Прочитайте онлайн Джип в телевизоре(пер Вершинин) | ОЙ! ОЙ-ОЙ!

Читать книгу Джип в телевизоре(пер Вершинин)
4412+630
  • Автор:
  • Перевёл: Л. Вершинин
  • Язык: ru
Поделиться

ОЙ! ОЙ-ОЙ!

17 января, в восемнадцать часов тридцать минут, восьмилетний Джампьеро Бинда, или просто Джип, проживающий в городе Милане, на улице Сеттембрини, дом 175, квартира 14, включил телевизор, снял ботинки и поудобнее устроился в зелёном кожаном кресле. Он заранее предвкушал удовольствие от фильма «Необычайные приключения Бесстрашного Орла — вождя краснокожих».

Справа от Джипа, в таком же зелёном кресле, совсем неплохо устроился его младший брат, пятилетний Филиппо Бинда по прозвищу Флип. Он тоже предпочёл скинуть ботинки, которые теперь в полнейшем беспорядке валялись на полу.

Кроме разницы в годах, братьев разделял… футбол. Джип болел за команду «Интер», а Флип — за «Милан», что, впрочем, не так уж важно для нашей истории, которая началась в восемнадцать часов тридцать восемь минут, когда у Джипа вдруг зачесались обе ноги.

Минуту спустя Джип почувствовал, что его неудержимо увлекает ввысь таинственная сила. Он взмыл с кресла, на секунду застыл в воздухе, словно ракета в миг запуска, а затем перелетел через всю комнату и рухнул вниз головой в телевизор.

А там шло жестокое сражение.

Бедняге Джипу тут же пришлось прижаться к скале, иначе его пронзили бы насквозь стрелы индейцев. Он с немым изумлением смотрел на пустое кресло, возле которого валялись ботинки, его ботинки, и на кресло рядом, в котором сидел Флип.

От чрезмерного волнения Флип не мог вымолвить ни слова, а только ойкал: «Ой! Ой-ой!» Наконец он обрёл дар речи:

— Как это ты сумел, Джип? И даже стекло не разбил!

— Я и сам не знаю, Флип.

— Но ты и взаправду внутри телевизора? Как Бесстрашный Орёл? Где ты дыру отыскал?

— Не знаю, ничего не знаю.

— Вот чудеса так чудеса! Подвинься немного влево, Джип, а то мне ничего не видно.

— Но ведь кругом отравленные стрелы свистят!

— Ну и трусишка же ты, Джип!

А на экране продолжалась свирепая битва.

Внезапно скала исчезла, и Джип очутился под ногами… коня.

— Ай! — в ужасе закричал Флип.

Однако он зря испугался — конь был учёный и Джипа даже копытом не тронул.

— Ну, раз уж ты в телевизоре, — сказал Флип, — то спроси у Бесстрашного Орла, почему его верного друга Громовой Тучи вторую неделю не видно.

— Да он же не понимает по-итальянски!

— А ты скажи ему волшебное слово — «хуг!»

— Хуг! — сказал Джип.

Но у Бесстрашного Орла были дела поважнее — он освобождал из плена свою дочку с длинными чёрными косами.

— Хуг, хуг, — робко повторил Джип.

— Громче, ты же еле пищишь! — возмутился Флип. — Признавайся честно: испугался? Все болельщики «Интера» — трусы.

— А храбрые болельщики «Милана» преспокойно посиживают в кресле. Хвастунишка.

— Ах так! Вот выключу сейчас телевизор, тогда будешь знать.

С этими словами Флип соскочил на пол и босиком подбежал к телевизору.

— Не сме-е-ей! — отчаянно завопил Джип.

— Сколько ни кричи, ничего тебе не поможет.

— Мама, помог-и-и-и!

— Что случилось? — спросила из кухни синьора Бинда.

— Флип хочет выключить телевизор.

— Флип, перестань безобразничать, — спокойно сказала мама,

— Это Джип, а не я вскочил в телевизор.

— Джип, хватит дурачиться, — сказала мама, продолжая гладить бельё. — И не притрагивайся к телевизору. Так его и сломать недолго.

— Он не притронулся, он в него с ногами влез! — торжествующе воскликнул Флип. — Одни ботинки остались.

— Я вам сколько раз говорила: ходить босиком по полу вредно, — суровым голосом предупредила синьора Бинда.

— Флип тоже снял ботинки! — крикнул Джип.

Тут синьора Бинда решила, что пора вмешаться и унять расшалившихся сыновей. Она поставила утюг на подставку и направилась в комнату. Открыла дверь и:

— Ой!

