Прочитайте онлайн Элементарно, Васин! (сборник) | Зверское чутье

Читать книгу Элементарно, Васин! (сборник)
3016+1587
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Зверское чутье

На первый взгляд, дело было рядовым. Супружеская пара проезжала на своем автомобиле через город. Неподалеку от природного заповедника путники остановились отдохнуть. Место было безлюдным, и муж, выходя из машины, оставил ключ в замке зажигания. Через некоторое время супруги услышали шум мотора и увидели, что их собственный автомобиль рванул с места. Мужчина бросился наперерез, за ним побежала его жена. Неизвестный, угнавший машину, сбил обоих. Супруги оказались в больнице. Отпечатки пальцев на руле вывели милицию на некоего Болжина, ранее судимого, проходившего по делу о торговле наркотиками. Задержали его довольно быстро, однако подозреваемый не собирался ни в чем признаваться. Милиции еще предстояло собирать улики, тем не менее до окончания следствия Болжина решено было выпустить под залог. И тут неожиданно обнаружился свидетель происшествия, показания которого нельзя было не принимать в расчет. Согласно этим показаниям, Болжин был виновен.

Помощник прокурора Александр Каменицкий посмотрел на фотографию свидетеля и крякнул.

— Вы хотите сказать, что это именно он обвиняет Болжина в наезде? Вы считаете, что его можно назвать настоящим свидетелем обвинения…

Майор Сергей Вьюгин смутился, но все же не отступил:

— Его, гм… показания — единственное, что может поколебать решимость вашего шефа освободить Болжина под залог.

— Вы всерьез считаете, что я пойду с этим к прокурору?

— Надо попытаться. Я уверен, что Болжин, получив свободу, немедленно скроется. У меня нет прямых доказательств, которые позволили бы потребовать плотной слежки после того, как его освободят. Он это прекрасно понимает — и как только выйдет, скроется. Пострадавший находится на грани жизни и смерти. Если он умрет, Болжин сядет.

— А если он невиновен?

— Я так не думаю. И вы бы со мной согласились, если бы видели, как на него смотрел Билли.

— А, так нашего главного свидетеля зовут Билли? — усмехнулся Каменицкий, постучав фотографией о стол. — Ну, хорошо, попробуйте сначала убедить меня. Я смогу повлиять на решение прокурора, только если у меня в руках буду действительно серьезные аргументы. Уверяю, выражение глаз вашего, так сказать, свидетеля к таким аргументам не относится. Так что нам понадобится мнение эксперта.

Он привстал и окликнул молодого человека, сидевшего за перегородкой.

— Майор, позвольте представить: Алексей Риггер, наш криминалист, — сказал Каменицкий.

Риггер молча кивнул, пожимая протянутую руку. Он был молод, но уже слыл настоящим знатоком своего дела. Ужасно серьезный и правильный, он производил впечатление дотошного зануды. «Ох, и хитрец Сашка — специально выбрал такого педанта, чтобы уж наверняка забраковать нашего свидетеля, — подумал Вьюгин. — Недаром же у этого типа и фамилия немецкая — наверняка настоящий сухарь».

Тем временем Каменицкий перешел к делу:

— Леша, проверь, пожалуйста, благонадежность этого свидетеля, — сказал он, обращаясь к молодому таланту. — Я хочу знать, насколько он умен и как зарекомендовал себя, что думают о нем соседи и все такое. Майор Сергей Вьюгин, — он кивнул в сторону своего спутника, — посвятит тебя в детали.

Риггер повертел фотографию в руках и опасливо возразил:

— Но ведь это… это собака!

— Это чертовски умная собака, уверяю вас, — вмешался Вьюгин. — И ваша задача, Алексей, помочь мне убедить в этом представителей прокуратуры.

Риггер некоторое время молчал, потом потер руки, словно собирался приступить к физической работе.

— Думаю, будет лучше, если вы просто введете меня в курс дела, а выводы я сделаю сам, — заметил он. — Никого и ни в чем я убеждать не собираюсь. И как специалист должен сохранять объективность.

