Прочитайте онлайн Джентльмен-разбойник | Глава 20

Читать книгу Джентльмен-разбойник
2018+702
  • Автор:
  • Перевёл: Е Тарасова
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 20

Эмма проснулась от яркого солнца и настойчивого стука в дверь спальни.

Она села, сердце у нее колотилось.

Они убили его. Убили Мстителя!

— Эмма? — Голос леди Фанчер. — Вы в порядке? Уже очень поздно. Мы ожидали, что вы подниметесь раньше.

Говорила она спокойным голосом.

Эмма огляделась. Заметила, что солнце уже высоко. Сообразила, что проспала и что от леди Фанчер меньше всего стоит ждать печальных новостей. Причин для паники нет.

— Простите, я… — Откинув одеяло, она выбралась из кровати. — Миледи, все в порядке?

— Да. Мы с Эмеей пришли, чтобы помочь вам одеться.

Эмма замерла в изумлении, словно Элеонора обращалась к ней на иностранном языке. Они здесь, чтобы помочь ей одеться?

— Я сама могу одеться, леди Фанчер.

— Мы принесли вам новые туалеты.

Эмма накинула халат. Нужно было лечь пораньше. Но она тревожилась о безопасности Мстителя и была взволнована… Вот и расплата.

— Говорила я тебе, она сочтет это странным, — послышался тихий голос Эмеи.

— Она просто устала, — твердо сказала леди Фанчер. — Она оценит все позднее, когда увидит принца.

Эмма оглядела комнату, проверяя, не осталось ли каких-нибудь признаков того, что Мститель был здесь, потом рывком открыла дверь.

Подруги прекратили пререкаться и изобразили улыбку.

— Входите, — сказала Эмма.

Леди Фанчер вошла внутрь.

Леди де Гиньяр подняла саквояж.

— Мы выбрали несколько вещей.

Эмма, выглянув, осмотрела коридор. Пусто. Она прислонилась к дверному косяку и стана разглядывать обеих дам.

Элеонора и Эмея распаковывали вещи, раскладывали их на кровати и весело щебетали. Им явно доставляло удовольствие наряжать ее, словно она кукла. Ей бы тоже это понравилось, если бы она не знала, что они стараются для принца Сандре.

— И что вы принесли? — спросила Эмма.

— После вчерашней примерки я поинтересовалась у мадам Мерсье, нет ли у нее платья, которое не подошло другой клиентке, — сказала леди Фанчер.

— Платья, что дала мне леди де Гиньяр, более чем достаточно.

Леди Фанчер притворилась, что не слышала этого.

— Ничего такого у мадам Мерсье не нашлось, но зато было вот это. Она подняла струящееся кружево. — Это шаль из бельгийских кружев со вставками индийского шелка.

— Она великолепна, но не подобает моему положению компаньонки. — Эмма умела быть не менее упрямой, чем леди Фанчер.

— Вы правы, конечно, — сдалась леди Фанчер. — У вас безупречное чувство приличия, и это будет полезно для Сандре. — Видя, что Эмма окаменела, заслышав эти слова, она добавила: — Конечно, то, что произойдет дальше, целиком зависит от вас. Так что отложим шаль и прибережем ее для вечера. А теперь посмотрите на эти манжеты и воротник. Они превратят ваше платье из прозаичного в нарядное.

— Оно и без того прекрасное, — решительно возразила Эмма, — и я высоко ценю доброту леди де Гиньяр.

— Мне оно тоже нравится, Элеонора, — обиженно промолвила Эмея.

— Мы все знаем, как критикуют любую женщину за то, что она надела платье дважды. И должны придать ему новый вид, пока мадам Мерсье не подберет для Эммы гардероб. — Леди Фанчер действовала с таким пылом, что Эмма и Эмея, переглянувшись, уступили.

Когда они закончили, на Эмме было платье, подаренное ей Эмеей, с белым кружевным воротником и манжетами, любимая старая шаль, новая шляпка из фиолетового бархата с голубыми цветами и черные кожаные туфли. Взглянув в зеркало, Эмма подумала, что выглядит как девушка, юная и невинная, перед первым появлением в свете, и в то же время почувствовала себя жертвенным агнцем.

Всю дорогу Эмма буквально заставляла себя идти вперед.

Прохожие оборачивались и приветствовали леди Фанчер и леди де Гиньяр, но завидев Эмму, начинали перешептываться.

Эмме хотелось исчезнуть. Вместо этого она старалась неторопливо шагать немного позади дам, как делала всегда.

Но леди Фанчер этого не допустила. Взяв Эмму под руку, она втянула ее в середину.

