Прочитайте онлайн Эдем | Часть 26

Читать книгу Эдем
2618+1497
  • Автор:
  • Перевёл: Дмитрий Алексеевич Митюшин
  • Язык: ru
Поделиться

26

Викки села в экипаж и через силу улыбнулась. Следом протиснулся Алекс и сел рядом. Несчастная Моник, изнасилованная Бартом и Эвой, сидит на козлах вместе с Титом и смотрит только на него.

Когда они приехали, Майкл уже был дома. Алекс немного подождал, пока Викки войдёт в дом, и приказал Титу ехать в казино.

— Я принесла для Вас горячую воду, — сказала Моник, разбудив Викки после короткого сна и заботливо добавила, — через несколько минут станет совсем тепло, так что можете ещё полежать.

— Я сейчас оденусь, — решила Викки.

— Пойду помогать Кэприс, — доложила Моник. — Я и Эмиль помогаем ей.

Викки быстро вышла из комнаты, когда Эмиль впустил в фойе Бена.

— Бен, надеюсь, ты умираешь от голода, — сказал Майкл, — Кэприс готовит роскошный пир.

Викки с радостью отметила, что Майклу нравится занимать внимание Бена, когда за прекрасным супом из устриц мужчины увлечённо обсуждали ситуацию, сложившуюся на Юге.

— Надо помнить, что наверху всё иначе, — строго говорил Бен, — Федерация должна быть сохранена. Наша сила — в Федерации.

— Попробуй скажи это кому-нибудь из южан, — разочарованно проговорил Майкл. — Они не могут думать дальше, чем на минуту вперёд. Наш шанс в том, чтоб начинать потихоньку освобождать рабов. И я удивлюсь, если окажется, что для этого уже слишком поздно.

— Юг — край несчастных невежд, — горячо сказал Бен, — и потому я осуждаю рабство.

— Лучше осуди нищету средних школах, — серьёзно сказал Майкл. — Только в двух южных штатах в этом направлении прогресс. Кентукки и Северная Каролина. На бумаге у нас, в Луизиане, самая прогрессивная система бесплатных средних школ, но что под этим понимается, если закон до конца не принят?

— Плантаторы не хотят, чтобы с них брали налоги для оплаты образования бедноты, — сказал Бен. — А многие ли фермеры сами имеют хоть каплю уважения к образованию?

— Все фермеры знают только то, — грустно сказал Майкл, — что дети нужны для работы на фермах, кроме трёх месяцев в году, когда дороги не пригодны для поездок.

— Не забудь о гордости, — спокойно ответил Бен. — Для человека, решившего жить в бедности, непростительно посылать детей в бесплатную школу?

Викки слушала всё, о чём говорили. Были скрытые течения, разрывающие Федерацию. Ходили слухи о возможной войне, если Южные штаты попытаются выйти из Федерации.

— Это — только слухи, — вдруг сказал Бен, — но до меня доходят разговоры о доме Колиньи, которые меня возмущают.

— Что такое, Бен? — осторожно спросил Майкл.

— Говорят, — деликатно пояснил он, — что Мадам Колиньи плохо обращается с рабами, что она лично порет их, притом что может легко послать их для порки в кутузку.

— Она порет их сама? — Голос Викки стал низким от шока.

— Таковы слухи, — подтвердил он. — Говорят, также, что она держит людей полуголодными.

— Мистер Вассерман, кто об этом говорит? — спросила Викки.

— Мадам Колиньи часто развлекается. Об этом говорят некоторые её гости. — Бен сделал выразительный жест. — Разумеется, это слухи, не имеющие под собой никакой почвы. Мадам Колиньи — очаровательная женщина, и так говорят только завистники. Они всё это выдумали. Но я помню ту маленькую девочку, и мне неспокойно.

— Что можно сделать? — Викки перевела взгляд с Бена на Майкла.

— Полиция не сделает ничего, — грустно сказал Майкл.

