Прочитайте онлайн Такая разная любовь | ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Читать книгу Такая разная любовь
3616+1041
  • Автор:
  • Перевёл: Ю. Бухтеева
  • Язык: ru

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

К счастью, было еще слишком рано и все в доме спали.

Когда Саша наконец добралась до спальни, она вся дрожала.

Что на нее нашло? Она повела себя как… как женщина, у которой не было секса десять лет. Или как женщина, которая десять лет ждала единственного мужчину, которого она любила всю жизнь.

Габриель стоял под душем и яростно тер кожу мочалкой, стараясь смыть запах Саши. Что же случилось с ним там, на пляже? Что-то настолько яркое, что навсегда запечатлеется в его памяти. Но это «что-то» испугало Габриеля. Жизнь, к которой он привык, его принципы — все оказалось под угрозой.

То, что произошло на берегу, лишний раз подтвердило, что он был прав относительно Саши. Она никогда не была Карло верной женой.

Но это открытие не принесло ему того удовлетворения, на которое он рассчитывал. Напротив, его желание обладать Сашей возросло и причиняло ему почти физическую боль.

Габриель яростно тряхнул головой. Зачем ему отказывать себе в удовольствии? Он будет использовать это тело до тех пор, пока оно не надоест. У него нет никаких других чувств к Саше, кроме желания обладать ею. Секс — вот все, что его привлекает.

Но какая-то часть его сознания упорно не желала соглашаться с этим. Там, на берегу, содрогаясь от наслаждения в объятиях таких знакомых рук, Габриель Галбрини был впервые по-настоящему счастлив.

Сашины нервы были напряжены до предела, когда три часа спустя она показывала дом архитектору, приглашенному Габриелем. Виновник ее смятения не отставал от них ни на шаг.

Закончив осмотр, они остановились на площадке перед домом.

— Я не вижу особых трудностей, — архитектор делился своими наблюдениями. — Должен сказать, что дизайнер, который переделывал дом в гостиницу, не зря получил свои деньги. Ему удалось сохранить здание почти нетронутым.

Саша едва слышала, что он говорит. Не то чтобы ей была неинтересна дальнейшая судьба этого дома. Но ее мысли то и дело возвращались к событиям утра. Стоит ли теперь ругать и проклинать себя за необузданное желание? Что сделано, то сделано. И теперь она должна быть готова к любым последствиям. Но главное испытание — находиться на расстоянии вытянутой руки от Габриеля и чувствовать, что ее тело полностью в его власти.

Поначалу она даже хотела отказаться от встречи с архитектором, но гордость не позволила ей это сделать. И теперь она страдала, борясь с непреодолимым влечением к Габриелю, с тем, что перед ее глазами то и дело навязчиво возникало его обнаженное тело.

Нет, она должна держаться от Габриеля подальше!

Усилием воли Саша заставила себя слушать архитектора.

— За домом я бы хотела сделать достаточно большую асфальтовую площадку.

— Чтобы вашим сыновьям было где кататься на велосипеде или мопеде? Хорошая идея!

Саша затаила дыхание, ожидая, что Габриель в свойственной ему резкой манере начнет возражать, но архитектор продолжил, никому не давая вставить ни слова:

— Мои дети тоже жалуются, что им негде кататься. А жена запрещает сыновьям выезжать в город. Сейчас такое сумасшедшее движение. А у вас здесь столько свободного места.

— Эта земля уже несколько веков принадлежит семье Галбрини, — гордо сказал Габриель.

Вскоре архитектор стал прощаться. Саша облегченно вздохнула, пожала ему руку и быстро пошла к дому, не подозревая, что Габриель смотрит ей вслед.

Детей она обнаружила на веранде. Сыновья оживленно обсуждали с профессором Феннини поход, в который они собрались после обеда. Внезапно она почувствовала, что Габриель стоит у нее за спиной.

Чтобы чем-то себя занять, Саша подошла к столу и стала наливать воду в стакан. Но руки так дрожали, что часть воды пролилась. Ее желание стоять подальше от Габриеля было настолько сильным, что Саша попятилась к выходу. На пороге она оступилась, и Габриель едва успел ее подхватить.

Она не двигалась и ничего не делала, чтобы освободиться из его рук. Ее тело страстно желало этих прикосновений. Словно сквозь туман, она увидела глаза сыновей. Что подумают дети? Конечно, они еще слишком маленькие, чтобы что-то понять, но… Лицо Саши пылало от стыда.

— Мама, а где твои кольца? — неожиданно спросил Нико.

Саша выпрямилась и отбросила руки Габриеля. Ее мозг лихорадочно заработал.

— Пришла машина, мальчики, — вмешался в разговор профессор. — Нам пора ехать.

Саша спустилась с ними во двор, где уже стоял «мерседес», который Габриель специально арендовал для этой поездки. Она поцеловала мальчиков на прощание. Габриель дал водителю последние указания, а Саша, воспользовавшись паузой, поспешила укрыться в доме.

