Прочитайте онлайн Такая разная любовь | ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Читать книгу Такая разная любовь
3616+1044
  • Автор:
  • Перевёл: Ю. Бухтеева
  • Язык: ru

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

— Вашим детям очень повезло с матерью, — профессор Феннини улыбнулся Саше.

Он приехал сразу после обеда. Саша едва успела к его прибытию. Несмотря на ее враждебный настрой против идеи Габриеля, профессор очень понравился ей. Он сразу расположил к себе мальчиков. Наблюдая за тем, как он общается с близнецами, Саша не могла не отметить его высокий профессионализм.

Профессор провел в детской несколько часов. Он играл с мальчиками, читал с ними книжки, смотрел мультфильмы. Все опасения Саши развеялись без остатка.

— Сразу видно, что вы много времени проводите с детьми. И это дало хорошие результаты. Я слышал, они обучаются в школе с полным пансионом. — Они сидели в комнате Габриеля и пили кофе.

Саша с удовольствием обсудила бы с профессором эту тему и задала бы ему массу интересующих ее вопросов, но в дверях стоял Габриель, и больше всего на свете ей хотелось сейчас сменить тему разговора.

— Габриель рассказал мне о своих опасениях по этому поводу, — профессор неверно истолковал ее умоляющий взгляд. — Мне совершенно понятно, что вас обоих беспокоит. Но должен сказать вам, Саша, что в той ситуации, в которой вы оказались, у вас не было иного выхода. Муж находился при смерти, и должен опять-таки отдать вам должное: вы сделали все возможное для его спасения. Я наслышан о специалисте, с которым вы встречались в Нью-Йорке. Без сомнения, он достиг впечатляющих результатов в лечении раковых болезней. Жаль, что это не спасло вашего мужа.

— Я возлагала большие надежды на эту поездку… Но врач объяснил, что болезнь слишком далеко зашла. Надо было обратиться к нему гораздо раньше.

— Вы делали все, что в ваших силах, — говорил Феннини. — А для детей было даже лучше, что они провели это время в привычной обстановке, среди друзей, а не у постели умирающего отца. Конечно, вам было бы легче, если бы они находились рядом. Но вы отличная мать, Саша, и благополучие детей для вас чрезвычайно важно.

Саша едва сдерживала слезы. Впервые за столько времени кто-то посочувствовал ей.

— Понимаю, вы на многое готовы ради сыновей, — продолжил профессор. — Они очень хорошо и гармонично развиты. Не часто приходится видеть таких счастливых и эрудированных детей. Я уже сказал Габриелю, что у них ярко выраженная склонность к истории и к естественным наукам.

Саша подошла к окну и посмотрела на мальчиков. Они носились по двору, и по звукам, которые они издавали, Саша поняла, что сыновья изображают гоночные машины.

Она не услышала, как Габриель подошел к ней и поверх ее плеча тоже стал наблюдать за близнецами, но, когда ощутила его присутствие, инстинктивно отшатнулась в сторону.

— Думаю, они играют в гонки «Формулы Один». Они рассказали мне, что Нико разработал гоночную машину, а Сэм должен ее опробовать, — рассмеялся профессор.

— Да, у «Феррари» намечаются серьезные конкуренты, — кивнул Габриель.

— Хорошо, что вы развиваете в них индивидуальность. Зачастую родители допускают серьезную ошибку, считая, что близнецы во всем похожи друг на друга.

— Нико — мозг в их тандеме, а Сэм — исполнитель, — ответил ему Габриель.

Саша была потрясена: как хорошо он узнал ее детей за столь короткий срок, проведенный вместе! Габриель перехватил ее удивленный взгляд.

— Ну, что еще случилось?

— Ты точно подметил главное различие в характере мальчиков, — неохотно признала Саша.

Габриель неопределенно пожал плечами. Он и сам толком не знал, как ему так легко удалось разобраться в характерах близнецов. Но одно он знал наверняка. Эти мальчики прочно заняли место в его душе.

Габриель всегда гордился своей способностью действовать спокойно, без эмоций. Но сейчас он находился в замешательстве.

Аргументы профессора насчет школы-интерната звучали очень убедительно. Получается, Саша не лгала ему? Мозг Габриеля лихорадочно работал. Что ж, неужели придется признать, что Саша действительно хорошая мать?

Черта едва! Она просто морочит им голову.

Боковым зрением он увидел, что профессор сделал шаг по направлению к Саше. Повинуясь непонятному инстинкту, Габриель встал за Сашиной спиной.

