Прочитайте онлайн Джунгли страсти | Глава 27

Читать книгу Джунгли страсти
4718+1417
  • Автор:
  • Перевёл: Екатерина А. Коротнян
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 27

Оку тащила Лолли вниз по крутой грубой лестнице, высеченной прямо в скале.

– Куда ты меня ведешь?

– Ок! Тихо! Ах ты, маленькая заноза, разрази тебя гром! – проговорила Медуза, сидя на голове Оку.

– Тс-с, Медуза! – прикрикнула Лолли на птицу, сердито глядя в затылок старухи. – Я вижу, она приобрела новый голос.

– Заставь этого голубя замолчать, разрази его гром. Мы почти пришли. – Оку сильнее потянула за руку Лолли, и они буквально бегом помчались по длиннющей лестнице, наверное, в тысячу ступенек. – Пока Мояла дал всем работу, тебе нужно поскорее убраться прочь, разрази тебя гром.

Лолли следовала за Оку по ступеням, ведущим на дно ущелья. Вскоре она увидела реку, небольшую каменистую пристань и примитивную лодку. По пристани выхаживал Сэм. Увидев женщин, он остановился.

– Пошевеливайся!

– Ок! А вот и Сэм. Несите лопату для маленькой занозы, разрази ее гром!

– Проклятая птица, – пробормотал Сэм.

Лолли хотела остановиться, но Оку протащила ее по плоской гранитной плите. Не успела она и глазом моргнуть, как Сэм перенес ее в лодку.

– Чего ты там застряла? И разве нельзя было оставить эту чертову птицу? – сердито бросил Сэм, прежде чем отвязать лодку.

– Держи. – Оку наклонилась к воде и сунула что-то в руку Сэма. – Храни свою драгоценность ближе к сердцу. И никогда не ставь на кон то, что не хочешь потерять, если ты понял, куда я клоню. – Оку вернула Сэму его стеклянный глаз, который тут же был убран в кисет.

– Спасибо. – Он обернулся и посмотрел на Лолли долгим странным взглядом, потом взялся за весло. – Я тебя понял, женщина.

Он бросил сердитый взгляд на Лолли.

– Да сядешь ты наконец, чтобы мы могли убраться отсюда? – рявкнул он, отвернулся и чем-то занялся.

Лолли стояла в лодке огорошенная, не понимая, какое он имеет право сердиться. Это ей следовало рассердиться, ведь она прошла через все эти ужасные соревнования, чтобы спасти его, когда все это время он мог убежать. Ко всему прочему он не видел, как она выиграла последнюю игру. Лолли вздрогнула, вновь почувствовав на руке того ужасного таракана. Потом она подумала, каким тоном он сейчас с ней говорил – злым, высокомерным, уничижительным.

Сэм обернулся. Лолли ударила его в скулу изо всей силы.

– Черт возьми!

Лодка наклонилась и перевернулась, Сэм и Лолли полетели в воду. Лолли начала двигать руками, как учил ее Сэм, но он схватил ее за одежду и вытянул на пристань. Он буквально выволок ее на каменный уступ, отнюдь не нежно, и перевернул лодку.

– Забирайся... немедленно. – Он был в ярости.

Что ж, она тоже не слишком рада этой встрече. Вздернув носик, Лолли шагнула в лодку.

– Садись!

Сэм замотал головой, стряхивая воду, и тоже забрался в лодку. Он свирепо посмотрел на Лолли. Она ответила ему тем же.

– Успеете подраться потом, разрази вас гром. Уезжайте! – закричала Оку, указывая на лестницу, по которой быстро спускалась большая группа аборигенов с факелами в руках.

Лолли забрала у старухи Медузу и села, но не забыла одарить Сэма самым уничтожающим взглядом.

Он оттолкнулся от берега. Лолли повернулась к старухе, желая поблагодарить ее, сказать что-то, только не «до свидания».

– А как же вы? – спросила она, указывая на приближавшуюся толпу.

Оку ухмыльнулась и махнула рукой, чтобы они плыли.

– Меня они не тронут. – Она рассмеялась. – Я мать короля, разрази его гром! – Она послала Лолли воздушный поцелуй и долго махала вслед, потом лодку подхватило течение и понесло вниз.

Полчаса спустя Медуза сидела на борту дрейфующей лодки, распевая «Правь, Британия, морями». Сэм и Лолли сидели на противоположных концах лодки и пытались испепелить друг друга взглядами. Лолли чувствовала, что еще немного – и она победит.

