Прочитайте онлайн Эдем | Часть 7

Читать книгу Эдем
2618+1481
  • Автор:
  • Перевёл: Дмитрий Алексеевич Митюшин
  • Язык: ru
Поделиться

7

В библиотеке Барт придвинул кресло поближе к камину. С самого ужина по крыше барабанит дождь, и температура упала, по меньшей мере, градусов на десять. Потолок в библиотеке высокий, и кажется, сырой холод струится вниз по позвоночнику. Чёрт побери эту погоду! Её капризы всегда сказываются на спине.

Много лет назад ему нравилось гулять во время бури, ощущать себя бросающим вызов силам стихии. Но больше всего в такую погоду ему нравилось завалить на спину симпатичную бабёнку. При воспоминаниях пересохло в горле.

Сократ поднялся с довольной улыбкой. Чурка, которую пытался пристроить в огонь, наконец-то занялась пламенем. Скоро сырой холод исчезнет.

— Подай ещё бурбона, Сократ, — раздражённо приказал Барт.

Сара стоиту окна и молча смотрит в тёмную ночь, ожидая, когда Сократ отправится в дом для прислуги. Барт внимательно и с любопытством смотрел на неё.

Иногда у него просыпается интерес к отношениям Сары и Джека. Джек, конечно, мог заинтересоваться ей, несмотря на то, что из-за жены стал холодным как айсберг, но Сара не позволит ему сблизиться.

Всё-таки у неё очень много причин позволить себе спать с мужчиной, не приходящимся мужем. Возможно, она уже вышла из возраста, когда женщина осуждает такие вещи.

Он поёрзал. Майкл с этой девчонкой были наверху, в комнатах, а Эву Сара подбила пойти прогуляться. С большим нетерпением ждёт разговора. О чём тут говорить, чёрт возьми? О том, что этот придурок женился на шлюхе?

— Вы хотите лёд, са'? — заботливо спросил Сократ. — Он на кухне.

— Сократ, ты же знаешь, что не хочу, чтобы ты добавлял лёд в выпивку, — резко сказал он, — пока в тени ниже тридцати пяти. — Сократ оставил их, закрыв за собой дверь, и Сара буквально отлетела от окна.

Барт подождал, пока она сядет в кресло возле камина, зная, что жена внимательно прислушивается к звукам, доносящимися снаружи, чтобы убедиться, что Сократ ушёл.

— Барт, нужно предупредить Джошуа, — взволнованно начала она. — Он должен знать.

— Что знать? — не спеша, спросил Барт, всегда получая удовольствие, изводя Сару. С язвительным сарказмом он полагал, что такая манера общения должна быть присуща мужу.

— Об этой девчонке! — Сара раздражалась всё больше. — Как она появилась здесь. Бетси так молода и наивна. — Она тяжело вздохнула. — Ну почему Майкл не женился на Бетси? Они так хорошо подходят друг другу.

— Люди считают Бетси странной, — напомнил он. Сара смотрела с негодованием. — Всё из-за того, что она нянчится с животными, — с отвращением подчеркнул он. — Бетси столько же лет, что и Алексу, то есть двадцать. Ей следовало бы уже выйти замуж и создать семью.

— Джошуа всегда давал ей слишком много свободы, — печально сказала Сара. — Бедняга, довольно на их с Мадлен долю выпало за эти годы. Потеря двух маленьких девочек, когда Бетси ещё была младенцем. Естественно, что он её балует.

— Сара, я всегда говорил, что Бетси Харрис, по большому счёту, не испорченная девушка. Но даже я столкнулся с определёнными трудностями, — возразил Барт. — Я о её безумном желании вмешиваться во всё связанное с ветеринарией.

— Барт, нужно рассказать Джошуа о девчонке, которую Майкл подцепил в Нью-Йорке, — сделала ещё одну попытку Сара.

— Хорошо, Сара, допустим, ты устраиваешь банкет, и вся чёртова округа узнаёт, что Майкл вернулся из Нью-Йорка с женой. — Он хихикнул. — Всё равно будут сплетни благодаря мамашам, нежно любящих своих дочек, которые в округе строили виды на Майкла.

— Барт, ты же понимаешь, о чём я, — раздражённо сказала Сара. — Джошуа должен знать, кто она такая. Я не стану впутывать Бетси, милого, золотого ребёнка, чёрт знает во что, потому что очень хорошо к ней отношусь.

