Прочитайте онлайн Джентльмен-разбойник | Глава 42

Читать книгу Джентльмен-разбойник
2018+723
  • Автор:
  • Перевёл: Е Тарасова
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 42

Стражник втолкнул Эмму в кабинет принца Сандре. Она догадывалась, что ее ждет, но сейчас, когда была охвачена горем и гневом, выражение лица Сандре стоило всей его казны.

Он резко поднялся.

— Что здесь происходит? — Он повернулся к вожаку отряда. — Квико, что ты сделал?

— Не знаю, Мститель это или нет, ваше высочество, — грубым голосом сказал Квико. — Это не мое дело. Но мы поймали ее в этом костюме и привезли к вам.

— Она леди! — сказал Сандре.

Пока он говорил, Эмма вспоминала Эмею. Она не забыла, что сталось с Эликсабет. Она ненавидела принца. В ярости Эмма шагнула к нему.

— Я Мститель, мерзкий убийца!

Квико взял ее за руки и оттащил назад.

— Я Мститель, — кричала Эмма, вырываясь, — все узнают, что вы гонялись за мужчиной, а вас одурачила слабая женщина!

Сандре явно растерялся, но попытался спасти положение.

— Это невозможно! Вы недавно появились в стране.

— Я пряталась в секретном логове.

— Ну и где это секретное логово? — Он разговаривал с ней как с двухлетней.

— Под склепом короля Ринальдо! — в запальчивости воскликнула Эмма.

— Что с ней делать, ваше высочество? — Квико кивнул двум стражникам, и они, подскочив к Эмме, вцепились в ее плечи и держали мертвой хваткой.

Эмма боролась что есть сил.

— Отпустите ее.

Стражники подчинились.

Сандре подошел к Эмме.

— А теперь, мисс Чегуидден, давайте сядем и поговорим как разумные люди.

Эмма рванулась к принцу, пытаясь выцарапать ему глаза.

Сандре увернулся в последнюю минуту. Из уха потекла кровь.

Это еще лучше, чем ездить по ночам в костюме Мстителя.

Стражники отреагировали раньше, чем она успела напасть на него снова.

Сандре ринулся вперед и так ударил Эмму по лицу, что у нее запрокинулась голова. Только потому, что стражники держали ее, она не упала навзничь.

— Сожалею, но вы заставили меня сделать это, — сказал Сандре.

— Я вас не заставляла. Вы любите калечить людей. — Эмма вспомнила, что он сделал с Эмеей, и жгучие слезы подступили к глазам.

— Извольте относиться ко мне с уважением! — сказал он.

— Вы убийца. Убийца! Никто вас не уважает. Вы убиваете людей, которые говорят правду. — Эмма вырывалась из рук стражников, чтобы снова наброситься на него. — Вы чудовище!

Стражники беспокойно переминались с ноги на ногу.

Рука принца снова поднялась.

Эмма собралась с духом.

Сандре на мгновение замер, потом, овладев собой, опустил руку.

— Скажите мне, кто на самом деле Мститель, и мы покончим с этим неприятным инцидентом.

— Я же вам сказала. Я Мститель. — Ясно было, что он ей не верил, но этот ответ давал ей какое-то дикое удовлетворение. — Я Мститель и отплачу за смерть Эмеи.

— Полагаю, ночь в темнице охладит ваш пыл и напомнит о надлежащем поведении будущей принцессы.

Будущая принцесса? Он еще на что-то надеется?

— Я никогда не выйду за вас! — отрезала Эмма.

— Посмотрим. — Сандре наблюдал за ней, словно оценивая ее решимость. Кровь красной струйкой текла по его бледной шее.

— И вы никогда не женитесь на мне. Я вам не подхожу. Я непослушная, а вы хотите именно послушания.

— Вы не знаете, чего я хочу.

— Знаю. Вам нужна молодая женщина из чужой страны, без родных, которые могли бы защитить ее. Вы будете оскорблять ее, обманывать, заставлять выполнять все, что вы требуете, зная, что у нее нет возможности сопротивляться. — Эмма перевела дух и немного тише добавила: — А когда она вам надоест, сможете избавиться от нее, как избавились от Эмеи, и никто ничего не заметит и не встревожится.

Удивленный Сандре поднял брови.

Эмму бросило в дрожь. Она поняла, что Сандре все еще считает ее идеальной женой.

— Эмея предупредила меня, что вы собой представляете, — закончила она.