Голова раскалывалась от боли. Она до сих пор с ужасом вспоминала выражение лица Габриеля, после того как страсть отступила: он презирал ее. И что самое страшное, он теперь знает, что она никогда не откажет ему…

— Саша.

При звуках этого голоса она сжалась и приготовилась бежать. Но бежать было некуда. Тогда Саша набралась мужества и обернулась.

— Ты так и не ответила Нико. Где твои кольца? — Габриель пристально смотрел на нее.

Саша выдержала этот взгляд.

— Я продала их. Эти браслеты — все, что осталось у меня. Я поехала вчера в Порто-Серво и продала остальные кольца. Когда начнется новый учебный год, этих денег хватит, чтобы купить дом в Лондоне. Я не хочу жить за твой счет, Габриель, что бы ты ни думал.

— Ты продала украшения? — Габриель был потрясен. Значит, теперь у нее есть свои деньги и она может обойтись без него!

— Да, — Саша кивнула. — Детям нужен настоящий дом. Нет ничего, что бы я не сделала ради своих сыновей, Габриель.

— Ты… Ты должна была…

— Что? — резко спросила она. — Умолять тебя о помощи? Я думаю, мы оба хорошо знаем, каким бы был ответ. А сейчас уходи. У меня слишком болит голова. Я не хочу продолжать этот разговор. Я сделала то, что считала необходимым. И тебя это не касается. Она развернулась и пошла к лестнице.

Габриель чувствовал себя раздавленным.

Первым его порывом было броситься за Сашей и спросить, как сочетается ее любовь к детям с утренним безумием. В конце концов, ему она тоже когда-то клялась в любви. Габриель до сих пор помнил ярость и негодование, которые вызвала в нем ее мольба. Но вместе с ними в его душе зародилось новое чувство, и сейчас оно рвалось наружу.

Неужели он ревнует Сашу к ее сыновьям?

Первое, что сделал его дед, когда привез Габриеля к себе домой, это показал ему ожерелье из бриллиантов и рубинов, которое он подарил своей дочери, когда та вернулась домой.

— Вот на что променяла тебя твоя мать, — резко бросил дед. — Она должна была сразу выйти за того, кого я выбрал ей в мужья. Тогда у меня был бы внук, достойный носить фамилию Галбрини.

Сразу после смерти деда Габриель сжег портрет матери, на котором она была изображена в этом ожерелье. А само украшение он хранил в банке, в сейфе с семейными драгоценностями.

Когда он приехал сюда, им управляло желание отомстить. Желание сорвать с Саши маску и открыть всем ее настоящее лицо. Но за то время, которое они провели вместе под одной крышей, на смену ярости пришли совсем другие чувства. Его предположения относительно Саши не оправдались.

Габриель спустился вниз и вывел машину из гаража. Он хорошо знал Порто-Серво и сразу догадался, какому ювелиру Саша продала свои драгоценности.

Вначале владелец магазина отказывался назвать сумму, которую он предложил ей. Но в конце концов ювелир сдался. Габриель выписал чек, прибавив еще несколько тысяч за причиненные неудобства, после чего получил Сашины драгоценности и отправился домой.

По звуку отъезжающей машины Саша догадалась, что Габриель уехал и дом теперь находится в полном ее распоряжении. Впервые за несколько дней Саша вздохнула с облегчением. Больше не надо притворяться. Не нужно бояться и напряженно прислушиваться к каждому звуку.

Саша не солгала, когда пожаловалась на головную боль. Поэтому она скинула одежду и направилась в ванную, чтобы принять душ.

Прохладные струи воды стекали по ее разгоряченной коже.

Это утро на берегу…

Хватит! Нельзя об этом думать.

Саша выключила воду и завернулась в полотенце. Ее влечение к Габриелю — чисто физическое. Оно не имеет ничего общего с любовью.

Девочки, которая молила его о благосклонности, больше нет. А женщине, которая пришла ей на смену, эта любовь не нужна.

У нее есть сыновья, есть самоуважение, впереди их всех троих ждет новая жизнь в Лондоне. Ей не нужно жить прошлым. Габриель ничуть не изменился. И он ясно дал ей это понять сегодня утром. Вся его жизнь построена на ненависти к собственной матери. Саша для него была всего лишь способом ублажить его больное самолюбие, его животную страсть.

Она задернула шторы и калачиком свернулась на кровати. Слезы хлынули из глаз. Но она не знала, что стало причиной этих слез: жестокость Габриеля или ее желание быть с ним рядом.

В доме было пусто и тихо. Сердце Габриеля сжалось от ужасного предчувствия. Он вспомнил, как посреди ночи метался по пустынной яхте, выкрикивая Сашино имя.

Но теперь ей некуда было идти. Его брат мертв. К тому же маленькая Сашина машина мирно стояла в гараже.

Пытаясь справиться с волнением, Габриель вошел в дом. Обыскав первый этаж и никого не обнаружив, он двинулся вверх по лестнице.