— Мама!

— Что ты наделал, сынок?

— Честное слово, я не виноват, — громко всхлипывая, пробормотал Джип. — Я ничего такого не делал. Тихонько сидел в кресле. Посмотри…

И он показал на пустое кресло, словно оно умело говорить и могло подтвердить каждое его слово.

— Что скажет отец? — прошептала синьора Бинда и тяжко опустилась в кресло.

В этот момент домой вернулась тётушка Эмма — она играла с соседями в лото.

— Что я вижу! — воскликнула она, сурово поглядев на свою младшую сестру, синьору Бинда. — Кто позволил детям играть в столь опасную игру? Ты?

Ей сразу же рассказали, что произошло. Но тётушка Эмма рассказу не поверила.

— Таинственная сила?! Ерунда! Значит, Джип сам не знает, как попал в телевизор? А я вам ручаюсь, что он решил спрятаться там от отцовских подзатыльников. Разве не молодой человек по имени Джип получил вчера двойку по арифметике? А теперь попробуй его поймай. Но так легко он не отделается. Сию минуту позвоню механику…

После долгих уговоров и даже угроз механик наконец пообещал прийти ровно через десять минут.

Тем временем вместо краснокожих на экране появилась не слишком молодая синьора. Она принесла салатницу и принялась нудно объяснять, как приготовить вкусный салат без оливкового масла.

— Ну и скучища! — пробурчал Флип.

И тут ему пришло в голову, что не мешало бы порисовать. Он разложил на столе большой лист бумаги, краски, кисточки — свои и Джипа.

— Мама, он взял мои кисточки! — громко запротестовал Джип, высунувшись из-за салатницы.

— Флип, не трогай вещи брата.

Флип притворился глухим и преспокойно стал рисовать синее небо любимой кисточкой Джипа.

Джип кричал, грозил нарвать Флипу уши. Но добраться до младшего брата он, понятно, не мог. От злости он завопил из последних сил.

Флип закричал ещё громче, чтобы заглушить вопли брата. А мама и тётушка Эмма тоже кричали во всю мочь, чтобы навести порядок.

В самый разгар концерта в комнату вошёл глава семейства — бухгалтер Джордано Бинда. В общей суматохе его никто даже не заметил.

— Хорошо же меня встречают в родном доме… И это после целого дня работы, — задумчиво проговорил Джордано Бинда. — Что здесь происходит?

— Ты не волнуйся, дорогой, — поспешила успокоить мужа синьора Бинда. — Сейчас придёт механик.

— Зачем? Снова испортилась стиральная машина?

— Нет, это из-за Джипа.

— Из-за Джипа? Он что, опять пережёг мою электробритву? Кстати, куда он делся?

— Я здесь, папа, — ответил тоненький голосок. Уважаемый бухгалтер Джордано Бинда повернулся лицом к телевизору да так и застыл с раскрытым ртом.

— Ну раз уж случилось, что бедный мальчик угодил в телевизор, его нужно простить. В следующую четверть наш Джип исправится. Вот увидите, он станет по арифметике лучшим учеником в Милане! — затараторила тётушка Эмма.

— По арифметике? Лучшим учеником в Милане? — растерянно переспросил синьор Бинда.

Тётушка Эмма решительно направилась к письменному столу. Там, в самом нижнем ящике, лежал школьный дневник Джипа. Тетушка Эмма сама спрятала дневник подальше от грозного отца семейства. Она мудро рассудила, что пройдет неделя-другая и Джип исправит плохую оценку. И тогда можно будет спокойно извлечь дневник из тайника.

— Вот он.

— Э, ерунда. Дело тут совсем не в плохой оценке! — воскликнул синьор Бинда. — Как вы не понимаете?! Это же ужасная болезнь — телемания, Я как раз вчера читал про неё большую статью, Один знаменитый адвокат до того пристрастился к телевизору, что забыл про жену и детей. Целыми днями он просиживал у телевизора. Он смотрел всё подряд: кинокомедии, рекламу, научные лекции, доклады, уроки для неграмотных крестьян. Точь-в-точь как Джип и Флип. И, понятно, заболел телеманией.

— Ну, а потом?

— А потом он, как был, в рубашке и в брюках с подтяжками, так и угодил в телевизор. И просидел там целых три дня. Представляете, в таком неприличном виде он принимал клиентов.

— А как же он оттуда выбрался?

