Прочитайте онлайн Эдем | Часть 11

Читать книгу Эдем
2618+1473
  • Автор:
  • Перевёл: Дмитрий Алексеевич Митюшин
  • Язык: ru
Поделиться

11

Викки застыла посреди спальни. на кровати лежит платье, пошитое мисс Гардинер. Внизу шеф скрипачей Сайрес, с плантации Харриса, гоняет по вступительным цифрам собратьев-музыкантов. Громкие и чёткие распоряжения Сары время от времени заглушают музыку. Но ни звука из комнаты рядом. Из комнаты Майкла.

Викки встрепенулась. Перед домом тормозил экипаж.

— Уже прибывают гости, — в голосе послышалась тревога.

— Это не означать, что Вам надо бежать вниз, — добродушно сказала Моник. — Если мисси захочет, чтобы Вы спустились, кого-нибудь пришлёт.

Внезапный страх охватил Викки. Как она спустится и встретится лицом к лицу со всеми этими людьми, абсолютно чужими? Они все в обиде за то, что Майкл должен был жениться луизианке, а не женился. Но потом Викки с гордостью подумала, что Майкл решил расстроить их планы, и взял её в жёны. Разве не так? У него много причин жениться на девушке, которая, как он, наверное, полагал, вполне способна его опозорить.

Моник растянула платье, изготовленное из изящного крепа, рядом с юной хозяйкой, что-то восхищённо бормоча под нос.

— Прелестно, — щебетала она. — Никто из них не скажет ничего обидного, юная мисси.

Потом Викки села и Моник стала укладывать волосы хозяйки так, как они вчера совместными усилиями выбрали, листая модный журнал, обнаруженный Моник под кипой ненужных газет. Она зачесала длинные, шелковистые пряди Викки на голову.

Закончив, горничная отступила назад, любуясь своим произведением, а Викки рассматривала себя в ручное зеркальце.

— Моник, ты просто волшебница.

Затем повинуясь внутреннему порыву, подбежала к туалетному столику и рылась там, пока не нашла кусок красной узкой бархатной ленты. Затем отыскала ножницы и разрезала ленту на двое.

Она вспомнила про камею, которую подарил отец. Самое драгоценное сокровище. Дрожащими руками привязала камею к ленте и повязала вокруг шеи, вторую ленту подняла к волосам.

— Позвольте мне, — быстро попросила Моник.

Викки вздрогнула от слабого стука в дверь. Моник торопливо ответила. В дверях, на секунду онемев, стоял Майкл. Взгляд застыл на Викки. Сердце девушки застучало паровым молотом. Не слишком ли низко сделано декольте? Пристойно ли выглядит красная лента?

— Ты прекрасна, — нежно сказал он. — Готова?

— Да, — ответила Викки ослепительной улыбкой. Майкл будет рядом, когда они по длинной лестнице пойдут к гостям. Она не будет одна. — О да, Майкл.

По длинной, извилистой лестнице спустились в роскошное фойе. На люстрах горят сотни свечей. Сайрес дирижирует. Музыканты играют будоражащую кровь польку. За свойскими улыбками гостей чувствуется сильное любопытство. Лицо пылает, и спасибо Майклу, что держит её под руку, и теперь она сможет вынести всё. Сможет.

Барт удивил Викки, заняв место сбоку от неё в великолепной гостиной, открытой недавно ради банкета. Ковры из гостиной убрали, чтобы можно было танцевать. Гостиная выходит в огромный обеденный зал, специально зарезервированный для таких случаев. Столы в зале составили вместе, и получился огромный стол на несколько десятков гостей. Повсюду разливается душистый аромат роз, лилий и жасмина. Туда-сюда снуют рабы, выполняя мелкую работу, испытывая удовольствие от непринуждённой, компанейской атмосферы. Толпа ребятишек с серьёзным видом держат в руках веера из павлиньих перьев. Толку от них мало, просто гоняют по залу горячий воздух.

Викки была серьёзна и внимательна, когда Барт представлял её гостям. Она разговаривала с ним, решительным и кипучим, чувствуя взгляды, бросаемые со всех сторон.