«Какой принципиальный выискался, — чертыхнулся про себя Вьюгин. — Ну, теперь точно еще один жулик над нами посмеется». Майор, конечно, понимал, что человека нельзя преследовать, если отсутствуют прямые доказательства вины. Но все-таки он был следователем, а не юристом и привык полагаться не только на логику, но и на интуицию — без этого в его работе не обойтись. За долгие годы он научился прислушиваться к себе. Сейчас отточенное годами службы профессиональное чутье говорило ему, что это дело ни в коем случае нельзя пускать на самотек. Он согласен работать хоть с сотней экспертов, если это поможет доказать его правоту.

— Давайте сядем в машину, я изложу суть дела, а вы уже решите, как действовать дальше, — предложил он Риггеру, когда они вышли на улицу.

— Ну что ж, рассказывайте, — сказал эксперт, устроившись на сиденье. — Я знаю о происшествии только в общих чертах, так что постарайтесь не упускать подробностей. Насколько я помню, пострадала супружеская пара? Кажется, их едва не задавили собственным автомобилем. Говорят, они серьезно покалечены. Я не ошибаюсь? — осведомился он.

— Да, вы совершенно правы, — подтвердил Вьюгин. — Олег и Александра Подорожниковы проезжали через наш город. Недалеко от заповедника они решили остановиться и отдохнуть. В итоге это решение едва не стоило им жизни. Они расположились на обочине — расстелили на траве куртки, достали из машины еду и сели перекусить и поболтать. С ними была собака.

— Этот самый эрдель? — уточнил Риггер, постучав себя по карману, где лежала фотография.

— Да-да, — кивнул майор. — Эрдельтерьер Билли.

— Кажется, он единственный, кто не пострадал.

— Да, пес действительно остался цел и невредим. К счастью, женщина тоже отделалась относительно легко — сегодня ее уже выписывают из больницы. Больше всего досталось ее мужу, Олегу Подорожникову. Ну, он сам хорош! Мало того, что оставил машину без присмотра и с ключом зажигания в замке, так еще и отдыхать устроился за кустами, откуда дорога плохо просматривалась. Поэтому и не заметил, что к его автомобилю подошел человек. И только когда услышал шум мотора, бросился наперерез. Мотор завелся не с первого раза, поэтому хозяева машины успели выскочить на дорогу. Сначала сам Подорожников, за ним — его жена. Негодяй их, конечно, видел, однако нажал на газ. Никакой случайности или неосторожности! Олег Подорожников до сих пор находится без сознания, врачи не знают, удастся ли его спасти. Если он очнется, неизвестно, сможет ли он вообще что-нибудь вспомнить после подобной травмы. Вот здесь как раз кроется наша главная проблема, потому что Александра Подорожникова, к сожалению, не в состоянии описать того человека, который отправил их с мужем на больничную койку.

Она выбежала на дорогу вслед за мужем, пыталась остановить его, на машину не смотрела. Все произошло в считаные секунды. Ей было не до того, чтобы разглядывать лицо угонщика, сидевшего за рулем.

— А общее впечатление? Хоть что-нибудь?

— Ничего. Она долго пыталась вспомнить, но сомневается в каждом своем слове, так что ее показания по большому счету никуда не годятся, — сказал Вьюгин с досадой в голосе.

— А собака, какова ее роль в этом деле? Почему вы придаете ей такое значение? — спросил Риггер въедливо.

— Сейчас я все объясню, — ответил Вьюгин, скрывая раздражение. Он недолюбливал молодых умников, которые пытались самоутвердиться, выискивая недочеты в работе коллег.

— Хозяев увезли в больницу, а собака осталась с оперативниками, — продолжил рассказ майор. — Пришлось удерживать силой, иначе Билли рванул бы за машиной «скорой помощи». Эти два дня он провел в отделении, и первые «свидетельские показания» дал, когда туда же доставили Болжина.

— Как на него вышли?

— По отпечаткам пальцев на руле.

— Да ну? — протянул Риггер. На его лице читался глубокий скепсис. — А вам не кажется это странным? Что он угнал машину, сбил на ней двух человек и все же не позаботился хотя бы протереть руль?

