Прочитайте онлайн Джентльмен-разбойник | Глава 31

Читать книгу Джентльмен-разбойник
2018+794
  • Автор:
  • Перевёл: Е Тарасова
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 31

— Негодяй! — выдохнула Эмма.

В Мстителя стрелял Жан-Пьер. Он ранил Майкла Дьюранта.

Эмме самой захотелось убить Дьюранта.

Подняв голову, он встретился взглядом с ее отражением в зеркале.

— Я велел ему не говорить вам. Зачем он привел вас? — Обмакнув перо в чернильницу, он продолжал писать.

Его голос был хрипловатым, как всегда.

Конечно. Неудивительно, что Мститель за все время их встреч сказан ей только одно слово. Не акцент он пытался скрыть, а характерную хрипоту!

Лживый мерзавец!

Она пригляделась к нему.

— Вы так бледны, что и пудра не требуется. У вас кровь на спине и на груди… Левую руку можете поднять?

Эмма спросила это потому, что его слегка посиневшая рука лежала на коленях ладонью вверх. Дьюрант не возражал ей и сидел, слегка покачиваясь.

— Ложитесь на кровать, не то будет поздно! — резко приказала Эмма. — Нужно извлечь пулю.

— Пуля прошла навылет. И я должен закончить этот список информаторов, пока не забыл.

— Пока не умер?

— И это тоже. — Казалось, Дьюранта совершенно не заботила такая перспектива, равно как и то, что Эмма теперь знает, кто он. Вероятно, Майкл полагал, что ей, в конце концов, станет известно это. Очевидно, он считал, что Эмма воспримет это с надлежащей британской выдержкой.

Открыв сумку, Эмма достала полотенца, пинцет и маленькую бутылочку сернистой воды из источника во Франции. Намочив кусок льняного холста, она приложила его к ране и злорадно улыбнулась, когда Дьюрант вздрогнул.

— Больно!

Он получил по заслугам!

— И воняет, — добавил он.

— Сера поможет остановить воспаление. — Эмма осмотрела рану. — Вам понадобится серьезное лечение. Пуля разорвала костюм, и кусочки материи попали в рану.

Со вздохом Дьюрант положил перо и посмотрел на нее, впервые с того момента, когда она вошла в комнату.

— Эмма, послушайте меня, это очень важно.

Если он скажет, что любит ее, она ответит, что ее это не волнует.

— Я составил перечень осведомителей, добровольно или вынужденно работающих на принца. Вы должны проследить, чтобы Рубио доставил список Раулю Лоренсу.

Вот теперь Эмма окончательно убедилась, что безнадежно глупа, раз ждала, что он объявит ей о своих чувствах. Ей захотелось стукнуть себя.

Нет, она хотела стукнуть его.

— Эмма, вы обещаете?

— Конечно. Я уже помогала вам. Вряд ли подведу теперь.

— Эмма… — мягко произнес Дьюрант.

Он, наконец, догадался, что она расстроена. И побелел еще больше, хотя казалось, что такое невозможно.

Ей это было безразлично.

«Мерзавец! Если он не умрет, я убью его!» — решила Эмма.

— Ложитесь в постель.

— Я мечтаю, чтобы вы сказали мне то же самое, но при других обстоятельствах.

Он воображает, что может по-прежнему флиртовать с ней?!

Майкл встал. Пошатнулся.

Эмма бросилась вперед и, обняв его за плечи, поддержала.

Он тяжело привалился к ней, потом выпрямился.

Циничный, упрямый, самонадеянный прохвост! Обвел ее вокруг пальца!

— Что вы сказали? — спросил Дьюрант.

Эмма была дочерью священника. И ничего подобного, конечно, не думала. И уж конечно, не говорила вслух.

— Я сказала «ложитесь».

— Я так и понял.

Как он смеет сейчас шутить? Эмма помогла Майклу добраться до аккуратно заправленной кровати.

Сегодня вечером он целовал ее чресла, потом, меньше чем через полчаса, разговаривал с ней в бальном зале, притворяясь, что ничего не произошло, что он не был в ее спальне вчера и каждую ночь до того. Что исполнил ее желания заняться с ним любовью, не заставил бодрствовать до рассвета, беспокоясь о нем.

Эмма была так разъярена, что ее просто трясло. Она почти забыла о том, что он может умереть от этой небольшой раны и вероятной инфекции.

— Как вы это делали?

— Вы о нашей встрече или?..

— Я о вашем костюме, лошади, свободе творить возмездие под покровом ночи, когда вам полагалось сидеть взаперти.

— Рубио чудеса творит с одеждой. Когда я оказался в тюрьме, мои морикадийские друзья спасли моего Старого Нельсона.

