Прочитайте онлайн Джентльмен-разбойник | Глава 47

Читать книгу Джентльмен-разбойник
2018+720
  • Автор:
  • Перевёл: Е Тарасова
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 47

В руках Майкла не было оружия, потому что он помогал Эмме идти.

Теперь они были беззащитны перед Жан-Пьером с его острой шпагой.

Жан-Пьер, посмотрев на Эмму, перевел взгляд на Майкла.

— Где мой кузен? Где принц Сандре?

— Откуда я знаю? — округлил глаза Майкл.

Наверняка тон не убедил Жан-Пьера.

— Ты что-то сделал с Сандре? — спросила Эмма.

Майкл наклонил голову.

— Надеюсь, то, что ужаснет всех.

Едва заметная улыбка играла на губах Майкла.

— Его кабинет разгромлен. На ковре кровь. — Жан-Пьер поднял руку, и кончик шпаги уперся в грудь Майкла. — Отвечайте, пока я вас не проткнул, где мой кузен?

— Если вы меня проткнете, то я уж точно ничего не скажу, — ответил Майкл с беззаботностью, от которой у Эммы дух захватило.

Ей хотелось упасть на колени, вымолить жизнь Майклу, но Жан-Пьер убрал шпагу и с досадой спросил:

— Как вы это устроили? Я про маскарад. Разослали приглашения с личной печатью принца?

— Это не была личная печать принца, — поправил Майкл. — Это печать семейства де Гиньяр. У вас, вероятно, тоже такая есть.

— Ты затеял вечеринку, чтобы спасти меня? — Эмма не верила своим ушам.

— Вы украли печать Элеоноры? — повысил голос Жан-Пьер.

— Мне не нужно было ее красть. — Эмме Майкл сказал: — Даже идея не моя. Маскарад в честь поимки Мстителя — план леди Фанчер.

Эмма начала тихо смеяться.

— Когда она обнаружила, кто убил Эмею… Я знала, что она не позволит Сандре остаться безнаказанным.

— Она продумала все: меню, декорации, оркестр, проинструктировала слуг принца. Собственной рукой написала приглашения и запечатала фамильной печатью. — Майкл говорил дерзко, даже вызывающе. — Они с мужем теперь отправились на итальянскую виллу, которую Фанчер арендовал для Эмеи, и забрали с собой все свои деньги. Печальная потеря для Морикадии.

— Элеонора предала нас, — выдохнул Жан-Пьер.

— Нет. Она узнала правду. О вас и о Сандре, — сказал Майкл.

— Не надо было убивать Эмею! — Эмму охватил гнев, столь же жгучий, как в тот миг, когда она узнала эту новость.

Жан-Пьер переводил взгляд с Эммы на Майкла и обратно.

— Он потребовал, чтобы я сделал это.

— Когда дьявол командует, не нужно его слушать. — Эмма готова была броситься на Жан-Пьера.

Майкл удержал ее.

— Вы отправитесь в ад, Жан-Пьер, и потащите на спине Сандре.

Шпага Жан-Пьера взлетела к горлу Майкла.

Эмма закричала.

Вспышка, резкий хлопок, и Жан-Пьер качнулся назад. Выронив шпагу, он схватился за окровавленную руку.

Вперед шагнули трое мужчин в низко надвинутых шляпах, с закрытыми шарфами лицами. В руках у них были пистолеты, от одного вился слабый дымок.

Хотя Эмма никогда не встречала ни одного из них, двое показались ей знакомыми. У обоих были синие глаза, у младшего на воротник падали мягкие каштановые волосы, но что-то в этих мужчинах — манера двигаться или осанка — напоминали ей Майкла.

Его брат. Его отец, это он стрелял в Жан-Пьера.

Третий человек ни на кого не был похож. В полумраке он чувствовал себя вполне уверенно и явно привык командовать.

Несмотря на маскировку, Майкл явно узнал их. Он вскрикнул, потом восхищенно сказал:

— Отец! Трокмортон! Джуд!

Мужчина, которого он назвал Трокмортоном, не сводил холодного взгляда с Жан-Пьера. Нацелив на него пистолет, он сказал:

— Разоружите его.

— Я сам. — Жан-Пьер неуклюже левой рукой вытащил из-за пояса пистолет и положил на пол.

— У него есть нож, — сказал Майкл. — Наверняка не один.

Жан-Пьер вытащил один нож из рукава, другой из сапога и бросил к пистолету.

— Свяжите его, — приказал Трокмортон.

Жан-Пьер с ненавистью посмотрел на него.

