Прочитайте онлайн Элементарно, Васин! (сборник) | Мокрое наследство

Читать книгу Элементарно, Васин! (сборник)
3016+1572
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Мокрое наследство

Телефонный звонок раздался в третьем часу ночи, и Наташа поспешила снять трубку, предчувствуя, что случилась беда. Тотчас она услышала голос, который отказывалась слышать уже шестнадцать лет, но который не могла не узнать.

— Тата, это я, Элина. Твоя сестра… Не вешай трубку. Пожалуйста.

При обычных обстоятельствах Элина ни за что не стала бы разговаривать просительным тоном, поэтому Наташа замерла с трубкой в руке.

— Ты слушаешь? — ее сестра тяжело и хрипло дышала.

— Слушаю.

— Сейчас меня убьют. С минуты на минуту.

— Что?! — Наташа содрогнулась, но ни на секунду не усомнилась в услышанном.

— Я хочу, чтобы ты взяла у меня карту, поехала и забрала ее себе, слышишь? Тата, поклянись мне… Это драгоценная… Она… Мне…

— Элина! — закричала Наташа, чувствуя, как сердце колотится о ребра. — Элина, что случилось?

Линия молчала. Наташа прижала трубку к животу, села на кровать и заплакала.

Уже в самолете она вспомнила свое паническое бегство из дома. В детстве она боготворила отца — тихого и скромного человека в круглых очках, похожего на школьного учителя. Потом она узнала о нем правду — о том, какими делами он ворочал, о его настоящих занятиях. Наташа пришла в ужас. В отличие от Элины, сестры-близняшки, которая стала его тенью.

С пятнадцати лет Наташа скрывалась от отца у родственников в провинции, а как только ей стукнуло восемнадцать, постаралась сделать так, чтобы между ней и ее семьей пролегла пропасть. Поспешно вышла замуж за пожилого поляка и уехала из страны. Муж оказался никчемным, и через некоторое время она осталась одна. Все же ей удалось выжить и выучиться, и ни разу она не пожалела о своем поступке. Все эти годы Наташа была уверена, что ее семья ничего не знает о ней. Теперь стало ясно, что она ошибалась.

* * *

Адвокат, с которым она разговаривала по телефону, рассказал, кто занимается делом об убийстве ее сестры, и объяснил, как добраться до отделения милиции. Туда Наташа и отправилась прямо из аэропорта. Понимая, через какие неприятные формальности ей предстоит пройти, она тем не менее не ожидала никаких проблем, поэтому спокойно вошла в помещение. Подойдя к дежурному, она объяснила, что у нее назначена встреча со следователем Денисовым. Дежурный поднял глаза, да так и замер, не произнеся ни слова в ответ. Помолчав с минуту, он вдруг неожиданно закричал куда-то себе за спину:

— Денисов, иди сюда! Дело срочное есть!

Несколько человек обернулись на его крик и тоже замерли с ошарашенным видом. Постепенно голоса вокруг смолкли, и в Наташу впились десятки пораженных взглядов. Все это было страшно неприятно и даже пугающе. Понимая, что происходит нечто странное, Наташа занервничала. Однако постаралась взять себя в руки и снова обратилась к дежурному с просьбой проводить ее к следователю.

Тем временем следователь Денисов сидел в кабинете шефа и ждал, пока тот закончит бурный телефонный разговор. У Денисова было плотное тренированное тело и простодушное лицо, вводившее в заблуждение всякого, кто ничего не знал о характере этого парня. Откинувшись на стуле, Денисов решил было закурить сигарету и вдруг насторожился. Привычный рабочий гомон за дверью неожиданно стих, из чего Денисов заключил, что снаружи что-то происходит. Покосившись на багровое лицо шефа, который продолжал с кем-то ругаться по телефону, он поднялся на ноги и тихо вышел в коридор. Обежав глазами немую сцену, он наткнулся взглядом на Наташу, и сигарета немедленно выпала у него изо рта. Он резко развернулся и бросился обратно в кабинет.

— Андрей Иванович, — обратился он к подполковнику, который оторвался, наконец, от телефона и теперь вытирал мокрый лоб платком. — Мы вчера с вами были в морге?

— Ну, — пробормотал тот, отбросив платок и копаясь в бумагах на столе.