Звук подъезжающей машины нарушил короткий сон Саши. Габриель вернулся! Инстинктивно женщина натянула одеяло до подбородка. Она уже слышала, как он поднимается по лестнице, выкрикивая ее имя. Наконец раздался стук в дверь.

— Я здесь. Подожди, сейчас выйду. — Саша метнулась в ванную комнату. Она услышала, как скрипнула дверь, и поняла, что Габриель все-таки вошел. Еще мгновение — и он будет здесь! В панике она схватила полотенце и кое-как завернулась в него. — Габриель, стой там. Я не одета.

Но было слишком поздно. Габриель уже стоял в дверях, с интересом разглядывая ее.

— Что происходит?

Саша нахмурилась. Он пристально осмотрел комнату, словно ревнивый муж, застукавший жену с любовником. Или это просто игра ее воображения?

— Зачем ты задернула шторы в спальне?

— Я спала.

— Одна?

Саша уставилась на Габриеля. Да что, черт возьми, на него нашло? Неужели он всерьез думает, что она прячет в шкафу любовника?

— У меня болела голова, — терпеливо объяснила Саша. — Иногда, чтобы избавиться от головной боли, люди ложатся спать.

Габриель насмешливо ухмыльнулся. По его глазам Саша видела, что он ей не верит.

— Возможно, ты ложишься в постель только для того, чтобы заняться сексом, — резко сказала она. — Но я предпочитаю в ней спать. Скажи, чего ты хочешь, и убирайся отсюда. Скоро вернутся дети, и мне надо одеться.

Габриель поставил на стол большой пакет и посмотрел на часы.

— Они вернутся не раньше чем через пару часов. — Он пододвинул пакет к Саше.

— Что там?

— Открой и посмотри. — Габриель повернулся к двери. Но вместо того, чтобы уйти, плотно ее закрыл. — Давай, Саша, открой пакет.

Когда Саша развернула упаковочную бумагу и увидела край бархатной коробочки с такими знакомыми инициалами, она уже догадалась, что внутри. Руки не слушались ее, когда она одну за другой выкладывала на стол коробочки с украшениями. Саша вопросительно посмотрела на Габриеля.

— Я бы на твоем месте проверил, все ли цело.

— Что это, Габриель? Зачем ты это сделал?

— Это твои украшения. Разве не похоже?

— Я не об этом, — Саша покачала головой и отодвинула от себя коробки. — Я продала свои украшения.

— А я их выкупил.

— Да как ты посмел! — Саша задохнулась от ярости. — Сколько ты за них заплатил? Уверена, что гораздо больше, чем получила я. Зачем ты так со мной поступаешь, Габриель? Я продала украшения, чтобы мы могли жить самостоятельно, без тебя. Ты не имел права…

— Я имею право делать все, что захочу. — Габриель начал злиться. Почему она не желает понять, как ей повезло? Почему не благодарит его за щедрость? — Неужели ты думала, что я позволю тебе продать фамильные драгоценности?

— Все знают, что Карло умер, а его бизнес лопнул. Поэтому не было ничего постыдного в том, что я решилась их продать, чтобы свести концы с концами и достойно растить его детей. Но по твоей вине…

— Что? Что?

— Ты действительно хочешь это услышать, Габриель Галбрини? Чего ты хотел добиться? Заставить меня чувствовать себя обязанной тебе? Благодарной? Или ты хотел, чтобы я полностью оказалась в твоей власти? Покупая эти украшения, ты фактически попытался сделать из меня свою вечную должницу. — Лицо Саши побелело от гнева. — Ты попытался купить меня, как твой дед когда-то купил твою мать. Но я другая, Габриель. И я не хочу жить с ощущением вечного долга.

Она собрала коробочки с украшениями и вручила их ему.

— Забери их! Они мне не нужны. И ты мне не нужен. Я не позволю тебе превратить меня в свою рабыню. Я не твоя мать. Я — это я.

— По крайней мере, моя мать не спала с кем попало. А уж тем более сразу с двумя мужчинами. Ты права. Ты хуже. Ты…

Саша размахнулась и влепила ему пощечину. Все внутри нее кипело от негодования.

Наступила гробовая тишина. Габриель несколько секунд стоял не двигаясь, а затем схватил Сашу за плечи.

— Пусти меня! — Саша извивалась в его руках, пытаясь вырваться. Она совсем забыла, что из одежды на ней только полотенце, и как только она отпустила руки, оно тут же соскользнуло на пол.

Когда Саша увидела плотоядный блеск в его глазах, она вся сжалась.

— Нет, Габриель! — принялась умолять она. — Я не хочу тебя.

Но было уже слишком поздно. Габриель подхватил ее на руки и понес к кровати.

— Ты права. — Его дыхание было тяжелым и прерывистым. — Теперь ты многим мне обязана. И я намерен получить долг сполна. Прямо здесь и сейчас.