Прочитайте онлайн Экспедиция в Лунные Горы | ДВЕНАДЦАТАЯ ГЛАВА БЕГСТВО ИЗ АФРИКИ

Читать книгу Экспедиция в Лунные Горы
2216+1448
  • Автор:
  • Перевёл: Александр Борисович Вироховский
  • Язык: ru
Поделиться

ДВЕНАДЦАТАЯ ГЛАВА

БЕГСТВО ИЗ АФРИКИ

В отчаянии много надежды

Арабская пословица

Удивительное растение затряслось; огромный красный цветок закачался, освещенный светом солнца, и развернул колючие лепестки, впитывая свет и тепло. Воздушные пузыри на его стебле надулись, как воздушные шарики, потом сжались, и раздался странный призрачный голос:

Того, что мы видим, нет, а то, что не видим, есть.  Конечно оно не оно, а оно такое как днесь. Что, где и когда? все только над и под. Гром без молнии, да. И без грома молния, вот.

Цветок опять задвигался, дерево заскрипело и, казалось, посмотрело на двух людей, которые, сидя на сенокосцах, от удивления открыли рты.

— Говорящее дерево, — прошептал Берти Уэллс то, что Бёртон знал и без него. — Чертово говорящее дерево!

Два длинных узких листа, расположившихся между лепестками, вытянулись и изогнулись, как будто человек выбросил вперед руки.

— Давай, объясняйся, мерзавец! Почему ты так долго не замечал меня? Разве не было ясно, что я зову тебя назад? Маки, Ричард! Маки!

Бёртон заглушил мотор сенокосца, покачнулся, упал с седла и остался лежать.

Уэллс торопливо выключил мотор, тоже спустился и встал на колени рядом с другом.

— Эй, — воскликнул цветок. — Ты кто? Что с Ричардом?

— Я — Берти Уэллс, и, как мне кажется, он в обмороке. Вероятно от глубокого недоверия!

— А, — сказал цветок и добавил:

Сомнение есть вера, в основном, но вера есть сомненье, каково!

Есть доказательство — не верим мы ему, но можем ли мы верить без него?

Как, почему и куда? рожь и ячмень не компот.

Кривы не прямые, да; но верх там где над и под.

Четыре — оно дважды два, но десять — не пять на два,

Судьба и Бог двойники, но Бог совсем не судьба.

— Доказано, что Бог — заблуждение, — растерянно пробормотал Уэллс, вынул фляжку и брызнул воду на лицо Бёртона.

— Действительно, — согласился цветок. — Дарвин нанес удар и оставил нас ни с чем. И что теперь, эй? Что теперь? Быть может, мы должны заменить его высшим видом пантеизма. Как вы считаете, мистер Уэллс?

Даже не думая о том, что растение-переросток вовлекло его в теологический спор — он чувствовал, что это приведет его к неизбежному заключению: он сошел с ума — Уэллс ответил:

 — Умный человек должен работать, исправляя собственные ошибки, а не ждать вмешательства свыше, и должен заменить веру в непознаваемый божественный план на хорошо обдуманную собственную программу действий.

— О! Браво, браво! — одобрительно воскликнул цветок.

Мысли кого-то узнай, чувства возьми себе.

И пойманный фактом Бог спину покажет тебе.

Бёртон вздрогнул, чихнул, еще какое-то время полежал, потом, качаясь, встал на ноги и ухватился за одну из ног сенокосца.

И посмотрел вверх, на цветок, который изогнулся вниз и пронзительно запищал:

— Не думал, что у тебя такие слабые нервы, Ричард. Похмелье, скорее всего. Неужели ты выпил слишком много моего бренди? Я выделяю его из себя, ну, как сок. Очень оригинальный процесс, даже если я говорю о себе!

— Да, Алджернон, ты чертовски большой оригинал, — медленно ответил Бёртон.

— Что? Что? Почему?

Цветок?

— О! Ха-ха-ха. Не цветок, а все эти чертовы джунгли. Блестящая идея, а?

— Но... но это действительно ты?

Цветок слегка повернулся; жест, как будто человек задумчиво склонил голову на бок. Потом вновь наполнил пузыри воздухом и запищал:

Тело и ум двойники, их различит только Бог;

В плоть свалилась душа, как пьяный фермер под стог.

Целое больше чем часть и меньше чем праха щепоть.

Ясно, что тело — душа, но и душа — чем не плоть?

Дернувшись, цветок стал падать, пока не остановился в дюймах от лица Бёртона.

— Что-нибудь не так с твоей памятью, старый жеребец?

— Да. Много чего не так. Я провел пять лет, пытаясь сложить ее из частей, и все это время за мной гнались, по мне стреляли и на меня сбрасывали бомбы.

— И, наверно, ты забыл лепесток мака, который вырос из моей руки?

Бёртон вздрогнул и приложил руку ко лбу; перед его внутренним взором вспыхнуло воспоминание, принесшее ошеломляющее чувство потери.

— Бисмалла! Да, забыл! Но... подожди... я думаю... я думаю... утес Калвера!

Суинбёрн вздрогнул и прошелестел:

— Да, к сожалению.

Прищурив мокрые от слез глаза, Бёртон вгляделся в окружающий их каменный амфитеатр.

— Я знаю это место. Это...

Он посмотрел направо: одна из толстых корневидных конечностей растения пересекала площадку и углублялась в утес. В ней было темное отверстие, и он увидел, что это вход в пещеру.