— Не веришь в историю об отце — армейском офицере? — усмехнулся Барт. — Это может быть правдой.

— Забыл, что нам написал Алекс? Она играла на пианино в публичном доме, — в голосе звучало отвращение. — Алекс не лжёт.

— Играет она неплохо, — небрежно отмахнулся Барт. — Хотя лично я предпочитаю более лёгкие вещи.

— Не могу понять, как Майкл мог попасться. Жениться на такой девушке, зная её лишь несколько дней. — Она глубоко вздохнула, глаза стали задумчивыми. — Майкл — адвокат и знает, как оформить развод. Большинство считают, что развод — позор, но мы это переживём.

— Чёрт возьми, Сара, ты считаешь, что самая умная! — на лбу Барта запульсировала жилка. — Свяжешься с этой девчонкой и потеряешь Майкла. — Неожиданно он снова хихикнул. — Но я твёрдо уверен, Сара, что, позже, ты всё же найдёшь способ изгнать её. Бьюсь об заклад!

Сара вскочила:

— С тобой бесполезно разговаривать, Барт!

Он проследил взглядом, как она быстро прошла через комнату и скрылась в холле. Сколько времени он не спал с Сарой? Целых шесть лет до того, как случился удар. Она не могла понять, что такому мужчине мало одной бабёнки с косичками. Когда она вошла и застала его с двумя гаитянскими сучками, то заперла мужа в его же комнате. Из-за того раза ничего хорошего у них с тех пор не было. Больше она его не возбуждала.

Под влиянием внезапного порыва Барт выкатился в холл и направился к спальне. Джефферсон спал на соломенном тюфяке в ногах кровати.

— Джефферсон, — рявкнул он. — Негодный, ленивый мальчишка! Просыпайся! — в ухмылке оскалив зубы, наблюдал, как мальчишка быстро приходит в чувство. Джефферсон чрезвычайно гордится тем, что он личный слуга хозяина. Барт, удовлетворённый реакцией, с наслаждением покачался в кресле. Джефферсон работал бы уже на полях, если б два года назад Барт не выбрал его, не привёз в дом и не сделал личным рабом.

— Да, са'! — Джефферсон вскочил.

— Сбегай наверх и скажи мистеру Майклу, чтоб он спустился в библиотеку, понял? И не нужно, чтобы другие знали, что ты выполняешь поручение.

— Я скажу ему, са' — Джефферсон энергично кивнул. — Очень тихо.

Барт вернулся в библиотеку и налил ещё немного бурбона. В тёмном небе громыхнуло. Потом послышался зловещий треск. Барт догадался, что в западной роще в один из пеканов ударила молния.

За каким чёртом надо устраивать эту возню вокруг Майкла? Майкл его первенец, но понимал его Барт не больше, чем Алекса. Даже меньше. Барт нашёл прелестную жену. Огненная страсть, таящаяся в ней, однажды выпущена на волю. Но он так и не смог постичь Майкла, когда оказалось, что тот стал мужчиной. Мальчик не прикасался к рабыням. Лицо Барта омрачилось. Есть только один способ, каким эта девушка может остановить Сару — убедить Майкла, что ей необходимо немедленно забеременеть.

— Папа? — Майкл нерешительно топтался в дверях. — Джефферсон сказал, ты хочешь меня видеть.

— Верно. — Он нахмурил брови. — Джефферсон где-то в холле?

— Да, са'. Я здесь, маста Барт, — добродушно сказал Джефферсон, показываясь на глаза хозяину.

— Зажги камин и закрой дверь, когда всё сделаешь, чтоб тепло осталось в комнате. Я тебя позову, когда понадобишься.

Майкл прошёл в библиотеку и сел в кресло, где недавно сидела мать.

— Что за фигня, Майкл? — грубо спросил Барт. — Скажи, как мужчина мужчине, почему, чёрт возьми, ты женился на ней? Ты что, перегрелся? Трахнул и решил, что должен жениться.

— Ничего подобного? — возразил Майкл, сдвинув брови. Но Барт обратил внимание, что сын не даёт никакой лишней информации.

— Послушай, Майкл, мы знаем, где ты её встретил, — прямо сказал Барт. — Алекс написал нам.

— Он не имел никакого права! — В ярости воскликнул Майкл. — Она была там только одну ночь. Из чувства долга перед тётей. Она родом из приличной английской семьи….

— Ты веришь в эту ерунду про отца, который якобы был армейским офицером?