— Полагаю, он был в панике. Торопился. Машину бросил на первой же крупной стоянке. На допросе он изложил такую версию. В район заповедника он приехал на прогулку. В лесочке к нему неожиданно пристали двое подозрительного вида мужчин, стали требовать деньги. Понимая, что драки не миновать, он побежал. Они стали его преследовать. Выскочив на дорогу, он увидел машину с открытой дверцей, нырнул за руль, но даже не заводил мотор. Потому что мужчины неожиданно прекратили преследование. Он вышел из машины и некоторое время наблюдал за тем, как они уходят восвояси.

Больше он к машине не прикасался. Хозяев не видел. Пешком прошел несколько километров, пока его не подобрала попутка. Вот, собственно, и все.

— Может быть, все так и было? — спросил Риггер. — Вполне жизненный рассказ, не вижу причин ему не доверять. Да и надежных свидетелей, как вы сами только что сказали, в этом деле нет.

— Вполне жизненный рассказ, только поведал его ранее судимый тип, который несколько раз проходил по делам, связанным с наркотиками. Он бывал и свидетелем, и подозреваемым, и осужденным. Заставляет задуматься, не так ли?

— Ну а что же собака? — спросил эксперт. — Я так понимаю, она облаяла задержанного? — добавил он. В его голосе звучала ирония — к таким доказательствам он доверия явно не питал.

— Вот-вот, облаяла задержанного, — усмехнулся Вьюгин. — Когда Болжина привели в отделение, Билли лежал под столом лейтенанта Чекмезова. Увидев подозреваемого, он вскочил и зарычал, подобрав верхнюю губу.

— Так что, пес его покусал, что ли? — не выдержал Риггер. Ему не нравились туманные объяснения майора — он хотел побыстрее прояснить ситуацию и взяться, наконец, за работу.

— Нет, в горло он ему, конечно, не вцепился, — продолжил рассказ Вьюгин. — Но он рычал, лаял, вертелся на месте, ложился на пол, скулил, опять начинал бесноваться. Потом странности продолжились. Он сел у двери, за которой скрылся Болжин, и начал отрывисто и злобно тявкать. Когда Болжина вывели, весь спектакль повторился заново.

— Вы уверены, что именно Болжин был причиной беспокойства собаки?

— Абсолютно. Когда мы поняли, что с Билли что-то не так, мы тут же это проверили. Удалили оперативников, которые сопровождали подозреваемого, — оказалось, что причиной волнения пса был именно Болжин и никто другой. Кроме того, Болжин тоже занервничал, увидев Билли.

— Еще бы! Я сам не люблю, когда на меня гавкают, — хмыкнул Риггер. — Жаль, что меня при этом не было. Хотелось бы посмотреть. Кстати, а чем вы собирались сейчас заняться, детектив?

— Я собирался забрать Билли из отделения и отвезти его хозяйке. Я уже говорил, что Подорожникову сегодня выписывают из больницы, думаю, она была бы рада получить пса назад. Она не раз говорила, что очень привязана к нему.

— Вы рассказывали ей о странном поведении Билли?

— Да, я заходил к ней в палату вместе с лейтенантом Чекмезовым; она сказала, что раньше не замечала за псом ничего подобного. Она допускает, что Билли, в отличие от них с Олегом, мог, хм, так сказать… разглядеть Болжина за рулем. Или унюхать. Я не очень хорошо разбираюсь в собаках.

— Ладно, во сколько вы договорились встретиться?

— Через сорок минут, — ответил Вьюгин. — Вы хотите поехать со мной?

— Что значит: хотите? — скривив губы, произнес Риггер. — Вы же слышали, мне надо отчитаться перед помощником прокурора.

— С этим Болжиным что-то нечисто, Алексей. Уверен, что именно он сбил несчастных супругов и что машина ему понадобилась не просто так. Наверняка ведь влез в очередную историю с наркотиками… Можете считать, что это моя интуиция, нюх, чутье — называйте как хотите. И кстати, насколько я помню, вы же собирались делать объективные выводы.