— В июле переезжаю в новый дом. Тогда, возможно, узнаю правду. Люди говорят о странных звуках, раздающихся ночью, и приглушённых криках. И если в этих слухах есть правда, — твёрдо сказал Бен, — Я узнаю об этом. Так или иначе, Майкл, но мы всё это вытащим на свет Божий.

В Луизиане стояло вялое лето, рано наступившее в этом году. Викки проводила скучные часы на выходившей на реку западной галерее, читая книги об экономике Южных штатов, что принёс Майкл.

Однако сегодня Викки слишком возбуждена, чтоб читать. Как от толчка она подняла голову и увидела, как в высокую, узкую дверь в галерею, въехал Барт, сам управляясь с коляской.

— Почему Вы не пойдёте поспать, как делает Сара? — спросил он.

— Мне нравиться смотреть на реку, — Викки выдавила улыбку.

— Жара не отбила у Эвы охоты от прогулок. Она постоянно ходит к Харрисам. Беспокоится о несчастной Мадлен.

— Бетси говорит, мать рада видеть Эву, — честно сказала Викки. — Она всегда приносит ей гостинец.

— Думаете, из-за такой погоды она перестанет ездить в Новый Орлеан для встречи с Клодин. Сейчас постоянная угроза лихорадки. Любой человек в здравом уме летом покидает Новый Орлеан.

— Подруга Клодин мадам Колиньи настаивает, чтобы Эва была в городе.

— Что за дьявол эта таинственная мадам Колиньи? — с любопытством спросил Барт. — Производит впечатление даже на Эву. Я знаю, что её муж занимается всеми видами бизнеса, но откуда они?

— Клодин говорит, много лет они жили в Париже. Он сделал кучу денег на виноградниках. — Викки редко видела Клодин с тех пор, как познакомила её с Эвой. Клодин и Эва часто бывали вместе, или обе уезжали в Новый Орлеан.

— Мы должны отплатить за гостеприимство, которое Колиньи оказывают Эве, — глазах Барта ярко заблестели. Он слышал, что Жанна Колиньи выглядела потрясающе. — Надо сказать Саре, чтоб пригласила их в Эдем. — Он осторожно посмотрел на Викки. — Что происходит между Вами и Эвой?

— Что Вы имеете в виду? — Викки нервно вздрогнула.

— Эва с удовольствием вонзила бы Вам нож в спину, — прямо сказал он, — вижу, как она иногда смотрит на Вас.

— Жаль, что не нравлюсь Эве, — Викки ушла от прямого ответа, но видно, что девушка нервничает.

— Эва опасна, — предупредил Барт. — Если у Вас ещё осталась доля разума, а я думаю, что осталась, Вы должны уехать как можно дальше от Эдема.

— Я не могу этого сделать. — Она попыталась улыбнуться, вспомнив тот холод, который она часто чувствовала под взглядом Эвы. — Майкл не был бы счастлив, уехав отсюда.

— Эва ненавидит Вас за то, что Вы молоды и чертовски красивы. Но есть ещё кое-что. И я не могу понять, что, — взгляд пронзил её. — Что-то случилось между Вами, о чём я не знаю. Будь проклят этот дом! — с гневом произнёс он. — В этом месте рождаются ужасные тайны. — Внезапно он наклонился вперёд, его внимание привлёк кто-то, идущий через рощу пеканов. Это был Алекс. — Что творится между Алексом и Бетси?

Викки с удивлением посмотрела на него и, слегка заикаясь, ответила.

— Ничего.

— Что-то должно быть, — грубо бросил Барт. — Я вижу, как она смотрит на него. Почему мальчик никак не проснётся? Вы с Бетси неразлучны как два воришки. Разве она не говорит с Вами о нём?

— Нет.

— Так устройте же что-нибудь между ними, — стал подстрекать Барт. — Мы с Сарой будем Вам благодарны.

— Не думаю, чтоб Алекса это интересовало.