Притворное благодушие Сандре исчезло, сменившись злобой.

— Отправьте ее вниз, — приказал он.

Эмма под конвоем Квико и другого охранника вышла во двор, потом через каменную арку и начала спускаться по узким лестницам, освещенным только факелами на стенах.

Низенький жирный человечек сидел в кресле, фальшиво насвистывая. Завидев Эмму, он осклабился, открыв черные зубы, и потрепал ее по подбородку, потом встал по стойке «смирно», сообразив, что позади тюремного отряда идет принц.

Принц вытащил большое железное кольцо с двумя ключами.

— Готзон, эта узница — моя.

Готзон нахмурился, но кивнул и, как только принц прошел, снова принялся насвистывать.

Они миновали еще одну лестницу. Факелы встречались все реже, принц Сандре взял последний.

— Мы не тратим свет на наших заключенных, — сказал он и пошел по коридору.

Эмма спотыкалась на неровных камнях и, проходя, рассматривала камеры. Решетки были толстые, черные и блестящие, будто их каждую неделю чистили.

Принц Сандре остановился перед одной дверью и распахнул ее ногой.

— Это особая камера. Мы бережем ее для самых важных заключенных. Говорят, сам король Ринальдо провел здесь свои последние дни. Как видите, — он махнул факелом внутрь, — условия весьма роскошные, тут есть кровать, чего в большинстве камер нет.

— Это же просто яма!

— Видели бы вы другие камеры. Но возможно, вы передумали и хотите возвратиться со мной наверх?

Оттолкнув стражников, Эмма шагнула внутрь.

Сандре кивнул, будто ничего иного не ожидал.

Дверь закрылась. Принц запер замок. Все тем же беспечным тоном он сказал:

— Истинное преимущество состоит в том, что ключ только у меня одного. Но меня вы презираете. Предпочитаете оказаться под надзором Готзона?

Желчь обожгла горло Эммы.

— Нет.

— Видите, я не так плох, как вы предположили, А теперь идите, сядьте на кровать. Здесь станет, совсем темно, когда мы покинем камеру. — Сандре повернулся и, хлопнув Квико по плечу, спросил: — Как твоя жена? Она оправилась от раны? Без нее мой кабинет весь в пыли.

Когда они уходили, Эмма заметила сочувственные взгляды стражников. Только Квико посмотрел на нее так, что ей захотелось сжаться в комок.

Прежде чем свет факела исчез, Эмма поспешила к койке и села. Здесь, в холодной сырости темницы, сказывалось падение со спины Старого Нельсона. Она тогда сумела прикрыть лицо руками, и от удара они покрылись большими кровоподтеками. Колено болело, поскольку она ободрала его даже сквозь костюм, и, кажется, повредила бедро.

Койка была узкая, одеяло тонкое, а темнота такая, что Эмма ничего не видела… но все слышала: как бегали по полу крысы, как текла по стенам вода, как насвистывал охранник наверху.

В животе у нее заурчало, и она вспомнила, что поела сегодня только один раз. Где-то рядом что-то разлагалось, и от запаха подкатывала тошнота.

Майкл жил здесь два года.

Где он теперь? И сколько времени ему потребуется, чтобы спасти ее?

На следующий день — по крайней мере, Эмма думала, что это было на следующий день, — свет факела известил о появлении принца.

Он пришел за ней. Принц Сандре со своим кузеном Жан-Пьером.

— Вы готовы вспомнить, что мне задолжали? — спросил Сандре.

Эмма сжала холодную металлическую трубу каркаса кровати.

— Я задолжала вам смерть.

Принц отпер дверь.

— Выходите.

— Лучше я останусь здесь, нежели с вами.

Жан-Пьер шагнул в камеру, схватил Эмму за руку и потянул наружу.

— Не разговаривайте так с вашим принцем!

Она вырвалась.

— Он не мой принц! Я англичанка. Мой монарх — королева Виктория, и она не убийца.

Сандре, взяв ее за подбородок, повернул лицом к себе.

— Вы голодны? Наверху для вас есть еда… если будете вести себя прилично.

— Что вы собираетесь делать — морить меня голодом, пока я не покорюсь? — Эмма не ела так давно, что эта тактика показалась ей действенной.

— Морить голодом — резкое выражение, — любезно сказал Сандре. — Но я действительно знаю, как использовать пищу, чтобы добиться цели.

Эмма плюнула ему в лицо.

Меньше чем через минуту она снова оказалась в камере, но на сей раз была за руку прикована цепью к стене.