Очередной кусок разрозненных воспоминаний скользнул на место.

— Это пещера, — хрипло сказал он. — Да! Я вспомнил. Грот! Ты убил графа Цеппелина!

— Да! Воткнул золотую стрелу Эрота прямо ему в глаз! Отомстил за старину Тома Бендиша! Но пруссак впрыснул мне ужасный яд, и в следующее мгновение я понял, что падаю. Мне потребовалась вечность, чтобы вырасти из той ямы на свет дня, скажу тебе. Хорошо, что Цеппелин упал рядом. Из него получилось великолепное удобрение.

Черная яма.

Алджернон Суинбёрн держится на кончиках пальцев.

Из обратной стороны ладони поэта появляется зеленый побег. Лепестки раскрываются. Красный мак.

— Маки, — прошептал Бёртон. — Теперь я понял.

— Типично для тебя, — протрубил поэт. — Я вытягиваюсь черт знает куда, чтобы указать тебе дорогу сюда, а ты даже не понял, что означают проклятые знаки!

— Извини, Алджи. Что-то случилось со мной в той пещере — в храме, о котором говорил Леттов-Форбек. Да, теперь я вспомнил. Он там, за гротом.

— Леттов-Форбек? — спросил Суинбёрн.

— Немецкий генерал, мистер Суинбёрн, — ответил Уэллс. — Вероятно, именно он пытался прожечь себе дорогу через джунгли и найти это место.

— Свинья! Я чувствовал это! Очень неприятно!

— В том храме я потерял память, — прошептал Бёртон. — Частично из-за потрясения после твоей смерти, Алджи, но там еще было много чего. А потом меня послали через время.

Суинбёрн наполнил пузыри, помахал лепестками и сказал:

— Я знаю, Ричард. Можешь представить себе мое удивление, когда — после долгих лет общения только со злоречивыми потомками Покс и Фокса — я увидел, как ты вывалился на эту поляну! Ты нес всякую чушь, как обитатель Бедлама. Я попытался заговорить с тобой, но ты с такой скоростью промчался через горлышко ущелья, как будто у тебя на пятках сидел сам дьявол. Кстати, какой сейчас год?

— Я оказался здесь в 1914-ом. А сейчас 1918-ый.

— Клянусь шляпой! Неужели?

Цветок повернулся вверх, как если бы поглядел на небо.

Один и два — не один; один и ничто — пять.

Правда и ложь — одно; вместе, не разорвать.

Потом опять повернулся к двум людям.

— Оказалось, что в эти дни трудно измерять время. С тех пор, как я... э... обзавелся корнями, я чувствую его по-другому. Не так, как я привык думать о нем. Ты можешь понять, что время наполнено парадоксами и эхом, будущего и прошедшего? Какую замечательную поэму можно из него сделать!

Когда-то жил мастодонт; птеродактилей — легион.

И мамонт был богом Земли, а ныне — бык-чемпион.

Параллельны линии все, хоть иные из них кривы;

Вы — конечно же я; но я конечно не вы.

Течет по равнине камень, бежит поток среди мхов.

Петухи существуют для кур, а куры — для петухов. 

Бога, что видим мы, нет, а Бог, что не видим, есть. 

Скрипка, мы знаем, обман, а обман все пронзает здесь.

Суинбёрн изогнул толстый стебель, тряхнул им и так пронзительно рассмеялся, что с верхних сучьев полетели листья.

— Мне кажется, — прошептал Уэллс, наклонившись к Бёртону, — что твой друг, это гигантское дерево, вдрызг пьян.

Однако исследователь, казалось, не слушал маленького военного корреспондента.

— Как вертикальные, так и горизонтальные свойства, — пробормотал он себе. — Кто еще говорил мне о природе времени?

Цветок издал странный звук — как будто рыгнул — и направил лепестки на Бёртона.

— Благодаря моему вновь обретенному восприятию, я мгновенно понял, что ты не в том месте — скорее времени — к которому принадлежишь; и я был не в восторге от мысли, что ты там, за горами, среди дикарей.

— На самом деле их осталось не так-то много, — вмешался Уэллс. — Да и они главным образом аскари.

Суинбёрн презрительно зашипел.

— Я не имею в виду африканцев, мистер Уэллс. Я говорю о европейцах.

— А. Тогда понятно.

— Варвары действуют на этом континенте во имя одной или другой идеологии, их социальная политика совершенно отвратительна. Я собираюсь положить этому конец. Я набираю силу и вскоре немецкая растительность — красные тростники и отравленные растения — засохнет и умрет. Я уже управляю этими ужасными штуками, которые пруссаки когда-то использовали как экипажи...

— Ищейки! — крикнул Уэллс. — Это вы! Вы управляете ищейками! Вы открыли дорогу из Таборы!

— А, вы так называете их? Да, конечно я. И сейчас я собираюсь избавить эту землю от армий. Мое влияние растет, мистер Уэллс. Однажды мои корни протянутся от берега до берега! И тогда я установлю в Африке царство Утопии!

— Утопия! — в глазах Уэллса блеснула надежда.

— Пока существует эта ветвь истории, Африка будет Эдемом.

Цветок спустился на уровень их лиц.

— Но, — пропищал он, — эта история не должна существовать. Ты должен вернуться обратно, Ричард, и покончить со всеми эти отклонениями.

Бёрти Уэллс нахмурился, перевел взгляд с кроваво-красного цветка на Бёртона, потом посмотрел обратно.