— Старого Нельсона…

— Мою лошадь. В пещере под вдовьим домом есть конюшня. — Голос Дьюранта слабел и становился все более хриплым.

— Ясно. У вас было все, чтобы стать Мстителем, кроме свободы. Дайте подумать… Слуги Фанчера морикадийцы, и не слишком бдительные, когда дело касается Мстителя.

Она действительно дурочка! Бримли говорил ей, что морикадийцы не так просты, как это кажется на первый взгляд. Действия Майкла подрывали благосостояние и престиж, де Гиньяров. Конечно, слуги хотели, чтобы он имел возможность разъезжать по ночам.

— Лорд Фанчер морикадиец. Он тоже участник этого заговора?

— Возможно. — Майкл задумчиво качнул головой. — Я никогда не спрашивал его об этом, но если это так, то Фанчер, пожалуй, скорее закрывал глаза на происходящее, нежели активно помогал.

Эмма склонилась над раной.

— Не сердитесь на меня, — шептал Майкл. — Я знаю, вы сейчас думаете о том, как я поступил с вами.

— Вы понятия не имеете, о чем я думаю. — Взяв пинцет, она вытаскивала из кровоточащей раны обрывки черного плаща и белого савана.

Майкл не ответил — он потерял сознание.

Хорошо. Он ничего не чувствует, хотя ее это не должно волновать.

Эмма провела ладонью по его руке. Рука была холодная и безжизненная. Неужели пуля перебила нервы, артерию? Эмма этого не знала, но при всей своей злости на Дьюранта не хотела ампутировать руку.

Она подняла голову и увидела Рубио.

Если бы Дьюрант не лишился чувств, Эмма заставила бы Рубио рассказать ему, как живется человеку без руки, с тем чтобы наказать его за безрассудство. Он должен знать, как близок к тому, чтобы остаться калекой.

Рубио захромал к кровати.

— Как он?

— Замечательно. — Эмма продолжала вытаскивать из раны клочки ткани.

— Тогда почему вы плачете?

— Я не плачу. — Эмма вытерла слезы. — На столе лежит список. Вы должны доставить его Раулю Лоренсу. Это важно.

Рубио просмотрел бумагу, сложил листок и убрал в карман.

— Он соображал, что делает? — выпалила Эмма.

— Вы имеете в виду его поездки в образе Мстителя? — Рубио усмехнулся, показав два сломанных зуба. — Да. Сидя в тюрьме, он придумал способ подорвать господство де Гиньяров. И, благослови его Господь, это сработало.

Когда она думала об опасности, которой Дьюрант подвергал себя, о том, как использовал маскировку, чтобы соблазнить ее…

— И чего, по его мнению, он может добиться?

— Он намеревается уничтожить Сандре.

— Наряжаясь призраком? — Эмма вложила в свои слова максимум презрения.

— Сэр Дьюрант собирается все сведения передать новому королю. Заставить иностранцев покинуть страну и подорвать доходы Сандре. Распространить слухи о возвращении законного короля. Сражаться, если придется, и убить ради отмщения.

Эмма некоторое время смотрела на Рубио, потом снова занялась Дьюрантом.

— Снимите с него брюки, — приказала она. Когда Рубио заколебался, она возмущенно взглянула на него. — Я все это уже видела. У него переохлаждение, так что снимайте с него все мокрое и закутайте в одеяло, иначе не миновать лихорадки. — Не глядя она стала разматывать шарф на его шее.

Рубио раздел Дьюранта и тепло укрыл. Взглянув на Эмму, камердинер увидел, что она смотрит на горло Майкла.

— Когда он вышел из тюрьмы, то вообще не мог говорить, — сказал Рубио.

Не мог говорить? Это она не может говорить!

Отметины на шее Дьюранта были такие, будто его обмотали цепью и тащили на ней, привязав к лошади. Кожа красная, в шрамах от нижней челюсти до яремной выемки… Они едва зажили. И никогда не исчезнут.

— От чего это?

— Де Гиньяры любят вешать.

— Я об этом уже слышала. Сегодня вечером, от принца.

— Сандре сказал правду. Им нравится накинуть человеку на шею веревку, вздернуть его, чтобы он бился в судорогах, хватался за горло, и смерть подкрадывалась к нему так медленно, что он мог сосчитать удары своего сердца.

— Они повесили Майкла? Что же спасло его?

Рубио хрипло рассмеялся.

— Их горячее желание повесить его снова. Через пятнадцать минут жертву снимают, приводят в чувство и вешают опять, наслаждаясь этой борьбой со смертью. Ужасно сознавать, что ты умрешь под хохот своих мучителей.

Эмма взглянула на шею Рубио и увидела такие же следы от веревки над накрахмаленным воротником.