Когда в следующий раз в коридоре появился свет, Эмма четко понимала смысл фразы Сандре о пище. Она слизывала воду с осклизлой стены и так хотела есть, что, когда Жан-Пьер вошел к ней, ноги у нее подогнулись. Ему пришлось вскинуть ее на плечо и вынести в коридор.

Эмма подумала, что Сандре был бы доволен.

Жан-Пьер донес ее до личных покоев принца и усадил за стол со скудной пищей.

Но когда она потянулась к тарелке, Сандре ударил её по руке.

— Я сам покормлю вас, — сказал он.

Эмма позволила ему это, поскольку пальцы у нее так дрожали, что она сомневалась, сможет ли донести кусок до рта. И, несмотря на искушение, не укусила его руку.

Она успела проглотить только несколько кусочков, когда принц сказал:

— Довольно.

Эмма смотрела на него диким зверьком.

— Идите переоденьтесь, — сказал принц. — От вас пахнет, и я не желаю видеть вас в этом нелепом наряде.

Эмма посмотрела на грязные мокрые остатки савана Мстителя.

— Это вполне подходящая одежда для темницы.

Сандре с улыбкой наклонился к ней.

— Вам не нужно оставаться там.

Если бы она не знала правды, то видела бы только доброго любезного принца, которого он старательно изображал.

— Я должна.

Принц Сандре выпрямился.

— Вы сейчас переоденетесь, или я сам это сделаю, но на вас будет приличное женское платье, — Он указал на ширму в углу. — Идите туда.

Она встала.

— Но сначала… — сказал Жан-Пьер.

Он хотел увидеть, нет ли шрама на ее плече.

Они оба повалили Эмму на пол, не заботясь о том, что ей больно и ее тело все в синяках. Сандре вжимал ее лицом в толстый ковер, а Жан-Пьер искал следы пули. Эмма задыхалась от унижения.

— Она могла быть Мстителем, но это не так. Я его ранил. — Жан-Пьер удовлетворенно хмыкнул. — Вероятно, она знает, кто он. Если позволите, ваше высочество, я могу добыть у нее эти сведения.

— Нет. Никаких пыток. В этом нет необходимости. — Сандре, словно издеваясь, заботливо убрал волосы со лба Эммы и помог подняться на ноги.

Прикосновения принца вызывали в ней отвращение. Прижав костюм к груди, Эмма шмыгнула за ширму.

— Там есть гребень, вода и полотенца, — сказал Сандре ей вслед. — Воспользуйтесь ими, прежде чем одеться.

Нижние юбки были пышные, сорочка прекрасная, платье из хорошей темно-синей шерсти. В этой одежде в камере будет тепло… значит, Сандре ожидал, что она не уступит.

Негодяй! Он держал все козыри в обагренных кровью руках и наслаждался своей властью.

Что же будет? Эмма сознавала, что может некоторое время сопротивляться, но рано или поздно он победит. Ей придется выйти за него, и жизнь ее станет чередой несчастий. Она будет дрожать в его постели, извиваться под его кнутом. Помнить, что он живет за счет легковерных игроков, убивает и мучает невинных людей. И будет беспомощна и не сможет остановить его. В конце концов, не стерпев всех этих ужасов, она покончит с собой.

Эмма прислонилась к стене.

Покончит с собой? Нет, раньше он покончит с ней.

И винить ей нужно только себя. Она слышала, почему умерла Эмея. И вот, не совладав с собой, переоделась Мстителем и попала в руки стражников.

Ей было жаль, что она не может сказать Майклу, как сокрушается о своей глупости. Эмма впуталась в эту заваруху, прекрасно все сознавая… но каждую минуту, проведенную в тюрьме, она молилась, чтобы кто-нибудь — она ли, Майкл, Рауль Лоренс — отомстил Сандре за убийство Эмеи.

Она хотела бы видеть, как Сандре горит в адском огне.

— Мисс Чегуидден! Вы готовы? — окликнул принц.

Эмма вышла из-за ширмы, уже похожая на себя прежнюю, с вызывающим взглядом… хотя он и задержался на столе, где еще осталась кое-какая снедь.

Сандре подвинул ей стул.

— Садитесь и ешьте, мисс Чегуидден, а я тем временем изложу вам наш план.

Эмма не колеблясь сразу села.

Принц положил руки ей на плечи, и она, вздрогнув всем телом, замерла.