Сэм развалился на носу лодки, держась руками за края, он вытянул длинные ноги перед собой, положив сапоги на небольшое сиденье в центре лодки. Он потер рукой темный колючий подбородок, сердито поглядывая на Лолли.

– Надеюсь, тебе больно. – Она вздернула носик и отвернулась.

– Какого черта ты злишься?

– Потому что я спасла тебя!

– Ну и что?

Лолли медленно повернулась и посмотрела ему в лицо.

– Как это – ну и что? У тебя не ноет спина после скачек на одной из тех... рогатых коров. Твою руку не пыталась раздробить какая-то чокнувшаяся от любви девчонка. В тебя не швыряли комьями грязи, сопровождая это дикими воплями. Ах ты, проклятый янки! Тебе не пришлось щекотать мерзкого таракана! – Ее передернуло.

– Ты все сказала? – Он даже бровью не повел, просто сидел и ухмылялся.

– Нет! Я ненавижу тебя, Сэм. По-настоящему ненавижу.

– Тогда зачем ты меня спасала? – Он, как видно, получал удовольствие от этого разговора, и Лолли еще больше рассердилась.

– Потому что я думала, на этот раз ты нуждаешься в помощи!

– Наверное, так и было.

– Нет, не было, проклятый янки. Я сражалась за тебя, а ты уже был на свободе к тому времени, когда я победила всех.

– Ок! Проклятый янки!

– Ш-ш-ш! Тихо, Медуза. – Лолли нахмурилась. – Кстати, а как ты освободился?

– Я тер веревки о бамбуковый шест, пока они не лопнули.

– Ты думал, что я не справлюсь, да? Я так старалась, сосредоточилась, как ты советовал, настроилась по-боевому, а ты все время считал, что я не справлюсь.

– Послушай, Лолли...

– Никаких «послушай, Лолли». Ты... ты... – Она замолчала, потому что ее внимание привлек какой-то далекий звук. Лолли бросила взгляд за плечо Сэма. – Сэм!

– Ну?

– А мы, случайно, не направляемся к водопаду?

Сэм подскочил как ужаленный и быстро оглянулся.

– Вот черт! – Он схватил весло и с силой ударил им по воде, пытаясь вывести лодку из течения. – Берись за второе весло и пытайся замедлить ход лодки!

Лолли сунула весло в воду. Течение было такое сильное, что ей с великим трудом удавалось удерживать весло прямо. Вода увлекала утлую лодчонку за собой, и она то замедляла ход, то вдруг снова набирала скорость. Каждый раз, когда это случалось, Сэм начинал ругаться.

Река текла все быстрее, рев воды становился все громче, впереди их ждал водопад шириной с деревню, которую они только что покинули. Лодка сотрясалась и раскачивалась – от этого движения Лолли всегда становилось плохо. На этот раз она была слишком напугана, чтобы почувствовать тошноту.

С громким треском сломалось весло Сэма. Он выругался, швырнул обломок в реку и выхватил у Лолли ее весло. Через несколько секунд и оно тоже сломалось. Оставалось только смотреть на приближавшийся порог.

– Сэм!

– Что?

– Мы умрем?

Он обернулся и посмотрел на нее. Лодка набирала скорость.

– Из этой передряги, Лоллипоп, я не смогу нас выпутать.

Лолли взглянула на Медузу и протянула к ней руку:

– Ты моя милая птичка... – Сэм фыркнул. Лолли, не обращая на него внимания, подняла майну над головой: – Лети! Возвращайся к Джиму, Медуза.

Она подбросила птицу, и та взмыла вверх, покружила немного и полетела к деревьям.

Лолли смотрела на Сэма. Совсем скоро им предстояло умереть, а он сидел напротив нее, и его суровое красивое лицо оставалось совершенно бесстрастным. Интересно, о чем он сейчас думает.

– Сэм!

– Что?

– Я люблю тебя.

Он закрыл единственный глаз и на секунду опустил голову.

– Прости, что ударила тебя.

– Лолли... я...

Течение стало таким сильным, что лодка мчалась вперед с головокружительной скоростью.

– Что? – Она вцепилась в края лодки.

Он глубоко вздохнул, словно решаясь на что-то.

– Я сказал тебе неправду. Для меня это был не просто хороший секс. Я сказал так только для того, чтобы прекратить наши отношения, пока они не зашли слишком далеко. Мы с тобой чересчур разные. Я дворняжка, трущобная дворняжка, а ты голубых кровей.

– Мне все равно, Сэм. Я люблю тебя.