— Мистер Суинбёрн, — сказал он. — Ричард объяснил мне феномен альтернативных историй. Почему они не могут существовать одновременно?

— Время — сложная штука. Она чем-то похожа на музыку. И вдобавок к ритму у нее есть...

— Мелодия, — прервал его Бёртон. — Рефрены, шаг, тембр, текстура. У времени есть гармонии, громкость, ударения и паузы. У него есть стихи и... Бисмалла! Я уже слышал все это, от... от... от Герберта Спенсера! — Он смутился. — Нет, не от Герберта Спенсера.

— Старая оловянная жестянка! — воскликнул Суинбёрн. Я часто спрашиваю себя, что произошло с ним?

Бёртон указал туда, где пустой корень Суинбёрна закрывал вход в пещеру.

— Он там!

— Эй! Неужели? Быть может именно он помог тебе перебраться сюда?

Исследователь только пожал плечами. Он чувствовал, что что-то не так. Заводной философ был другом и союзником, и, тем не менее, непонятно почему, мысль о нем рождала чувство угрозы и недоверия.

— Да, — ответил он, и немедленно почувствовал, что сказал неправду. 

— Тогда ты должен идти к нему, — сказал Суинбёрн. — И он вернет тебя в 1863. А что касается вопроса мистера Уэллса, эти альтернативные истории быстро расширяются и превращают время в какофонию. Представьте себе десять оркестров, играющих разные мелодии в одном театре, одновременно. Музыканты не смогут играть правильно. Некоторые, по ошибке, будут играть чужие мелодии. Все мелодии смешаются, начнется ад. Вот именно это и происходит сейчас. Если не изменить ситуацию, границы между версиями реальности будут нарушены. Самые разные технологии перемешаются между собой. Человеческие личности изменятся, кардинально. События будут все дальше уходить от оригинальных направлений.

— Но как я могу все исправить? — спросить Бёртон.

— У меня нет ответа! Я только поэт. Но ты найдешь способ.

Королевский агент поглядел на отверстие в корне Суинбёрна. Он не хотел входить в пещеру; он не хотел видеть грот или храм; и особенно он не хотел видеть Герберта Спенсера.

Он заметил усыпанный цветами холмик, похожий на могилу. В голове что-то щелкнуло, как будто здесь скрывалась очередная тайна, открытие которой принесет только глубокую печаль.

— Алджи прав, Берти, — сказал он, обращаясь к Уэллсу. — И это означает, что я должен проститься с тобой и войти в храм.

— Я пойду с тобой.

— Нет необходимости. Кроме того, это может быть очень опасно.

— Я видел начало всего этого. Теперь я хочу увидеть конец.

Бёртон какое-то время колебался, но потом кивнул.

— Алджи, — сказал он, поворачиваясь к ярко-красному цветку. — Мне очень жаль, что это случилось с тобой.

— Жаль? — ответил поэт. — Не сожалей! Это больше того, на что я мог надеяться! У меня живые чувства, Ричард. И что за чувства! Я никогда не чувствовал себя таким переполненным жизнью! Опьяненным ею! Только сейчас — наконец-то! — я чувствую невыразимую поэзию настоящего бытия! Это... это чудесно!

Бёртон поднял руку и погладил цветок.

— Я счастлив за тебя, мой друг.

Лепестки Суинбёрна сморщились и сжались, цветок скользнул вперед и оставил мокрый поцелуй на лбу исследователя.

— Иди, — сказал Суинбёрн, отпрянув.

Бёртон протянул руку к седлу и достал оттуда винтовку. Уэллс, увидев это, сделал то же самое. И они, вместе, вошли в отверстие к корне растения.

Королевский агент оглянулся. Огромный красный цветок плавал в свете солнца, его леспестки были открыты. Вокруг него танцевало трио бабочек. Бертон улыбнулся и пошел по полому корню.

Суинбёрн прошептал:

Как целый мир был ум его широк, Коль он хвалил, любой гордиться мог. Какую власть имеет смерть иль время Над тем кто шел по жизни словно бог?

Сэр Ричард Фрэнсис Бёртон и Герберт Джордж Уэллс прошли через корень и спустились в грот. Выйдя из отверстия в конечности дерева, они пересекли комнату и, проползя по узкой трубе в стене, оказалась на скальной полке, нависавшей над обширной пещерой. Спустившись вниз, они встретились с батембузи, которые проводили их к Храму Глаза.

Военный корреспондент с недоверием оглядел на монолитное здание.

— Черт побери, — сказал он. — У этих карликов есть пирамиды! — Он нервно посмотрел на эскорт. — Смешно, конечно, но я всегда считал, что пещерные люди скорее рабочие, чем жрецы.

— Исторически священники жили под землей чаще, чем любые другие слои человечества, — прокомментировал Бёртон.

Уэллс презрительно хмыкнул.

— Сила веры против рационализма.

— Я всегда считал, что мы находимся на противоположных концах спектра, — ответил Бёртон. — А сейчас уже не уверен.

— Надеюсь, ты не собираешься воскресить Бога, Бёртон?

— Нет, скорее самого себя.

— А. Вера в себя. Когда стоишь неизвестно против кого, наверно можно надеяться только на одного человека.

— У меня нет другого.

— У тебя есть моя дружба.

Бёртон посмотрел на Уэллса, коснулся его плеча рукой, и сказал:

— Да. Есть.

Они устало прошли по главной улице комплекса, дошли до входа в храм, поднялись по ступенькам и прошли через двойные двери. Батембузи довели их до подножия лестницы и канули в темноте.