— В одном вы были правы, Эмма. С такими яркими глазами и розовыми щеками вам не нужно украшений.

В павильон вошел принц, огляделся и, заметив их, прямиком направился к ним.

Да, она именно жертвенный агнец.

— Улыбнитесь Сандре, — скомандовала леди Фанчер.

Эмма не могла. Потом пересилила себя, вспомнив, что обещала Мстителю шпионить для него.

Но улыбка вышла натянутой.

Принц этого не заметил. Вероятно, он привык к таким улыбкам, а возможно, не придавал значения неискренности.

Сандре вежливо поклонился. Воплощенная обходительность и уверенность в себе.

— Доброе утро. Элеонора, мисс Чегуидден. — Его взгляд скользнул по леди де Гиньяр. — Эмея.

Дамы, остановившись, присели в реверансе.

Почувствовав, как леди де Гиньяр дрожит всем телом, словно присутствие принца пугало ее, Эмма успокаивающе сжала ее запястье.

— Позвольте составить вам компанию на прогулке? — Сандре занял место рядом с леди Фанчер. — Мисс Чегуидден, вы сегодня замечательно выглядите, учитывая, как мало спали.

— Простите, что? — с трудом выговорила Эмма.

— У вас свеча долго горела минувшей ночью. — Сандре пристально смотрел на нее из-под опущенных век.

Сдвинув брови, Эмма отвернулась. Она не собирается давать объяснения, даже фальшивые.

— Вы действительно проснулись поздно, — сказала леди Фанчер. — Что вы делали?

Теперь у Эммы не было выбора.

— Я читала, миледи.

— Как и в прошлую ночь. — Сандре умышленно напоминал ей, что был в ее спальне. — Надеюсь, вы не синий чулок. Слишком много ума в женщине нежелательно.

Словно зная, что у Эммы руки чешутся залепить принцу пощечину, Эмея решительно стиснула ее руку.

— Помилуй, Сандре, это какое-то Средневековье! — рассмеялась леди Фанчер. — Можно подумать, она читает скандальную литературу. Джейн Остен весьма респектабельная писательница.

— Это верно. И пока дамы не засоряют свои умы серьезными литературными трудами, я одобряю книги. — Он величественно кивнул, потом вздохнул и понизил голос. — Умоляю, дамы, отнеситесь с пониманием. Мистер Гиллеспи Косгар и графиня Мартин идут поприветствовать нас. Он ирландец, горяч, богат и беззаботен; боюсь, вам придется слушать его грубый смех. Да и графиня Мартин своеобразная женщина.

— Графиня Мартин печально известна своими амурными похождениями, — прошептала на ухо Эмме леди де Гиньяр. — Да и как может быть иначе, если ее муж всякий раз ведет себя как маньяк.

Мистер Косгар, белокожий, темноволосый, с глазами, зелеными как весенняя трава, и фигурой юного бога, был одет по последнему слову моды. Эмма едва могла отвести взгляд от его до блеска начищенных черных сапог и сюртука, облегающего узкую талию.

Графиня Мартин в красоте и изысканности наряда была под стать ему и в то же время полной противоположностью — смуглая, с темными глазами и светлыми волосами, — и явно гордилась своей привлекательностью. Бедра ее при ходьбе покачивались, грудь была искушающе открыта чуть не до сосков, губы подкрашены красным. Она смотрела на принца Сандре, с вызовом вздернув подбородок.

Снова Эмея прошептала Эмме на ухо:

— У графини репутация оракула.

Эмма взглянула на нее, донельзя удивленная.

— Оракула? Вы имеете в виду, она предсказывает будущее?

— Не как те, кто просит позолотить ручку, а потом говорит, что вы отправитесь в долгое путешествие и найдете настоящую любовь. У нее отметины на ладонях, похожие на… на глаза, она делается какой-то отрешенной, потом берет за руку и велит держаться подальше от скал. — Эмея вздрогнула, но продолжила более спокойно: — Она была любовницей Сандре и не простила, что тот бросил ее. Графиня потрясающе прямолинейна и откровенна.

— А-а-а… — протянула Эмма. Это объясняло скованность принца.

— Ведите себя прилично, — упрекнула их леди Фанчер.

Мистер Косгар поклонился принцу.

Графиня Мартин — нет. Она провела пальчиками в черной перчатке по его щеке, поцеловала в губы и глубоким контральто произнесла:

— Приветствую, дорогой. Вы слышали? Прошлой ночью ваши люди устроили засаду на Мстителя.

