня у подъезда был с ключами от квартиры ты сам или твой человек. Учти, квартира, скорее всего, опечатана. В общем, меня надо впустить туда на некоторое время.

— Юрий Иванович, но как я смогу…

— Не знаю. Но мне кажется — сможешь. Твой бесценный дар общения сослужит, думаю, хорошую службу. И если ты прямо сейчас возьмешь телефонную книгу, я уверен — часа через два-три ты отыщешь нужных людей. В общем, вперед, мой друг Савелий.

* * *

На следующий день ровно в двенадцать часов у подъезда огромного нового дома встретились четыре человека. Юрий Иванович Бойко, Лена, а также Савелий Васин, который явился в сопровождении белобрысого мужика. Мужик был в штатском, но с отчетливой офицерской выправкой, и на его плечах с первого взгляда читались невидимые миру погоны, причем не ниже майорских. Кроме того, он был небрит и вроде как после серьезной попойки. Савелий же был бодр, много шутил, но тоже не производил впечатления абсолютно трезвого человека.

— Ну, пошли в пивхауз? Тьфу, в пентхауз! — весело поинтересовался Васин.

— Только в том случае, если вы нас туда проводите, — вежливо сказал Бойко.

— Виктор Егорович проводит, — объяснил ситуацию Савелий. — Но будет следить за каждым шагом. И времени — всего час.

— Понял. Спасибо вам, Виктор Егорович. Пойдемте.

И Бойко первым вошел в подъезд.

К счастью, Виктор Егорович оказался нормальным мужиком. Он сел на кухне и совсем не мешал. Компанию ему составил Савелий, видимо, им было о чем поговорить. Бойко в сопровождении Лены тихо перемещался по квартире, ни к чему пока не прикасаясь. Лена как тень следовала за ним.

— Я не волшебник, — неожиданно обратился к ней Юрий Иванович. — Не факт, что управлюсь с этим делом за пять минут. Стоит приготовиться к худшему.

— Не хочется к худшему, — жалобно простонала Лена.

— Ладно, сейчас посмотрим, — негромко отозвался Бойко.

Квартира покойного была огромной, и вид из окна открывался потрясающий. Мебель и прочие аксессуары соответствовали. Неторопливо обойдя все комнаты и подсобные помещения еще раз, Юрий Иванович попросил Лену:

— Вам надо сесть где-нибудь в сторонке и тихо посидеть. Можете даже поспать. Если понадобитесь, что вряд ли, я позову.

— И вы не будете мне говорить, что вы нашли или о чем вы думаете?

— Даже не надейтесь.

Лена вздохнула и, подойдя к дивану, устроилась на подушках.

— Мне, наверное, лучше ничего не трогать, — спросила она, с сомнением посмотрев на стопку журналов.

— Читайте спокойно, — отмахнулся Бойко. — Только, ради бога, не обращайте внимания на меня.

— Хорошо, я попробую, — и Лена подперла кулаками щеки.

Еще раз внимательно осмотрев гостиную, Юрий Иванович снял плащ и двинулся к письменному столу. Опустился на стул и начал перебирать вещи на столе и в ящиках. Через некоторое время он сказал «хм» и потянулся к телефону.

— Вы что-то нашли? — не выдержала пытки молчанием Лена и вскочила на ноги.

— Если бы тут было что-нибудь эдакое, то это обязательно заметил бы следователь. Я еще не знаю, что я нашел и нашел ли вообще. Посидите еще немного, только молча. Мне надо сделать один звонок.

Девушка опять опустилась на диван, готовая в любой момент вскочить снова.

Телефонный разговор, который она внимательно слушала, сильно удивил Лену. Юрий Иванович просил какого-то Николая выяснить, какие магазины и сколько времени торгуют перьевыми ручками «Либерти». При этом уточнил, что полная информация нужна ему срочно.

Затем Бойко пошел на кухню и там о чем-то минут десять шептался с Васиным и его дружком. Потом Васин кому-то звонил, но кому именно, Лена не расслышала. До нее лишь доносились отдельные фразы типа: «его банковские счета», «что за бизнес?», «наверное, оффшор», «ну, разве что крыша» и тому подобные. Потом, видимо, по просьбе Васина, звонил Виктор Егорович, который спрашивал о родственниках и близких друзьях покойного. Тут же раздался голос Бойко: «А телефон в Париже можно?»