— Можете не продолжать, майор. Что бы я ни думал, я в любом случае буду вынужден встретиться с этой собакой лицом к лицу.

— Или мордой к морде, — пробормотал себе под нос Вьюгин, нажимая на газ.

Сначала он хотел сказать это вслух, но не был уверен, что криминалист оценит его чувство юмора.

Александра Подорожникова, молодая женщина со светлыми волосами до плеч, стояла на ступеньках госпиталя, вглядываясь в подъезжавшие автомобили. На ней было свободное светлое платье, которое трепал ветер. Когда майор Вьюгин затормозил и открыл дверцу, эрдель пулей вылетел из машины и с визгом бросился к хозяйке.

— Не понимаю я собачников, — сообщил Риггер, наблюдавший за трогательной встречей. — Позволять себя так облизывать! И эти грязные лапы, и эти когти, запах… ужас просто, — добавил он брезгливо.

— Зря вы так, — примирительно сказал следователь. — Собачья преданность — это нечто особенное.

— Посмотрим, на что сгодится эта преданность в данном случае.

В этот момент Вьюгину позвонили. Выслушав сообщение, он немедленно воодушевился:

— Александра Евгеньевна, сейчас на месте происшествия проводится следственный эксперимент. Вы не могли бы поехать туда вместе с нами? Помните, я говорил вам о том, что в отделении Билли агрессивно вел себя по отношению к подозреваемому? Было бы неплохо посмотреть, как он отреагирует на Болжина, когда вы будете рядом. Все-таки пес остался без хозяев, у него был стресс…

Риггер не сдержался и фыркнул.

— Конечно, — сразу же согласилась Подорожникова. Голосок у нее был шелестящий и тоненький, как у девочки. — Все, что в моих силах… Я очень хочу, чтобы виновного наказали. И все для этого готова сделать.

Когда все сели в машину, эрдель, уместившийся вместе с хозяйкой на заднем сиденье, несколько раз радостно тявкнул. Риггер, занявший место рядом с водителем, на всякий случай отодвинулся вперед, чтобы быть от собаки как можно дальше.

— А в чем, собственно, там дело? — поинтересовался он, когда Вьюгин вывел машину на шоссе. — В чем смысл эксперимента?

Оказалось, что оперативники отыскали местных мальчишек, игравших в тот день в перелеске недалеко от шоссе. Они видели двух мужчин, которые преследовали третьего. Мальчишки уверяют, что намерения у преследователей были самые серьезные — ребята здорово испугались и спрятались в кустах. Мужчина, за которым гнались, выскочил на шоссе, те двое помчались было следом, но потом остановились. Мальчишки не стали ждать, что дальше будет и побежали домой. Оттуда, где они прятались, ни дороги, ни машины не было видно.

— Выходит, в этом отношении Болжин не врет? — уточнил Риггер. — За ним и правда охотились его дружки. Или конкуренты. Спасаясь от них, он действительно прыгнул за руль, но потом увидел, что преследователи остановились, вылез из машины, ну и так далее по тексту его признания.

— А я думаю, что все было иначе, — не согласился майор. — Полагаю, что преследователи и отстали от Болжина только потому, что увидели, как он сбил машиной двух человек. Посчитали, что стоит покинуть опасное место как можно скорее.

Риггер недоверчиво покачал головой:

— Мальчишки смогут опознать Болжина?

— Они некоторое время видели его вблизи, правда, только со спины и в профиль, но шанс все-таки есть.

Ситуация складывалась не в пользу майора. Болжин вовсе не отрицал, что убегал от преследователей, наоборот — это и было главным объяснением, почему он прыгнул в чужую машину. Так что опознание ребят должно было пойти на пользу обвиняемому и никак не могло стать дополнительным поводом для ареста. Так что единственной надеждой майора по-прежнему оставался Билли.

Александра Подорожникова внимательно слушала разговор, всем телом подавшись вперед. Было абсолютно ясно, что в сложившейся ситуации поведение ее собаки может сыграть решающую роль в расследовании. Всю дорогу она обнимала ошалевшего от радости Билли и нашептывала ему на ухо ласковые слова. Риггер несколько раз оборачивался и глядел на них со сдержанным неудовольствием.