— Мы видели там Элину Зарудную?

— Видели.

— Она была мертвая?

— Мертвее не бывает.

— Ну, так она ожила.

— Спятил ты, что ли? — равнодушно спросил подполковник, продолжая свою возню в верхнем ящике стола. — Таблетки куда-то пропали.

В это время открылась дверь кабинета, и на пороге появился дежурный:

— Извините, Андрей Иванович, — замогильным голосом произнес он. — Тут к Денисову пришла Элина Зарудная.

Наташа проскользнула мимо него в кабинет и поспешно сказала:

— Наталья. Наталья Полонская. В девичестве — Зарудная. Элина — моя сестра. Была моей сестрой, — поправилась она.

Дежурный шумно выдохнул и скрылся за дверью.

Когда первые эмоции улеглись, Денисов, потирая красные от недосыпа глаза, признался:

— Ну и удивили вы нас. Если верить документам, вы давно умерли. — Он посопел над компьютером. — Вот: погибла в автокатастрофе… шестнадцать лет назад.

Это все отец, — устало сказала Наталья. — Может быть, он хотел обезопасить меня. Чтобы меня никто никогда не искал. Я ведь тогда просто сбежала из дома. Кстати, я хотела бы узнать про отца.

— Он умер два года назад. Подробности вам не понравятся… Есть несколько газетных публикаций, которые должны многое для вас прояснить.

Денисов достал пухлую папку и извлек оттуда несколько вырезок. Отдал их Наташе, после чего отправил своего приятеля Гошу Ляпунова за кофе. Потом кивнул головой и, закурив, отошел к окну, чтобы не мешать ей знакомиться с итогами журналистского расследования. Она читала и плакала, смахивая рукой слезы со щек. В публикациях рассказывалась жестокая правда о клане Зарудных. Это была драма, и Наталья искусала губы, стараясь справиться с эмоциями.

— Ну, что ты о ней думаешь? — спросил Денисов Гошу Ляпунова.

— Когда я ее вижу, у меня срабатывает рефлекс — хочется сразу же выхватить пушку.

— Быстро сделай запросы, собери все, что можно, и доложи.

— А что тебя так настораживает?

— Она уверяет, что много лет не видела сестру, но у нее в точности такая стрижка, как у Элины, и волосы выкрашены в тот же цвет, и она пользуется теми же духами. Вряд ли это совпадение.

— Я статью читал в одном журнале, как раз по этому поводу. Ученые рассказывали о близнецах, которых разлучили в детстве и которые друг о друге ничего не знали лет тридцать. Прикинь, оказалось, что у них одинаково зовут жен, детей и даже собак! Причем собаки одной породы. Говорят, все двойняшки часто делают все одинаково, даже не сговариваясь.

Денисов угрюмо посмотрел на оперативника.

— Другие двойняшки может быть. Но только не Зарудные.

* * *

Когда официальная часть визита была завершена и Наташа побывала на кладбище, Денисов снова пригласил ее в свой кабинет.

— Вы, конечно, понимаете, что не получите никакого наследства. — Она кивнула. — Но личные вещи вашей сестры можете взять. — Он помолчал и небрежным тоном спросил: — Так, значит, она ничего вам не говорила, кроме того, что ее хотят убить?

— Она умоляла меня, — устало ответила Наташа, — поехать неизвестно куда и забрать неизвестно что неизвестно у кого. Она ничего не успела объяснить, Валерий Сергеевич. Мне показалось, речь идет о какой-то необыкновенной драгоценности. Обещаю, что если я вдруг найду ее, то сразу передам в милицию. Хотя совершенно не представляю, как я могу что-то найти…

— Мы ее просто так и отпустим? — вполголоса спросил Гоша, когда Наташа вышла из кабинета.

Денисов фыркнул.

— Женщину с фамилией Зарудная? — спросил он насмешливо. — Да никогда. Шеф велел следить за каждым ее шагом до тех пор, пока она не сядет в самолет и тот не помашет крылом столице нашей родины.

