Прочитайте онлайн Эдем | Часть 5

Читать книгу Эдем
2618+1464
  • Автор:
  • Перевёл: Дмитрий Алексеевич Митюшин
  • Язык: ru
Поделиться

5

Викки ждала, пока Майкл аккуратно пробирался сквозь скопление модно одетых леди и джентльменов с многочисленными чемоданами и дорожными сумками — пассажиров парохода «Кьюнард». Объектом, указанным им Викки, оказалась высокая, красивая, огненно-рыжая женщина, нежно прощавшаяся с пожилым мужчиной, скорее всего, с одним из пассажиров. Как молода тётя Майкла? Она выглядела не на много старше его, хотя Майкл говорил, что той уже тридцать.

За горькую, мучительную минуту Викки вспомнила собственное прибытие в Нью-Йорк — пассажиры четвёртого класса, допущенные на палубу только после остальных пассажиров, высаживались на берег. Сейчас, щурясь от весеннего солнца, она могла видеть этих «других» пассажиров, которым во время плавания разрешалось каждый день на один час выходить на палубу. Теперь они выстроились у перил, чтобы первый раз взглянуть на Америку. А она, спустя всего лишь полгода пребывания в этой чудесной стране, стала женой Майкла Идена, и будет жить в большом особняке в Луизиане.

Не слыша слов, Викки наблюдала за встречей Майкла с Эвой. Кажется, Майкл чувствует себя с тётей крайне неловко. Ну конечно, они не виделись десять лет. Майклу было всего четырнадцать, когда тётя уехала в Англию. Девушка заставила себя улыбнуться, как только Майкл и Эва направились к ней.

— Итак, стало быть, это — новобрачная, — без предисловий начала Эва, — Как давно Вы замужем?

— Четыре дня, — запинаясь, произнесла Викки, а Майкл густо покраснел. Неужели он испугался, что Эва догадалась о причинах странного брака?

— И как долго вы знали друг друга? — Эва насмешливо повернулась к Майклу, прежде чем Викки успела ответить. — Сколько времени ты в Нью-Йорке? — взгляд зелёных глаз говорил, что она обо всём догадывается.

— Я должен вернуться в Эдем, — ушёл от прямого ответа Майкл. — На долгое ухаживание нет времени.

— Мать знает?

— Пока нет, — коротко ответил Майкл. — Мы отправляемся в Новый Орлеан завтра утром. познакомится с Викки, когда приедем.

Эва нахмурилась:

— Почему нужно покидать Нью-Йорк чуть ли не в ту самую минуту, как я приехала?

— У меня практика в Новом Орлеане, — он избегал встречаться глазами с Эвой. — Да и проживание в нью-йоркском отеле стоит ужасно дорого, а денег ужасно мало.

— Где остановимся? — Высокомерно спросила Эва. — Надеюсь, ты не поселишь нас в халупе? — Натянутые отношения между Майклом и Эвой беспокоили Викки.

— В «Сэнт-Николасе». Великолепный отель. Его строительство обошлось более чем в миллион долларов, — сказал Майкл. — Уверен, тебе понравится. — Он повернулся, нахмурив брови, и что-то жестами указал паре дюжих носильщиков, которые изо всех сил старались справиться с багажом Эвы.

Взяли экипаж. По дороге в отель Эва угрюмо молчала, игнорируя достопримечательности, что показывал Майкл. Он выглядел таким несчастным, что Викки едва сдерживала порыв утешения.

В отеле Эву проводили в номер этажом ниже номера Викки. Они были с ней всё время, пока та нехотя не признала, что апартаменты всё-таки приличные.

— Встретимся за обедом в ресторане, — Майкл пытался сохранить спокойствие, но Эва отрицательно покачала головой.

— Ужасное плавание. Пойду спать. Надеюсь, ты достаточно цивилизован, чтобы заказать обед мне в номер? — в голосе явственно слышался сарказм.

— Уверен, это можно устроить, — вяло улыбнулся Майкл. — Составишь компанию за ужином?

— Думаю, да, — томно проворковала Эва. — Постучи ко мне, как будете спускаться. — Взгляд остановился на Викки. — Вы весьма неплохой сюрприз для Сары. — Эта мысль, кажется, доставляет ей садистское наслаждение.

На следующее утро Викки, Эва и Майкл, постоянно спотыкаясь об огромный багаж Эвы, отправились на пароме в Нью-Джерси. Оттуда начался первый шаг путешествия на Юг. Путешествие началось с дилижансов. В Филадельфии пересели на поезд.

В дороге Эва постоянно раздражалась и грубо отказывалась от газет, что предлагал Майкл, чтобы скрасить монотонность путешествия. Викки, увлечённая поездкой на поезде, попыталась втянуть Эву в беседу о железных дорогах, но отказалась от мысли, заметив неприкрытую враждебность в глазах Эвы, когда та сказала, что лёгкий сон предпочтительней пустой болтовни.

