Прочитайте онлайн Джентльмен-разбойник | Глава 28

Читать книгу Джентльмен-разбойник
2018+672
  • Автор:
  • Перевёл: Е Тарасова
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 28

Эмма заблудилась. Заблудилась в королевском дворце. Она вышла из дамской комнаты, оказалась одна и без размышлений свернула налево.

Очевидно, ей нужно было свернуть вправо. Дворец оказался настоящим лабиринтом переходов и лестниц. Эмма бродила по темноватым холлам, надеясь встретить кого-нибудь, кто помог бы ей. Не преуспев в этом, она решила найти ярко освещенный коридор, который приведет ее к бальному залу.

Но ничего похожего вокруг не было.

Увидев вдалеке свет, она живо направилась туда и увидела террасу, освещенную луной, сиявшей в чистом темном небе. Эмма без сил прислонилась к стене и стала раздумывать, пойдет ли кто-нибудь искать ее или она навсегда пропадет в этой ужасной пародии на сказку про Золушку.

Коридор здесь сворачивал влево. На стене, через определенное расстояние, висели подсвечники с одинокой горящей свечой. В коридор были открыты многочисленные двери, и в каждом дверном проеме она видела лунный свет. Значит, коридор идет параллельно террасе, Эмма пошла по нему, заглядывая в темные комнаты. Увидев дверь на террасу, она поспешила туда, вышла, подошла к балюстраде и огляделась.

Дворец был построен по средневековым правилам: внизу кухни, жилые помещения выше. Она стояла на втором этаже, скалы обрывались вниз, и хотя вид был великолепен, не было никакой лестницы, никакого пути вниз, На нижний уровень, где она могла бы найти слуг, которые, наконец, указали бы дорогу к бальному залу.

Ветерок освежал лицо Эммы. На горизонте мерцала молния, освещая острые пики гор. Было неестественно, до жути, тихо.

Эмма задержалась на мгновение, задаваясь вопросом, куда Мститель отправился сегодня вечером. В безопасности ли он?

Ее сердце учащенно забилось.

Скоро ли они смогут слиться вместе, грудь к груди, сердце к сердцу, задыхаться от страсти, любить? Она прижала руку ко рту, пытаясь прогнать с лица глупую улыбку. Это было недопустимо, но весь день она время от времени вспоминала их единение, блаженство, впервые возникшее ощущение себя самой частью другого.

Когда он придет к ней снова?

Никогда, если она не доберется до бального зала и не убедит принца Сандре поделиться планами поимки заклятого врага.

Эмма решительно повернулась и вышла в коридор. Мимоходом она подумала о Майкле Дьюранте. Окажись он здесь, она благополучно вернулась бы обратно.

Снова она шла, заглядывая в двери. Комнаты была освещены только лунным светом, но сумерки не скрывали роскоши. Минуя череду прекрасно обставленных апартаментов, Эмма сообразила, что каким-то образом вышла к королевским покоям.

И внезапно она заметила движущуюся по террасе в том же направлении, что и она, фигуру.

Она остановилась, но он продолжал идти.

Поспешив вперед, Эмма заглянула в следующую дверь.

И опять увидела незнакомца и развевающийся черный плащ.

И снова он исчез.

Подхватив юбки, Эмма бросилась к следующей комнате.

Он шел так же быстро, как и она.

И внезапно она разглядела под плащом рваный саван.

Мститель!

Эмма бежала дальше и видела его, опять бежала и вновь видела.

Но в очередном дверном проеме она не обнаружила никого.

Эмма немного подождала, потом помчалась назад. Вернулась.

Он ушел.

— Нет! — Она влетела в залитую лунным светом комнату, задевая юбками мебель, ринулась к окну. Прижалась лбом к холодному стеклу, надеясь рассмотреть хоть что-нибудь.

Мстителя нигде не было.

— Вернись, — прошептала Эмма.

Чья-то рука зажала ей рот, не позволив вскрикнуть, и у нее бешено заколотилось сердце. Конечно, это был Мститель! Потом он привлек ее к себе, и радость сменилась ужасом.