В общем, рядом с Леной бурлила жизнь, решалась судьба сестры, а она так и не смогла понять, что к чему.

Наконец, в комнату вернулся Юрий Иванович.

— У вас что, лихорадка? — удивленно спросил он, глядя на ее пунцовое лицо и закушенную губу.

— Да нет, я не больна. Неужели вы не понимаете, что я просто умираю от любопытства? Это нечестно с вашей стороны. Вы ничего мне не хотите объяснять, но ведь я все равно слышу, как вы разговариваете.

Бойко внимательно посмотрел на нее, помолчал немного, но потом сдался:

— Ну ладно, уговорили. Идите сюда! — и придвинул к столу еще один стул.

Лена не заставила себя упрашивать и мгновенно плюхнулась на него.

В этот момент зазвонил мобильный Бойко. Судя по всему, неизвестный Лене Николай рассказывал о перьевых ручках «Либерти». И услышанное нравилось Юрию Ивановичу.

Закончив, наконец, разговор, он взял ежедневник, который перед этим вынул из ящика письменного стола, и подвинул его к девушке.

— Посмотрите, что это, по-вашему?

— Кажется, ежедневник. Только без дат, универсальный, на любой год. А что?

— Видите, ваш несостоявшийся родственник вел записи подряд, а не по дням. Заканчивал очередную запись, подчеркивал, затем начинал новую. Записи не датированы, но он вел их регулярно. Смотрите — дела, визиты, срочные звонки, расходы по счетам. И вот — главное. Последние несколько страниц заполнены перьевой ручкой. До этого, видите, была шариковая. Теперь смотрите дальше.

Юрий Иванович достал футляр от ручки. В нем лежала папиросная бумага и разогнутый фирменный зажим.

— Я проверил, действительно ли эта ручка новая. Ведь записи не датированы, поэтому я хотел убедиться, что все, написанное перьевой ручкой, написано недавно. Теперь можно считать это фактом. Но насколько недавно? Полгода назад, месяц, неделя? Так вот, сама ручка произведена два месяца назад. Видите клеймо? Но когда она оказалась у Славы? По моей просьбе выяснили, что этими ручками торгуют лишь три магазина в Москве — фирма новая, у нас почти не известная, но сами ручки — запредельно дорогие. И продажи начались всего лишь две недели назад. То есть все последние записи сделаны не позднее, чем две недели назад.

— А почему это так важно? — испуганно спросила Лена.

— Посмотрите на последнюю страничку. Что вы об этом думаете?

Там, куда указывал палец Юрия Ивановича, были выведены цифры: +500 000. Ниже стояло: — 400 000 (под-к).

— Вы видите в этом что-то необычное? — с сомнением спросила девушка.

— Вы смотрите дальше. Он подчеркнул эти цифры и внизу написал: +600 000! С восклицательным знаком.

— И что?

— Как вам сказать? Вероятно, наш жених собирался продать что-то за полмиллиона. При этом рассчитывая что-то купить за четыреста тысяч. В скобочках написано (под-к). Думаю, не ошибусь, если предположу, что это означает «подарок». Потом прошло какое-то время, вы видите — он отчеркнул подсчеты, и он это «что-то» продал. Только не за 500, а уже за 600 тысяч. Он получил больше денег, чем рассчитывал, поэтому поставил напротив этой цифры восклицательный знак. Не знаю уж, что он собирался купить — наверняка что-то к свадьбе. Может быть, квартиру, загородный дом, морской катер. Трудно сказать. Проще выяснить, что он мог продать.

— И как вы это выясните? Света могла знать, но она под арестом.

— Света могла и не знать, если ей готовили сюрприз. Скорее — близкий друг, приятель. Настоящий друг может быть в курсе таких дел.

Но вот вопрос — если сделка состоялась, то где деньги? А если все же не состоялась, то где то, что можно продать за такие деньги? Мы тут с Савелием уже выяснили — денежные дела покойного в нормальном состоянии. И за последние несколько месяцев он не брал со счетов таких крупных сумм и не вносил.