Саша напряглась. Почему он старается контролировать каждое ее движение? Неужели он думает, что она может сказать профессору что-то непозволительное? В отличие от Габриеля, она всегда готова признать свои ошибки.

Идея домашнего обучения нравилась ей все больше. Профессор прав: ее дети очень любят учиться. Феннини произвел на Сашу приятное впечатление, и она почти согласилась, чтобы именно он стал наставником ее сыновей. А она сама будет рядом и всегда сможет вмешаться, если что-то пойдет не так.

— Особенно меня заинтересовали детские дневники, — продолжал профессор. — Я часто применял этот метод, чтобы помочь детям с проблемной психикой. Но вы придумали, должен вам сказать, весьма интересный метод. Записывать счастливые впечатления — это очень продуктивная идея.

Саша не стала рассказывать, что на эту мысль ее навел психоаналитик, у которого она наблюдалась сразу после свадьбы.

— Мне показалось, что таким образом дети будут лучше понимать и анализировать то, что происходит вокруг. Мы решили также, что в дневниках будут секретные страницы, которые не может прочитать никто, кроме них самих, и общие страницы, которые мы обсуждаем все вместе.

Габриель не вмешивался в разговор. Профессор на все лады расхваливал то, как Саша воспитывает детей. Да он и сам все видел собственными глазами. Почему тогда отрицал очевидное? Может, потому, что ему очень хотелось стать частью их жизни? Может, ему просто нужна нормальная семья?

Страх, с которым Габриель боролся столько лет, снова зашевелился в его душе. А что, если причина Сашиного ухода в ту ночь крылась не в ней, а в нем самом?

Эта мысль поразила Габриеля.

Профессор перед отъездом долго жал ему руку и восхищенно отзывался о детях. Он даже выразил свою готовность приступить к занятиям с мальчиками прямо со следующей недели.

Когда он уехал, Саша ясно дала понять, что остаток дня хочет провести с детьми. Габриель остался один на один со своими переживаниями и сомнениями.

Он сидел в кресле возле окна и смотрел перед собой.

Как непохоже детство этих мальчиков на его собственное! Он никогда не знал материнской любви. Всю жизнь Габриеля воспитывали чужие люди. И даже родной дед все время повторял, что, будь у него выбор, Габриель никогда не стал бы его внуком и наследником.

— Дядя Габриель, — в голосе Сэма было нечто, заставившее его насторожиться. — Мы с Нико подумали, что, если мама вдруг будет советоваться с вами насчет подарка нам на день рождения, намекните ей насчет велосипедов.

— О чем ты? — Габриель не сразу осознал сказанное.

— День рождения. На следующей неделе нам исполнится десять лет.

Габриель лихорадочно соображал. По его подсчетам получается, что Саша была беременна уже в то время, когда они еще были вместе. Выходит, она изменяла ему с Карло?

— Мама обещала, что мы получим настоящие мотоциклы, когда нам исполнится одиннадцать, — возразил брату Нико. Габриель заметил предостерегающие взгляды, которые Сэм бросал на Нико. В другое время он бы поразился детской хитрости, но сейчас его занимало совсем другое. Он должен немедленно увидеть Сашу!

Габриель оставил близнецов в своей комнате, и отправился на поиски Саши. Он нашел ее в гостиной. Она просматривала заметки, оставленные профессором Феннини.

— Мне нужно с тобой поговорить, — угрюмо сказал Габриель.

Первым порывом Саши было отказаться от любых разговоров, но Габриель схватил ее за руку и почти силой потащил за собой в кабинет.

— Что ты делаешь? Пусти, Габриель, мне больно. Что, в конце концов, происходит? Где дети?

— С детьми все в порядке. — Он втолкнул ее в комнату и плотно закрыл за собой дверь. — Сэм сказал, что на следующей неделе у них день рождения.

Саша замерла, не понимая, к чему он клонит.

— Да, — осторожно согласилась она.

— То есть ты забеременела в декабре?

Сердце чуть не выскочило у нее из груди.

— Ну, понимаешь… — Саша замялась. — У меня была сложная беременность, и в результате дети родились гораздо раньше.

— Насколько раньше? По моим скромным подсчетам, месяца на три, не меньше.

Саша молчала, не зная, что ответить.

— Ты забеременела, когда мы еще встречались? Да отвечай же! — вспылил Габриель.

Случилось то, чего Саша с ужасом ждала все прошедшие годы. Правда, последнее время она немного расслабилась, уверившись, что ее тайна уже никогда не выплывет наружу.

— Что ты молчишь? Я должен знать. Ты забеременела в декабре? — Габриель сильно сжал ей руку.