— Я знаю, что это правда. — Майкл побледнел. — Я женился на Викки, так как чувствую, что она идеально подходящая для меня жена. — Он сжал челюсти. Барт знал, что это значит.

— Девушка, что ты встретил менее недели назад? Майкл, не знаю, какие ты строишь планы, но ничего у тебя не выйдет. Твоя мать не допустит этого. Я тебе говорю.

— Дело сделано, — сказал Майкл, и Барт, видя, как рушатся надежды, подумал, что Майкл может быть таким же упрямым, как мать. — Викки — моя жена. — Он глубоко вздохнул. — Если ты или мама решили, что Викки вам в Эдеме не нужна, мы уедем в Новый Орлеан.

— Не рассуждай, как последний идиот! — взорвался Барт. — Это — твой дом. Ты останешься здесь.

— А Викки — моя жена, папа, — сказал Майкл с нарочитым спокойствием.

— У неё здесь не будет ни минуты покоя, — после недолгого молчания предупредил Барт. — Ты ведь знаешь свою мать.

— Я женатый человек, папа, — слабо улыбнулся Майкл. — Мама поймёт. А Эва поможет нам, отняв у мамы кучу времени. Спокойная жизнь на плантации не для неё.

— Нельзя недооценивать твою мать, — сказал Барт. — Она справиться с Эвой и найдёт время заняться вами. Не забывай, всё должно быть так, как считает она. Я мог превратить Эдем в цветущее королевство, если б не она. Она боится рисковать. Тем не менее, в первые годы нашей совместной жизни мы ставили на уши весь этот округ. Приёмы, балы! Твоя мать была красавицей. У неё все манеры леди, которые, как ты можешь подумать, свойственны ей из-за происхождения, но когда мы поженились, — сказал он, и было видно, что воспоминания доставляют ему удовольствие, — она забыла их под различными предлогами. На время. — Чёрт, почему у Майкла так растерянный взгляд?. Они ведь разговаривают, как мужчина с мужчиной. — Что-то произошло между нами, Майкл. Твоя мать отказалась от интимных отношений и начала собирать английскую и ирландскую посуду.

Почему спустя несколько лет у них ничего не получалось в постели? Человек не может один браться за все дела. Ему нужна помощь. Она всё свалила на ту историю, когда он привёл в постель прелестную чернокожую бабёнку. Другие жёны закрывали на это глаза.

Барт нахмурился, желая стереть из памяти ночь, когда пришёл в комнату Сары, в её постель, и ничего не получилось. Ничего. Он же слыл таким жеребцом, а внезапно штука между ног перестала действовать. Мягкий, съёжившийся, отказался демонстрировать мужскую мощь. Проклятие, он же не был ещё старым.

Мысли плавно перешли к жене сына. Можно побиться об заклад, что та горяча, как огонь. Если б он был лет на пятнадцать моложе, то показал бы ей, что значит быть с настоящим мужчиной.

— Ты поговоришь с мамой о Викки, правда? — озабоченный голос Майкла вернул его с небес на грешную землю.

— Поговорю, — пообещал Барт. — Но ты знаешь, что никто ничего не решит за неё. — Он задумчиво посмотрел на сына. — Что с Алексом? Что он делал в публичном доме?

— То, что мужчина делает в публичном доме, — сказал Майкл. — Они с Фрэдом уехали из дома не овёс сеять. — Он запнулся. — Алекс сильно тоскует по дому.

— Если он взрослый, чтоб ходить по борделям, то и достаточно взрослый, чтобы остаться в колледже до летних каникул, — отрезал Барт, закрывая вопрос. Чёрт подери, когда Алекс, наконец, порвёт с историей, которой уже три года? Естественно, Барт ничего не стал выяснять о Джанин. Он продал её туда, где она никогда не будет работать на полях. Мать продал вместе с ней Джо Локвуду. Джо жил в небольшом доме в Новом Орлеане. Джанин и Луиза присматривали за домом, а Джанин, кроме того, прислуживала Джо, когда тот приходил домой, закончив дела. Старик Джо никогда не женится, так что Джанин была пристроена на всю жизнь.

— Я устал, — Майкл с извиняющимся видом поднялся. — Сегодня был очень трудный день.

