Прочитайте онлайн Эдем | Часть 22

Читать книгу Эдем
2618+1469
  • Автор:
  • Перевёл: Дмитрий Алексеевич Митюшин
  • Язык: ru
Поделиться

22

С приближением Рождества Викки занялась шитьём подарков, которые собиралась послать тёте Молли и трём её дочкам. Майкл купил великолепную коллекцию шариков для обоих мальчиков. Он ходил мрачным, так как дело Уинстона отложили до весны из-за смены адвоката ответчика. А пока он читал всё написанное о рабстве за последние двести лет, а иногда, к неудовольствию Викки, тратил время на игру в нарды.

Когда, наконец, наступило Рождество, Викки спустилась к хоралу прислуги. «Весёлого Рождества! Рождественские подарки!» Спустя некоторое время, когда семья выполнила ритуал раздачи маленьких подарков прислуге, она почувствовала, что её захватил дух праздника. Она смущённо благодарила за подарки, что дарили уже ей.

В два прибыли Бетси с отцом, и все сели за рождественский стол. Присутствие гостей, даже просто соседей, казалось, заставляло Эву сиять от счастья. Ни одного мрачного взгляда, что та часто бросает за столом, и Викки вдруг поняла, что Эва всеми силами стремиться очаровать Джошуа Харриса.

— Утром мы ходили в кварталы на церковную службу, — сказала Бетси, испытывая неподдельную радость, а Сара выглядела виноватой, так как Идены там не были. — Это было прекрасно. — Её участливый взгляд остановился на Алексе, чей несчастный вид так явно контрастировал с днём, когда по традиции нужно радоваться.

Джошуа с преувеличенным вниманием слушал рассказы Эвы о Европе.

— В Европе говорят, сейчас золотая эра для наших плантаторов. Цены на хлопок высоки, и они по-прежнему закупают его у нас.

— Они не заметили прошлогоднюю панику, — мрачно заметил Барт. — Их она не коснулась.

— Выкарабкаемся, Барт, — убеждённо сказал Джошуа. — К весне активы поднимутся, и недвижимость начнёт продаваться.

— Заработают только торговые агенты, — с горечью сказал Барт. — Они всегда наживаются на нас.

— Если б не посредники, — грубо ответила Сара, — мы бы лишились Эдема много лет назад.

— Посмотри, сколько ты платишь за их услуги, — презрительно сказал Барт. — Двенадцать процентов в этом году, в то время как всегда платила не больше восьми. Кроме того, ты платишь комиссионные за продажу хлопка и за покупку припасов. И даже этого мало. Готов поклясться, они получают скидку при страховке и у кладовщиков.

— Я заключила самую лучшую сделку, когда вступила во владение Эдемом, — выдавила из себя Сара. — Была б возможность, я бы выбрала лучшее время для продажи долговых, но мы не в том состоянии, чтобы играть в азартные игры.

— У Джошуа получается лучше, — сказал Барт.

— Я получил хорошую долю в одном предприятии, — признал Джошуа, чувствуя себя неловко. — Но это было довольно давно.

— Папа, сейчас Рождество, — недовольно пробурчал Майкл. — Давай не будем о делах.

— Тётя Сара, Вы поедете с нами навестить маму? — оживилась Бетси.

— Я всегда приезжаю к твоей маме на Рождество, — с неожиданной мягкостью ответила Сара. — Разумеется, поеду.

Пока Сократ ходил около стола, подавая сотерн и восхитительную мадеру, Викки заметила, что Бетси то и дело бросает взгляды на Алекса. Он уже не тот сердитый мальчуган, с кем она делилась домашними заданиями. Это обеспокоило Викки. Было б превосходно, если между ней и Алексом появится какое-нибудь чувство, но возможно ли, чтобы Алекс испытывал к ней то же, что и к Джанин?

— Джошуа, — мягко проворковала Эва, когда Сократ внёс огромный сливовый пудинг с коньяком, — как себя чувствует Мадлен?

Она знала, как себя чувствует Мадлен, и Сара пристально посмотрела на неё.

— Улучшений нет, — медленно проговорил Джошуа. Внезапно Бетси сдулась как воздушный шарик, вся энергия куда-то исчезла. — Ей очень плохо.

— Ничего, если я зайду к ней поболтать? — слащаво спросила она.

— Мадлен не принимает гостей, Эва, — напомнил ей Джошуа, чувствуя неловкость. — Она не в том состоянии.

— Сара ходит к ней постоянно, — укоризненно ответила Эва, — и сегодня пойдёт. Думаю, Мадлен будет рада увидеть новое лицо. Всего на несколько минут. Буду рада преподнести ей маленький подарок. Например, прекрасное, душистое мыло, которое привезла из Парижа, — Она заискивающе улыбнулась.

— Хорошо, если только всё правильно поймёшь, когда она не примет тебя с прежним радушием, — неуклюже сдался Джошуа. — Иногда она дни напролёт просто сидит, глядя в окно, и ни с кем не разговаривает. Даже с Бетси и со мной.

— Я всё пойму, — пообещала Эва, взгляд светился триумфом.

— Сократ, — сказала Эва с резкостью, которую необычайно редко применяла к прислуге, — принеси пирожки с изюмом. Пудинг никому не нравится.

После обеда Сара вместе с Бетси и Джошуа укатила в Харрис-Эйкес. Когда остальные ретировались из гостиной, Викки уговорила Алекса сыграть партию в нарды, надеясь поднять ему настроение.