Атмосфера становилась все более напряженной.

Эмма едва дышала, ожидая, что Жан-Пьер кинется на них как бешеная собака.

Но нет. Он повернулся спиной, заложив руки назад.

Джуд снял с пояса моток веревки, скрутил запястья Жан-Пьеру и привязал его к решетке на окне.

— Что-нибудь еще? — Он вопросительно поднял бровь, взглянув на Трокмортона.

— Достаточно. — Тот отвернулся. — Идем.

— Да. — Майкл, облегченно вздохнув, притянул Эмму ближе. — Давайте выберемся отсюда.

Они с Эммой шли впереди, трое мужчин — следом. Прежде чем свернуть за угол, Эмма обернулась.

Жан-Пьер пытался высвободиться, устремив на них бесцветные глаза, горящие злобой.

Эмма, вздрогнув, зашагала быстрее.

Они спешили по коридору к кухне.

— Как мама? — на ходу спросил Майкл. — И Адриан?

— Хорошо. Оба ждут, когда мы вернемся все вместе, — ответил герцог Невитт.

— Они будут рады встретить еще одного члена семьи. — Джуд посмотрел на поддерживающего Эмму Майкла.

— Да, — сказал Майкл. — Они полюбят мою Эмму.

Эмма хотела возразить, что он сказал слишком много, слишком скоро. Если она и Майкл собираются соединить свои судьбы, она должна надеть свой лучший наряд, отправиться с визитом в дом герцога Невитта в Англии, где ее должным образом представят.

— Как мы отсюда выйдем? — спросил Майкл.

— Так же, как и вошли, — ответил ему отец. — Через парадные ворота.

— Конечно, — рассмеялся Майкл. — Ты герцог Невитт. Для тебя не существует иного способа.

— Согласен. — Невитт сдвинул с лица шарф.

Джуд сделал то же самое, и Эмма убедилась в поразительном сходстве между отцом и сыновьями.

Кругом сновали лакеи с подносами в руках, несли наверх блюда и бутылки вина. Эмма ожидала, что кто-нибудь из них спросит, откуда взялась она и ее четыре спасителя, или, чего доброго, позовет на помощь, потому что узница бежала.

Но никто, казалось, не обращал внимания ни на Майкла, ни на Эмму, ни на их спутников.

Слуги принца Сандре готовились к маскараду и… улыбались.

Как странно. Эмма никогда не видела, чтобы кто-нибудь из дворцовых слуг прежде улыбался.

— Трокмортон проследил, чтобы помощник конюха присмотрел за нашими лошадьми, — сказал Джуд. — Есть что-то странное в этом замке и этой вечеринке. И если уж на то пошло, и во всей стране. Они устроили какой-то непонятный маскарад — все нарядились призраками.

Эмма поняла, что сделали Майкл и леди Фанчер, и усмехнулась.

Майкл широко улыбнулся ей.

— Полагаю, ты кое-что об этом знаешь, Майкл? — спросил Трокмортон.

— Да, знаю, — Эмме нравился голос Майкла, когда тот улыбался: теплый, веселый, довольный.

Они достигли массивной парадной двери. Мужчины убрали пистолеты и вышли во внутренний двор.

По периметру стен горели факелы, ночной воздух был дымным.

Грохоча по булыжникам, подъезжали кареты. Мужчины и женщины в костюмах Мстителя выходили, останавливались, смешивались с другими гостями, смеялись, будто все несказанно наслаждались этим маскарадом.

Казалось, никого не интересовали четверо мужчин в дорожных костюмах и женщина в грязном платье.

— В необычном месте ты поселился, Майкл, — резко сказал Невитт.

— Большей частью, сэр, это был не мой выбор, — твердо ответил Майкл.

Они подошли к конюшням. Трокмортон окликнул помощника конюха, и мальчик привел двух лошадей. Он вручил поводья Трокмортону и Джуду, потом пошел за другими двумя лошадьми.

— У меня есть конь, он привязан в лесу близ дороги, — сказал Майкл. — Мы можем забрать его по пути.

— Старый Нельсон! — радостно воскликнула Эмма. — Я так рада! Не хотела бы я оставлять его.

— А молодую леди ты повезешь с собой, Майкл? — спросил Трокмортон.

— Я на другое не согласен, — сверкнул улыбкой Майкл.

Эмме не понравилось, что ее приравняли к багажу.

— Или я повезу с собой Майкла, мистер Трокмортон, — заметила она.