Лодка зачерпнула воды и закружилась. Он вцепился в борта так, что побелели пальцы, и ни на секунду не отрывал взгляда от ее лица.

– Да. Я тоже.

– Ты серьезно это говоришь?

Лодку вновь закружило, а Лолли еще крепче вцепилась в борта, стремясь услышать его ответ.

– Да.

– О, Сэм. Ты мне так был нужен.

Сэм невесело хохотнул.

– Это точно. Я еще не встречал ни одного человека, которого приходилось бы так часто спасать, как тебя. – Он помолчал, глядя на воду, а потом, чувствуя неловкость, признался: – Я действительно тебя ревновал.

– Хорошо. – Она улыбнулась, но ее улыбка тут же померкла, потому что она вспомнила об одном неосуществленном желании. – Я мечтала завести с тобой детей, Сэм.

– Проклятие, Лолли! Я ведь говорил тебе, что я не герой романа. Я не могу ответить тебе тем же.

– Я люблю тебя, Сэм! – закричала она, перекрывая рев воды.

Сэм молчал.

– Скажи что-нибудь, прошу тебя! Мы сейчас умрем! – завопила Лолли.

Сэм набрал побольше воздуха и закричал во все горло:

– Я потерял глаз, когда попал в плен в Анголе во время восстания! Мне было двадцать пять, и я был послан армией в эту страну. Меня пытали, чтобы узнать, где находится лидер восставших, на чьей стороне было правительство США. Я отказался говорить. Они лишили меня глаза, прежде чем я был вызволен из плена. Никто не знал, что Соединенные Штаты в этом участвуют. Меня выручил Джим, нарушив все приказы. – Он не смотрел на Лолли.

– И все равно я люблю тебя, Сэм!

– Черт возьми... – Он разозлился. Посмотрев на Лолли, он произнес с обреченным вздохом: – Я бы тоже завел с тобой детей.

– Что?

– Я сказал, что тоже завел бы с тобой детей! – Он пододвинулся к ней и дотронулся до ее щеки.

– Я хотела, чтобы ты меня снова любил, – призналась Лолли, – как той ночью в пещере.

На его лице появилась ленивая улыбка.

– И я хотел... еще.

– О, Сэм, – она положила ладони на его руку, – я хотела засыпая видеть твое лицо и просыпаться каждое утро в твоих объятиях.

– Иди сюда! – прокричал он, раскрывая объятия.

Лолли тут же прильнула к нему.

– Ты мой герой.

– А ты... вот черт, – пробормотал он.

– Что?

Он посмотрел на нее:

– Я чуть не сказал: «Ты мое сердце».

– А это так?

– Да.

Она оторвала взгляд от его лица и посмотрела в сторону порога, до которого оставалось каких-то двадцать футов.

– Иди ко мне, Лоллипоп. – Он положил руку ей на затылок и притянул к себе, так что ее губы оказались возле его губ. – Если я сейчас умру, то по крайней мере так, как хочу умереть.

Он крепко поцеловал ее, и они взмыли над порогом.

Лолли почувствовала холод, леденящий холод. Руки Сэма больше не обнимали ее, не защищали. Тут на нее накатила жаркая волна, которая обожгла ей спину и плечи. Что-то тяжелое, возможно, сама смерть, надавливало на нее снова и снова.

– Дыши, черт возьми! Дыши!

Откуда-то издалека до нее донесся голос Сэма:

– Борись! Проклятие! Ты же боролась за меня! Вот и теперь поборись за меня! Дыши!

Она должна дышать... кто-то перевернул ее на спину. Теперь тепло обожгло грудь. Какая-то тяжесть навалилась ей на живот. Затем она услышала Сэма, на этот раз совсем близко:

– Дыши, безмозглая чертовка!

Ее губ коснулось его дыхание. Сэм... ее Сэм. Лолли закашлялась, подавилась, из ее рта хлынула вода, словно в груди забил фонтан. Кто-то перевернул ее на живот, пока она откашливалась. К мокрому лицу прилип песок. Она повернула голову и услышала голос Сэма:

– Бог все-таки есть.

Лолли несколько раз медленно вдохнула полной грудью. Каждый ее мускул был как мертвый, высушенный. Она все еще не открывала глаз, но прежняя тьма исчезла, сквозь веки пробивался свет. Теплая волна, опалившая ее, оказалась солнцем. Теперь она его почувствовала. А еще она ощутила мокрую ткань своей одежды, песок под собой и присутствие Сэма, который сидел рядом с ней на коленях.

