Прочитайте онлайн Эдем | Часть 34

Читать книгу Эдем
2618+1500
  • Автор:
  • Перевёл: Дмитрий Алексеевич Митюшин
  • Язык: ru
Поделиться

34

Викки отвела взгляд от ствола направленного на неё оружия, ум с бешеной скоростью просчитывал ситуацию. Рабы Эдема побежали в кварталы за помощью.

— Вы с плантации Фремонта? — спросила она, холодея от ужаса.

— Верно, — осторожно пожал плечами более молодой и нервно посмотрел на товарища с пистолетом.

— Значит, вы все эти дни были на ногах, — сказала она так вежливо, будто это гости, получившие возможность укрыться от бури. Нельзя дать им понять, как она напугана. — Вы, должно быть, голодны. — Она обратилась к Моник, со страхом наблюдавшей за ней. — Моник, ступай на кухню, и принеси что-нибудь поесть. — Она выдавила улыбку, взгляд приказывал Моник следовать указанию. — Там должна быть жареная свинины и пирог с пеканом. Мы едва притронулись к нему за ужином.

— Шэд, пойдёшь вместе с девчонкой, — бесцеремонно распорядился крупный негр с пистолетом. Его заинтриговало легкомыслие Викки.

— Принеси им еды, Моник, — тщательно повторила Викки.

Она с трудом подавила слабость, когда взгляд неосторожно упал на мёртвое тело Барта Идена. Он ещё жив? И снова обратилась к рабам:

— В столовой вы найдёте серебро, — теперь взгляд наткнулся на пару тел, получивших пули Барта и в неуклюжих позах лежащих у окна, — показать, где?

— Да, — сказал, растягивая слова, негр с пистолетом. — Покажи.

Другой шлепком по ягодицам подтолкнул Моник. На какой-то миг глаза девушки дерзко вспыхнули, но она подавила вспышку и пошла в опустевшую кухню.

Викки осторожно обошла тело Барта. Она ничего не могла сделать для него.

— Серебро в буфете в столовой. Там же скатерть, чтоб его завернуть.

— Покажи, — бесцеремонно приказал беглец.

Викки пошла впереди него спокойно, как если б проводила экскурсию.

— Я положу вам всё необходимое для еды, — она сделала движение к буфету.

— Не делай глупостей, — предупредил негр, наблюдая, как она протягивает руку к ящику. Когда он с бравым видом уселся за стол, его наглый взгляд пылал от восторга. — Принеси мне виски, — с широкой улыбкой приказал он, продемонстрировав несколько отсутствующих зубов.

— Здесь есть бурбон, — вежливо сказала Викки, всё ещё ведя себя так, как будто это гость.

— Это хорошо, — несдержанно одобрил негр.

Викки протянула руку в шкаф, взяла бутылку из личных запасов Барта. Время. Тянуть время. Стиснув зубы, налила в два бокала бурбон. Напоить. Тогда они пьяными свалятся за столом. Где же Джек? Почему его нет с подмогой?

— Эй, Джесси, посмотри! — Другой раб, широко ухмыляясь, вошёл в комнату с тарелкой жареной свинины в одной руке и разделочный ножом в другой. Викки подавила дрожь, когда тот взмахнул ножом, пугая Моник.

— Этот самый лучший бурбон, — с притворной гордостью сказала Викки. — Уверена, вам понравится, — она снова с трудом подавила истерику. — Моник сходит за пирогом.

— Джесси, мы не можем оставаться здесь, — забеспокоился Шэд. — Быстрее едим и уходим.

После того, как убьют её и Моник?

— Здесь никого нет, кроме старой дуры и этой девчонки. Я видел, что все давным-давно уехали. Садись и ешь. — Он стукнул кулаком по столу. — Дай мне кусок свинины.

Викки и Моник стояли рядом, когда оба раба жадно ели. Они выпили бурбон, словно воду. Ни слова не говоря, Викки наполнила их бокалы. Один раз. Два. Три.

— Эй, Шэд! — Джесси стукнул кулаком по столу, так как Шэда развезло от выпивки. Ударом руки сбросил красивый хрустальный бокал, из которого пил, на пол. — Шэд, тупой ублюдок!

Джесси оттолкнул кресло и встал.

— Возьми скатерть, — приказал он Моник, склонившись над товарищем. — Положи в неё серебро.

Взгляд Моник испуганно метнулся на Викки.

— Делай, что он говорит, Моник. — Голос Викки едва дрожал.

