Прочитайте онлайн Джулия | Глава 10

Читать книгу Джулия
3218+1893
  • Автор:
  • Перевёл: Е. Дмитриева
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 10

Джулия поняла, что хватила через край, но дело было сделано. Она зажала себе рот рукой, чтобы не закричать от ужаса, и замерла в ожидании неминуемой кары. Ей казалось, что разгневанный Юпитер сейчас испепелит ее своими молниями, однако наказания не последовало. Джузеппе Рибольди лишь удивленно моргнул, закрыв на секунду тяжелыми веками маленькие цепкие глазки, после чего громко расхохотался.

– Вы неподражаемая женщина! – не то с упреком, не то с восхищением сказал он, ловко скрывая досаду за нарочитой веселостью.

Джулия отметила про себя, что многоопытный издатель умеет находить выход из сложных ситуаций.

– А могу и я поприветствовать неподражаемую женщину? – раздался знакомый голос, и Джулия увидела широко улыбающегося Армандо Дзани.

Красивый, мужественный, одетый с присущей ему элегантностью, он возник неожиданно, но очень кстати, как deus ex machina в античных трагедиях. У Джулии невольно вырвался вздох облегчения.

– Привет, Джулия, как дела? – непринужденно спросил Армандо Дзани.

– Наконец-то хоть одно человеческое лицо в этом зверинце, – шепнула ему на ухо Джулия, когда они обменивались поцелуями.

Издатель удивленно наблюдал за дружеской, почти родственной встречей влиятельного депутата и безвестной подружки журналиста Лео Ровелли.

– Уважаемый депутат, – дождавшись своей очереди, приветствовал он Дзани, – спасибо, что уважили своим присутствием, простите за невольный каламбур.

– Да что вы, это я должен поблагодарить вас за приглашение, – быстро ответил Дзани и повернулся к Джулии: – А тебя-то сюда каким ветром занесло? – И, не дожидаясь ответа, снова обратился к издателю: – Вы, насколько я мог понять, познакомились с Джулией только сегодня, я же знаю ее с детства и нежно люблю.

– Чтобы хорошо узнать человека, не всегда требуется много времени, – философски заметил Рибольди, поднося руку к щеке, еще не остывшей после пощечины.

Такой конфуз с ним произошел впервые. Обычно женщины относились к его тяжеловесным знакам внимания вполне благосклонно – ведь покровительство столь влиятельной персоны открывало им путь к успеху. Реакция Джулии не столько рассердила, сколько удивила его.

– Я и не знал, – заметил он после паузы, – что вас связывают такие тесные, такие… – он защелкал пальцами, подыскивая нужное слово.

– Родственные узы? – пришел ему на помощь Дзани.

– Вот именно, родственные! – Слово было найдено. – Я обо всем узнаю последним. Если бы мне было известно об этом раньше, мы с Джулией, возможно, лучше бы поняли друг друга.

Последняя реплика была похожа на извинение, и Джулия поняла, что инцидент исчерпан.

– Почему вы должны были об этом знать? – желая сгладить неловкость, вступила в разговор Джулия. – Я ведь никто.

– Если ваш талант соответствует вашему характеру, то вы очень скоро станете известной, – с уверенностью заметил издатель. – Кстати, вы не знакомы с Паолини? Это главный редактор журнала «Опиньоне», он может быть вам весьма полезен, синьорина…

– Де Бласко, – подсказал ему Армандо Дзани, – Джулия де Бласко.

– Очень красиво звучит, – заметил издатель. – Так вот, синьорина де Бласко, у вас, на мой взгляд, есть все задатки, чтобы стать хорошей журналисткой, вы не согласны, уважаемый депутат? – И он заискивающе посмотрел на Армандо Дзани, который мог быть ему не меньше полезен, чем Паолини Джулии, – от влиятельного парламентария зависело получение специальных льгот для его издательских предприятий.

– Жду вас в понедельник, – сказал ей Паолини.

– Я никогда не работала в газете, – честно призналась Джулия.

– Когда-то надо начинать, – ободряюще улыбаясь, ответил главный редактор.

Его так и подмывало выразить ей свое восхищение по поводу публичной пощечины, которую она звонко влепила его шефу, и сказать ей, что никто и никогда не решился бы на такую смелость, но он ограничился выразительным взглядом, в котором читалось восхищение.

– Я не знаю даже, с чего надо начинать статью, – продолжала заниматься самоуничижением Джулия.

– Главное – никому в этом не признавайтесь, – понизив голос, посоветовал Паолини. – Большинство пишущих журналистов понятия не имеют, с чего начинать и как писать газетные статьи, однако это не мешает им делать карьеру и даже занимать директорские кресла.