– Я говорила, чтобы ты не называл меня так, проклятый янки, – с трудом прохрипела она.

– Но ведь это помогло, правда? – По голосу стало ясно, что Сэм улыбается.

Лолли собралась с силами и перевернулась. Солнце хлынуло ей в глаза, она застонала и прикрыла их рукой, не беспокоясь о прилипшем песке. Закрытые веки тут же обсыпало песком. Но Лолли радовалась уже тому, что чувствует все это.

– Мы живы?

– Во всяком случае, были живы, когда я в последний раз смотрел.

– Хм. – Она пару раз глубоко вдохнула и попыталась сесть.

Голова загудела, Лолли поднесла руку к левому виску и застонала. Ее поддержали руки Сэма.

– Осторожно. Я помогу.

Лолли открыла один глаз и первое, что увидела перед собой, – одноглазую физиономию Сэма. В одну секунду она поняла, что он только что пережил. А потом его лицо приняло бесстрастное циничное выражение. Сэм отпустил ее и принялся оглядывать песчаный берег.

Все случилось так быстро, что Лолли даже не была уверена, видела ли она тревогу в его взгляде. Она вспомнила все его признания и посмотрела на него. Он сидел, повернувшись к ней спиной, но шея у него была красная, ярко-красная, как в тот раз в ее бунгало, когда Медуза повторила его слова. Сэм был смущен.

Лолли охватила безумная радость, и она улыбнулась, с трудом подавив желание напеть победный марш. Надо бы все-таки как-то приободрить его, но тут Лолли вспомнила тараканьи бега. Она сосчитала до тысячи и только потом произнесла:

– Я люблю тебя, Сэм.

Молчание.

– Проклятый янки...

Он медленно повернулся и посмотрел ей в глаза:

– Я тоже.

– Скажи это.

– Я только что сказал.

– Вовсе нет. Ты сказал: «Я тоже».

– Это все равно.

– Нет, не все равно. Скажи, или я...

– Что? Снова двинешь меня в челюсть?

– Кстати, совсем забыла... – Она размахнулась и всадила кулачок прямо ему в мускулистый живот.

– Будь оно все проклято! – Он сердито посмотрел на нее, потирая живот. – Какого черта ты это сделала?

– Не смей больше никогда называть меня безмозглой чертовкой. – Она смахнула песок и стала поворачивать кисть руки в разные стороны, разминая.

– Ладно. Обещаю. Я больше никогда не назову тебя так. – Он схватил ее за плечи. – А теперь заткнись! – И он страстно поцеловал ее.

Лолли приникла к нему и крепко обняла.

– Господи, Лолли. – Он начал срывать с нее одежду.

Она торопливо задергала его рубаху, стараясь прикоснуться к обнаженной коже. Он зажал ее лицо между ладонями и опрокинул на песок, закрыв своим телом и прильнув к ее губам.

Лолли вцепилась в его мокрую шевелюру обеими руками и потянула, оборвав их поцелуй.

– Люби меня, Сэм. Прямо сейчас. Пожалуйста.

Он сорвал с нее одежду прежде, чем она успела освободить от рубахи его плечи. От пылких ласк она вся извивалась в его руках.

– Пожалуйста.

Он скинул с себя брюки и опустился перед ней на колени в одно мгновение. Долго, неторопливо овладевал ее телом. Застонав, пробормотал:

– Горячее блаженство...

Обхватив маленькое тело, он посадил ее к себе на колени и, придерживая одной рукой за спину, а вторую положив ей на затылок, продолжал целовать. Его бедра ни на секунду не переставали двигаться, даже когда она забилась в его руках в третий раз. Потом вдруг движения участились, он крепче сжал ее в объятиях.

– Господи! – Последний толчок, и он упал спиной на песок, увлекая за собой Лолли.

Она не представляла, сколько времени они пролежали так, сколько времени понадобилось обоим, чтобы отдышаться. Лолли вздохнула и потерлась щекой о его грудь.

– Я люблю тебя, Сэм.

Он промолчал, а она, подперев подбородок, наблюдала за ним. Через несколько секунд он поднял голову и взглянул на нее. Лолли улыбнулась.

– Ладно. – Он уронил голову на песок и завопил: – Я люблю тебя, черт возьми!

Он притянул ее голову к себе, чтобы поцеловать, но Лолли уперлась ладонями ему в грудь и увернулась.

– Почему?

– Что, черт возьми, значит твое «почему»?

– Почему ты меня любишь?

– Потому, что у Бога есть чувство юмора. – И он снова припал к ее губам.