Прочитайте онлайн Долина счастья | Глава 9

Читать книгу Долина счастья
3216+1001
  • Автор:
  • Язык: ru

Глава 9

Тебе придется какое-то время осматривать дом в одиночестве, – сообщил Видаль. – Встреча с инженером не должна занять много времени. Как только освобожусь, я заеду за тобой, и мы вместе вернемся в Гранаду.

Флис кивнула. Она ощущала спазмы в горле от волнения. Фелисити очень плохо спала, а ее тело, словно живущее своей жизнью и не интересующееся тем, как они расстались прошлой ночью, трепетно реагировало на близость Видаля, пока они ехали в машине. Флис хотелось сесть как можно ближе к нему, будто они были настоящими любовниками. Во всяком случае, ее тело страстно желало этого.

Всегда ли так бывает после секса? Всегда ли возникает необходимость в продолжении близости, желание прикоснуться к мужчине и чтобы он прикоснулся в ответ? Заключил в объятия? Разделял те же мысли и чувства?

– Сегодня утром я не смогла найти медальон моей матери, – наконец заговорила Флис, пытаясь отвлечься от мыслей о проведенной вместе с Видалем ночи, хотя тело ее горело, а точнее – болело.

– Он у меня, – бросил Видаль. – У цепочки сломался замок. Я отнесу ее в мастерскую в Гранаде.

– Спасибо.

– Перед тем как уехать, я должен тебе кое-что сказать.

Флис никогда не видела Видаля таким суровым, никогда не слышала, чтобы его голос был настолько жестким – даже в тот ужасный вечер, когда он, увидев ее в объятиях Рори, посмотрел на девушку с непередаваемым презрением.

Фелисити сразу напряглась, словно в ожидании удара. Последовавшее за этим заявление Видаля повергло ее в шок.

– Я должен извиниться и объясниться. Я понимаю, что нет таких слов, которые могут исправить то, что длилось долгих семь лет. Тяжесть моей вины не сможет вернуть тебе те годы, которые ты должна была провести, наслаждаясь своей женственностью. Мне остается надеяться лишь на одно: какое бы ты ни получила удовлетворение прошлой ночью, его достаточно, чтобы освободить тебя от боли, причиненной мной в прошлом.

Хотя Фелисити и вздрогнула при слове «удовлетворение», так как заподозрила, что Видаль пытается втайне посмеяться над ней, упомянув о сексуальном наслаждении, она сумела не выдать себя.

– Причиной того, в чем я тебя обвинил этой ночью, является моя… моя гордость, а не твое поведение, – продолжал он. – В твоих глазах я видел искреннее желание и…

– И поэтому ты долго считал, что я сплю со всеми без разбора? – закончила за него Флис. Ее лицо вспыхнуло от фразы «искреннее желание». Конечно, она хотела бы возразить, однако это было ей не по силам. Молодая женщина была против продолжения этой темы, а потому решительно бросила: – Не стоит больше ничего говорить. Мне известно, что двигало тобой. Я тебе никогда не нравилась, и ты осуждал меня еще до того, как мы впервые встретились.

– Неправда.

– Да, это так. Ты помешал мне общаться с отцом, помнишь?

– Это было…

– Это яркий пример твоего отношения ко мне. Я была недостаточно хороша, чтобы писать моему отцу – так же как моя мать не годилась ему в жены. Ладно, по крайней мере, отец переосмыслил наши отношения, даже если ты продолжал добиваться того, чтобы он забыл о нас навсегда.

«Возможно, ради ее же блага, Флис лучше продолжать верить в то, что она говорит», – решил Видаль.

Но он не смеет и не будет навязывать Флис свою любовь – любовь, которая ей не нужна. Пусть даже она и хочет его. Наверное, он слишком поздно понял, что любить – означает ставить на первое место счастье женщины. Теперь будет постыдным и неправильным пытаться убедить Флис, что ее первый сексуальный опыт может перерасти в любовь. Он не посмеет так поступить. Даже если Фелисити уйдет от него.

Дом цветущего миндаля словно ожил с появлением Флис. Прогулка по нему напомнила молодой женщине, как она бродила в последний раз по дому, в котором выросла. Флис размышляла о своих родителях, пока переходила из комнаты в комнату, сожалея об их несчастной любви. Два мягких нежных человека, увы, оказались недостаточно сильными, чтобы бороться с теми, кто не позволял им быть вместе.

«Но я являюсь живым доказательством их любви», – напомнила она себе, когда оказалась на пороге главной спальни. Видаль упомянул, что ее отец предпочитал спать в маленькой комнатке, расположенной в конце коридора, больше напоминающей кладовую, с очень простым убранством. Эта же полупустая спальня не могла ничего рассказать Флис о Филиппе.

Теперь, после того как она осмотрела весь дом, ей осталось только ждать возвращения Видаля. И стараться не вспоминать о проведенной вместе с ним ночи. Будучи шестнадцатилетней девчонкой, Фелисити часто втайне грезила, как они с Видалем занимаются любовью. Наконец это случилось. Сейчас Флис больше всего на свете хотела, чтобы это произошло еще раз – и еще раз. Она мечтала, чтобы это наслаждение было даровано ей одной, чтобы Видаль принадлежал только ей.

«Что же я наделала?» – с горечью размышляла Фелисити. Доказав Видалю его ошибку, она всего лишь заменила одну душевную боль другой. Флис больше не испытывала тот гнев, за которым она могла скрыть свои истинные чувства к Видалю. Свои настоящие чувства. Можно ли влюбиться в шестнадцать лет на всю жизнь? Можно ли, испытав первую близость со своей первой любовью, желать этого человека всегда? Сердце тут же подсказало ответ: она любит Видаля, и ее злость на него все эти годы смешивалась с болью из-за того, что он не разделяет ее чувства.

Она любит Видаля…

Из окна главной спальни Флис увидела приближающуюся к дому машину Видаля. Он приехал за ней, и скоро они возвратятся в Гранаду. А потом она вернется в Лондон. И будет жить там одна. Без Видаля. Сможет ли она это вынести? Придется.

Флис спустилась в вестибюль в тот момент, когда Видаль открыл дверь:

– Ты сегодня увидела все, что хотела?

Флис смогла лишь слабо кивнуть в ответ, так как боль в сердце не позволяла ей спокойно говорить с ним.

Позднее в этот же день по пути в поместье Флис думала, что теперь цитрусовый аромат всегда будет напоминать ей долину Лекрин, прикосновения Видаля, его страстные поцелуи и то, как он овладел ею. Горькие воспоминания.