— Ты не очень внимателен, — мягко укорила она после нескольких минут игры. Но так она и предполагала. Весь вечер Алекс выглядел беспокойным, нервным. — Наверняка проиграешь.

Алекс выдавил улыбку.

— Я прирождённый неудачник.

— Маста Алекс… — в дверном проёме едва заметно проступал силуэт Сета, взгляд испуган. — Можно поговорить с Вами одну минуту, са'?

— Извини, Викки.

Охваченная беспокойством, Викки внимательно наблюдала, как Сет что-то шепчет Алексу, и увидела, что лицо Алекса становится мертвенно-бледным.

— Где он? — грозно спросил Алекс.

— На кухне, са'. — Сет заметно встревожен.

— Вернусь через пару минут, — сказал Алекс и быстро вышел из комнаты.

Викки встала и подошла к камину. Было слышно, как внизу, в холле, Барт с наслаждением спорил с Майклом. Было Рождество, и Майкл чувствовал своим долгом потакать капризам отца. А потом она услышала, как закрылась дверь, и в гостиную вошёл Алекс, бледный, как полотно, и весь дрожал.

— Викки, кое-что случилось, — прошептал он, взгляд как у затравленной собаки. — За мной прислала Луиза. Джанин умирает.

— Алекс!

— Я должен ехать, — он посмотрел Викки в глаза, — поедешь со мной?

— Конечно, только сбегаю за накидкой, — голос осип от волнения.

— Я буду на улице с экипажем. Поторопись, пожалуйста.

Только уже по дороге в город, Викки сообразила, что ушла, ничего не сказав ни Майклу, ни свёкру.

— Джанин попросила меня приехать, — объяснил Алекс. — В доме никого нет, кроме прислуги. Мистер Локвуд уехал в Батон-Руж и вернётся не раньше Нового года.

— Алекс, что случилось?

— Она беременна. От мистера Локвуда. — голос звучал подавленно. — Она не хотела этого ребёнка и что-то сделала с собой, — сделал неясный жест, — потеряла ребёнка, однако слишком сильно истекла кровью. Сейчас мечется в лихорадке. Викки, хоть бы дожила, пока приедем. Хоть бы дожила! — Его голос оборвался, и Викки протянула руку. Он судорожно сжал её.

Они домчались до города в рекордно короткое время и теперь летели по пустым улицам. Наконец, слава Богу, затормозили перед банком.

— Сюда, — бесцеремонно бросил Алекс, когда помог выйти из экипажа и потащил за собой к пролёту деревянной лестницы, ведущей на второй этаж. С нетерпением постучал в тяжёлую дубовую дверь. Открыла маленькая женщина с глянцевой кожей и прелестными чертами лица. Она быстро втащила Алекса внутрь.

— Маста Алекс, ах, маста Алекс! — слёзы лились из покрасневших глаз.

— Где она, Луиза? Отведи меня к ней! — приказал Алекс. Он был близок к безумию.

Викки проследовала за Алексом и Луизой вниз по изысканному коридору, мимо дорогих гобеленов и хрустальных канделябров.

— Сюда, маста Алекс, — голос женщины срывался. — Моя детка. Моя детка.

Девушка под шёлковым стёганым покрывалом бледна, как смерть. Трогательно молода. Красива. Потрясённая Викки вдруг заметила, до чего Алекс похож на Майкла.

— Джанин! — Алекс опустился на колени около кровати. — Джанин…

Глаза широко распахнулись, губы тронула слабая улыбка.

— Алекс, ты пришёл. Я знала, что ты придёшь.

— Я был здесь много раз, Джанин, — торопливо проговорил он. — Стоял на другой стороне улицы, ждал, когда подойдёшь к окну.

— Знаю, — прошептала она. — Я видела тебя. Всё могло быть иначе. Правда, Алекс? Но я пообещала себе, что никогда не буду носить его ребёнка. Только нашего, Алекс. Нашего несчастного ребёнка, — она подняла тонкую, золотистого цвета руку, и коснулась его лица.

— Я люблю тебя, Джанин, — горячо проговорил Алекс и протянул руки, чтобы прижать её к себе. — Я люблю тебя.

— Я ждала, что ты придёшь, — сказала она. На лице появилась сияющая улыбка. — Я ждала, — и безвольно опустилась на подушку.

— Детка! — пронзительно закричала мать. — Моя деточка!

— Алекс… — Викки подошла и нежно подняла его на ноги, в то время как Луиза качала на руках тело Джанин. В дверном проёме показался слуга, и молча протянул Викки рюмку с бренди.

— Алекс, выпей, — тихо приказала она. — Выпей.

Он послушно проглотил спиртное, всеми силами стараясь держать себя в руках. Он больше ни разу не взглянул на кровать, где Луиза горько оплакивала свою беду.

— Тебе лучше поехать домой, Алекс, — в дверях стоял Майкл.

Викки удивлённо обернулась. Она не слышала, что бы кто-то ещё входил в дом.

— Ещё нет, — возразил Алекс.

— Мне всё рассказал Сет. Я отправился сразу за вами, — объяснил Майкл, и обернулся к слуге. — Где мистер Локвуд?

— Он в Батон-Руж, са'. Вернётся не раньше Нового года.

— Алекс, я займусь похоронами, — сказал он с такой нежностью, что у Викки навернулись слёзы. — Возвращайся с Викки в Эдем.

— Я приду на похороны, — с вызовом сказал Алекс.

— Мы все придём, — заверил его Майкл. — Втроём.