— Иди спать, Майкл, — проворчал Барт, и сделал жест. Слишком устал, чтоб идти к жене? Он вообще хоть раз ходил к ней? Что за идиотский брак? Он пристально и насмешливо посмотрел на старшего сына. Помнит ли Майкл ночь, когда его застали с Эвой? Мерзкие людишки поговаривали, что на несколько минут Барт превратился в берсерка. Майкл наверняка после того оправился. Правда, тогда ему было только четырнадцать. — Майкл, загляни в мою комнату, — он отбросил неприятные воспоминания. — Скажи Джефферсону, чтоб разыскал Эндрю. Я уже объявил, что наступила ночь.

Барт ждал вечернего ритуала: Эндрю откатывает его в спальню, переносит из кресла в кровать, как маленького ребёнка. Приготавливает к долгой ночи, когда хозяин ложится и до рассвета читает кипу газет, проклиная при этом политиков, не позволивших ему пробиться в законодательную власть. Чёрт возьми, если б Сара не была так скупа на деньги, если б хотела рискнуть, он, может быть, был бы сейчас сенатором штата!

Эндрю — маленький, жилистый, но настолько крепкий, что мог держать хозяина на руках как будто на козлах для пилки дров, ежедневно по четырнадцать часов проводил на полях. Он переодел хозяина в пижаму и обтёр мягкой губкой так, как нравилось Барту.

— Вы хотите бутылку бурбона сюда, Вам в кровать, маста Барт? — задал Эндрю вопрос, который задавал каждую ночь, зная ответ.

— Поставь так, чтоб я смог дотянуться, Эндрю. Ночью я могу почувствовать некоторые неудобства и хочу, чтобы ты помог мне. — Сегодня вечером, будучи в исключительно хорошем расположении духа, он заметил, что настоящей боли уже не было. Обычным настроением в это время было чувство униженного существа, беспомощного, как младенец.

Эндрю переходил от окна к окну, закрывая жалюзи от надвигающейся бури, одновременно натягивая драпировки, скрывающие на тёмном небе зигзаги молний.

— Надеюсь, у Вас будет хорошая ночь, са', - почтительно сказал Эндрю и удалился.

Барт сидит на кровати, светит лампа, в камине потрескивают дрова. Перед ним лежит развёрнуый номер «Пикьюна», но он не разбирает ни слова. В памяти всплыло лицо Викки, когда она села за пианино, решив что-то доказать Саре. Храбрая маленькая нахалка. Он представил себя с ней в постели, чувствуя, что в состоянии сделать то, что часто рисовал в фантазиях.

— Джефферсон, — тихо позвал он, и паренёк поднялся, ожидая дальнейших распоряжений. — Спина начинает беспокоить. Чёртова погода. Сходи к прислуге и скажи Одалии прийти ко мне. Никого не буди, — предупредил он. — Только скажи Одалии, чтоб поднялась сюда и сделала мне массаж. И на всю ночь ложись спать на её месте.

— Да, са', - Джефферсон потупил взор. Догадливый, подумал Барт с радостью, к которой примешивалась досада. Мальчишка наверняка понял, что когда приходит Одалия, имеет место нечто большее, чем просто массаж. И большое доверие в этом доме оказано именно ему, а не кому-то другому.

Барт потянулся за бурбоном и плеснул ещё немного, на глоток. Почувствовал, как тепло пошло вниз. Мужчина представил кукольное личико Одалии. Ей двадцать три, но тело как у четырнадцатилетней девочки.

Уже в воображении он чувствовал возбуждение, представляя, как Одалия, томно покачиваясь, входит в комнату, крупные соски на слегка набухшей груди настойчиво выпирают сквозь короткую сорочку. Он вспомнил, что она, в отличие от Юноны, Нэнси и девочек-близняшек, никогда не одевается в поношенную одежду Сары. Он заботится об Одалии, она знает, как доставить ему удовольствие.

Барт с трудом опёрся на поперечину позади, раздражаясь, что Одалия ещё не пришла. Доктор Стэнтон смеялся над ним. Старик говорил, что в его состоянии ничего подобного случиться просто не может. И всё же док ошибся.

Барт облизнул пересохшие губы, услышав, как повернулась дверная ручка. Никто на этаже не думает ничего подобного про него и Одалию. Никто не догадывается, что происходит, когда Одалия закрывает за собой дверь и через мгновение её запирает. Догадывается, по всей видимости, только маленький дьяволёнок Джефферсон, но и он может лишь предполагать.

Дверь распахнулась, маленькое, неправдоподобно худое тело Одалии двигалось с инстинктивной грацией.