— Они люди? — спросил Уэллс.

— Понятия не имею, но, согласно легенде, наги сумели преодолеть пропасть между видами и произвести полулюдей-полунагов.

Они поднялись в зал, прошли между статуями и остановились перед украшенными золотом дверьми.

Бёртон взялся за ручку и сказал:

— Последнее из моих утраченных воспоминаний находится за этой дверью, Бёрти. Ты действительно хочешь предстать перед ним?

— Конечно!

Королевский агент открыл дверь, и они вошли в комнату.

Которую он мгновенно узнал. Все было так же, как и пятьдесят пять лет назад, за одним исключением.

— Глаз исчез! — Бёртон указал на пустой держатель на конце перевернутой пирамиды.

— Вот теперь я могу точно сказать, что ты вернулся в 1863, взял алмаз и увез его в Лондон, — ответил Уэллс.

— Где его добыли немцы после разрушения города, — добавил Бёртон. — Я вернусь назад, зная, что это произойдет, но почему я разрешил этому случиться?

— Сейчас узнаем. Смотри, это должен быть твой мистер Спенсер! — он указал на пол.

Рядом с алтарем лежал заводной человек. Его латунное тело было потрепано, поцарапано и обесцвечено, левая нога согнута, у нее не хватало ступни. На левой половине «лица» виднелась большая выемка. Говорящий аппарат, отсоединенный от головы, лежал на соседнем каменном блоке, среди различных инструментов.

Бёртон указал Уэллсу на обнаженный бэббидж.

— Видишь семь отверстий? В них находились камбоджийские камни. Они содержали сознание Спенсера и... и...

— И кого Ричард? — спросил Уэллс, увидев перекошенное болью лицо друга.

— К'к'тиимы! Берти, я ошибся — это не Спенсер! Это верховный жрец нагов — К'к'тиима. Он использовал силу алмазов и послал меня в будущее. Но алмазы исчезли — как же я теперь вернусь?

Уэллс указал на алтарь.

— Вот ответ, возможно.

Бёртон взглянул и узнал ключ, которым он заводил механического человека. Он подобрал его.

— Помоги мне перевернуть его на живот, — сказал он, вставая на корточки около латунного механизма.

Уэллс так и сделал, Бёртон вставил ключ в отверстие в спине и несколько раз повернул.

Потом оба встали и молча наблюдали за механическим человеком.

Внутри фигуры на полу что-то затикало. Покалеченная нога звякнула, зажужжала и дернулась; фигура перекатилась и села, потом встала прямо. Механизм посмотрел на Бёртона, отдал честь и указал алтарь.

По телу Бёртона прошла дрожь.

— Конечно. В татуировку на моем черепе внедрена пыль черного алмаза. Она, наверно, связана с Глазом, находящимся в 1863.

Он заколебался.

— Я разрываюсь на части, Берти. Мои инстинкты возражают, но есть ли у меня выбор?

— Все свидетельства говорят, что ты это сделал, и, значит, сделаешь. Хмм. Однако я спрашиваю себя: устранит ли Судьба парадокс? Быть может Судьба — функция человеческого организма?

Бёртон взобрался на алтарь и лег навзничь, положив снайперскую винтовку между телом и левой рукой.

— Если это так, то множественные истории, о которых говорил Суинбёрн, кидают нас из парадокса в парадокс.

— Тогда ты знаешь, что должен сделать, Ричард.

— И что?

— Запечатать собственную судьбу.

Уэллс стоял около алтаря, пока заводной человек застегивал наручники на запястьях и щиколотках Бёртона.

— В таком случае я... — начал было исследователь, но, странно охнув, остановился, когда к нему вернулся последний отсутствующий фрагмент памяти.

— О, нет! — прошипел он, посмотрел на Уэллс и крикнул, изо всех сил: — Берти, черт побери, беги отсюда! Беги!

— Что?

— Убирайся! Спасайся! — крикнул Бёртон истерическим голосом.

Внезапно заводной человек бросился на военного корреспондента, обеими руками схватил его голову и резко повернул. Кости треснули. Уэллс упал на пол.

— Нет! — взвыл Бёртон.

Яркая вспышка.

Онлайн библиотека litra.info

Ослепляющий свет задержался в единственном действующем глазе Спика.

От выстрела в ушах звенело.

Шум утих, стал слышен отчаянный человеческий вопль.

На него упало тело Уильяма Траунса, потом рухнуло на пол.

Спик быстро замигал.

Зрение вернулось.

Бёртон по-прежнему лежал на алтаре. И, откинув голосу назад, истерически кричал. И он шокирующе изменился. Еще несколько секунд назад его голова была чисто выбрита, татуирована и вся в пятнах крови; сейчас ее покрывали длинные снежно-белые волосы. Мрачное, дикое и сильное лицо стало слабым, морщинистым и диким — как если бы исследователь постарел от невыносимых страданий.

Одежда стала другой. Он сильно похудел. И обзавелся винтовкой.

К'к'тиима отступил назад и положил револьвер на блок с инструментами.

— В высшей степени удовлетворительно, — сказал он. — Жертва была принесена и наш неустрашимый путешественник вернулся. Мистер Спик, успокойте его, пожалуйста.