Но вот впереди показалось несколько милицейских машин, выстроившихся в ряд на обочине. Вокруг оперативников собралась небольшая толпа. Судя по всему, родители мальчишек, участвующих в следственном эксперименте. Риггер первым вышел из машины, присоединившись к группе людей из прокуратуры. Вьюгин помог выбраться своей пассажирке. Она обняла себя руками за плечи и беспокойно оглядывалась по сторонам.

— Александра Евгеньевна! — воскликнул лейтенант Чекмезов, увидев ее. — Билли! Рад, что ты теперь вместе с хозяйкой, — он наклонился и потрепал эрделя по голове. Потом обернулся к Вьюгину и сказал: — Не думаю, что это была хорошая идея — привезти ее сюда. А впрочем, — прервал он самого себя, не дав майору возможности возразить, — может, ты и прав. Пусть это будет контрольная встреча Болжина с Билли. Болжина сейчас демонстрируют мальчишкам. Они сидят в кустах, как было в тот раз, а нашего красавчика заставляют бегать по лесу.

Когда Болжина вывели на шоссе, пес сразу же сделался гвоздем программы. Сначала он тихонько зарычал, потом бросился к хозяйке с громким лаем, принялся вертеться на месте, подскакивая и отрывисто тявкая, время от времени возвращаясь к Болжину и скаля на него зубы.

— Спокойно, Билли, не волнуйся, — Подорожникова пыталась успокоить собаку, одновременно внимательно вглядываясь в Болжина.

Перед ней стоял симпатичный ухоженный мужчина с роскошной шевелюрой, вертевший в руках дымчатые очки. В какой-то момент эрдель прыгнул, изловчился и выхватил их у него из рук. Раскусил пополам и выплюнул. Майор думал, что Болжин станет протестовать, ведь пес мало того, что испортил вещь, еще мог запросто цапнуть его. Но тот, похоже, не был склонен устраивать сцен — Вьюгину показалось, что он изо всех сил старается держать себя в руках.

Подорожникова, ухватившая Билли за ошейник, сделала несколько шагов в сторону Болжина, залилась румянцем, отступила и растерянно посмотрела на Вьюгина. Сначала она открыла было рот, чтобы что-то сказать ему, но потом, видимо, передумала и поджала губы.

Вся сцена продолжалась не слишком долго. В конце концов, Болжина посадили в машину и увезли, и хозяйка смогла успокоить собаку.

Риггер, насвистывая, бродил по шоссе взад и вперед, заложив руки за спину. Вьюгин не стал отвлекать его от раздумий и подошел к лейтенанту Чекмезову:

— Ну, что мальчишки? — заинтересованно спросил он.

— Как и следовало ожидать, они ничего путного не сказали. Тем не менее Болжин все-таки похож на убегавшего человека.

— А Риггер что-нибудь говорил по этому поводу? — понизив голос, поинтересовался Вьюгин.

— Ему только что звонила одна из сотрудниц прокуратуры — он просил ее обзвонить соседей Подорожниковых и составить характеристику на их псину.

— Вы слышали, что она сказала?

— Что Билли довольно хулиганист, но в порочащих его нападениях на людей замечен не был, — усмехнулся лейтенант. — Что из собачьего озорства он никогда не лаял на прохожих или гостей. Думаю, Риггер все же решит дело в пользу пса.

Тем временем Риггер подошел к Подорожниковой.

— Александра Евгеньевна, а как вы сами оцениваете поведение вашей собаки? Похоже на то, что Болжин ему крайне неприятен.

Женщина помялась, потом сказала:

— Конечно, Билли не просто так бросается на Болжина. Я думаю, этот человек категорически не нравится моей собаке. До сих пор Билли никогда себя так не вел.

— Хорошо, ваша взяла, — сказал Риггер, оборачиваясь к Вьюгину. — Я доложу Каменицкому, что собака меня убедила, и посоветую не выпускать Болжина под залог.

