Прочитайте онлайн Джулия | Глава 5

Читать книгу Джулия
3218+1509
  • Автор:
  • Перевёл: Е. Дмитриева
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 5

– Гермеса больше нет, – объявил Джулии мясник.

– Как больше нет? – испугалась Джулия.

– Он ушел от меня, – трагическим голосом сообщил мясник, словно речь шла о неверной жене, – я не знаю, где он.

Джулия стояла точно громом пораженная. Полтора месяца, проведенные в Модене, она только о Гермесе и думала, считала дни, остававшиеся до возвращения в Милан, и вдруг такая ужасная новость: Гермес исчез.

– Он ничего для меня не оставил? – со слабой надеждой спросила Джулия.

– Ничего. А что, собственно, он должен был оставить?

– Одну книгу… Я давала ему почитать, – соврала Джулия, невольно залившись краской.

– Зайди к нему домой, может, застанешь его там, – посоветовал мясник и со вздохом отвернулся, давая понять, что лично он больше не интересуется неблагодарным мальчишкой, которого любил всей душой.

Джулия поблагодарила за совет и вышла из лавки.

Она стала мрачной, неразговорчивой, замкнулась в себе. Сестре и брату до нее дела не было, отец целыми днями пропадал в школе, и только Кармен, чуткая к проблемам своих близких, сразу же поняла причину такой резкой перемены в настроении младшей дочери. Но чем она могла ей помочь? По ее собственным представлениям, любовь была красивым фасадом, за которым скрывались монотонные будни, безрадостный быт. Может, она не права, перенося собственный несчастливый опыт на судьбу своей девочки? Может, у Джулии все будет иначе? Как бы там ни было, сейчас Джулия чувствует себя самой несчастной на свете, и только время и новая любовь смогут залечить ее сердечную рану.

Думая о Джулии, Кармен невольно сравнивала ее со старшей дочерью и понимала, что они совершенно разные. Изабелла никогда не теряла головы, поэтому ее увлечения были лишь приятным времяпрепровождением, не больше. В запасе она всегда держала несколько поклонников, но обращала внимание лишь на тех, кто отвечал ее представлениям о хорошем муже. Рациональная, приземленная Изабелла относилась к той породе женщин, которые больше берут, чем дают. Джулия была полной ей противоположностью; она больше отдавала, чем брала, поэтому легко теряла душевное равновесие.

Начался сентябрь. Оставалось еще две недели до начала школьных занятий. Джулия, чтобы доставить удовольствие отцу, а вовсе не из-за природной тяги к занятиям, читала и прорабатывала первые песни «Ада» Данте. Учитель де Бласко считал, что усердие всегда приносит свои плоды: когда в классе будут проходить «Божественную комедию», Джулия сама ему скажет спасибо. Конечно, отец был прав, но заставить себя сосредоточиться на терцинах было трудно.

Кармен, понимая, в каком состоянии находится дочь, старалась помочь, объясняя непонятные места. Наблюдая за занятиями мужа изо дня в день и помогая старшим детям готовить уроки, она с годами расширила свой кругозор. С грехом пополам они с Джулией одолели эпизод о несчастном графе Уголино, который был приговорен в аду грызть голову архиепископа Руджери, после чего Джулия, с облегчением отложив книгу, спросила:

– Мама, можно мне сходить к нему домой?

– Нет, нельзя, – ответила Кармен, прекрасно понимая, о ком идет речь.

– А почему Катерины давно у нас не было?

– Возможно, она вообще больше не сможет к нам ходить. Ее положили в больницу с очень серьезным заболеванием печени.

– А как же я смогу узнать что-нибудь о Гермесе? – спросила Джулия, впервые в разговоре с матерью называя юношу по имени.

– Он заходил к отцу на той неделе, благодарил за помощь в подготовке к экзаменам.

– И ты его видела! – воскликнула взволнованная Джулия. – Каким он тебе показался?

– Довольным и радостным. Он получил высшие баллы по всем предметам. О нем даже написали в «Коррьере д'Информацьоне».

– А я в это время была в Модене! Мама, если я не увижу его, то сойду с ума. Придумай какой-нибудь предлог, чтобы я сходила к нему. – Джулия подняла на мать глаза, полные мольбы.

– Он знает, где ты живешь, – твердо ответила Кармен. – Захочет – найдет. И перестань грызть карандаш, это тебе не голова архиепископа Руджери.

– Тогда ты сходи к нему, – не успокаивалась Джулия. – Узнай, как здоровье его матери, это будет по-христиански.

– Что ты придумала? Если он догадается, что здоровье его матери лишь предлог для встречи, он никогда тебе этого не простит. Лицемерить с мужчиной – лучший способ потерять его навсегда.

– Значит, я больше его никогда не увижу, – с отчаянием сказала Джулия.

– Совсем не обязательно.

– Ты хочешь сказать, все зависит от судьбы?

– Вот именно, к тому же ты еще так молода…

– Зачем она нужна, эта молодость, если приносит горе! – в отчаянии воскликнула Джулия и разрыдалась.

– Познакомишься еще с хорошими мальчиками, – попыталась успокоить ее Кармен, – опять влюбишься.

– Таких, как он, больше нет. Он единственный, и других мне не надо, – упрямо твердила Джулия, и слезы ручьем текли по ее щекам.

Всю осень она грустила, похудела и, закрывшись в своей комнате, слушала одни и те же пластинки с сентиментальными песнями.

Когда наступила зима, Витторио де Бласко, посоветовавшись предварительно с Кармен и Убальдо Милковичем, отправил ее отдохнуть в горы. Приехав в Сан-Виджилио-ди-Лана-д'Адидже, недалеко от Мерано, Джулия познакомилась с инструктором по горным лыжам Карлом Цугом и вюбилась в веселого атлета. Вернувшись в Милан, она долго плакала на материнском плече, жалуясь на свою несчастную судьбу.

Такие сцены периодически повторялись несколько раз, до тех пор, пока она не познакомилась с Лео, который стал ее первым мужчиной. С тех пор Джулия научилась хранить свои тайны и никому, даже матери, не показывала слез.

Шли годы, она познала радости и горести брака, счастье материнства, вышла замуж, родила ребенка, потом поняла, что брак был ошибкой. В ее жизни были мужчины, которые нравились ей, некоторых она даже любила, но и в самые счастливые мгновения она никогда не забывала Гермеса, его необыкновенно красивое лицо, открытую улыбку, статную сильную фигуру и тот памятный первый и единственный поцелуй.

Целых двадцать пять лет Гермес оставался для нее воспоминанием – самым прекрасным воспоминанием ее жизни.