— Подниму его через несколько минут, — решил Джесси. Наглый взгляд переместился на Викки. — Думаю, ты самая красивая девочка, каких я когда-либо видел. — Он шагнул к ней, глаза блестели.

— Не трогай юную мисси! — Моник ударила его по руке, когда тот протянул руки, чтоб прижать к себе Викки. — Не смей прикасаться своими лапами к моей мисси!

— Моник! — в ужасе закричала Викки, когда негр развернулся и ударил служанку сбоку по голове. Со стоном Моник обмякла и упала на пол без сознания.

Викки в панике схватила стоящий на столе жирандоль и замахнулась.

— Не трогай меня!

— Ты очень храбрая! — захохотал Джесси, протягивая руку, чтоб вырвать оружие.

Они боролись. Викки, зная, как она беспомощна, бешено сопротивлялась. Чёрные руки оказались на плечах, разрывая платье. Голое по пояс тело покрылось потом.

— Убери от неё руки! — раздался голос Майкла. Невероятно, но это действительно голос Майкла.

Раб выпустил её и нанёс удар Майклу. Викки закричала. Где же остальные? Почему никто не приходил? Он убьёт Майкла! Через минуту он его убьёт!

Викки схватила лежащий на столе пистолет и направила на раба, когда тот прижал Майкла к стене и стал душить. Она не может потерять его. Ни за что.

Выстрел громко ударил по ушам. Раб удивлённо напрягся и выпустил Майкла, с ужасной гримасой повернулся к ней, и упал на пол. Пистолет выпал из рук.

— О, Майкл, Майкл! — истерично рыдала она, осознавая, что её обнимает муж. — Я убила его! Я убила его!

— Ты спасла мне жизнь, Викки. Ещё минута и он бы меня задушил.

— Майкл! — Это был Джек. — С ней всё в порядке?

— Её не тронули, — заверил Майкл. — Осмотри девочку, — и указал на лежащую на полу без сознания Моник.

Викки посмотрела в лицо Майклу.

— Они с плантации Фремонта, — дрожа прошептала она. — Оба. Майкл, я застрелила его.

— Если выживет, его повесят, — сказал Джек, опускаясь на колени рядом с Моник.

— С ней всё в порядке? — с тревогой спросила Викки.

— Да. Только оглушена. Во, приходит в себя. — Джек перевёл взгляд на Шэда, лежащего лицом на столе. — Что с ним?

— Пьян, — сказала Викки. — Я постоянно подливала ему бурбон. — Она вспомнила, что свёкор лежит на полу в библиотеке. — Майкл, твой отец, в библиотеке.

Пока Джек наливал спиртное для Моник, Майкл бросился в библиотеку. Викки поспешила за ним.

— Папа… — с бесконечной нежностью Майкл перевернул отца. Барт смотрел на него невидящими глазами. — Мёртв.

— Он забрал с собой двух других, — сказала Викки. — Там, у окна.

Майкл медленно поднялся.

— Папа умер как герой. Он бы предпочёл умереть так.

— Где мама и Алекс?

Они бы пришли домой с одних похорон и пошли на другие.

— Они будут позже. Мы кое-кого встретили в городе, нам сказали, что ночью в наших окрестностях замечены беглые рабы. Я был встревожен, взял упряжку у Бена и поспешил домой.

— Позволь пойти к Моник, — сказала Викки дрожащим голосом.

— Викки! — закричал Майкл. Впервые за всю жизнь, Викки потеряла сознание.

Свет послеполуденного солнца заливал фасад Эдема, когда вся семья вместе с Бетси и Джошуа Харрисами вернулась с похорон Барта. Эндрю торжественно сошёл с козел открыть дверь экипажа, в то время как Сэм и Хильда, приветствуя всех, бросились вперёд.

— Сидеть, Сэм, — скомандовал Майкл, лаская голову Сэма. — Сидеть, мальчик.

— Вы остаётесь на ужин, — сказала Сара Джошуа и Бетси. Её лицо было напряжённым и бледным. — Я велела Юноне подготовиться, чтоб пораньше подать на стол.

Викки, поддерживаемая под локоть Майклом, проследовала за Сарой в гостиную. К ним присоединились Алекс и Бетси с отцом. Странно, но за столом царила атмосфера праздничного вечера. Юнона, которой помогали Нэнси и Одалия, готовила весь день. Должны прийти соседи, чтобы отдать дань уважения. Барт Иден умер, защищая свой дом.