Сандре впился пальцами в ее кожу, а когда она скорчилась от боли, засмеялся и отпустил ее.

— Расскажи ей, что мы придумали, Жан-Пьер.

— Вы знаете, кто Мститель, мисс Чегуидден? — начал Жан-Пьер.

— Да, знаю. — Эмма съела виноградину, потом другую, выпила стакан чистой воды и отхлебнула вина. Подняв глаза, она увидела, что мужчины ждут продолжения. — Мститель — это я.

Она думала, что теперь они уберут еду, но Жан-Пьер лишь с раздражением отвернулся, а на губах Сандре заиграла ленивая улыбка.

— Я тебе говорил, Жан-Пьер, она не уступит. — Сандре подвинул хлеб ближе к Эмме. — Мы следим за вашими друзьями. Мы решили, что Бримли достоин доверия, так же как и этот лакей, Генрих. Жан-Пьер подозревает лорда Фанчера, но я полагаю, это просто нелепо. Еще мой кузен считает, что Мстителем может быть Майкл Дьюрант, но это маловероятно. Я утверждаю, что его воля сломлена — он даже стыдится написать отцу, чтобы тот забрал его домой.

Эмма съела треугольничек сыра бри и выпила еще воды.

— Но кто бы это ни был, — продолжал Сандре, — мы знаем, что этот человек встревожен вашим арестом.

— А как насчет леди Фанчер? — Эмму очень беспокоило, как ее добрая патронесса обходится без нее. — Она не тревожится?

— Ей нехорошо, — сказал Жан-Пьер.

Эмма уронила гроздь винограда. Ягоды покатились со стола на пол, но она этого не заметила.

— Ребенок?

— Так нам сказали. — Жан-Пьер выглядел иначе, чем во время визита в замок Фанчеров. Его белесые глаза стали еще светлее, будто душа улетела и осталась лишь оболочка человека.

— Если бы вы были хорошей девочкой, то вернулись бы в дом Фанчеров и стали помогать дорогой Элеоноре, — упрекнул Эмму Сандре.

— Если бы вы не убили Эмею, Элеонора не заболела бы от горя, — парировала она.

Сандре схватил ее за косу и с силой дернул назад.

— Мисс Чегуидден, вы напрашиваетесь на неприятности!

— Нет, я прошу о правосудии.

— Уберите еду, — посоветовал Жан-Пьер.

Эмма успела сунуть остатки хлеба в карман.

Сандре вручил ей яблоко.

— Послушайте меня, мисс Чегуидден. Я объявил всем, что мы поймали Мстителя и повесим его в воскресенье.

Холодок пробежал у нее по спине.

— На самом деле никто не собирается вас вешать, — уверил ее Сандре.

— Нет? — Жан-Пьер искренне удивился.

— Нет. Будь цивилизованным гражданином, Жан-Пьер, — укорил Сандре и повернулся к Эмме. — Вы будете приманкой. Мы рассчитываем, что настоящий Мститель попытается спасти вас, и мы его схватим. Все просто!

— Просто, — сказала Эмма. — Но это не сработает. Меня некому спасать. Мститель— это я.

— Вы когда-нибудь видели казнь через повешение, мисс Чегуидден? — небрежно спросил Сандре. — Очень интересное зрелище. Если все сделать правильно, агония может продолжаться долгие часы.

— Спасибо, что предупредили. — Сердце Эммы замедлило бег, кровь застучала в висках.

— Но без этого вполне можно обойтись. Есть альтернатива. — Сандре был само очарование.

Эмме хотелось заткнуть уши.

— Вы должны в воскресенье выйти за меня замуж.

— Замуж за вас? За хладнокровного убийцу жены вашего кузена? Милой доброй женщины, чьим единственным недостатком было простодушие? Нет! Я всего лишь компаньонка, но, уж поверьте, никогда не унижусь до такого.

Эмма снова оказалась в темнице, и теперь уже обе ее руки были прикованы к стене. Она понимала, что в конце концов принцу надоест ее сопротивление и он сделает с ней то же, что с Эмеей: ее изуродованное тело найдут на камнях под террасой дворца.

Что ж, чем скорее, тем лучше. Как Сандре и Жан-Пьер, Эмма надеялась, что Мститель обязательно придет спасать ее. Он может проникнуть в королевский дворец и напасть на принца, но… не сумеет победить.

Дьюрант однажды вырвался из этого ада, и Эмма не хотела, чтобы он туда вернулся.

В следующий раз ему не удастся выйти отсюда живым.