Прочитайте онлайн Джип в телевизоре(пер Вершинин) | ОХОТА ЗА ВОРОМ

Читать книгу Джип в телевизоре(пер Вершинин)
4412+629
  • Автор:
  • Перевёл: Л. Вершинин
  • Язык: ru
Поделиться

ОХОТА ЗА ВОРОМ

В подвале старинного немецкого замка, на берегу Рейна, два весьма почтенных господина играли в шахматы. Время от времени они поглядывали на экран телевизора, где подрагивало изображение вешалки.

Но с каких это пор в перерывах между передачами стали показывать вешалку?

Здесь необходимо кое-что объяснить.

1. Двое уважаемых господ не кто иные, как профессор Сильвиус Леопольд Линкен — директор библиотеки города Бармштадт, и Вильгельм Фредерик Рехтен — старший инспектор полиции. Оба эти господина очень не любят скверное пиво. Но ещё меньше они любят смотреть телевизор.

2. В старинном немецком замке находится библиотека, директором которой является господин Линкен.

3. На экране телевизора виден коридор библиотеки, где и стоит вешалка, на которой висят пальто уважаемых читателей,

4. В коридоре за рамой одной из картин спрятана крохотная телекамера. От нее не ускользает никто и ничто, и она мгновенно передаёт изображение в подвал, где господа Линкен и Рехтен играют в шахматы.

5. Крохотная телекамера была спрятана за картиной, чтобы…

Но тут на экране появился молодой человек. Незнакомец подошёл к вешалке, повесил свое пальто и направился в библиотеку.

— Пока ничего любопытного, — сказал профессор Линкен.

— Любопытного пока ничего, — подтвердил инспектор Рехтен. При этом он, как вы, конечно, заметили, слегка переставил слова

И оба уважаемых господина продолжили игру в шахматы. Из груды старинных, пожелтевших книг вылезла мышка, но ни герр профессор, ни герр инспектор не удостоили её даже взглядом. Мышка сконфузилась и снова забилась в щель.

Но вот на экране появились две молодые дамы. Они сняли свои шубки из искусственного меха и повесили на вешалку рядом с другими пальто. Всё" это время профессор Линкен и инспектор Рехтен не спускали с них глаз. Когда обе дамы исчезли с телеэкрана, профессор Линкен сказал:

— Приятные дамы.

— Нет, грациозные, — поправил его инспектор Рехтен. — Но ответа на загадку они не дают.

— Увы, не дают, — заключил профессор Линкен, не слишком уверенно подвинув крайнюю пешку.

И в тот же миг на экране возник Джип.

— Ого! — воскликнул профессор Линкен. — Мальчишка!

— Интересно! Даже очень! — подтвердил инспектор Рехтен. — Заметьте, он без ботинок. С какой, по-вашему, целью он снял ботинки, уважаемый господин профессор?

— Да, всё это крайне подозрительно, — согласился профессор Линкен. — Быть может, он и есть тот самый жулик, который вот уже пятнадцать вечеров подряд очищает карманы посетителей нашей старинной библиотеки, украшения и гордости Бармштадта и…

— Буона сера… Добрый вечер, — сказал Джип. Профессор Линкен и инспектор Рехтен удивлённо поглядели друг на друга.

— Поздравляю вас. Оказывается, вы знаете итальянский, — сказал профессор инспектору.

— Поздравлять надо вас. Ведь я даже рта не раскрыл, — отвечал инспектор профессору.

— Я тоже.

— Простите за беспокойство, — сказал Джип с экрана. — Вы не можете объяснить, куда я попал? Меня зовут Джампьеро Бинда. Я живу в Милане, на улице Сеттембрини, дом сто семьдесят пять, квартира четырнадцать.

Оба уважаемых господина одновременно вскочили с табуреток и подбежали к телевизору.

— Стой и не двигайся! — приказал инспектор Рехтен Джипу. Он нажал кнопку, и на экране появились двое полицейских в мундирах. Они выскочили из кладовой, где прятались до этой минуты, уверенные, что сейчас поймают наконец вора. Они поглядели вокруг, на пол, на потолок, пошарили среди пальто. Никого. Тогда они, в сильнейшем изумлении, посмотрели в зеркало на свои носы.