Кто этот незнакомец, который обнимает ее? Это, без сомнения, джентльмен. От него пахло не кожей и лошадью, а мылом и чистым полотном. Издав приглушенный возглас, Эмма попыталась вырваться.

— Ш-ш-ш… — почти беззвучно прошелестело предупреждение.

Он повернул ее лицом к себе.

Маска. Костюм из белого тряпья.

Мститель. Он пришел к ней!

На миг единственная мысль овладела Эммой. Он может говорить!

Потом Эмма заметила — что-то не так.

Он надел маску, но не обычную, белую — эта была темной. В свете луны казалось, что пудра, которой он обычно покрывал кожу, отсутствовала.

Он выглядел другим, лицо более тонкое, подбородок решительный, нос…

И запах другой. И выглядел он не так, как обычно.

— Это действительно вы? — неловко спросила Эмма.

Он усмехнулся и, подняв пальцами ее подбородок, поцеловал.

О! Она расслабилась… Это он, все правильно. Она помнила его вкус, то, как он приоткрывал ее губы, ласкал языком ее язык. Руки Эммы легли на его плечи, она шагнула ближе, чтобы прижаться к нему грудью.

Не прерывая поцелуя, он поднял ее и усадил на маленький столику стены.

Столик покачнулся.

Пискнув как мышь, Эмма ухватилась за края.

— Ш-ш-ш, — снова предупредил Мститель.

— Что вы делаете?

Никакого ответа.

— Как вы меня нашли?

Никакого ответа.

Вместо этого он легко провел пальцами по ее лбу, щеке, губам, ключицам и задержался на выпуклости груди.

В его прикосновении было напоминание, что он владеет ее сердцем.

Ярко светила луна, но они находились в тени. Кругом стояла тишина, только где-то тикали часы. Стол под ней был твердым и холодным, ноги не доставали до пола.

— Вы можете говорить, — произнесла Эмма. — Так скажите мне…

Указав на горло, как всегда обмотанное длинным белым шарфом, он издал хриплый звук.

Да, даже вчера ночью, когда тела их сплелись, у него на шее был шарф.

— Хорошо. Но когда-нибудь я смогу услышать ваш голос?

Он кивнул.

— И увижу ваше лицо?

Он приложил ладонь к сердцу. Очевидно, это означало «да».

Взяв руки Эммы, он отвел их в стороны и смотрел на нее так, будто не мог поверить.

Она угадала его мысли: этот элегантный наряд вовсе не платье простой компаньонки, с которой он встретился в первый раз.

— Я танцую и улыбаюсь, — шептала она. — Но это ничего не значит. Я сделаю все, чтобы узнать планы принца, касающиеся вас.

Мститель неодобрительно хмыкнул. Наверное, он возражал тем самым против подобных намерений Эммы. Или он ревнует?

— Я не остановлюсь, — сказала Эмма. — Сандре одержим желанием схватить вас и показать всем, что он держит страну железной хваткой. Это уже не просто гордость. Если принц не преуспеет в этом, он опозорен.

Глаза Мстителя не отрывались от лица Эммы, руки гладили ее открытые плечи. Он поднес ее пальцы к губам и целовал по одному.

Прислонясь к стене, Эмма смотрела, как он целует ее ладони. От каждого его прикосновения и поцелуя дыхание сбивалось.

— Мы не можем заняться любовью здесь. — Она дотронулась до его подбородка. Это слишком опасно.

Он указал на нее и на себя.

— Да, — сказала она. — Для нас обоих.

Мститель улыбнулся и… поднял ее юбку.

— Нет. — Эмма попыталась одернуть подол. — Это невозможно!

Он прижал ее руки к краям столика и знаком показал, что не нужно двигаться. Став перед ней на колени, он снова поднял ее юбки. Когда он скользнул под них, Эмма сдавленно вскрикнула.

Эмма попыталась сжать ноги.

— Нет! — Замешательство и смущение охватили ее. — Не надо…

Он ласкал ее икры в шелковых чулках, гладкие и теплые. Играл с подвязками. Его руки, несмотря на ее протесты, украдкой пробирались вверх, скользили по нежной коже внутренней стороны бедер.