Отлично! — обрадовался Вьюгин. — Я довезу Александру Евгеньевну до гостиницы, а потом подъеду в прокуратуру. Так что еще встретимся.

Спустя несколько дней майор Вьюгин принимал поздравления в свой адрес. Пришедший в сознание Олег Подорожников без колебаний опознал в Болжине человека, совершившего наезд. В ходе дальнейшего расследования выяснилось, что Болжин, действительно замешанный в деле о наркотиках, основательно подготовился к тому, чтобы покинуть страну. Если бы его отпустили до суда, он, несомненно, скрылся бы с немалой суммой денег. Подвело его лишь то, что он недооценил милицию. Болжин думал, что, пока найдут машину, пока проведут экспертизу, он успеет пересечь границу. Но и после ареста он не особо струсил, рассчитывая, что его выпустят под залог. Эрдель сорвал все его планы.

Вьюгин встретился с Риггером возле прокуратуры. Они обменялись любезностями, и Риггер попросил майора подвезти его в отделение.

— Вообще-то я собирался заехать к Александре Евгеньевне, — смущенно объяснил следователь, — она почти все время проводит в больнице возле мужа, ее трудно застать без предварительной договоренности, а я хотел побаловать Билли. Везу ему мясо на ребрышках. Пока он жил у нас в отделении, он проявлял к нему явную слабость.

— Не возражаете, если я тоже зайду? — поинтересовался Риггер, когда майор остановился у невзрачной гостиницы — единственной в городе, куда пускали с животными.

— Пойдемте-пойдемте, — Вьюгин вытащил из-под сиденья пакет с гостинцем, благодаря которому встреча с Билли оказалась довольно бурной.

Пока майор с умилением наблюдал за тем, как эрдель расправляется с косточками, Риггер переключил все свое внимание на Подорожникову. В связи с тем, что муж пошел на поправку, настроение ее явно улучшилось, на фарфоровых щеках выступил румянец, а лицо беспрестанно озарялось улыбкой.

— Александра Евгеньевна, — сощурив глаза, вдруг заявил Риггер, — а ведь в этом деле вы нам один раз солгали.

— Да? — испуганно пролепетала та, и слабый румянец буквально в одну секунду сделался пунцовым. — Я не понимаю, о чем это вы.

Майор Вьюгин изумленно поднял брови. Разговор его явно заинтриговал. Подорожникова совершенно не умела врать, и было ясно, что Риггер так или иначе добьется правдивого ответа.

— Я ни на секунду не поверил, что собака взъелась на Болжина по причине высокой сознательности. И вы, Александра Евгеньевна, это сразу же поняли. Простите мое любопытство, но я даже ночами не сплю, все думаю — в чем же здесь дело?

— Боже мой, — женщина умоляюще прижала руки к груди. — А вы не будете меня совестить? Ведь все указывало на то, что этот человек виновен, и я подумала, что не будет большого греха… Вы хотите знать, почему Билли лаял на Болжина? Я сама поняла это только, когда встретилась с ним лично и подошла поближе. Кто-то из следователей, по-моему, говорил, что Болжин был сотрудником лаборатории… Наверное, поэтому от него так специфически пахло. Какая-нибудь оригинальная косметика… Или, может быть, они там синтезируют запахи.

— Александра Евгеньевна! — не выдержал Вьюгин.

— Ох, ну ладно, — она взяла себя в руки и твердо посмотрела на сгоравших от нетерпения мужчин: — От Волжина исходил явственный лакричный запах. Когда Билли был еще щенком, я обварила его лакричным сиропом. С тех пор у него от этого запаха крыша едет. В его биографии уже был случай такого же помешательства — однажды он чуть не покусал мою бабушку, которая сосала лакричные леденцы. Надеюсь, вы не обижаетесь на меня…

Вьюгин медленно повернулся и посмотрел на Билли:

— Ты дискредитировал не только меня, — с наигранным возмущением сказал он, — ты дискредитировал всю собачью породу!

Эрдель, покончив с ребрышками, радостно тявкнул.