— Создайте какой-нибудь повод, сведите эту пару, Викки. Слышите? Это будет полезно для них обоих. — Он откинулся назад, обдумывая ситуацию. Однажды Бетси станет хозяйкой Харрис Эйкес, одной из самых больших и богатейших плантаций на дальнем Юге.

Со стороны конюшен прибыл экипаж и, сделав перед домом круг, остановился. Барт подвинул кресло, чтоб посмотреть, кто собрался уезжать.

— Эва, конечно же, — сухо сказал Барт. — Всё ещё думает, что она в Париже. По крайней мере, ведёт себя так.

Эва с раздражением поглядела на козлы. Она надеялась, что в Харрис Эйкес её отвезёт Тит. Вместо него на землю спрыгнул Сет и открыл дверь.

Она уселась на заднее сидение, положив рядом флакончик духов для Мадлен. Боже, Тит — такое красивое животное! Хотя всегда такой правильный, весело подумала она, никогда не бросает на неё косых взглядов.

Тит молод. Года двадцать два — двадцать три. Самое время, когда черномазые самцы в расцвете сил. Она беспокойно заёрзала, чувствуя, что просыпается желание. Мысли перескочили на Руди. С тех пор, как она была с ним, да и вообще в постели с мужчиной, прошли месяцы. Она чувствовала себя почти девственницей.

Эва самодовольно решила, что Джошуа считает её красивой. Она может рассказать, как он иногда смотрит на неё. Неужели правда, что Джошуа ни разу не трахал чёрных сучек? Возможно, он слишком устаёт на плантации, чтоб думать о пустой постели.

Мадлен изменилась до неузнаваемости. Стала, словно ребёнок, ожидая подарок, что каждый раз привозила Эва. Даже Джошуа признал, что Мадлен рада её визитам. Но Эва ненавидит сучку, заботившуюся о Мадлен — Пэйшенс. Она не доверяла Эве. Бóльшую часть времени, что она якобы собиралась уделить Мадлен, Эва тратила на то, чтоб увидеть Джошуа.

Экипаж свернул на частную дорогу в Харрис Эйкес, одну из самых богатых плантаций в штате. Джошуа куда богаче Иденов.

Она поднимется к Мадлен и некоторое время поболтает, а затем зайдёт в кабинет Джошуа. В это время он обычно сидит за рабочим столом, добросовестно относясь к своим обязанностям. Как Сара.

— Как хорошо, что ты пришла, — сияя, приветствовала её Мадлен. Эва подумала, что Мадлен не помнит её имени, но знает, Эва пришла с подарками. Нетерпеливый взгляд остановился на маленьком пакетике в руках гостьи.

— Я нашла в чемодане флакончик духов, который привезла из Парижа, — сказала Эва, — и хочу, чтоб он был у тебя, Мадлен.

— Это мне? — Она жадно протянула руку к пакету. — Как любезно с твоей стороны. Духи из Парижа! Подожди, я расскажу девочкам. — Она немного заколебалась, нахмурившись, — Пэйшенс, почему девочек ещё нет дома? По-моему, их нет уже слишком долго.

— У них пикник, Мисси, — успокоила Пэйшенс, — скоро придут.

— Расскажи мне про Париж, — потребовала Мадлен, разворачивая пакет и не слыша ни слова, когда Эва рассказывала о сказочном дворе Наполеона III и Императрицы Евгении.

Спустя десять минут, зная, что время интереса к ней Мадлен истекло, Эва поднялась, обещая скоро приехать.

— Ты мне нужна внизу, Пэйшенс, — проворковала Эва сладким голосом. — Я собираюсь на минутку зайти к мистеру Харрису.

Она с загадочной улыбкой спустилась по лестнице.

— У тебя есть несколько минут, чтоб принять даму? — весело сказала Эва, входя в кабинет.

— Для тебя, Эва, в любое время, — галантно ответил Джошуа, поднимаясь из-за стола.

— Джошуа, мне нужно тобой поговорить. Конфиденциально.