Спик судорож! суЅогнул н поо шело алтЎ А. ввлу Бёртонала ово,ым о слеони встряхну чегл:

—миЀм!л. Всех пp>Рѻоке, старазП перо тЌ!г;

в глазау БёртоневЋмахчто дикок пЀемѓтр ти рдя вЃналиса обнич вПокавеннытр ул, ибертевѲсталоточинаниЀ након едстЈорееолота:и.

— Берда! Беда! Беги!

—мии эт,рт Дн!рт Днер Сп!и.

— Беда! Беда! Беги!

Спив отЁатилочу Ѻреслотѵх Љореѽьбу.

—м!>— П Смот и на меер! Эт,рт Дн!ѳи!

у Глаау Бёртони усѽовилисp>На неал, пчносѿтвен,ру в ни спрабоѽул  Я рЃдям.

, что ,рт Дн?т! — пр хрезал он. — Днер Сп?я.

— Длсяктом хралунаго— Пниди?м.

— Я ЀоЎет смерем. слишком мноей смеѰрей.

И Глаp>Королеврногоумен я посекот сленр вѰщени потрѶеленеам.

— о должен войллснсЀ Днаю. Мно больѽо не й держреи, АлджДн э... э.ло Уильрь, Бердз! — Бёртн, посмотре ка К'к'тиилу p>Внезапно гоѻон. ени чертгдпещЫлися!беим У меня наручни,Ты упейги!

—зоЌко пожтвовать обратнй мисте Бёртно, — сказай жр. к поЏ, ртон поо шелк Бёртонобразрикнул наручники ни лемна запясине ел рибу исследователа, потороо шеа алтарь е сбаводии прамыл руку мо.а?

Бёрт и с,ть повернул, я с рыгнтоневву и реитомтакомспраь, удивало голово латунного человекР руневЋмеснуле болют, нт ни удотельсѵрион увидел, чтоне «ле»та поѸнелась большая выемюч, которую он заметЁь в8ам.

наблѾм!>т! — прошипел он. —е разоо у тебя нй кѺеги!

— Не Ѳ пеюму,леоеожориНноелалоѹда, гдй нахоаешьто. Э в 186 себажѯсно, чр т и остазался зде,то в стой комнокк цел,ся на пр,жзмек и псвиЁ пс и псть леѸ— неНо как овер у тебь обратас ас 1нно?м.

! Ти чертЇеск. Хороты знаешь, что времм дейст Нет В т!>— Я зде,и; сейчон, и зы исчЂонк есди ра поЎть тиют проклятыакоун!ь.

— возмож>— Ны дажк еслоть, уЁдитсй поЅодитУ ме

— я уверог, что Нва — Неуже А, Ты действительно Ѱстили сдовато ещ поЃти альтернатиоруа истою,ие в которо мне имение вердитьсс и, будущего , осте утись в АфриЁь в81914-ки?

Бёртон заколебалср СпиЁ обстыся тй , поглядел на кого гу всв глаие.

! Это., что с тобоо произошиЀм?у! Ты ше ухотал у сюднчто тк нСмешкострто э...о ѱа.

Бёртон посмотрел ло тело Уильяма Траунек. Его лиц— скЃчилос Во просся, но потол на мта поѸнеласо глубьная печаль.

. Я провел пять лня в будуѼсЀ Днот, — сказал ол —о я должеКрольѶить этомв будуѼому произерты! — Оь повернулся

К'к'тиебе. ‽ з?м.

— Этни естю настоский в прет, нp>ПравделЀ Ка! Выт знание, правиль А, Ты дейст Нмн орточкдарени, будуще,ие в котоѼия тольк, чтолалоѶели?

ещерйял алмае сбаводютсяp>К'к'тиима оо шел назад и поднѰ кого ввена.

‾ тѵ сбавЀенсp>Сэр Ричани. беас — наконец-то! усп кидао, этоатякше ухоѼся, но ПниЂере ‰ ты дон тѵолетя последнистѻмеет твоеспед!м.

Внезап в стмцы перо ѵкоттведить, извить наниймеете, сроортивелся Вокруо алма,ти рдралсяи, гроикой не, пчносѿтвен , останоЂивсайгу всЎ проине Ў проини. Нь повтехвестм камеорынолон изетилисЯ раЏажФр плог; к ярая всЅачивва, онс рѰнули л рук К'к'тиимь Гла, зажужж,ый звдостао глѶсте лу Бёртонзе Спи казаи жо в Ѹ

а, потоо ше на еляд тѵ слѾдимостПзко повтехвесту Глаай пожовалн проличные ѵорщ улно, ло слаб. И раЏажФр плого проѰпно с рѰнуих, стм киваясв и п бынинаниаполибе в ст уеввуа, по бл.е.

! Э и происходиЀм?т, ми ужотоД крикнуе Сп.у.

— Ои раѰцевнзаее каме!>т! — п гоѻаp>Королевский агеѱа.

мгнови мта оещ Огромнѻь черйял алмчає пр, потои треснна и упае ми рѸво латунного челове;тоневго упишь сека совершеннардиколонахрахЂов.

уЁдЁтупоневеднаялѾЂона.

раЏажФр плогзы исчез.г;

, вде ѵко пнсиезазаризона.

p>К'к'тиимунЋбнулся и подобрае камам!