Красота Майкла всё больше и больше трогала Викки, особенно когда он пребывал в задумчивости. Взгляды встретились, ответом послужила быстрая, робкая улыбка жены. Майкл немного поговорил с женой, поглощённый собственными мыслями. Поезд с захватывающей дух скоростью, проезжал мимо изгиба реки Делавар.

После полудня прибыли в Балтимор и проделали трудную работу, перетащив багаж на перрон. На станции пообедали и сели в поезд на Луисвилл.

В Луисвилле ждал пароход, который, как с негодованием выразилась Эва, не годится даже для перевозки скота. Майкл разделил каюту с мужчиной. Эва и Викки заняли тесную каюту размером чуть больше чулана. Наконец в местечке, где Огайо сливается с величественной Миссисипи, они сошли на берег, и даже Эва согласилась, что ожидавшая «Королева Миссисипи» вполне заслуживает этот титул.

Пышность парохода очаровала Викки. С гребными колёсами и двумя трубами «Королева Миссисипи» напоминает плавучий замок. Каюта, доставшаяся ей с Эвой, может сравниться с номером в «Сэнт-Николасе», а обслуживание не уступает обслуживанию в ресторане отеля. Как же отличается путешествие вниз по Миссисипи от убогого плавания на парусном судне через бурную Атлантику, от мук сорока дней и ночей! Вот на путешествие на чудесном пароходе «Кьюнард Лайн», доставившем в Штаты Эву, похоже больше.

Стены ресторана увешаны бархатом.

— Еда изумительна, — восхитилась Викки, когда официанты принесли блюда.

— Согласен. Как в ресторанах, где я когда-либо обедал. Пожалуй, за исключением ресторана мадам Альфан в Новом Орлеане, — впервые, с тех пор, как встретили у корабля Эву, в голосе Майкла появилась тень удовольствия.

Викки отметила, что Эва не слушает Майкла, затеяв непристойный и нескрываемый флирт с мужчиной по другую сторону зала. Слишком укороченное парижское платье заставляло хмурить брови хозяек плантаций. Некоторые из женщин, судя по неодобрительным, но достаточно деликатным высказываниям, настоящих леди, враждебно поглядывали на Эву.

После обеда играли в карты и выпивали в баре. Зазвучала музыка, приглашая на танцы в бальный зал. Эва почувствовала праздник и быстро покинула племянника с женой. По-видимому, Майкл был в ярости, когда после обеда прогуливался с Викки по палубе. Эва выглядела посмешищем, но он ничего не мог сделать, кроме как притвориться, что это его не касается.

Каждый день походит на предыдущий — грязная река спокойна и безмятежна, пароход — личный замок для каждого на борту. Викки с Майклом часами сидят на палубе. Он беспрестанно рассказывает об Эдеме, который любит всем сердцем. Но Викки чувствует, что он расстроен возвращением Эвы.

Время от времени в голову приходила беспокойная мысль. Майкл не написал матери о свадьбе и не дал телеграмму. Какой приём будет в Эдеме? Викки наивно полагала, что презрение Эвы вызвано тем, что она не богатая юная леди с плантации. Майкл сообщил Эве, что Викки работала в банке Флеминга.

Последняя ночь на борту «Королевы» застала молодых в самом большом баре, где они с Майклом остались немного дольше, чем обычно. Стены отделаны красным бархатом, повсюду зелень и скульптура. Что-то беспокоило Майкла, улыбка не вязалась с унынием в глазах.

— Будем пить шампанское, — сказал он с бравым видом и сделал знак официанту. — Ты пила шампанское, Викки? — Он слегка поддразнивал её.

— Нет, — призналась она, и настроение мгновенно поднялось, — но с удовольствием попробую!

Официант принёс бутылку и два бокала. Сегодня особый вечер, и она откровенно разглядывала Майкла.

Как можно испытывать к нему такую нежность, когда так мало знает его? Неужели влюбилась? Внезапно Викки почувствовала, как пылает лицо. Да! Она любит Майкла. Как же всё быстро!

— Викки, первые дни в Эдеме могут показаться тебе трудными, — Майкл разлил шампанское, — ведь все будут работать. Обещаю, у тебя будет спокойная, уютная жизнь.

— Конечно, Майкл.

«Это работа», — строго напомнила она себе.

— Викки, я должен кое-что объяснить. — Она почувствовала, как Майкл напрягся. Он старается быть с ней честным. — Не хочу связывать себя эмоциями, которые только мешают. Я представляю жизнь, какую хочу для себя. На Юге много людей, считающих, что рабство должно существовать и впредь, но лишь немногие будут на этом настаивать. Те, кто пытается вывести Луизиану из состава Соединённых Штатов. Я буду с этим бороться. Без Штатов Луизиана ничто. Мы — семья сильных убеждений, Викки, и всегда боремся за то, во что верим. — Как убеждённо говорит! — Мой дед несколько лет был конгрессменом от Луизианы, пока не решил, что лучше работать в штате, среди людей. Он выставил свою кандидатуру на выборы в Государственную Законодательную власть. А накануне выборов его вместе с бабушкой убили, так как он выступал против коррупции в правительстве. Мне было семь лет. Никто не знал, что той ночью в Эдеме я стоял на верхних ступенях лестницы, когда забрызганные кровью тела внесли в дом. Я всё слышал и всё запомнил. — На лбу пульсировала жилка. — И я поклялся, что отдам жизнь, чтобы сделать Луизиану лучшим местом для жизни. Лучшим для всех. Но пока существует рабство, это невозможно.