— Конечно, Эва, — он стал серьёзен. В глазах читалось лёгкое волнение, полагая, что что-то случилось с Сарой? Иногда Эва была уверена, что он влюблён в сестру. — Позволь, закрою дверь, — подошёл к двери, закрыл и вернулся, присев около женщины на небольшом диванчике, стоявшем так, чтоб поймать с реки любой случайный бриз.

— Я переживаю за Алекса, — доверительно начала она. — Не секрет, что он ненавидит школу вдали отсюда. Просто удача, что Сара вынуждена вернуть его домой. Но он выглядит каким-то потерянным. — Эва подалась вперёд. — Думаю, он влюблён в Бетси.

Джошуа в шоке поглядел на неё.

— Не замечал ничего похожего.

Но ему хочется верить.

— Ты знаешь, что перед тем, как его отправили в школу, случилась одна неприятность, — деликатно сказала Эва, предполагая, что Сара доверялась ему. — Такое, конечно же, происходит повсюду. Он молод, красив, и естественно, должен был влюбиться.

— Вижу, как Бетси иногда смотрит на него, — сдался Джошуа, — и я думал, что она влюблена. Но Бетси упорна в решении никогда не выходить замуж. — Он вздохнул. — Она очень застенчива. Думал, это пройдёт, когда станет старше, но стало хуже. Она отказывается знакомиться с молодыми людьми, выходить в общество, — видно, что он очень расстроен.

— Джошуа, если ты не против, могу попробовать их свести, — как бы повинуясь безотчётному порыву, положила свою ладонь на его. — Я знаю, что значит быть одному. Нуждаться в любви.

— Я был бы счастлив, если между Алексом и Бетси происходило бы хоть что-нибудь, — серьёзно сказал Джошуа.

— Бедный Джошуа. — Она наклонилась к нему. — Ты тоже одинок. Неправильно закрываться от жизни. Ты всё ещё красивый мужчина.

— У меня есть работа, Эва, семья, — он прокашлялся, отводя взгляд от молочно-белого выреза платья.

— Джошуа, этого мало, — мурлыкнула она. — Джошуа, посмотри на меня.

— Эва, это безумие, — голос скатился до сдавленного шёпота, когда она положила его руки себе грудь.

Эва не ошибалась — губы касались губ, а сильные руки ласкали молочно-белую грудь. В это опрометчивое мгновение она может заставить взять её.

— Джошуа, дверь. Запри дверь.

Она легла на спину, а Джошуа неуклюже запер дверь и вернулся, встав рядом.

— Ну ты и сука, — прошептал он, — перегревшаяся сука.

Она ласково засмеялась, когда он лёг на неё всем весом. Женщина ликовала. Это чудесно. Просто великолепно.

Эва раскинулась на диване, в глазах светится торжество, наблюдая, как Джошуа поправляет одежду. Впервые с тех пор, как её нога вновь ступила на американскую землю, она чувствует себя почти счастливой, почти как с Руди.

— Этого не случалось со мной уже двадцать лет, — напряжённо сказал Джошуа, раскачиваясь на носках, — и больше не повторится.

Эва притворилась сердитой и, встав с дивана, направляясь к нему.

— Джошуа, разве тебе было плохо?

— В момент слабости я позволил себе поддаться твоей красоте. Но на этом всё, Эва. Запомни.

Если б не Мадлен, она бы женила на себе Джошуа. Он всё ещё выглядит изысканно и богат. Между ними стоит Мадлен.

— Джошуа, ты мог бы купить небольшой домик в Новом Орлеане. Мы бы там встречались, когда захотим. Никто бы не узнал.

— Эва, возвращайся в Европу, — прямо сказал Джошуа. — Возможно, там твои друзья и играют в эти игры. В Харрис-Эйкес нет. — Он подошёл к двери, открыл и громко позвал:

— Сайрес, пожалуйста, проводи мисс Эву к экипажу.

Тихо посмеиваясь про себя, Эва покинула кабинет. Джошуа изменит мнение.