— Вы великолепны, — с сарказмом произнёс Барт. — Каждая мамаша испытывает к Вам ненависть.

— Но они такие милые, — упрекнула его Викки, но взгляд говорил, что она всё поняла.

Майкл ходит по комнате, учтиво вежливый со всеми. Время от времени пристальный взгляд Сары останавливается на Викки. Сара красива в жёлтом атласном платье и с бриллиантовыми серьгами, лучась обаянием уроженки Юга при беседе с гостями.

Никто не приглашает Викки на танец, что радует и одновременно разочаровывает. Барт всё время сидит сбоку. Взял себе роль телохранителя. Его взгляд скользил по собравшимся.

— Боже правый! — потрясённо пробормотал он. — Неужели Эва решила, что попала на парижский бал комедиантов?

Викки проследила взгляд. В дверях показалась Эва. На минуту замерла, с властной улыбкой на лице, зная какие чувства вызывает зелёное шёлковое платье с кружевами того же цвета. Глубокий вырез на груди доходит до места как раз над сосками. Взгляды всех присутствующих мужчин мгновенно устремились на неё.

Сара с мрачным лицом отделилась от гостей и направилась к сестре. Скорее всего, чтобы сделать выговор. Судья Кинг глазел на Эву, раскрыв рот, и жена довольно чувствительно стукнула ему веером по руке.

— Сегодня будет большая склока между Сарой и Эвой, — предупредил Барт, переводя дух. — Сара, возможно, просит её переодеться, а та не собирается никого слушать.

Музыканты вновь заиграли. Эву сразу окружили гости, стремясь познакомиться с принцессой Радзинской. Принцесса танцевала польку с судьёй Кингом. «Ему не раз припомнят этот вечер», — улыбнулась про себя Викки.

Наконец, когда Сайрес сменил польку на вальс, Майкл извинился перед гостями и подошёл к Викки и пригласил на танец, предупредив:

— Я танцую, как медведь, но пусть увидят нас вместе, по крайней мере, в этот вечер.

Викки, охваченная волнением, что снова в его руках, обрадовалась, что он предпочёл танцевать молча. Разум предательски подсовывал картинки, когда она последний раз была в руках Майкла, о чём тот настойчиво просил забыть.

Когда вальс закончился, недавно прибывшая вдова — женщина с массивной грудью, крашенными хной волосами и дочерью на буксире — решительно бросилась к Викки. В это время Майкл отводил её к отцу. Барт представил их. Викки ответила почтительной улыбкой.

— Сара говорит, Вы из Нью-Йорка, — сказала женщина с наигранным обаянием и ностальгически проворковала, — какое счастье — жить в большом городе, постоянно обедать в Дельмонико. — Голос задумчивый и тоскливый, но взгляд до чёртиков любопытный.

— Я никогда не была в Дельмонико, — мягко проговорила Викки, — хотя, разумеется, слышала о нём.

А кто в Нью-Йорке не слышал о Дельмонико, любимом заведении богачей?

— Никогда не были? — в шоке прокудахтала дама. — Какой позор.

— Моей тёте не здоровилось, — Викки понимала, необходимо что-то придумать, чувствуя, что Барта раздражает этот разговор, — и большую часть времени я ухаживала за ней.

— Но ведь, приехав в Луизиану, Вы её бросили? — казалось, она шокирована таким неблагородным поступком.

— Да, но тётя недавно нашла нового доктора, — Викки решила держаться версии до конца. — На самом деле, — добавила, торжествуя, — она вышла замуж за этого доктора, и они вернулись в Англию. Тётя Молли предпочитает Лондон Нью-Йорку. — Как она выкрутилась, Барту доставило огромное удовольствие. С этой задачей справилась превосходно.

Викки осталась возле кресла Барта с дерзкой уверенностью в себе, однако, желая, чтоб поскорее настало время идти в обеденный зал. Её пристальный взгляд непроизвольно следовал за Майклом по всей комнате. Она подумала, что никто из гостей даже не представляет, как ей сильно хочется, чтоб эта ночь поскорей закончилась. И ей стало жалко себя.