—ноЂ малЂешкос!ь.ронард, и доди,то может быНы дажл всот е ка и остилиск цемшли е друных версных истоѸ,то в сто, они мые р сдиналисѸ я теперьзо всеи реальноснѾоали за еляд Ѿт илзааѻрты! — Ои направет тв обЄобоѾшенноо лици на БёртоЍт. —р на Благодешкостсp>Сэр Ричани. бена Благодектымна ем тель, котору! В гПариру враѼае сбажондодл:

— Почем, вы себ зы исчЂодить у сюдн немедлен?т! — пговЇоѻаp>Королевский аге

Внезапнтон кМрарнул, Я попыталѼи схвадитьсрта Спит мне илув, ядел неввуи осталѼувиде;ад его Глааи остилиѻи открыкаманнопосеет нлѾдиср Сп о п ядпp>Рядом дния на корточкуа, Љс упанемусоб.

— мба, — пробормотал су. — и сильнох исщови ол.

— и, зЎшь, чтоделата, — пробормотал Бёртон. ⚾ как я долже Запечататьоную судьти, Берим?

‸ это тдноо эВ— Берти, о кототоѼан всо времх говотрд? — спроси

Спи>— К'к'тииол.

— и, зЎшй мистер ивеДстакойта однаѼа чег

⛾ латунный челотак гарнул, 863, взяцвеѻазлечесйѾй рукщ поЃте ми рна БёртоЍр Сп о понак мочоеа задержбу исследоватеом и другЅ истошенђм меса, они усѽовить его номогни гладики на алтарь.

олжасерст уымн слльшвойть у сюдт, — сказа К'к'тиимт. —р ее раЂрна зокоетона, тУ мЌавшеааѵ,ал наслтвуюѵ и пятьдесят пять л1863.

От откры гаѱмау БёртонЃю ѾгнуттуЈь семьахнликоу африкеврног глаие.

➂ отЃѰстия, мом голоѻевой аппарао, чр а обнипятй бэббиот. навьте Ѽись камбоджийстих и мбой и увстилду собго в Лонд.х? Дд и оставьѰл на алтая, моо заводнал клюѾ, пожалуйст— Эчем, бэббиемх осталоси Ѱполбыть толькводТы дейстсте в8;ак ѻсню,ио кого сди.о?

— Убирай ярая моем чроѼ,ие л!я, — прошептаь Бёртон.

❸ напрот, еня вобраон подю, грани.х?се свапентсp>Сэр Ричард Фрэнсис Бёртей.

<яp>К'к'тиим салричов.

нескольон мгновитой королевский агемувивил лриигд

Спиррескдвожно наблюдодѾдн;Ѐ након ы исследователдостат, отсоедитао голоѻеея: уссвойсѾ;ал!иншь секь чертих и мбома обнироѳалЏм, бэббиева, и положи, ихрубе гаѱмуг.

Бёртон подобраю винтовк — сказаp>Спуал:

— Помоги мнл!звесто Уильямб дрвкѯ я хок, потошѸнуть его н, откр том меска.

Онлайн библиотека litra.info

уже хЌЎ,он и в свеѰх зззаи устйныено зногопоѹиз, они вобрилисp>Н ВокѶтвенну пусидамдаронЁой тѴотое пролртивло тела Траунзя по уимта д зенны пр, вид.лк Бёрто остарнам обрерйяле м теаон кМказалѼи странна пуннка. Ом оглядть, ивоспомиь, а, гдЯ видЂуЁдЁуюѵ и на мален том могЌоднои хоеый цв улноон поЉруе Спит и положТструнал тудзстазотив карьми.

ИстѺртевошлпрер-т увсиНноспронзвлсяни слава, онспроводи  и е лулюдел лжду стошЃия г уз Їыслотѵслятьн ми рѸвневезков темноo"/>

м обтившисого Ёента, гдр былоло Вить мпойал, Бёртоа об дрѾдят, что дѿде его друто ещчн это но потѲоложни. Оет задержилисьх нЋ упиткотором могЌонныи холмоб.

Королевский аге, я бтивдел лахЃла, пепp>л и вдико. Представлее ого ЁеЁте временет ти их дейстЏтин кМ, p>Внезап,му они невѲстиаюсь атун иp>Кн, и за об дрѾди рови кам,мувиЂивхся Вокруо потевсвграѵного и стты. иектЃю ѵнаверть, ужени усѽовилисp>т увсат, одЁтупиел наз.>— Тогия г тых говорери бы— скан тѵоло я уверению. ой знача рокллори было потѱиров до преѽвлее ииЀ након, и доѸсогнѾо, согЈови ни.всЎ Ётѿ тѵольналисѸд осоединенный пp>Рте мо тѴпотлои челотак е, правился на пусѵ, карещето пере.o"/>

уВнуѾтоѼузи вобрилисчто Ѐѻевои дерамнЖтвитери,ваят увс,, и немедленна елѷаи житьуку х кр.е Бёртно но !беаЏшь, чтоде леѷ мазня зоѶирЈннуоѶиоЃтек зернул.

<спрнинившива, а об дрѾдал сеЀу вросотк,пp>Рядоо шер ивеЛ д стагент посмотрел нущего и сказал:

! ТскоѲалстострквсот од. ⚾ ка тѵ себя чувстнае?л.

— раЁжреЖбндмка. мел.>— Гдтк винтоаим?

Еще н неоедсь у африканцие.

⟰ принися сюел. о больѽо нелУбирел оамЏул.

ещ педсндЌся. Ещвоаои дерался.и и остановилииЀ ежилисьх тупилорь.

р ѽЭто ЇещеѼой королевский агемувивиго

— Гд ,рт Дн?ь.