— Ослы! — кричал инспектор полиции, топая ногами. — Дурни лопоухие! Ничего не видите дальше своего носа. Вот он, вор! Он даже не пытается спрятаться. Ты вор? Признавайся, — обратился он к Джипу.

— Нет, вы ошибаетесь, — сказал Джип.

— Тебе не отвертеться, милейший! Только воры снимают ботинки, чтобы бесшумно пробраться в квартиру или библиотеку.

— Но я их снял, чтобы удобнее было сидеть в кресле. Я сюда не по своей воле попал. Я пленник…

— Отлично. Ты сам признался, что теперь ты наш пленник. Тем временем полицейские удалились в свою комнату, сердито ругая этого глупца, инспектора Рехтена. Они, конечно, ничего не увидели и не понимали, зачем их потревожили. А бравый инспектор наседал на Джипа:

— Признавайся, кто научил тебя воровать? Куда ты дел украденные вещи? Ну погоди же! Теперь твоим родителям придётся уплатить и за специальную телевизионную установку, которую мы вынуждены были купить.

Услышав о своих родителях, Джип вспомнил, как давно он не был дома, и горько расплакался.

— Он плачет — значит, он виновен! — торжествующе воскликнул инспектор Рехтен.

— Не торопитесь с выводами, уважаемый господин инспектор! Вором может быть только постоянный читатель нашей библиотеки. Не так ли? А я этого мальчишку впервые вижу. Правда, не совсем ясно, зачем он снял ботинки. Где ты, собственно, находишься? — обратился он к Джипу.

— Я и сам не знаю. Скорее всего, в телевизоре.

— Значит, ты не в коридоре? А пальто на вешалке ты не видишь?

— Вижу. Но это не настоящее пальто, а телевизионные. Ведь я сам на экране.

— Понятно, — сказал Линкен. — Ребёнок чист, как вода в ручье! — воскликнул он. — Вероятно, где-то оборвался контакт. В результате чего…

Профессор Сильвиус Леопольд Линкен пустился было в длиннейшие технические объяснения, но внезапно умолк. На экране возник солидный пожилой господин. Он надел своё пальто и шляпу, а затем быстро огляделся и… запустил руку в карман чужого пальто. В мгновение ока он обшарил карманы десяти пальто, перекладывая в свои карманы все приглянувшиеся ему вещи.

На этот раз инспектор Рехтен не стал терять даром драгоценное время. Он мгновенно нажал сигнальную кнопку. Полицейские выскочили из своего укрытия. Вор пытался удрать, но его сразу же схватили, вернее, почти сразу, потому что он отчаянно сопротивлялся.

Наконец на экране остались лишь Джип и вешалка со множеством пальто. Профессор Линкен и инспектор Рехтен задумчиво почесали затылки.

— Так ты из Милана, — сказал профессор Линкен. — Знаю, знаю. Бывал там. Красивый город: собор, метро… Да…

— Но вы не знаете моего отца! — воскликнул Джип. — Он всегда верит тётушке Эмме. А она убеждена, что я убежал из дому, потому что боялся показать отцу дневник. У меня двойка по арифметике.

— По арифметике? Это ужасно, В двадцатом веке, когда даже машины умеют считать, и вдруг двойка по арифметике. И что же тебе труднее всего даётся? Надо думать, деление?

— Нет, перевод из одной меры в другую. Я каждый раз забываю, что в одной тонне тысяча килограммов и сто тысяч граммов.

— Но это не одно и то же! — воскликнул профессор Линкен.

— Как не одно и то же?! — удивился инспектор Рехтен. — В тонне именно сто тысяч граммов.

— Вы ошибаетесь, мой друг. В тонне миллион граммов.

Тут оба уважаемых господина, забыв про Джипа, стали ожесточённо спорить. Они поочерёдно писали в блокноте какие-то сложные формулы, выхватывая друг у друга шариковую ручку. Когда же они наконец пришли к полюбовному соглашению и вспомнили про Джипа, на экране не было ничего, кроме обычных полос.

Джип исчез, словно его и не было вовсе.