* * *

Наташа вернулась в гостиницу совершенно разбитой и подавленной. Тем не менее она дала себе слово не раскисать и приняла для этого меры первой необходимости: постояла под прохладным душем, выпила пару чашек крепкого кофе и сменила деловой костюм на джинсы. Теперь нужно было привести в порядок мысли и обдумать ситуацию. Устроившись на диване, она принялась вспоминать последние слова своей сестры. «Я хочу, чтобы ты взяла у меня карту, поехала и забрала ее себе, слышишь? Тата, поклянись мне… Это драгоценная… Она… Мне…». И все.

Наташа вздохнула и закрыла глаза. Что же делать? Плюнуть на все и отправиться домой? Но, в конце концов, Элина была ее сестрой — последней родной душой на этом свете. И стоило хотя бы попытаться выполнить ее последнюю просьбу. Что же такое она спрятала от милиции? Вряд ли это просто бриллиантовая побрякушка. Нет, это что-то более серьезное. Может быть, некая вещь, ценная лично для нее? Что-то, что должно остаться в семье? Но как это что-то найти?

Элина сказала: «Я хочу, чтобы ты взяла у меня карту». Слово «взяла» означает, что карта не спрятана, она где-то среди ее вещей. Наташа достала дорогую дорожную сумку, которую ей отдали в милиции, и начала осторожно выкладывать вещи на стол. В сущности, там была только смена одежды и косметика в сумочке — никаких записей, документов, а уж тем более карты или билета. Наташа обследовала ключи — нет ли на них насечек, этикетку на губной помаде, просмотрела под лупой мелкие монетки — все напрасно. Тогда она развернула скомканный пластиковый пакет, в котором лежало нижнее белье, и подпрыгнула от изумления. Это был пакет от туристической фирмы «Пеликан» с нарисованной на нем картой автобусного маршрута. Маршрут был отмечен красными стрелками и заканчивался на берегу Пироговского водохранилища. Внизу красовались телефоны фирмы. Взволнованная, Наташа стала собираться в дорогу.

* * *

Наташа решила, что не станет звонить Денисову и рассказывать о своей находке. Конечно, она не собиралась утаивать наследство сестры от милиции, но если это действительно какая-то семейная реликвия, то найти ее Наташа хотела в одиночку.

Первым делом она наведалась в туристическую фирму «Пеликан» и попробовала выяснить, не заказывала ли сестра каких-либо экскурсий. Однако тут ее ждала неудача — Элина Зарудная никогда не была клиенткой фирмы. Вторым пунктом программы была поездка на Пироговское водохранилище, поэтому из «Пеликана» Наташа прямиком отправилась на автовокзал, с которого начинался автобусный маршрут, нарисованный на пакете. Здесь она поначалу немного растерялась: что, она, собственно, ищет, куда едет, зачем? Однако быстро справившись с сомнениями, Наташа решительным шагом подошла к окошку администратора. И тут случилась первая неожиданность. Молодая женщина подняла на нее глаза и приветливо улыбнулась.

— Здравствуйте, Наталья. А я все размышляю, куда же это вы подевались. И не звоните. Может, думаю, решили никуда не ехать?.. Вот, пожалуйста, ваш билет. Маршрут «А», поездка туда и обратно — все, как обычно.

Из ящика стола администратор достала красивую книжечку с вклеенным в нее билетом и подала Наташе. Принужденно улыбнувшись, та расплатилась и вышла на улицу. Руки у нее дрожали. Откуда администратор знает ее настоящее имя? Если бы ее приняли за сестру — тогда ясно. Но женщина назвала ее Натальей! И еще она сказала: «Все, как обычно». Наташа потерла лоб, словно это могло помочь ей продуктивнее думать. Всему этому могло быть только одно объяснение — Элина всегда ездила этим маршрутом под ее именем. Зачем? Наташа испугалась, что сестра заочно впутала ее во что-то ужасное. Нет, с этим делом ей нужно разобраться как можно быстрее.

Пасажиров в салоне оказалось немного, поэтому Наташа могла еще раз спокойно обдумать сложившуюся ситуацию. В итоге она решила выходить на каждой остановке, надеясь, что ее снова кто-нибудь узнает. Однако надежды не оправдались — никто к ней так и не подошел. Добравшись до конца маршрута, Наташа вышла из автобуса и осмотрелась. Площадь была пуста. Два автомобиля, стоявших неподалеку, дождались своих пассажиров и тут же уехали. Продолжая оглядываться по сторонам, Наташа увидела вывеску — «Песчаный берег». Это была маленькая гостиница, расположившаяся прямо рядом с автовокзалом. Наташа решила отправиться именно туда, чтобы немного отдохнуть и продумать план дальнейших поисков.