— Хорошо, Джефферсон, — мягко сказала Сара, когда они вошли в комнату, — теперь можешь подать кларет. — Его глаза были красными от слёз, но лицо озарилось знакомой усмешкой, когда Майкл дал ему монетку.

Викки отвернулась от пятна на ковре, где лежало тело Барта. Несмотря на усилия Сета, слабые пятна крови ещё остались. «Не думай об этом, — приказала она себе. — Думай о том, что впереди». Всё будет хорошо для Алекса и Бетси. И когда ужас последних дней станет просто воспоминанием, Сара и Джошуа наконец встретятся. Но как убедить Майкла, что на нём нет никакого проклятия? Что они могут жить без страха перед неизбежной трагедией?

— Майкл, что ты слышал о дебатах между тем человеком, Линкольном, из Иллинойса, и сенатором Дугласом? — спросил Джошуа, решив развеять тягостную атмосферу, которая начинала проникать в комнату.

Несколько минут разговор носил строго политический оттенок, пока не вошёл Сет, объявив, что Юнона готова подавать на стол. Они пошли в столовую. Сара заняла привычное место на другом конце стола. Джошуа сел справа, рядом с Бетси и Алексом. Голова стола оставалась пустой.

— Папа показал мне миниатюру мамы, — с любовью сказала Бетси, во время паузы в разговоре. — Она была очень красивой.

— Считаю ошибкой, что Эве никогда не говорили о настоящих родителях, — медленно сказала Сара, — но папа хотел, чтоб так было. — Холодок пробежал по спине Викки. Взгляд метнулся на Майкла, пристально смотревшего на мать. Краска схлынула с его лица.

— Мама, что ты хочешь сказать? — Голос Майкла задрожал.

— Теперь я могу сказать, — Сара грустно улыбнулась. — Эва дочь наших дальних родственников, погибших во время торнадо в Алабаме. Папа с мамой взяли её к себе, когда ей было всего несколько месяцев. Папа тогда был конгрессменом, мы жили в Вашингтоне. Когда вернулись в Луизиану, никто не знал, что мама не рожала последнего ребёнка. Эва никогда ничего не знала.

Викки посмотрела на Майкла. Она увидела облегчение, которое он сейчас испытывал. Он был свободен. Никакого инцеста между ним и Эвой не было. Кошмар закончился.

Руки Викки стали влажными. Если Майкл любит её, то сейчас ничего не стоит между ними.

Они всё ещё сидели за столом, когда стали собираться соседи. Сначала говорили тихими голосами, сочувствуя смерти Барта. Но потом приняли участие в празднике и пили приготовленный Сократом пунш. Викки почувствовала, что в доме появилась свежая безмятежность. Ушла злоба. Это уже не тот дом, о котором говорила Клодин Лемартайн. Ты не знаешь обо всей гадости жизни в Эдеме, которую не видят посторонние. Эта «гадость» ушла вместе с болью и страданием. Эва и Барт умерли, но Идены, которые остались жить, свободны.

Викки устала и свободно вздохнула, когда ушёл последний гость, и уже можно отправляться к себе. Моник, оправившаяся от удара по голове, помогла Викки приготовиться лечь в постель и пошла на соломенный тюфяк в доме рабов. Больше им не нужно бояться беглых рабов.

Викки беспокойно лежала под сеткой, слишком уставшая и слишком возбуждённая, чтоб уснуть. Вновь и вновь вспоминались ужасные события прошлых дней. Бедный Майкл. Какое это было для него испытание.

Она вздрогнула от стука в дверь. «Что ещё?» — подумала Викки с новой тревогой, взяла платье, натянула его и пулей бросилась к двери.

Перед ней стоял Майкл. Взгляд настолько красноречив, что её охватила дрожь.

— Ты спала?

— Нет, — быстро ответила она.

— Не могу оставаться один в комнате, — прошептал он. — Она невыносимо пустая без тебя.

— Майкл!

Майкл спит. Но даже во сне, ликовала Викки, он касается её. Её муж. В полном смысле слова муж.

Ходили разговоры о плохих временах, наступающих для Юга. Об этом вечером сказал Джошуа Харрис. Майкл расстроен из-за возможного разрыва с Федерацией. Он не стал бы сражаться, повторял он, пока Луизиана не будет захвачена, и не нужно защищать свой дом. Но независимо от того, какие трудности впереди, с уверенностью думала Викки, они с Майклом смогут пройти через это вместе. Ничто не сможет уничтожить их союз.