Высокий мужчина, выделявшийся седой головой и румяным лицом, говорившем о хорошем здоровье, приблизился, протягивая Барту руку, и пробасил:

— Как смеешь наслаждаться в одиночку обществом прекрасной юной леди?

— Викки, это — судья Генри Кинг, — с уважением представил Барт. — перед тем, как стать судьёй, был членом Законодательной палаты. Сейчас практикующий адвокат, но прежде мы часто называли его судьёй, поэтому теперь иначе и не называем. Генри, это — жена Майкла, Виктория, — сказал он, расцветая. Но во взгляде читалась едва заметная злоба, так как знал, что за ними наблюдает Сара.

— Рада познакомиться с Вами, судья Кинг, — мягко произнесла Викки.

— У Майкла великолепный вкус, — оценил судья красоту девушки.

«Побереги глаза для других дамочек», — снисходительно подумала Викки.

— Я то и дело вылавливаю его по всему дому, — на другой стороне комнаты какая-то женщина делала им знак рукой.

— Простите, — извинился судья, — жена требует внимания.

— О-ох, — проворчал Барт, касаясь локтя Викки. — Сюда идёт Мэри Фремонт. Вы никто в этом округе, — протянул он, — если не получите одобрения Мэри.

К ним решительной походкой шла высокая, угловатая, нарядно одетая женщина с бриллиантами на шее, серьгами в ушах и веером в руке.

— Барт, как ты себя чувствуешь сегодня? — спросила она, игнорируя Викки.

— Не плохо. А как ты, Мэри?

— Такая погода вредна для меня, — пожаловалась миссис Фремонт, — но я б не уснула, если б пропустила ваш банкет.

Затем она обернулась к Викки, небрежно отвечая на представления Барта.

— Вы познакомились с Майклом в Нью-Йорке, верно?

«Говорит так, словно это непристойно», — подумала Викки, а вслух сказала:

— Да.

— Вы англичанка, не так ли?

— Да, мэм, англичанка.

— Как Ваша девичья фамилия? — выпытывала Мэри Фремонт. — Я бывала в Лондоне по делам. Мы познакомились с несколькими приятными людьми.

— Уикершем, — ответила Викки с беспокойством, заметив, что к ним пробирается Сара. — Но я была в Лондоне только раз. Мы жили за городом.

— Уикершем? — Мэри Фремонт выпрямилась с сияющими глазами. — Я знала в Лондоне неких Уикершемов. У них за городом был дом, в Сассексе. Леди Барбара Уикершем, — вспомнила она. — Её муж — как же его звали? — она нетерпеливо нахмурила брови и торжествующе просияла она, наконец-то выудив из памяти имя. — Альфред, лорд Альфред Уикершем. Они имеют какое-либо отношение к Вашей семье? — взгляд вынудил Викки утвердительно кивнуть.

Девушка запнулась, лишившись присутствия духа, когда к ним с мрачной улыбкой присоединилась Сара.

— Мы очень дальние родственник, — сказала Викки с мягким достоинством.

Мэри Фремонт, поражённая откровением Викки, быстро удалилась. Сара стояла бледная от гнева.

— Викки, как Вы посмели — горячо зашептала она, — сказать Мэри Фремонт, что имеете какое-то отношение к лорду Уикершему!

— Это действительно так, — тихо и вызывающе сказала Викки. — Мы, Уикершемы, все родственники.

Так говорил её папа.

— Это ложь и Вы это знаете! — глаза Сары полыхали огнём.

— Сара, — сказал Барт, охлаждая её пыл, — не повышай голос.

— Папа был Уикершемом, — сказала Викки. Что-то перехватило горло, она видела в Саре врага. — Он не был в тёплых отношениях с семьёй, — девушка глубоко вздохнула. — Из-за мамы. Но он водил меня в оперу, и я там видела бабушку. Она сидела в специальной ложе. Она — леди, — настаивала Викки.

— Не желаю слушать эти сказки, Викки. Будем надеяться, что Мэри Фремонт не станет этим заниматься, — зловеще проговорила Сара. — Она раз в два года бывает в Лондоне и она раскроет Вас.