Эмма пыталась отодвинуться, но столик предательски качнулся под ней, и она снова ухватилась за края.

Этот человек соображает, что делает? Похоже, у него есть определенное намерение, поскольку он развел ее ноги, подхватил под бедра, поцеловал лодыжку. Потом колено.

Потом…

Никогда в жизни не испытывала Эмма такого шока.

— Нет! Пожалуйста!

Возможно, он ее не слышал или ее возражения его не волновали.

Через мгновение ее это тоже перестало волновать.

Мужчина, обольстивший ее одним поцелуем, теперь своими ласками сводил ее с ума. Он целовал ее сначала нежно, потом все настойчивее нажимая на потайную ложбинку, исследовал языком средоточие наслаждения с неторопливостью, которая, казалось, доказывала, что он… тоже получает удовольствие.

Эмма изо всех сил вжималась спиной в стену, пытаясь отодвинуться.

Или успокоиться.

Но главным образом отодвинуться.

Это превосходило все, что она когда-либо воображала. Ей делалось невыносимо оттого, что он пробует ее на вкус… и чувствует, как ее чресла покрываются влагой.

— Нет, — прошептала она снова и покачала головой, словно он мог видеть это.

Его язык двигался медленно, будто смакуя аромат ее… неудовольствия, ласкал ее внутри, и машинально ее внутренние мышцы сжались, чтобы удержать его.

Он засмеялся. Эмма не могла слышать его, но ее восприятие было настолько обострено, что она почувствовала, как весело приподнялись уголки его губ, как зубы коснулись нежной плоти, как его горячее дыхание обжигает плоть.

Она почти достигла кульминации.

Нет. Нет! Это неправильно, что он творит с ней такое, пока она беспомощно сидит, неспособная оттолкнуть его, уйти, сделать что-нибудь, кроме как принимать это безжалостное удовольствие, которое он доставлял ей.

Она попыталась остановить его.

Столик шатался, как будто под дворцом произошло землетрясение.

Удерживая ее за бедра, он посасывал чувствительный бутончик, и Эмма действительно почувствовала землетрясение. Сначала он поглаживал губами маленькую точку, потом стал интенсивно посасывать, заставляя Эмму задыхаться, впиваясь ногтями в его плечи. Наконец от нежного укуса Эмма содрогнулась так, что забыла про свое смущение, бал, принца — словом, про все. Существовала лишь эта сладкая истома и мужчина, вызвавший в ней шквал экстаза.

Спина Эммы выгнулась, слезы потекли по щекам. Она всхлипывала и стонала. Волны острого наслаждения захлестывали ее, одна за другой, пока, наконец, ее перенапряженные нервы больше не могли выдержать, и она обмякла, едва не упав на пол.

Мститель поцеловал ее в последний раз и выскользнул из-под ее юбок, его руки задержались на ее ногах, словно он не хотел отрываться от ее столь желанного для него тела. Он встал, поддержав Эмму, Смахнул слезы с ее щек. Легко поцеловал ее, и она почувствовала свой вкус на его языке.

Это потрясло ее и безумно понравилось, как будто она оставила на нем свой отпечаток, очень личный, и только они двое об этом знают.

Мститель ждал, пока она придет в себя, перестанет стонать с каждым вдохом. Сняв Эмму со стола, он поставил ее на ноги. Они у нее дрожали, колени подгибались.

Обняв за талию, он повел Эмму к выходу. Прижав палец к губам, Мститель открыл дверь, выглянул и с поклоном вывел ее в коридор.

Она не знала, куда они шли, пока, наконец, не услышала музыку и голоса. Вскоре Эмма увидела огни бального зала. Она остановилась, понимая, что должна вернуться туда. Ничего она так не желала, как остаться с Мстителем, где она могла быть собой, где была в безопасности и любима. Так любима!

— Мститель… — Она повернулась к нему.

Он шагнул назад, вернувшись в темноту, откуда появился.

— Помните… — еле слышно прошелестело издали.

И Мститель исчез.