Почтенный бухгалтер Джордано Бинда открыл было рот, но так ничего и не ответил. Он выскочил на лестничную площадку и громко постучал в дверь своего соседа адвоката Проспери. Нет, это был не тот адвокат, который угодил в телевизор, а совсем другой. В Италии адвокатов куда больше, чем дворников.

— Добрый вечер, синьор Бинда! Входите. Чем могу быть полезен?

— Не могли бы вы одолжить минут на десять ваш телевизор?

— Сейчас? Вот-вот начнут передавать тележурнал. А я очень интересуюсь всем, что творится в мире. Почему бы вам не зайти ко мне, коль скоро ваш телевизор испортился?

Бухгалтер Бинда объяснил адвокату, что дело тут совсем не в телевизоре, а в болезни, именуемой телеманией.

— Кстати, уважаемый синьор Проспери, в одном из тележурналов рассказывалось, как нужно лечить это редкое заболевание. Надо поставить прямо напротив телевизора, в котором очутился больной, второй телевизор. Тогда новый экран начнёт неудержимо притягивать к себе больного. И в тот самый миг, когда больной вылетит из старого телевизора и повиснет в воздухе, выключаются сразу оба телевизора. Теперь больного не притягивают ни старый, ни новый телевизоры, и он падает на пол. Понятно, надо заранее постелить ковёр, чтобы больной не ушибся. Знаменитый адвокат, о котором я только что рассказывал, был спасён именно благодаря этой несложной системе. Но при падении он сильно ударился головой об пол, и у него вскочила на лбу большая шишка.

Адвокат Проспери терпеливо выслушал рассказ соседа, а затем пожелал лично взглянуть на беднягу Джипа. Наконец адвокат объявил, что охотно поможет соседу, но только после тележурнала.

— Знаете, кроме тележурнала, меня ни одна передача не интересует.

Увы, после тележурнала двое сыновей и дочка адвоката Проспери закричали в три голоса, что хотят смотреть «Весёлую карусель». И сколько их ни уговаривали, они так и не отдали телевизор.

Пришлось Джипу перетерпеть и «Веселую карусель». Только он успел спрятаться от зубной пасты, летевшей во все стороны из огромного тюбика, как его обдало с ног до головы мыльной пеной. Да ещё, ко всем бедам, в нос и в рот ему набилась манная каша фирмы «От манной каши — все силы наши». А Джип манную кашу терпеть не мог. И пока он чихал и кашлял, под отчаянные вопли тётушки Эммы и ехидный смех Флипа, новейшая шариковая ручка подрисовала ему пышные усы. Но вот Джипу чуть было не улыбнулось счастье. Фирма «Ешь сыр до мелких дыр» показала головку настоящего швейцарского сыра. Однако едва Джип до нее дотронулся, она исчезла, а в руках у него оказался рыбный сачок. «Самое время рыбу ловить», — с печалью подумал Джип.

Всё же после «Весёлой карусели» адвокат Проспери сумел отнять у своих непослушных детей телевизор и понёс его к соседу. По дороге он раз десять повторил:

— Сейчас по интервидению будут передавать бокс. А кроме бокса, меня ни одна передача не интересует. Но я человек слова.

Наконец телевизор адвоката был аккуратно поставлен напротив телевизора хозяев. Тётушка Эмма разложила на полу все подушки и одеяла, чтобы Джип при падении отделался лишь лёгкими ушибами.

— А теперь внимание, — сказал Бинда-старший. — Когда я подам команду, вы потушите оба телевизора. Только в одну и ту же секунду. А ты, Джип, смотри, не отрывая глаз, в телевизор синьора адвоката.

Джип послушно исполнил приказание. И сразу же ощутил, что у него зачесались обе ноги. И вот уже он задвигался… Ещё мгновение — и он пулей вылетел из телевизора. Увы, поражённый столь необычным зрелищем, бухгалтер Бинда позабыл дать команду. Джип рухнул в телевизор адвоката Проспери и… исчез.

— Джип, где ты? Отзовись! Ты слышишь нас, Джип?

— На экранах обоих телевизоров итальянский и английский боксёры щедро награждали друг друга сильнейшими ударами. А Джип? Джип словно в воду канул.

— Скорее переключите телевизоры на вторую программу! Но по второй программе показывали балет.

— Что же теперь делать?

В этот момент раздался звонок. В дверях стоял механик и улыбался во весь рот.

— Вы меня вызывали? Телевизор не работает? Ну-ка поглядим,… Оба испортились?

Механики, вы это и сами, наверно, знаете, всегда немного запаздывают.