— Кто эта дерзкая особа? — строго спросил герцог Невитт, но его губы подергивались, будто он боролся с улыбкой.

— Позволь представить тебе, отец. — Майкл обнял Эмму за плечо и повернул к герцогу. — Леди Эмма Чегуидден.

Эмма сделала такой безупречный реверанс, будто находилась на приеме у короля.

— Она спасла мне жизнь, — сказал Майкл. — Исцелила мое сердце, когда я считал, что оно разбито. Вернула рассудок…

Джуд фыркнул.

Сделав паузу, Майкл двинул брата кулаком по спине и спокойно, будто ничего не случилось, продолжил:

— Она приняла мое предложение, и я собираюсь жениться на ней, как только смогу. Умоляю, дай свое благословение!

Его светлость взял поводья, поставил сапог в стремя и поднялся в седло.

Эмма напряглась. О Господи! Он наверняка откажет.

Герцог сверху посмотрел на них.

— Если все это правда, то она лучше, чем ты заслуживаешь, мой мальчик. Конечно, я благословляю вас.

Эмма едва не лишилась чувств от облегчения и… удивления.

— Отец всегда узнает амазонку, когда видит ее, — шепнул ей на ухо Майкл.

— Я помогу вам сесть на коня, мисс Чегуидден, — сказал Джуд. — Майкл, поторапливайся.

Майкл вскочил в седло и протянул Эмме руку.

Эмма приняла ее, поставила ногу на сомкнутые ладони Джуда и взобралась в седло позади Майкла, усевшись по-мужски. Ее юбка при этом задралась чересчур высоко.

Все-таки она была Мстителем, а Мститель не ездит в дамском седле.

Мужчины заметили, конечно. Они были мужчинами, но в их взглядах не было никакого осуждения.

Невитт пришпорил лошадь, потом обернулся.

— Майкл, ты должен получить благословение отца мисс Чегуидден.

— Мой отец умер, сэр, — сказала Эмма.

— Я всегда говорил, что Майклу чертовски везет, — проворчал герцог. — Но я готов заменить вам отца и скажу, что вы не обязаны выходить за этого прохвоста. Вы спасли ему жизнь, и я ваш должник. Могу выделить вам любую сумму, которая позволит вам быть независимой женщиной.

— Отец, ради Бога, замолчи! — Майкл сомкнул руки Эммы вокруг своей талии. — Мисс Чегуидден хочет выйти за меня!

Джуд рассмеялся и сел на лошадь.

— Вероятно, только из-за твоего будущего герцогского титула.

Трокмортон усмехнулся, но прежде чем сесть в седло, тщательно присмотрелся к воротам и стражникам.

— Меня не волнует, почему она так решила, — сказал Майкл. — Она может забрать мои деньги до последнего пенни, может щеголять титулом, когда получит его, пока будет рядом, согревая мою душу.

Эмма поняла, что должна прояснить свою позицию сейчас. Когда они отправятся в путь, поговорить уже не удастся. Самым твердым тоном она сказала:

— Я намерена выйти замуж за Майкла, тратить его капитал и стараться, чтобы он больше никогда не связывался с политическими заговорщиками. Я обещаю, что буду опекать его как наседка, и у него не будет иной свободы, кроме той, что я ему позволю. А когда мы умрем, я буду вечно лежать в его объятиях.

На миг воцарилась тишина.

Его светлость вынул носовой платок и шумно высморкался.

— Вот это да! Я больше не распоряжаюсь собственной жизнью! — весело воскликнул Майкл, взял руку Эмму в свои ладони и поцеловал.

— Самое время. Ты никогда ею толком не распоряжался, — заметил Невитт.

— Браво, мисс Чегуидден! — Трокмортон тронул лошадь с места. — Хорошо сказано. А теперь едем.

Майкл снова положил руку Эммы себе на пояс.

— Держи меня крепче. Никогда не отпускай!

Вслед за Трокморгоном они выехали из ворот. Герцог и Джуд последовали за ними. Скоро всадники свернули в густой лес.

Вскоре они нашли Старого Нельсона.

Пока Майкл регулировал стремена, Эмма радостно похлопывала мерина по шее, потом села в седло и облегченно вздохнула. Теперь все было отлично. Она чувствовала себя свободной.

Майкл взглянул на нее.

— Ты не можешь так разъезжать по дорогам Англии.

— Да? — Эмма улыбнулась. — Не смогу?

— Ты собираешься гоняться за мной? — восхищенно сказал он.

Приглядевшись к ним, Невитт объявил:

— Мы должны поженить этих голубков в Испании. Майкл всегда был нетерпеливым.