Только что прибыл Джек Лемартайн с Клодин и Сара тепло улыбнулась. Викки помнила слова Клодин. Сара Иден не принимает жену управляющего, за исключением Пасхи и Рождества. Ну и когда жену Майкла представляют светскому обществу Луизианы. Только сейчас Викки заметила, что среди гостей нет друга Майкла, Бена Вассермана, и ей почему-то стало грустно.

Наконец все торжественно направились в обеденный зал. В комнате стояла угнетающая жара, и даже бриз с реки не помогал. Внезапно дом осветила вспышка молнии.

— Прекрасная молния, — не упустил случая вставить реплику Барт. Похоже ему нравится роль хозяина.

Она облегчила себе задачу выбора места за столом, сев между Майклом и Джошуа Харрисом, поближе к Бетси.

Рабы внесли огромное количество еды и вина. Блюда с ростбифом, ветчиной, индейкой, дикой уткой, помпано. Из-под искусных рук Эльвиры вышли окра, джамбалайя, буйябес, мясо, жаренное на рашпере. Красная фасоль и рис. А также доб-глясе.

Сара сидела с приклеенной улыбочкой. Викки с горечью понимала, что та всё ещё взбешена, и едва в состоянии дотронуться до роскошной еды. Викки попыталась поймать взгляд Бетси. Харрисы пришли поздно, и ей до сих пор не представилось возможности поговорить с Бетси.

Подали десерт — огромное количество вкусного французского печенья, вокруг роскошного пирога с пеканами, приготовленного Юноной, шарлотку по-русски и драчену. А также американский и новоорлеанский кофе. Викки выбрала новоорлеанский и пришла в восторг от крепкого, разбавленного цикорием, чёрного напитка.

«Неужели я не права, рассказав всё Мэри Фремонт?» — билась тревожная мысль.

Гости стали выходить из-за стола в гостиную, где музыкантами играли ещё одну зажигательную польку.

Майкл участвовал в дискуссии, устроенной матерью; Барт поймал Джошуа и попросил откатить его в угол комнаты, где они стали обсуждать какую-то статью в свежем номере «Пикьюна». Не считая небольшой кучки гостей на дальнем конце стола, за столом остались только Викки и Бетси.

С заговорщицкой улыбкой Бетси придвинулась поближе.

— Мы побудем здесь ещё немного. Правда Сайрес хорошо играет? Он так гордится, что его приглашают на все банкеты. Тётя Сара платит ему пять долларов. Папа, разумеется, разрешает ему оставлять деньги себе. Викки, я так счастлива, что Майкл женился на тебе. Мы так боялись, что он никогда не женится после… — внезапно Бетси остановилась, испугавшись, что сболтнула лишнее.

Викки быстро подалась вперёд:

— После чего, Бетси? Пожалуйста, расскажи мне.

— Я не имею права говорить об этом, — запинаясь, пробормотала девушка.

— Бетси, прошу тебя. Мы же подруги. У меня нет друзей кроме тебя, ты моя единственная-приединственная подруга, — искренне сказала Викки. — Почему вы боялись, что Майкл никогда не жениться? Бетси… — она запнулась, глядя прямо в глаза Бетси. — Я люблю Майкла и хочу помочь ему. Мне необходимо знать, с чем придётся бороться.

— Он должен был жениться. — Взгляд Бетси мрачен и одновременно извиняющийся. — На Лилиан Картер. Но Лилиан подхватила жёлтую лихорадку. Она умерла летом, прямо перед свадьбой. Майкл был… Он обезумел от горя. Замкнулся в себе, и никто не мог достучаться до его сердца. Так продолжалось четыре года. Когда начал вновь встречаться с людьми, то стал застенчив, более скрытен, угрюм. Но тебе будет хорошо с ним, Викки. Я знаю, что тебе будет хорошо, — она взволнованно глядела на Викки.

— Вот почему он читает поэмы По, — прошептала Викки, и почувствовала, как сжалось сердце. — Вот почему он так рассердился, когда я взяла из библиотеки книгу.

Сможет ли она когда-нибудь сделать так, чтобы Майкл полюбил её? Ведь он влюблён в девушку, которая уже четыре года мертва.