Миновав полусонного швейцара, она медленно вошла в вестибюль. Несмотря на свои небольшие размеры, гостиница оказалась довольно респектабельной. Здесь было тихо и прохладно, в холле стояли мягкие диваны, работал телевизор, на ковре перед ним лежал рыжий кот размером с поросенка и наблюдал за футбольным матчем.

Втайне надеясь на чудо, Наташа направилась к стойке администратора. Улыбаться она начала заранее, и когда сидящая за столом женщина подняла на нее взгляд, то тут же заулыбалась в ответ.

— Рада снова вас видеть, Наташенька, — приветливо поздоровалась она, и у Наташи от волнения тут же вспотели ладони. — Вы, как обычно, на один день?

— Д-да, как обычно, — выдавила из себя Наташа, всеми силами стараясь выглядеть как можно естественнее.

— Вот, прошу вас, — сказала женщина, протягивая ей ключ от номера. — Кстати, а вас тут письмо дожидается! — и она подала Наташе узкий конверт, на котором было напечатано «Наталье Полонской».

Маленькие черные буквы выглядели официальными. Полонской! Выходит, сестра, отправляясь на автобусе за город, пользовалась не только ее именем, но и фамилией. Кроме того, чтобы зарегистрироваться в гостинице, Элина должна была предъявить свой паспорт. А это значит… «Это значит, что у Элины были фальшивые документы на мое имя, — поняла Наташа. — Ничего плохого не случится. Сестра не могла меня подставить».

Номер оказался просторным и светлым. Наташа бросила сумку на тумбочку и прошла к окну. Нетерпеливым движением разорвала конверт. В конверте лежала записка: «В 15 часов покиньте свой номер, дверь оставьте открытой. Возвращайтесь через полчаса, и вы найдете то, за чем приехали».

Наташа вскинула руку с часами к глазам. Солнце перепрыгнуло через подоконник, и в его ярких бликах стрелки запрыгали перед глазами. Она прикрыла часы ладонью и охнула. Было уже почти три, ни на раздумья, ни на опасения времени уже не оставалось. Получается, ее все же ждали на конечной остановке автобуса. Увидели, что она приехала, и немедленно отпечатали письмо. Возможно, это сделала даже сама администратор.

Ни секунды не колеблясь, Наташа снова повесила сумку на плечо и вышла, прикрыв дверь. На улице хотела выкурить сигарету, но руки так дрожали, что пришлось сесть на скамейку возле клумбы и стиснуть их коленями. Скамейка находилась не слишком далеко от входа в гостиницу, на забетонированной площадке, с которой открывался восхитительный вид на водохранилище. Наташа против воли залюбовалась гладкой синей водой и некоторое время сидела неподвижно. Потом встрепенулась и снова достала конверт. Но едва развернула записку, как кто-то, подкравшийся сзади, просто вырвал бумагу у нее из рук.

Наташа ахнула, вскочила на ноги и оказалась лицом к лицу с Гошей Ляпуновым. Следователь Денисов стоял чуть поодаль, засунув руки в карманы брюк.

— Хотели провести нас, девушка? — ехидно спросил Гоша, прочитав записку и передав ее Денисову. — Может, расскажете, что вы задумали?

Денисов подошел к Наташе и положил руку ей на плечо. Это не была рука правосудия. Всего лишь дружеский жест.

— Перестаньте дрожать, Наталья. На самом деле вы ведь понятия не имеете, что происходит, правда?

Наташа молча кивнула, в горле у нее застрял комок.

— Гош, я уверен, что всю операцию спланировала Элина. Одно меня интересует, — он смотрел на Наташу, прищурив глаз. Глаз казался хитрым. — Как вы узнали, куда ехать?

Наташа рассказала про пакет с картой туристического маршрута и добавила, что поддалась порыву и отправилась в поездку, ни на что особо не рассчитывая.

— Я думаю, что Элина однажды приезжала к вам. Видела вас… По крайней мере, со своей головой она проделала то же самое, что делаете вы. Краска, стрижка.