Эмма с тревогой посмотрела на будущего свекра. Неужели они выдали себя взглядами и несколькими словами?

Его светлость усмехнулся:

— Не волнуйтесь, милая, первый ребенок может родиться когда угодно. А вот остальным на это потребуется девять месяцев.

Майкл вмешался в ситуацию.

— Отец, прекрати смущать Эмму, и едем. Мы хотим быть к утру подальше от Жан-Пьера де Гиньяра.

— Де Гиньяр трус, — сказал Джуд.

— Он не трус. — Майкл пришпорил лошадь. — Он самый опасный человек, которого я знаю. Трокмортон прав: нужно поскорее убраться из Морикадии, прежде чем Жан-Пьер обнаружит, что я сделал с Сандре. Тогда тут разразится ад.

— Стало быть, мои источники верны? — спросил Трокмортон. — Эту семейку ждут неприятности?

Во взгляде Майкла блеснуло холодное удовлетворение.

— Сандре следовало быть внимательнее. Появление Мстителя было сигналом. Король вернулся.

Бал во дворце был в самом разгаре. Гости веселились, неузнаваемые в своих костюмах и масках. Кругом только и слышалось, что все несказанно рады — ведь Мстителя поймали и завтра повесят.

Жан-Пьер подумал, что они ведут себя как дети, которых отпустили из школы, потому что принца Сандре нигде не было видно.

Жан-Пьер стоял на балконе — рука обмотана окровавленной салфеткой, запястья в ссадинах от веревки, — разглядывал толпу и задавался вопросом, куда проклятый Дьюрант спрятал Сандре. Он послал стражников повсюду, обыскать каждую комнату, каждый чулан, каждый буфет. Они не нашли его… или сказали, что не нашли.

Жан-Пьер не доверял им. Их ненависть к принцу превозмогала страх перед ним. И Жан-Пьер был уверен — если кто-нибудь из стражников найдет Сандре связанным, с кляпом во рту, то без колебаний перережет ему горло.

Жан-Пьер был обеспокоен поведением слуг. Они поставили в бальном зале длинный стол и вносили все новые и новые изумительные блюда — тут были запеченные целиком павлины, украшенные великолепными перьями, мясное желе в форме красной розы, фрукты в сахаре — и при этом улыбались. Улыбались! На слуг принца это было совсем не похоже.

И где ключи от тюрьмы? Ключи Сандре исчезли, ключи Готзона тоже. Есть ли другие? Жан-Пьер не знал.

Черт бы побрал этого Дьюранта!

Маленький оркестр прервал мелодию танца. Зазвучали фанфары.

Жан-Пьер перегнулся через перила.

Двое здоровенных мужчин внесли огромный серебряный поднос, накрытый крышкой. Послышались веселые реплики.

— Сюрприз!

— Целиком зажаренный поросенок!

Гости столпились вокруг.

Мужчины поставили поднос на стол.

Жан-Пьер, прищурившись, смотрел на них.

Эти парни были грубы, бородаты, и ни на одном нет дворцовой ливреи.

Пристальный взгляд де Гиньяра снова упал на закрытый крышкой поднос. Внезапно Жан-Пьер понял, что внутри. Он выпрямился и закричал:

— Нет!

Мужчины, глядя на него, усмехались. Сняв крышку, они отступили… На подносе лежал принц Сандре, голый, связанный как цыпленок. Его зад торчал вверх, между волосатыми ягодицами воткнута зажженная свеча.

На мгновение воцарилась тишина. Потом весь зал взревел от смеха.

Жан-Пьер помчался вниз по лестнице, приказывая мужчинам, которые принесли Сандре, оставаться на месте.

Приглашенные на бал хохотали все громче.

Жан-Пьер выхватил пистолет и нацелил на одного из злоумышленников, которые принесли принца.

Тот замер от страха.

И тут Сандре закричал.

Свеча догорела, и волосы на заду принца затрещали.

Жан-Пьер забыл и про смеющихся гостей, и про предателей. Бросившись к Сандре, он погасил свечу и горящие волосы. Когда он справился с этим, толпа исчезла, будто ее и не было.

Маскарад закончился.

Мнимое величие принца Сандре, замешенное на крови и насилии, превратилось в прах.

У одной из колонн с улыбкой стоял Рауль Лоренс. Немного погодя он направился прочь из зала, к своим людям и… к тайне, которую так хорошо скрывал.

Слухи подтвердились. Настоящий король действительно вернулся в Морикадию.