Прочитайте онлайн Джулия | Глава 3

Читать книгу Джулия
3218+1860
  • Автор:
  • Перевёл: Е. Дмитриева
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 3

Пьерджильдо Гранди, молодой предприимчивый журналист, охотник за великосветскими сенсациями, связанными с громкими именами, скользнул к Марте под одеяло. Роскошное ложе дорогих гостиничных апартаментов заставляло его намного болезненнее переживать свой позор. Он оказался в положении, хуже которого для мужчины не бывает. Несколько осечек подряд! Добрых полчаса он силился распалить себя, прибегая к самым предосудительным ухищрениям, но бурная эротическая фантазия не принесла желанных результатов, так и не приведя в боевую готовность его мужской арсенал. На лице незадачливого любовника блестел холодный пот.

Волнующая воображение перспектива переспать с Мартой мгновенно утратила для шустрого газетчика всякую привлекательность, едва перед ним предстало во всей красе ее обнаженное тело: оно было бы совершенным, если бы не длинные рубцы в нескольких местах, особенно – под грудью.

Пьерджильдо Гранди шрамы внушали страх. Глянцевитые рубцы ассоциировались у него с отвратительными липкими змеями, застывшими в ожидании жертвы и в любую секунду готовыми пустить в ход смертоносный яд.

Этот необъяснимый подсознательный страх он открыл в себе, когда ему было восемнадцать лет. Во всем виноват первый любовный опыт, оказавшийся для него неудачным. Она преподавала физкультуру в лицее, ей было тридцать шесть лет, а он учился в выпускном классе. Когда она разделась, Пьерджильдо увидел на ее прекрасном стройном теле безобразный змеевидный шов от пупка к лобку – результат кесарева сечения. Его клинок остался в ножнах, и бедному искателю лавров Казановы пришлось отложить свое боевое крещение на пару лет.

С Мартой он попробовал пересилить себя, победить непреодолимый страх, однако мужские амбиции не принесли желанной победы: швы на теле соблазнительницы деморализовали его. Пьерджильдо погладил ее грудь. Лучше бы он этого не делал: его рука ощутила под гладкой атласной кожей силиконовую упругость. Какой ужас! Это была катастрофа. Осрамившийся любовник чувствовал себя настолько униженным, что готов был от стыда сквозь землю провалиться. Он предвкушал райское наслаждение с этой властной пылкой женщиной, и чем все это закончилось?

– Извини, – пролепетал он.

Марта вскочила с постели, надела халат, взяла из серебряной коробки сигарету и, закурив, перешла в гостиную. Она была в ярости.

Час от часу не легче! Сначала этот болван Джанни не придумал ничего лучше, чем приехать с ней в Швейцарию и здесь лишить себя жизни. Потом швейцарские полицейские принялись изводить ее бесцеремонными вопросами. А когда наконец она рассчитывала найти утешение в любви, проведя ночь с блестящим журналистом, тому не удается завести свой проклятый движок.

Она прислушалась в надежде уловить звуки, сопровождающие благоразумное отступление потерпевшего фиаско неприятеля. Ничего подобного. Тишина. Марта распахнула дверь.

– Вали отсюда, импотент! Ишь, разлегся, – прошипела она и вернулась в гостиную.

Через минуту-другую Пьерджильдо Гранди, уже одетый, появился на пороге.

– Я ведь извинился, – миролюбиво сказал он. – Необязательно меня оскорблять.

– Оскорблять? А разве ты не импотент? Может быть, ты педик? Нет, дорогуша. Ни один гомосексуалист так не опростоволосится в постели, как ты. – Ей доставляло удовольствие смешивать его с грязью.

– А ты не допускаешь, что на меня так подействовал твой почтенный возраст? – начиная злиться, огрызнулся он. – Впрочем, дело даже не в том, сколько лет ты коптишь небо. Дело в бюсте, который тебе накачали силиконом. В следах реставрации. Сколько тебе годочков? Шестьдесят? А может, больше?

Страсти накалились.

– Подлец! Импотент!

– А ты старая ведьма. Молодись не молодись, все равно время не обманешь.

Ее голубые глаза налились кровью. Она задыхалась от ненависти.

– Да как ты смеешь!..

– Рано или поздно кто-то должен был сказать тебе правду.

Марта бросилась на оскорбителя как разъяренная пантера, и его левую щеку прочертили четыре кровавые царапины – следы острых женских ногтей. Пьерджильдо Гранди изо всей силы толкнул ее, она упала и не расшиблась только благодаря пушистому ковру.

– Мой тебе совет, – приподнявшись на одной руке, процедила Марта. – Если ты умеешь не только строчить статейки, начинай подыскивать себе другую работу. С журналистикой тебе придется проститься – я об этом позабочусь, будь уверен.

Пьерджильдо Гранди прижал к поцарапанной щеке платок. Как ни странно, вид крови придал ему самообладания. Он медленно приблизился к Марте и поставил ногу ей на плечо, мешая встать. На его губах играла язвительная улыбка. А ведь всего несколько часов назад он смотрел на эту женщину с рабским обожанием.

– Я знаю, ты многое можешь, но не вздумай копать под меня, – предостерег журналист. – Только пикни, и я тут же расскажу полиции про предсмертную записку доктора Макки и про то, куда она делась. Ты преступница. Твое преступление называется сокрытием доказательств. Тебе ведь это известно, не так ли? Я знаю наизусть содержание записки. Ты вырвала лист из блокнота, но каждое слово Макки отпечаталось на следующей странице.

– Сволочь! – взревела Марта, однако Пьерджильдо Гранди не мог ее услышать: он уже вышел из номера, плотно закрыв за собой дверь.

Марта не сразу нашла в себе силы подняться с пола. Она чувствовала себя усталой и старой. Да, она нарвалась на закомплексованного типа, что правда, то правда, на слабака, на импотента, но верно и то, что все ее старания удержать уходящую молодость перечеркнул плюгавый щелкопер.

Она беззвучно заплакала. Почему ей так хотелось плакать? Почему она чувствовала себя такой опустошенной, потерянной? Ей ли не знать о своем возрасте, о том, что ее подновленный фасад дело рук лучших из лучших пластических хирургов? Но с какой стати ей должен напоминать об этом последний импотент? Нет, недаром говорится, что правда глаза колет.

– Ты старуха! – крикнула она самой себе. – Тьфу!

Теа застала мать лежащей на полу. Увидев дочь в дверях, Марта поспешила встать и пригладить растрепанные волосы.

– Почему ты сбежала из клиники? – спросила она.

– Долго рассказывать.

– Кто тебе помог добраться сюда?

Теодолинда пропустила вопрос матери мимо ушей.

– Я хочу поехать к отцу.