Еще никогда Саша не видела Габриеля таким разъяренным. Но она почувствовала, что больше не хочет скрывать от него правду.

— Да, — она сжалась в комочек и закрыла глаза, словно ожидая удара. Когда-то Карло предупреждал ее о последствиях, но Саша была уверена, что приняла все меры предосторожности. К тому же она позаботилась о том, чтобы Габриель никогда не появлялся в ее семье. Но судьба распорядилась иначе.

— Значит, ты спала с Карло еще до нашего разрыва. Вы встречались за моей спиной! Ты носила под сердцем его детей и клялась мне в любви! — Габриель был вне себя от бешенства.

Саша с недоумением посмотрела на него.

— И не надо на меня так смотреть! Не делай вид, что не понимаешь, о чем идет речь. Как долго ты дурачила меня? А я почти поверил…

— Все совсем не так, — голос Саши был отстраненным и безжизненным.

— Ты лжешь! — Габриель закрыл лицо руками. — Неужели ты не задумывалась о последствиях незащищенного секса? Или тебе так хотелось денег?

— Это получилось случайно.

— Что ты говоришь! А Карло знал, что параллельно ты крутишь шашни со мной? Шлюха!

Саша замахнулась, чтобы ударить его, но Габриель перехватил ее руку,

— Зачем ты клялась мне в любви? Или… дай я угадаю…

— Валяй, — вяло ответила Саша. Сил протестовать у нее уже не было. — Ты ведь все и обо всех знаешь.

— Не надо быть профессором математики, чтобы отнять девять от двенадцати. Полагаю, ты жила со мной, пока окончательно не удостоверилась, что Карло готов заботиться о тебе и детях. Что ж, ты все правильно рассчитала. Старик, у которого не было детей и наследников. А тут ты готова родить ему сразу двойню.

— Я сначала не знала, что у меня будет двойня.

— Мам, а Мария… — раздался на лестнице голос Сэма.

Воспользовавшись замешательством Габриеля, Саша вырвалась из его рук и скрылась за дверью.

Саша лежала в постели и смотрела прямо перед собой. На душе у нее скребли кошки. Когда Габриель спросил ее о дате зачатия близнецов, она было подумала…

Перед глазами проплывали картины прошлого.

Они с Габриелем отдыхали на Карибах, когда туда приехал Карло, чтобы посмотреть отель, выставленный на продажу. Случай свел их вместе в прибрежном ресторане, и Саша впервые увидела двоюродного брата Габриеля. Она сразу поняла, каким добродушным и чутким человеком был Карло.

К тому времени они с Габриелем встречались около года. Несмотря на великолепный секс, Саше не хватало душевного тепла. Отстраненность и холодность любовника временами пугала ее.

— Почему ты никогда не говоришь мне о любви? — спросила она в первое совместное Рождество.

— Потому что я не люблю тебя.

Они лежали на огромной постели дорогого номера в одном из отелей Парижа, куда Габриель привез Сашу за покупками.

— Но ты должен! — Саша чуть не расплакалась от обиды. — Я заставлю тебя полюбить меня.

К ее удивлению, Габриель не стал успокаивать любовницу. Он поднялся с кровати и начал одеваться.

— Ненавижу сцены, — холодно бросил он через плечо. — Я не люблю тебя и никогда не полюблю. Я вообще не верю в любовь. Довольствуйся тем, что есть. И поверь мне, вокруг бродят десятки женщин, готовых в любую минуту поменяться с тобой местами.

Габриель пошел к двери:

— Я ухожу. И хочу, чтобы к моему возвращению ты успокоилась и выбросила из головы весь этот вздор.

До этого момента Саша даже не подозревала, что он может быть таким жестоким.

Они так долго были вместе, что она наивно полагала: его признание — это только вопрос времени. В конце концов, она любила Габриеля и ему нравилось заниматься с ней любовью. Он тратил на нее много денег, и они проводили вместе почти все время.

Саша решила, что физическая близость рано или поздно перерастет в духовную.

Оставшись одна, девушка проплакала около часа. Успокоившись, решила, что Габриель просто еще не готов признаться ей в любви.

То же самое она повторяла себе и месяцы спустя на Карибах.

Конечно же, Габриель любит ее. Иначе зачем он стал бы заниматься с ней любовью?

Саша не помнила, когда она впервые встретилась с Карло один на один.

Это произошло утром, когда она, как обычно, гуляла по набережной, время от времени заглядывая в магазины. Впоследствии они стали встречаться каждое утро и пить кофе в прибрежных кафе. Когда Карло предложил ей вместе посмотреть гостиницу, которую он намеревался купить, Саша почувствовала себя очень польщенной.