— И духи, — мрачно добавил Гоша. — Слушайте, что это за духи? У меня от них мороз по коже.

Наташа видела, что у оперативника и от нее самой — мороз по коже. Ей даже думать не хотелось, при каких обстоятельствах тот сталкивался с ее сестрой.

— Слушай, Гоша, когда же это случилось? Ну-ка, вспомни, когда Элина изменила прическу и сделала стрижку?

— Можно выяснить точно, но если примерно, то полгода назад.

— Выходит, она готовилась к сегодняшнему дню очень долго, — пробормотал Денисов.

— Она уже тогда знала, что ее убьют? — ужаснулась Наташа. — Бедняжка Элина!

Оперативник и следователь угрюмо переглянулись. В известных кругах «бедняжку Элину» называли железной леди — ей были абсолютно чужды всякие слабости.

— Вы что, послали кого-нибудь наблюдать за номером? — упавшим голосом спросила Наташа.

Она боялась, что в случае, если наблюдателя обнаружат, ничего не произойдет, и тайна сестры так и останется не раскрытой.

Денисов отрицательно покачал головой:

— Пусть все будет, как она хотела.

В его голосе ей почудилось сочувствие. Наташа посмотрела на него внимательно, но он отвернулся. Она не поняла, кому он сочувствует — ей или Элине.

— Пора, — внезапно сказал Гоша и постучал указательным пальцем по своему хронометру.

Наташа шла впереди. По правде говоря, сейчас она была даже рада, что не одна. По крайней мере, руки у нее больше не дрожали. Молча поднялись они на второй этаж и подошли к двери номера. Гоша жестом показал, что войдет первым. Расстегнув пиджак, он достал пистолет и прислонился спиной к стене возле двери. Именно в этот момент из номера донеслись какие-то странные звуки, похожие на бульканье и тихий писк.

— Ч-ч! — Денисов прислушался. — Что бы это могло быть?

Все напряженно замерли, и тут снова раздался писк.

— Господи, — прошептала Наташа. — Да там ребенок!

Нетерпеливо оттолкнув Гошу, она распахнула дверь и замерла на пороге.

Малыш сидел в большой корзинке на кровати и издавал булькающие звуки, засунув в рот кулачок. Одежда на нем была розово-белой. Взрослые медленно приблизились.

— Это девочка! — взволнованно сообщила Наташа, беря малышку на руки. — Какая хорошенькая! К тому же мокренькая. Интересно, здесь есть памперсы?

— Ей не больше года, — заметил Денисов и взял в руки большой конверт, лежавший возле корзинки. Вскрыл его и почесал нос. — Это свидетельство о ее рождении.

Окруженная незнакомыми людьми, малышка скривила мордаху и приготовилась плакать. Наташа прижала ее к груди и принялась успокаивать. Денисов тем временем изучал документ.

— Наташ, вы уже догадались, наверное, что это ваша племянница? Ее зовут Вероника. И в бумагах написано, что ее мать — вы.

«Вот для чего Элине нужны были документы на мое имя! — подумала Наташа. — Она знала, что не сможет воспитать ребенка, как подобает, и с самого начала задумала отдать ее мне».

— Значит, по закону малышка — моя дочь? — спросила Наташа, прижав девочку к груди.

Мужчины растерянно переглянулись. Потом Гоша возразил:

— Да, но документы фальшивые!

— Зато ребенок настоящий, — хмуро заметил Денисов.

Наташа поцеловала девочку в макушку и твердо встретила его взгляд:

— Я хочу, чтобы нас с дочкой отвезли в аэропорт. Это наследство сестра оставила мне… Вряд ли вы будете настаивать, что оно принадлежит государству.

Мужчины смотрели на нее в смятении. И тут малышка, которая до сих пор лишь тихонько хныкала, неожиданно сморщила крохотное личико и завопила во всю силу своих легких.

— Нет проблем, — тут же засуетился Денисов, пытаясь перекричать голосистого младенца. — В аэропорт так в аэропорт.

— Я подгоню машину, — поспешил поддержать его Гоша. — Через пять минут можете выходить.

Дураку было ясно, что на такое наследство претендовать никто не собирается.