Прочитайте онлайн Эдем | Часть 29

Читать книгу Эдем
2618+1504
  • Автор:
  • Перевёл: Дмитрий Алексеевич Митюшин
  • Язык: ru
Поделиться

29

До ужина Викки оставалась в комнате, морально готовясь спокойно объяснить Саре, что Алекс на денёк-другой отправился к Бетси.

— Викки, Бетси приходила? — поинтересовалась Сара, когда Викки спустилась в гостиную. — Мне показалось, слышала её голос.

— Да, побыла немного. — Викки выдавила улыбку. — Алекс попросил, чтоб я сказала Вам, он на пару дней поехал с ней в Харрис-Эйкес.

Сара изумлённо на неё уставилась.

— Алекс поехал в Харрис-Эйкес?

— Бетси хочет показать ему только что родившегося жеребёнка. Она решила назвать его Алексом.

Майкл мельком взглянул на неё:

— Так Алекс отправился туда, чтобы решить, достоин ли жеребёнок такой чести?

— Для этого совсем не обязательно оставаться там пару дней, — сказала Сара. — Странно, что не потрудился предупредить меня.

— Вы отдыхали. Он не хотел Вас беспокоить.

— Возможно смена обстановки повлияет на него благотворно, — слабо улыбнулась Сара. Она не смогла свести Бетси и Майкла. Появилась надежда, что вдруг что-то будет между Бетси и Алексом.

В комнату с бравым видом вошла Эва.

— Алекс уехал с Бетси в Харрис-Эйкес, — сообщила довольная Сара. — Они, кажется, возобновляют былую дружбу.

— Я не назвал бы это дружбой, — сухо сказал Барт, — когда они учились, Алекс всегда отравлял ей жизнь.

— Могу завтра сходить, поговорить с Джошуа, — небрежно отмахнулась Сара. — Назад Алекс сможет вернуться со мной.

— Перестань, Сара, — грубо бросил Барт, — в Харрис-Эйкесе Алекс не влезет ни в какую дурацкую историю. Оставь его.

Взгляд Сары скользнул куда-то мимо Барта.

— Что случилось, Сократ? — раздражённо спросила она, затем поняв, что Сократ не хочет говорить при всех, сказала «Простите» и пошла к двери.

— Хочу вина, — надменно заявила Эва.

— Потише на поворотах, принцесса, — произнёс Барт, растягивая слова, и подкатился к винному шкафу.

Викки сидела как на иголках.

— Викки, Алекс говорил Вам, что собирается взять в Харрис-Эйкес Тита? — спросила Сара, вернувшись в комнату.

— Он не брал с собой Тита. Он поехал в экипаже Бетси.

— Сократ говорит, что в полдень приказал Титу вымыть посуду. Тот не сделал этого. И теперь Сократ не может его найти. Он осмотрел всё.

— Чёрт побери, думаешь, он сбежал? — возмутился Барт. — Этот ублюдок стоит полторы тысячи долларов! Майкл, собери соседей, и идите за ним!

— Я видела его около полудня, — нервно попыталась защитить Тита Викки, — ехал вдоль реки на лошади. Несколько часов назад.

— Почему Вы никому не сказали? — проревел Барт.

— Я думала, он выполняет чьё-то поручение, — запинаясь, проговорила Викки, — не знала, что он убегает.

Эва обрадовалась, что Тит пустился наутёк, понимая, что зашла слишком далеко.

— Мы не знаем, что заставило его сделать это, — сказал Майкл. — Прикажи Сократу послать кого-нибудь на поиски.

— Уже искали, — волнуясь, ответила Сара. — Если он сбежал несколько часов назад, Бог знает, где он теперь.

— Патрули схватят его, если с наступлением темноты обнаружат его вне плантаций без пропуска, — сказал Майкл и с презрением добавил, — они получают по шесть долларов за каждого пойманного беглого.

— Поместим объявления в газеты, — решила Сара. — Очень редко в наших краях сбегает раб. За все годы, что управляю Эдемом, такого никогда не случалось.

— Мы вернём его, — куражился Барт. — Предложи хорошую награду. Четыреста долларов.

— Он вернётся сам, — предположила Эва. — Несколько дней на болотах, и плантации покажутся раем.

— Эва, мы хорошо обращаемся с рабами. — На лице Сары отразилась боль, — и ты знаешь это.

— То есть, Сара, платишь им деньги. Я знаю, что ты дала Титу деньги за изготовление шкафов.

— Это обошлось бы в десять раз дороже, если б обратились к краснодеревщику, — вспыхнув, мгновенно отпарировала она.

— Чёрные ублюдки недалеко ушли от дикарей. Ты им даёшь слишком много свободы, Сара.

— У мамы это первый побег — возразил Майкл.

— Я хочу его вернуть! Этот черномазый слишком умён, — ощетинился Барт. — И чертовски смазлив. Какая-нибудь белая дама, воспылав страстью, возьмёт и тихо переправит его на Север.

— Барт, как смеешь так говорить в присутствии леди! — Сара побелела от ярости.

— Приношу свои извинения, — растягивая слова, произнёс Барт. — Это происшествие вывело меня из себя.

В дверном проёме вновь показался Сократ, взгляд был встревоженным.

— Хорошо, Сократ, — оживлённо сказала Сара, — скажи Юноне, пора подавать на стол.