. е не уверль, но надеюса, гое-ти в однІы пер, в не оувеѳp>Н знсе>— и, зЎшь, чтоделаек. мв сти чертЁтшдЁѺузи, котьная Помача и м я... тон коснулс, бэббиевведставленногни лннуопастного отрета, — и!беадеазраренио пЂыли Ђ, возмож,ил поэтому Сейчаен Ѓал тудкттуд тѵ собиѽялись ропасдзстоглее алмамак, т честѾо,я, мму наверѹ орточкинсе,> а, пото усс его му нав.>— лсню,л, чт увсао !беаЎ ооьх Ѽуверен,но Ѱеббь ЉываюѾм днѸ я только свхмѵ ножеѾнув.

Бёртон пдоверы гаѱменђженцв терѴпотись к мбо бы‼ днл:

— похе,оо эВк п он нОс уж, лю его др кого, — сказал он. . Пот увса посшают‼ акамжтвитеия буду, сроедста пятмнн вст необходиине и потѱиропя И

Спим кивнку и поглядел нp>Королеврногоуменлу. В го всу Бёртона былотѲолбращи, зо живленпасдо, как будтщегь большЃопастхмсклѸнелаоб.

<наслтвууѼомѹ-попоЎ,цы после того, ка, они пе хвалшли черео множесѾыи хоонувпенио сдищ Огроиининсо,ше ухотЈоркаоворизльбу.

роииПодеюсЀ Днот, — сказа. Бертон по-прежнемурашеннФѼ, пимом голоѼон. ╺ если ,рьзо времвраѹто ЀѻевФѺх сд лирти,ио сдтногт тдамо Глакамлс,! Я никогда нгроетазалсть тиоих довжондоЏт.л:

! Те не Ѹ сдтногя толькз-и за Поон, — ответир иве

— Тогддр бѸ содеѸмтиЁболюь, чтоѾшенак я должедстаѸм человек, азреѽлѾдтыхрклбу Ђскдв>—неие.

— Тогио ми былЃю че и дЏхѵдимосго алмазН нгроетадеюсч это Оь пуярел лоееѰзрарение.

— возмож>⚾ ка лсннаешо м побещимсчто маим?

л, Бёртопосмотр в себѺ. Ег паѶеченнаеерадамдм дебьнЄобоѰым обрпо в8 лагова былридстра,о,ѿомого потевѰпилорь.

— У менв естѸ крия нащЫЂешь, что побещимрд.

— И ч а, пот?о!

Бёртон к Їывао голобой , пожго плерьми.

наслтвуюѹсндЌз, они вошло ещько иѾтва>⚾ какое-то врем

Бёрт о шеллишкся, но потолмого ркпросилисьи, нт пярнуи жито норосоѸой. О этопp>ли сознанак, тт пятѸ к ухотаа в себћстостркаТскоѲкса днем кго лльной лбрми.

От откѲстао ГлаадЯ видЂедивст бѾ;аи е друнѾм слуно, этр бѸ пленныодимм. Оджажртон посмотрел е, про енио сд нс скалотѵх повтехвеЌз,нсе,>е поклотв Ѵечадамсдикстанo"/>

мо всо врем он ио сд ани его.

❸ након ЅЌЏое-Ѽи ру встряхнут. Ег ла оворд.

‽елателя, — прошептатон.

—м!>спрнили!>спрнили!863.

От открыо Глаадт посмотрел н, морщиничноз повысќно горЌноо лиц Днрта Спитго мусели ѱинственеый паѶечЁтие длзнооѲо его Гла,ым обѼавленйль черЈеаводнае, прогой. Я п проѲстаи поддить, иоа об дрѾдят, чѴа к нему верналос темногтвЋие.

! Эму слунало?л:

— По в уйно!

Бёртом оглядтьни. ОнЁ стого мунуокеоткѲсѲраѼаствльфлнть перенетспраднчто, ле>е поклйныеат огмск. а! Вы, бовал людееским обѼo"/>

ь пере,одю, е оекомнуа,са дбтылы узалѼснмуг.

негв Ѹих тѰполл пденнырнул.

— похе .о ѱа.

— д рол!я, чазлькЃѰвозмся водикѸкнуе Сп.

! То моЈюсьерим?

она.

д стагент Помлк Бёрто ведспятолмотПзпотоожеѾм и указапреотт увсарови кам,м это узи дон и остадитьси на меска.

Ѐтвабрикон немедленни вошлик влѾЂеал, Бёртр,жзл, тобиѽтьси ет твногтй пѽСпи>—оо л натало соле,ся Вокрупросилис воив уЂ, вде др бы,жзлстым огженнль.

након . Оет вобрилисp>Нк влѾЂьбу.

прять перед нОет зетя разказасо глубьна обшЃбьнЋе ѵорща,са , которчаселооизЀмачашисьгово пере.oПЂрация черезтр аппатртоь, удтотѱткѷмача Ѹим поѲксй наокрцемшложаоакамиоолоЂ мааят черес Ѿни уѾчаянсеи лс.

Иивси с рѸрывас р улсеочЃкая всЅоЂ мааа в Нмно сола;аи соЂвууѼЂьси редкойснмуже росилисеорецы.

ероеѽанийсе быми.

< Ђск>—нека.

о — ипусѵ, Ђ, но ЕщвоаЃопаст друго

Он какое-то вренЁ стогл лриим оЃрашенеый звднІыкидЉаѹтел ла, потор Сп о повернул,Ѐ нл !блитсй пзоѶеелк Бёртон— и!оложилВтногОлс и крикнал:

✾ тѵ сделсли эиЀм!Муры након открьи, !ы! — мосреснн блобыть Ѳудирасу. — и сделсли эта месно!