Паолини был настоящий профессионал: он знал цену каждому из работающих на него газетчиков и понимал, чего хочет от него издатель. Что касается этой непредсказуемой девушки, с ней надо держать ухо востро. Если бы она ничего собой не представляла, то такой политик, как Армандо Дзани, не взял бы ее столь демонстративно под свою защиту.

– Я и не знал, что у тебя склонность к журналистике, – удивился Дзани, – мне казалось, что ты еще учишься в университете.

– Я и сама до сих пор не знала, – откровенно призналась Джулия, – но почему бы не попробовать?

– А как возникла эта идея?

– Случайно. Я приехала на прием, а оказалась принятой на работу в один из самых авторитетных еженедельников. Думаю, это Лео все подстроил. Лео Ровелли.

Армандо ничего не знал о ее любовной истории, но имя журналиста было ему хорошо известно.

– Он здорово пишет. Его репортажи – высший класс. Но сдается мне, ты ценишь его не только как талантливого журналиста, я прав? – И Армандо посмотрел на Джулию испытующе.

– Он замечательный! – не сдержалась Джулия. – Мы любим друг друга.

– Будь осмотрительна. В журналистах есть что-то от шарлатанов. Они часто убеждают читателя в том, во что сами не верят. Их головы набиты чужими идеями, взглядами, словами, которые они используют по своему усмотрению. – Казалось, в его неприязни к этой породе людей было что-то личное.

– Я должна отказаться от Лео, от работы в газете или от того и другого? – стараясь превратить их разговор в шутку, спросила Джулия.

– Ты передергиваешь, – Дзани поморщился. – Просто не люблю я эту публику. Влюблены в себя и в свои публикации. Все без исключения сторонники культа личности. Своего собственного.

– Лео не такой, – возразила Джулия.

– Все, кого мы любим, кажутся нам особенными. Иначе мы бы их не любили.

Джулия понимала, что Армандо Дзани говорит разумные вещи, но ей не хотелось его слушать, потому что она была влюблена, а значит, и счастлива. Она даже подумала, что боевой товарищ дедушки, которого в партизанском отряде звали Гордоном, одобрил бы ее выбор: он был живым, искренним человеком, между ним и прагматиком депутатом Армандо Дзани огромная разница.

– Возможно, журналистика – твое призвание, – продолжал между тем депутат. – Ты любознательна, умна, у тебя есть вкус и способность к анализу. Но все дело в том, что выбор за тебя сделали другие, а ты не сможешь любить дело, которым тебя заставили заниматься. Ведь это не добровольный выбор.

– Прошу прощения, – прервал их издатель Рибольди, – вы не будете возражать, если я украду у вас на минуточку нашего дорогого депутата?

– Ради Бога, – пожав плечами, ответила ему Джулия.

– Подумай хорошенько о том, что я сказал, – уже на ходу бросил через плечо Армандо. – И не забывай, что ты прирожденная писательница.

Джулия увидела наконец Лео. Он стоял рядом с синьорой Рибольди в окружении знаменитостей и, увидев, что она машет ему, направился к ней навстречу.

– Почему ты решил сделать из меня журналистку? – с негодованием спросила она.

– Потому что ты умеешь писать.

– Может быть, не мешало спросить и мое мнение?

– Послушай, что ты несешь? – шепотом спросил ее Лео. – Тебе выпал выигрышный билет, профессионал с именем и то не отказался бы работать в «Опиньоне», а ты капризничаешь. После пощечины, которую ты дала шефу, он мог тебя уничтожить, но вместо этого он открывает тебе путь к карьере, разве это не здорово?

– И все-таки, если бы ты поделился со мной своими планами, было бы намного лучше, – не сдавалась Джулия.

– Джулия, поверь, стоит начать, и ты войдешь во вкус. Каждую неделю – твоя статья в газете, встречи с интересными людьми, деньги, в конце концов.

– А как же университет? – начиная сдаваться, спросила Джулия.

– Ты справишься и с тем и с другим.

– А если нет?

– Тогда лучше пожертвовать университетом, я убежден в этом.

– Ладно, там будет видно.

Сейчас она не была готова принять решение. Слушая Лео, она вспоминала аргументы Армандо. Все получилось так неожиданно, ее и в самом деле заставляют заниматься тем, о чем она и не думала. Но жить ведь на что-то надо. Она тоже должна вносить вклад в семейную копилку. Видимо, придется согласиться.

– Попробуй, – просительно глядя на нее, сказал Лео и помолился про себя, чтобы Джулия согласилась.