— Я не приемлю рабства, — честно сказала Викки. — Это мерзость.

— Юг торжествует победу, так как в Белом доме сидит Бьюкенен, — Майкл помрачнел. — А ещё потому, что через два дня после вступления в должность Верховного судьи пришло решение, которое законодательно утвердило, что рабы — это не человеческие существа, а движимое имущество. И это, — с горечью продолжил Майкл, — переводит рабство из региональной проблемы в национальную.

Викки слушала, довольная откровенностью Майкла. Ему нужна жена, разделяющая его убеждения и непредъявляющая никаких претензий. И, имея жену, думала она, Майкл станет более спокойным, уравновешенным. Более ответственным.

Вдруг он сказал:

— Уже поздно. Нам рано вставать.

Викки пожелала спокойной ночи и направилась в каюту. Но как только взялась за ручку двери, изнутри донёсся низкий гортанный смех. Эва была не одна. В шоке отдёрнув руку, девушка поспешила обратно.

По палубе парами или группами прогуливаются пассажиры. Она остановилась у перил. В тихой воде отражаются мириады огоньков. Интересно, сколько ещё гость проторчит в каюте?

— Викки! — голос Майкла заставил развернуться и отпрянуть от перил. — Я думал, ты пошла спать. — В тёмных глазах мелькала тревога.

— Я подошла к каюте. — Викки опустила глаза и почувствовала, что заливается краской. — Там Эва. Она… Она не одна.

— Чёрт её подери, — сердито проговорил Майкл и положил ладонь на локоть жены.

Они молча прогуливались, Викки слегка дрожала от сырого ночного холода.

— Замёрзла? — заботливо спросил он. Потом, поколебавшись, продолжил:

— У меня есть шампанское. Давай спустимся и выпьем. Оно тебя согреет. — В глазах Майкла полыхнул такой огонь, что сердце девушки бешено заколотилось.

— Пойдём, — ответила Викки, отметив, что он только что проявил к ней интерес.

Из приличия не закрыв дверь, Майкл наполнил бокал сначала для Викки, потом для себя. Сидя в уютном кресле напротив Майкла, Викки убеждала себя, что нет ничего предосудительного, что находится здесь. Они женаты. Никто не знал, что брак всего лишь фикция. Слово и ничего больше.

— Выпей, — мягко произнёс Майкл. — Это убережёт от простуды. — В тёмных глазах мужа читается восхищение, как будто видит её впервые, что будоражит кровь. — Прошу прощения за Эву, в Европе у неё была бурная жизнь. Думаю, ей доставляет наслаждение насмехаться над условностями, но как она посмела выставить тебя, словно вещь!

— Майкл, может быть, в Эдеме она изменится, — Викки попыталась приободрить его.

— Ты не знаешь Эву, — напряжённо произнёс он, — Не знаешь всего зла, что сидит в ней.

Мужчины протянул руку, чтобы взять у жены бокал, и их пальцы соприкоснулись. По телу Викки пробежала странная волна. Майкл взял её ладонь и поднёс к губам.

— Ты прекрасна, Викки, — прошептал он, глаза пылают чем-то невиданным прежде. — Прекрасна.

— Майкл… — лёгкая дрожь пробежала по телу, когда муж поднялся и, приблизившись, остановился перед ней. Он наклонился, и губы приблизились к губам.

Викки подняла голову. Женские руки обвили его плечи, когда он нежно поднял её с кресла.

Никто никогда не обращался с ней так. Мужские руки коснулись плеч, стаскивая одежду к талии. Никто и никогда не касался так.

Майкл взял жену на руки, и понёс к узкой, низкой койке.

— Ты прекрасна, Викки, — шептал он, — так прекрасна…

Несмотря на слабый свет лампы, Викки закрыла глаза, желая только чувствовать, ощущать. Тело инстинктивно отвечает, извиваясь под мужскими руками, разгорячёнными губами. И она, никогда не знавшая мужчину, желает его с непреодолимой силой. Она ждёт, сердце заколотилось, когда он приподнялся над ней.

После она тихо лежала, по лицу катились слёзы, не в силах передать словами всю прелесть пережитого. Но Майкл поднялся и с упрёком, от которого покоробило, произнёс:

— Викки, мне следовало держать себя в руках, — голос звучит подавленно. — После всего, что рассказал. Все мои обещания! Викки, пожалуйста, прости меня.

— Тебе не за что просить прощения, Майкл, — прошептала она. Они женаты. Это их право.

— Клянусь, больше это не повторится. Викки, ты не уйдёшь? Ты поедешь со мной в Эдем?

— Я поеду с тобой в Эдем, — прошептала она. И внезапно ударила боль правды. Это случайность. Майкл не позволит, чтобы это повторилось. Он полон решимости сохранить статус «брака по расчёту».