В этот момент у Бойко снова зазвонил телефон. Несколько раз сказав «ага», он что-то записал на листке бумаги.

— Ну вот, — радостно возвестил Юрий Иванович. — Мы можем двигаться дальше. Единственный близкий друг Славы, некто Константин Семенов, уже давно живет во Франции. Он находился там и во время убийства, так что у него алиби. Что ж, поговорим с Константином и зададим ему несколько вопросов.

Разговор с Парижем занял целых пятнадцать минут. Его итогом была следующая, довольно интригующая информация. Оказывается, именно Семенов заплатил другу Славе 600 тысяч. Во столько была в итоге оценена доставшаяся Славе от отца коллекция редких монет. Причем сначала Слава хотел продать ее за полмиллиона, однако Константин, хотя и считался заядлым коллекционером, все-таки в большей степени был хорошим другом и порядочным человеком, поэтому объяснил Славе с каталогами в руках, что коллекция стоит дороже.

Но самым интересным было другое. По просьбе Славы Константин выдал ему два чека — на 400 и 200 тысяч соответственно. Для чего это было нужно, спрашивать он не стал. Чеки были на предъявителя.

— Но кто же еще мог знать об этой сделке, кроме них самих? — задала резонный вопрос Лена.

— Константин уверяет, что никто. Своей жене он не рассказывал, а что касается Славы, то он сам говорил приятелю, что держит это в тайне, так как хочет сделать сюрприз невесте.

— Таким образом, — подвел черту Бойко, — сюрприз удался. Слава мертв, невеста за решеткой, сестра невесты занимается расследованием.

— Почему же милиция все это не выяснила?

— Да просто ЭТОГО они не искали. Они искали в первую очередь убийцу. К сожалению, в таких случаях идут по пути наименьшего сопротивления — трясут родственников, близких знакомых, друзей. Ищут в ближнем круге. А тут еще эти высокие каблуки, на которых некоторое время назад щеголяла ваша сестрица. Эти туфли на ней видели все знакомые! Впрочем, она не убийца.

— Вы уверены? — вскрикнула Лена и схватила Юрия Ивановича за рукав. — Вы правда так считаете?

— Леночка, я ведь не бухгалтер. Я ничего не считаю. Я знаю. Знаю, кто убийца.

* * *

— Конечно, убийца женщина. Мужчине такой способ расправиться с жертвой просто в голову не придет. Если же убийство совершено в состоянии аффекта — тем более женщина. Сорвала с ноги — и раз, прямо в висок. Странно, что убийца бросил туфлю на месте преступления. Но если это все же была женщина — она что, босиком ушла из квартиры? Или в одной туфле? Подбрасывать ни в чем не повинной Светлане надо было конечно же обе туфли. Но, видимо, организатор преступления усомнился, что эксперты правильно определят, чем именно убили Славу, и решил действовать вот так, прямолинейно. Конечно, вот вам — лежит орудие убийства с отпечатками пальцев Светы. Что еще нужно? Хватайте убийцу! Это существенная недоработка преступника, точнее — преступницы. Далее. Убийца, безусловно, должен был вызывать полное доверие жертвы. Ведь Слава, хоть и просил друга хранить сделку в тайне, сам же и нарушил условие. Но кому он рассказал? Кто мог пользоваться таким безусловным доверием? Невеста исключена — для нее это должно было стать сюрпризом.

— Тогда кто? — нетерпеливо спросила Лена.

— Леночка, погоди, Юрий Иванович все тебе сейчас объяснит, — медовым голосом сказал Васин.

— Сестра невесты также исключена…

— Да вы это о чем? — взвилась было Лена, но Бойко жестом усадил ее обратно в кресло.

— Мы же перечисляем все возможные варианты. Поэтому не надо сердиться. Я же сказал — исключена. Он ведь вас вообще не знал.

— Мерси за доверие, — сердито буркнула девушка.

— Бывшие подружки, брошенные и безутешные любовницы, желающие отомстить коварному Славе и не допустить свадьбы? Однако главным аргументом «против» здесь являются именно пропавшие деньги. Не стал бы Слава рассказывать о них своим бывшим дамам. Таким образом, остается…

— Кто? — в нетерпении воскликнула Лена. — Не тяните, говорите быстро, а то я умру!