Вскоре она рассказала ему о своих чувствах к Габриелю. Тогда-то Карло и поведал историю печального детства ее возлюбленного.

— Теперь мы будем намного ближе друг к другу! — Жалость захлестнула Сашу. — Я тоже была очень несчастна в детстве. Бедный мой Габриель!

Карло пытался объяснить, что, в отличие от Саши, Габриель не испытывал потребности в любви. Напротив, он наслаждался своей неуязвимостью для стрел Амура и властью над влюбленными в него женщинами. Но Саша не придала большого значения этому разговору. Любовь сделала ее глухой к доводам здравого смысла.

С того дня ее уверенность в том, что она сможет изменить отношение Габриеля к себе, только крепла.

Развязка наступила, когда ей исполнилось восемнадцать лет.

Саша за несколько недель начала намекать о приближении своего дня рождения — и вот этот день наступил!

После обеда, когда они отдыхали после бурного секса, Габриель вдруг резко повернул Сашу к себе и заглянул ей в глаза.

— Ладно. Ты мне уже все уши прожужжала, что у тебя сегодня день рождения. Что тебе подарить?

Даже спустя столько лет Саша помнила все, словно это было вчера.

Огромная постель в роскошной каюте, шелковое белье, обнаженное загорелое тело Габриеля рядом и его настороженные холодные глаза.

Габриель провел рукой по ее груди и потеребил сосок. Желание стало нарастать в Саше с новой силой.

— Я хочу тебя, — пылко ответила она. — Тебя и твою любовь. И хочу, чтобы мы всегда были вместе.

Габриель резко поднялся. Его темные глаза засверкали от злости.

— Что за игру ты затеяла?

— Не понимаю, о чем ты? Это не игра. Я люблю тебя, Габриель. А теперь, когда Карло рассказал мне о твоем детстве, мы станем еще ближе…

Габриель не дал ей договорить.

— Ближе? О чем ты? Есть только один способ стать ко мне ближе — это секс, Саша. А всякий любовный вздор не имеет ко мне никакого отношения.

— Но ты ведь не говоришь это серьезно. — Саша до конца сражалась за свою любовь. — В глубине души ты любишь меня. Скажи, что это неправда…

— Повторяю тебе еще раз: я не люблю тебя. Твоя задача — доставлять мне удовольствие. Я плачу, ты работаешь. Ты превосходная любовница. Наверняка я не первый, кто говорит тебе это. Мы хорошо проводим время и будем проводить его так же хорошо, если ты перестанешь нести эту чушь о любви.

Саша отказывалась верить своим ушам.

— Но ты же планируешь создать семью и зачать детей? У нас получились бы очень красивые дети.

Выражение его лица испугало ее.

— Меньше всего на свете я хочу заводить детей. И уж конечно, не хочу заводить их с женщиной вроде тебя.

Габриель ушел, а Саша осталась один на один со своими страхами и переживаниями.

В тот же вечер Габриель отвез ее на ужин в шикарный ресторан. Потрясенная услышанным, Саша практически не притронулась к еде. Единственное, что обрадовало ее, это золотые часы от Картье, которые Габриель купил ей в подарок.

Когда они вышли из ресторана, Габриель увлек ее в темный переулок и прижал к стене. Он спустил с Сашиных плеч тонкие бретельки вечернего платья и прижался губами к ее обнаженной груди. Но она не чувствовала ничего.

Они вернулись на яхту, и Габриель практически сорвал с нее одежду, так велико было его желание овладеть ею.

Все произошло очень быстро. Спустя несколько минут Габриель обнял ее, и она отчетливо слышала, как колотится сердце в его груди.

— Надо радоваться тому, что имеешь, Саша. — Он все еще тяжело дышал. — Нам хорошо вместе, но это всего лишь секс. Не любовь, просто секс. Но ты не можешь без этого жить, как не можешь жить без меня.

Тогда-то Саша и решилась.

Глубокой ночью она вошла в фойе гостиницы, в которой остановился Карло. Поначалу администратор отказывался тревожить постояльца, но наконец уступил Сашиным мольбам.

— Вы можете подняться в номер.

Очевидно, она подняла Карло с постели. Он выглядел больным и уставшим. Но, несмотря на столь поздний визит, он радушно улыбнулся Саше и предложил ей присесть.

— Я ушла от Габриеля. — Она разрыдалась. Карло протянул ей стакан с водой, затем ласково спросил:

— Ты беременна, девочка?