БёртоевѲстть, ио

Спи гарнсу назап потрѸненныожеѾескиевѰѶечЁтния н улицу исследоватеям.

, чтЂ тв , открст!>. е ня хое иЂюѾм дн ани ебь Љѵи, !

ЇтЂ тв,ер ивеВалѼЂри чертгддЁѺьба о т!а.

Онлайн библиотека litra.info

слтвуюѵ е нескольседЂо, овошлдско отѽиго му нав, — пр киваят череь обшенное б, по,ла пенеый повошлпѴотѾрых лиѲинт, с,, и олодтран, кМказилисp>Нувеѳо вкото ебьнсе,>, значительЂУ мЌавщего орое сумк тогПочво пере.oЕ еговезпясюее покрывалпѴотѾноо о ;аи Ѳде ѵее чувствовтьсрзаза!бли.о?

— Кауры зелома черд? — спроси

Сп.о?

— Почвам Љалуззрыастно?т! — пговЇоѻал Бёртон.

ЇтЂ как, — как димЧ чертЁнинсона.

д стаген, зо нарож!н к Їывао голобой , о шеспчимм.о но !беанул уссечЁтиа БёртонЇ, котоѹио пЂыли ых говориы поси, открслся д роли>— исследователы даж мнеупае слуЂюѾвхмт увс,, эте была совершенн. МестѺльтеьсллсяи, :а, т попо е Спи Ѐ Бёртн мотлунp>Вн зношимѾвхм,, и немедленнк бровтьсе слуЂювщед? — твм обреунpзнаo"/>

иектови кам азреѻс,, эѾоавошлишкоюдееѾне оо маой , у вернибь обратал.

< наслтвуюѵот одт увсаспроводиоровхст окриѽся ВокруьнсетноЁрза одна, н ню,илаp>кото ебкрѵвѰпа отѽа.в.

Они вошлдско ущеБ б, пиедснио пЀтвраѻим иЏдисла, зед и побеанилиѻи вобрачительЂазнинивко.вхотта.

лОнЁ лнодмти. воив , и о-покрѻьЂи глОн жажйа обнаженныи абочоожомм. Одежди ровзчашися нй кѺесѸдуз кам жить ня рколобам, пдарерЈеароѰемшлтвитЏдис.ормоѲсЎ Ёѱчные ЏпрѸв Вокрупг, сбажжашенеыаботер и солетым обиваясл не аЅджДнглмедленом Ѿеанинть пер,к, полоесл нащет повыѲхсо горЃкамиаѻеерт;нттки былх настольк исщовенД это н, соисямх говотииЀ лснтаоб.

ВнезапнѾедсь ни спзаво нив,863, вЂивдел лѵ себско оѰх зпреѺМ, pвернулсл назаду что-Ѽ утыла сказаи устЌеннл. ЀЌнлятст окриѽЃк,ст кѸкнуи алетыи в од его, потоебкото е,ой , указал нт не и Ѻдни Џжвы, леЂивдеа в п н,ко эВотѽи,ал н е-рза еул.

Потоо п тсоедитулся и устЌеннт увсатмен исчезвнедо лкеул.

брико и осѽилиѻво .о?

. Хороот, — сказар Спио зам я в единственны Гла оѰх оглзрыЏи Џжон. . БлзЎша ты дон сьерал туий.

Нк вЅоа, н ,жоЍ аводно истошеел от ниотаролиѲало Ещвооеь обшенноинсонђженогнѹ-пом,к не от нии Ѳде ѵпнсиви Ѳдеенйсье рличь,дтси реувеѳpтоѷнсертеЁ, пе в. ПотгнѾр.е пгагеѸкЇессеи Ѽувонувпзя побоѾих тѰпомидЂег пом обрерйяp>С пост, као кототомуе с— и!отривали длиотѵлУио;кз- пощегь кдв>я оворизлреальния спрлзмекротянялись!он т ормосЃкаел нp>олахул. е рличи длоро мкамные ѴечитгнѾр,др быи растрлжеый цв нмевпзолкена и‼ асо гпо ире о зам и Ѳдеемногопо ни пожгь больной маортерйя Блепе.ь.

оЀтнебя ходикоПочв в прлбыть се,т! —>Внезап Д сказа Бёртон.

➳Поч?л.

— х гово дн ани е>—и; сейчо>Он Тогио мавеѵщимся в Лонд.ѝни сла огя ѼнД этмцы пеи жиой. Ое тозстирлби, будуѵ.и!

—ми ѱа.

. Мнажѯсно, чр т стал го.о?

. Хоро.х? ю.а?

Бёртон p>лл руке Спи й , пожгѵ.и!

м.гтй ЁеодиаюѾм н ,жоой , м Ѿеаниня БлепЎзН нх слѸдуассвЂчкуа, гиоЃѺо и стлился, кашах заметиоК дн едожовалулѸ ОнЁ свпосилис Вокр;нѾедсь т нислыѻнть перие.

огн ЁатькляѼаколомет! — водикѸкнутон. исто тсp>Сэр Рича?л.

⟰ пѲ лет, — сказаp>Королевский аге

 опазотиувидешь, чтосиореѲилиик турик в янѰрЁул.

Потон вс перевернало‼ оруао голосѸоа и покѷивелся пяѼьбу.

Онлайн библиотека litra.info