— Вот смотрите, — неторопливо продолжил Бойко. — Мужчина, который хочет сделать невесте роскошный подарок. Человек опытный и бизнесмен, он, с одной стороны, рассчитывает поразить любимую широтой натуры, а с другой — не промахнуться с подарком, ибо известно, что женщинам угодить трудно. И если он не угадает, то тяжело будет потом мириться с мыслью, что огромные деньги потрачены впустую. И он совершает роковой шаг: решает проконсультироваться о вкусах невесты с ее…

— Ближайшей подругой! — шепотом сказала Лена и тут же закрыла рот ладошкой.

— Браво, — заметил невозмутимый Юрий Иванович. — Конечно, с ближайшей подружкой. Той, кстати, и туфлю выкрасть из квартиры вашей сестры ничего не стоило. Таким образом, картина получилась следующая. Слава обращается за конфиденциальным советом к ближайшей подруге Светланы. Та, я полагаю, сначала не думала о таком развитии событий, но когда узнала, о каких суммах идет речь, решила сыграть свою игру. Может быть, у этой женщины проблемы с психикой, может быть, — финансовые затруднения. Полагаю, мы скоро узнаем об этом. В любом случае она готовит убийство. Делает дубликаты ключей от квартир Светланы и Славы, что оказалось не трудно, ведь у вашей сестры были ключи и от квартиры жениха. Придумывает этот иезуитский способ убийства, рассчитанный в том числе и на то, что подозрение сразу же падет на подругу. Приходит к Славе якобы с хорошим предложением относительно подарка. Убивает его, оставляет орудие убийства и уходит, заперев квартиру.

— Так что же мы сидим? — закричала Лена. — Надо срочно освобождать Светку и ловить эту подругу. Как ее хоть зовут и где она?

— Леночка, не волнуйся, — снова заворковал Савелий. — Люди Виктора Егоровича уже поехали на задержание. Твоя сестра назвала имя. А Свету выпустят чуть позже — формальности. Это попасть в тюрьму легко, выйти гораздо сложнее.

* * *

Открыв дверь, Юрий Иванович оторопел — на пороге стояла Лена с букетом цветов.

— Это вам за все, что вы сделали! — громко произнесла она, вероятно, заранее отрепетированную фразу и протянула ему цветы. Затем шагнула вперед и, неловко обняв, чмокнула в щеку.

— Спасибо, — смутился Бойко. — Но, собственно, не за что. Дело оказалось несложным и по времени мы с вами вполне уложились. Я-то думал, вы расскажите мне, чем дело кончилось, а то я уже сутки пишу последнюю главу. Даже не спал.

— Если впустите в квартиру и напоите чаем — скажу.

Когда стол был накрыт и чашки наполнены, Лена продолжила:

— Значит так. Эту сволочь зовут Мариной. Она дружила со Светкой больше десяти лет. В какой-то момент связалась с парнем, который просаживал деньги в казино и в итоге наделал крупных долгов. За ним кредиторы по всему городу гонялись, могли и убить. В общем, Марина эта решила вытащить своего парня из беды. Вот таким жутким способом. Это мне все Савелий рассказал, он в курсе.

— Да, печальная история, — сказал Бойко. — А как ваша сестра?

— Завтра обещают выпустить. Знаете, Юрий Иванович, мы бы очень хотели вас отблагодарить. Скажите, что бы мы могли для вас сделать?

— Назовите своего первенца Юрой, — предложил Бойко.

— Я еще не замужем, — гордо заявила Лена, — так что ждать придется долго. Но есть другая идея — пойти втроем поужинать.

Юрий Иванович внимательно посмотрел на девушку, немного помолчал, словно что-то решая, и наконец сказал:

— Раз вы не замужем, то, может быть, мы поужинаем вдвоем, а с вашей сестрой я познакомлюсь как-нибудь в другой раз?

— Вы какой-то бесчувственный, — сказала Лена. — Но я с вами сдружилась за это время. А кроме того, все-таки вы гений… Я принимаю ваше приглашение.