Майкл покинул офис без десяти двенадцать и пошёл к Бену на обед. Бен прислал секретаря, сообщившего, что Жоржета приготовила помпано особым способом, который Майкл находил неподражаемым, и что Бен ожидает его в полдень.

Бен тепло приветствовал его в дверях дома.

— Ты как раз вовремя, сейчас Жоржета подаёт твою любимую рыбу. Будем есть её с прекрасным вином, которое мне только что прислали из Франции.

Когда они расселись с вином и двумя бокалами из самой последней коллекции Равенскрофта, вошёл Ибинзер.

— Викки восхищалась моей посудой, когда вы у меня ужинали, — с гордостью вспомнил Бен. — Скажи ей, что она должна приехать, посмотреть на новые бокалы. — Он подался вперёд, придавая разговору конфиденциальный характер. — Майкл, у меня есть новости о мадам Колиньи и её подруге. Ибинзер был сегодня в порту.

— Что он слышал?

— В полночь, после пожара на борт частного судна, отправлявшегося вверх по реке, поднялись две женщины и девочка. Скорее всего, они уже в Нью-Йорке с месье Колиньи, и, должно быть, рассказали, что здесь случилось, так как он договорился через адвоката распорядиться своими активами в Луизиане.

— Я скажу Джеку, — пообещал Майкл. Джек расстроен исчезновением жены, но Майкл считает, что сейчас тот более счастлив.

— По поводу наших планов, Майкл, — начал Бен, положив себе помпано с огромного плоского блюда. — Мы сможем провести первую встречу в начале следующей недели. Пока нас только двенадцать, включая тебя и меня, — честно сказал он, — но будет больше.

Майкл наслаждался кулинарией Жоржеты. Он рад успехам, которые он и Бен достигли вместе с группой сторонников Федерации. Но всё же как-то беспокойно. Когда он говорил с Беном о новой группе, понял смысл этой беспокойства. Как это ни грустно, причина в Викки. Жить с ней под одной крышей и не прикоснуться к ней — самая настоящая пытка. Как он посмел влюбиться в жену!

Вернувшись в офис после обеда, спланировал работу на оставшееся время. Но за столом, понял, что не может сосредоточиться на бумагах. Перед ним маячило лицо Викки — пылкой, и в тоже время серьёзной.

В порыве нетерпения он сунул бумаги в ящик стола и вызвал Дэвида.

— Я отправлюсь домой пораньше. Эта жара меня достала. Закройся пораньше.

Майкл направился на конюшни, куда, как он знал, пошёл Колин подковать лошадей.

— Мы пораньше отправимся домой.

— Лошади будут готовы через час, са', - добродушно ответил Колин.

В экипаже Майкл развернул газету и заставил себя почитать. Но мысли неуклонно возвращались в прошлое. Лилиан, умершая из-за него. Викки, потерявшая ребёнка. Их ребёнка. Принцип возмездия работает. Ещё Алекс и Джанин.

В Эдеме его встретила полуденная тишина. Майкл решил, что дамы тихо дремлют у себя. С реки подул слабый бриз. В доме душно, и он опустился в кресло-качалку в галерее.

В дверях показался Сократ и доброжелательно сказал:

— Ещё один жаркий день, са'. Жара, должно быть, всё сожгла в городе.

— Это точно, — с улыбкой согласился Майкл.

— Кларет со льдом, са'? Или чай со льдом?

— Чай со льдом. Принеси сюда.

— Ты сегодня рано, — появилась Эва. — Должно быть в городе паршиво.

— Да, паршиво, — он почувствовал себя не в своей тарелке, как всегда наедине с Эвой.

— Рада, что ты пришёл пораньше, — решительно сказала она. — Майкл, когда ты всё-таки что-нибудь сделаешь с Викки и Алексом? — голос звучит обманчиво спокойно.

— Ты о чём? — Майкл почувствовал отвращение от скрытого в словах и взгляде подтекста.

— Майкл, ты же не настолько слеп, — она всем видом выказывала нетерпение. — Эти двое флиртуют практически у тебя на глазах. Твоя мать это подозревает и именно поэтому продолжает совать ему Бетси.

— Ты больна, Эва! — гневно бросил он ей в лицо.

— Просто не хочешь видеть, Майкл, так что я должна сказать тебе. Викки и Алекс, — медленно повторила она.

— Ты во всём видишь грязь, Эва, — с отвращением сказал Майкл. — Больше ни слова. Разве ты скажешь что-либо другое о Викки или о ком-то ещё? — голос дрожал от ярости.

— Ты не убежишь от правды, — Эва продолжила колкости. — Так будет всегда. Мы не рождены для счастья. Защити себя от большей печали — отправь Викки в Нью-Йорк. Твой отец сказал, над нами дьявольское проклятие, Майкл, и мы не можем от него сбежать.

Со вздохом отвращения Майкл спустился вниз и зашагал в рощу. «Выберу кратчайший путь», — решил он. Для ходьбы день слишком жаркий.

Голоса из стоявшей среди табака лачуги заставил его вздрогнуть. Викки и Бетси, подумал он, заняты раненным животным, и быстро направился к открытой двери.

Алекс, голый по пояс, ничком лежит на земле. Над ним нависает Викки. Викки и Алекс. Ему стало дурно.

Викки, поражённая его появлением, покачала головой. Во взгляде испуг, смешанный с удивлением.

— Прошу прощения… — развернулся и стремительно пошёл прочь. Он шёл, не разбирая дороги, зная только одно: нужно убраться прочь от интимной сцены между женой и братом.