— Я был не один. Их не заботило, что они изувечили меня. Они вешали, снимали, снова пытали. О нем, — Рубио кивнул на Дьюранта, — они заботились. Потому что его семья имеет деньги и влияние. Потому что он не сломался. Потому что убедил их, что кое-что знает.

— Действительно знает?

— Понятия не имею. Но если и так, он поборол боль и страх, чтобы сохранить свою тайну. — Рубио говорил, явно восхищаясь Майклом.

Конечно, он человек простой и прямой.

А она женщина, которую обманули.

Эмма снова занялась раной Майкла.

— Мне нужны теплые мешочки с песком. Нужно согреть руку, чтобы восстановить кровообращение.

— Сейчас. — Каблуки Рубио застучали по каменному полу. Потом он вдруг остановился. — Кто-то должен нарядиться Мстителем и заменить Майкла, пока он ранен, — обратился камердинер к Эмме.

— Тогда найдите кого-нибудь.

— Это не так-то легко. Морикадийцы всегда слыли лучшими наездниками в мире, но сейчас никто из них не может позволить себе иметь лошадь. А если кого-нибудь схватят, то семь раз повесят, прежде чем он умрет.

— Тогда роль останется вакантной. — Эмма опять сосредоточилась на спасении руки Дьюранта.

— Мститель уменьшил доходы принца, вынуждая уезжать из страны любителей азартных игр. Мститель дал надежду простым людям. Они верят, что его появление — это предвестие возвращения настоящего короля. Больше того, Мститель показал, что принц — бездарный дурак! — Рубио хрипло расхохотался. — Он выставил Сандре на посмешище. Мститель сделал для Морикадии много хорошего. Вы не можете допустить, чтобы его усилия пошли прахом.

— Я вас не понимаю, — раздраженно отозвалась Эмма.

Но она все поняла.

Принц сидел в своем кабинете и просматривал бухгалтерские книги. Огонь в камине колебался под порывами внезапно налетевшей грозы. Бегания, жена Квико, бесшумно двигалась по комнате, вытирая пыль. Какая тихая, мирная сцена… и она сейчас закончится, подумал Жан-Пьер.

Он стоял в дверях, дрожа от холода и страха, с него текла вода.

— Ну? — Сандре даже не поднял головы.

— Я ранил Мстителя, мой принц.

Принц положил перо на промокательную бумагу, поднял голову, скрестил руки и улыбнулся:

— Надеюсь, не смертельно?

— Нет. — Жан-Пьер перевел дыхание, чтобы голос звучал ровно. — Он сумел скрыться.

Улыбка Сандре исчезла.

— Скрыться?!

— Монсеньор, я был осторожен, чтобы не убить его, боюсь, слишком осторожен. — Жан-Пьер спешил выложить хорошую новость. — Но я видел, что попал в него. Он покачнулся в седле, он тяжело ранен. Его можно найти!

Сандре молча смотрел на Жан-Пьера. Потом встал, открыл ящик стола и вытащил пистолет.

Жан-Пьер приготовился умереть.

Сандре поднял пистолет, прицелился в Жан-Пьера, потом повернул дуло и выстрелил в Бетанию.

Женщина, закричав, упала. Корчась на ковре, она держалась за бедро.

Спокойно, будто стрелять в людей было обычным делом, Сандре положил пистолет обратно. Перекрывая крики Бетании, он отчеканил:

— С тех пор как появился Мститель, серьезно упали доходы от игорных залов и гостиниц. Ты слышишь этот звук?

Жан-Пьер посмотрел на Бетанию.

— Да, ваше высочество. — Как он мог не слышать?

— Я не о ней. Другой звук. Слушай! — Сандре поднял вверх указательный палец.

Жан-Пьер не слышал ничего, кроме женских стонов.

— Это смех жителей Морикадии. Ты знаешь, над кем они смеются?

Жан-Пьер покачал головой.

— Надо мной. Смеются, потому что Мститель все еще разъезжает по нашим дорогам. — Сандре уперся рукой в стол и подался вперед. — Никто не смеет потешаться над принцем Сандре де Гиньяром!

— Да, ваше высочество.

— Скажи стражникам, чтоб нашли Мстителя. И если не найдут, каждые три дня стрелять в жену или ребенка.

Жан-Пьер не мог поверить своим ушам.

Принц сошел с ума!

Он добьется своего. Подобные меры подхлестнут охрану, как ничто другое.

— Убери ее отсюда. — Сандре потер виски. — От этих воплей у меня голова разболелась.

Жан-Пьер бросился вперед, подхватил кричащую женщину на руки и двинулся к двери.

— Жан-Пьер, — окликнул Сандре.

Жан-Пьер обернулся.

— Я поручаю тебе стрелять в их родных, так что лучше найди Мстителя скорее, иначе по ночам глаз не сомкнешь.