— Вы чувствуете себя нездоровым, маста Барт? — сочувственно пропела она, тёмные глаза пылают. Чёрт возьми, никто бы не подумал, что он парализован, когда она так смотрит, зная, что будет дальше и как это будет.

— Опять в спину вступило, Одалия, — он поддержал их маленькую игру — Помассируй немножко.

— Я принести бальзам, который дать матушка Ла Верна, — промурлыкала она. — Она сказать мне, что это хорошо для Вас.

— Ладно, приступай к работе, Одалия, и хватит разговоров. — Эти гаитянские сучки особые. Они с колыбели знали, что нужно, чтобы сделать мужчину счастливым.

Снаружи бушевала гроза. Где-то об стену хлопнул ставень. Если Сократ проснулся, то пойдёт и закрепит.

Барт помог Одалии перевернуть его на живот. Она подтянула вверх рубашку и стала мазать спину душистым, благоухающим бальзамом. «Ничего особенного, кроме запаха», — подумал Барт, однако, наслаждаясь сильным, острым ароматом, ощущая на спине длинные, гибкие пальцы.

Сегодня он возбуждён. Из-за жены Майкла. Она невольно напомнила, каким жеребцом он был тридцать лет назад. Раньше, чем обычно прервал массаж.

— Переверни меня на спину, девочка, — приказал он. Дыхание стало чаще. Она слегка улыбнулась. Одалия точно знала, что происходит в голове мужчины, уже представляет себе, что последует через несколько минут. Док Стэнтон ничего не понимает! Пусть говорит, что хочет о фантомных ощущениях. — У меня небольшие проблемы здесь, внизу, Одалия, — он ткнул руками в нижнюю часть живота.

Совместными усилиями ловко перевернули его на спину. Одалия откинула в сторону одеяла, лицо было безмятежно, когда поднимала его рубашку до груди. Взгляд Барта упёрся в соски молодой женщины, упрямо выпирающие сквозь ночнушку.

— Сними это барахло, — хрипло приказал он. Он что-то чувствовал. Он уже что-то чувствовал. — Будет легче, если сядешь и сделаешь массаж.

Лицо, похожее на прелестную маску из чёрного дерева, стало горячим от огня камина. Одалия стащила через голову ситцевую сорочку и бросила на пол. Несколько, показавшихся Барту вечностью, секунд она провоцирующе поднимала руки высоко над головой. Затем намеренно медленно положила ладони на бессильные, волосатые бёдра и раздвинула. Барт учащённо задышал; рот приоткрылся. Руки рабыни начали медленно делать массаж.

Доктор Стэнтон был груб, сообщая новости Барту, уже оправившемуся от удара достаточно, чтобы принять новую реальность. Холодно и цинично док говорил, что распутные деньки Барта закончились: «Если что-либо подобное и произойдёт, то исключительно в Ваших фантазиях».

Одалия, опустившись на колени между бёдрами хозяина, энергично его массировала. Маленькие брови слегка нахмурены, а во взгляде задумчивость, которая его возбуждала.

— Давай, Одалия, — хрипло проговорил он. — Возбуждай меня.

— Вы возбуждаетесь, са', - удовлетворённо сказала она, и вспышка страсти полыхнула в тёмных глазах. — Какой большой и красивый.

Он и не представлял себе, что она вызвала эрекцию, то, о чём доктор Стэнтон довольно чёрство отзывался как о суррогате, о спастической реакции.

— Сейчас, Одалия! — голос дрожит, разум возбуждён. Сара, глядя на него, была уверена, что ниже пояса уже ничего не шевелится. То есть вообще ничего. Но она не знала. — Садись, Одалия. Садись!

Стон вырвался из его груди, когда женщина поднялась над ним, и с безупречной точностью опустилась. Взгляд застыл на эбонитовом лице, когда она двигалась вверх и вниз. Глаза негритянки закрыты, рот слегка приоткрыт от возбуждения. Он доставляет женщине наслаждение, и нет никаких оснований считать, что всё происходит лишь в воображении.

— Тсс, — непроизвольно приказал он, когда женщина вскрикнула. на всём нижнем этаже они одни, а крики приглушённые. — Теперь по-другому, Одалия. Я доведу тебя до исступления, девочка! — Всё произошло оттого, что прелестная бабёнка, на которой женился Майкл, сегодня вечером здорово его возбудила. Он язвительно захихикал. Если бы Сара узнала, то бы пришла в ярость!