Эмма похолодела, все мускулы в ее теле напряглись. Она ждала… ждала…

— По моей инструкции, — холодно ответил Сандре.

— Это серьезно, — мягко рассмеялась графиня Мартин. — Вы слышали, что случилось?

— Я слышал! — махнул рукой мистер Косгар. — Они положили веревку поперек дороги. Когда показался Мститель на лошади, солдаты, как я понимаю, натянули веревку, но конь преодолел препятствие, словно всадник знал про него.

Принц словно окаменел на мгновение.

— Он удрал?

— Да, ваше высочество. — Графиня Мартин почти мурлыкала от удовольствия. — Оставив ловушку позади, он взмахнул рукой, и веревка распалась на две части. — Ее взгляд переместился на Эмму, и той показалось, что графиня говорит специально для нее. — Похоже, Мститель в самом деле обладает магической силой, которую приписывают ему слухи. — Она снова переключила внимание на разъяренного принца. — Дорогой, вы снова проиграли!

Принц Сандре несся верхом по крутому склону к замку, нахлестывая коня, пока бока у того не покрылись кровью и потом.

Сверху слышались крики стражников:

— Открыть ворота принцу! Открыть ворота!

Стражники поняли, что он в ярости, и не хотели, чтобы он сорвал зло на них.

Когда принц подъехал ближе, ворота со скрежетом отворились. Сандре галопом влетел во двор, бросил поводья и, не успел жеребец остановиться, спрыгнул с седла.

Он споткнулся, вообразил, что видевшие это посмеиваются, и это еще больше распалило его. Парадные двери замка распахнулись при появлении Сандре, и он ворвался в холл.

— Где он? — рявкнул Сандре на испуганных слуг. — Где Жан-Пьер?

— Он в караульном помещении, ваше высочество, — дрожащим голосом ответил дворецкий.

Сандре свернул в древнюю часть здания, где отделка не менялась веками. Здесь жили слуги, ела и пила стража в свободное от службы время. Сапоги принца грохотали по каменному полу, шпоры звенели, гнев нарастал с каждым шагом.

У входа в караульное помещение никого не было. Сандре остановился, потом чуть приоткрыл дверь и заглянул внутрь.

Его верные люди, рассевшись у столов, пили вино и смеялись. Смеялись!

Резким движением принц распахнул дверь так, что она с силой стукнулась о стену.

Все, похолодев, повернулись на грохот и потеряли дар речи.

Жан-Пьер, его кузен, которому следовало бежать, прятаться, стоял перед очагом, словно не понимая, что его ждет. А может, действительно не понимал? Может, он просто болван?

Сандре чеканным шагом прошелся по комнате, врожденная склонность к театральности руководила им.

— Ты смеешь смотреть мне в глаза? — Принц ударил Жан-Пьера хлыстом.

Он застал кузена врасплох. Кровавый рубец пересек нос, щеку, подбородок. На лице Жан-Пьера появилось затравленное выражение.

Сандре снова поднял хлыст, и это выражение исчезло. Жан-Пьер сделал то, с чего следовало начать, — поднял руку, чтобы прикрыть лицо.

— Ваше высочество! Остановитесь.

— Остановиться? Ты смеешь указывать мне, что делать? После того как ты унизил меня перед всей страной? Перед всей Европой?

Жан-Пьер отступил. Стражники разбежались как тараканы.

— Я дал тебе идею, как избавить меня от Мстителя. И что же получилось? — Сандре все взмахивал и взмахивал хлыстом.

Жан-Пьер уворачивался.

— Все болтают…

— Кто?

— Вся страна. Болтают о том, как гордый Мститель перескочил через веревку и движением руки разделил ее на две части. Ты дурак! Ты проверил веревку? Ты выяснил, кто из моих людей — стражников! — работает на Мстителя? — Сандре остановился, его грудь тяжело вздымалась, рука упала.

Один из стражников осмелился заговорить:

— Нет, ваше высочество, мы никогда не предадим вас.

— Вы верите, что Мститель — призрак короля Ринальдо и пришел взять реванш над де Гиньярами. Вы хотите, чтобы все считали, будто Мститель — предвестник возвращения законного монарха.

— Я найду того, кто это сделал, — сказал Жан-Пьер.

— Не беспокойся. — Холодным четким голосом Сандре сказал: — Двенадцать ударов каждому — Он взглянул на Жан-Пьера. — Сделай это немедленно. Раньше, чем позаботишься о своем лице. — Он направился к выходу, сея панику и тишину. У двери он обернулся. — Поймай мне Мстителя, Жан-Пьер. Поймай побыстрее, не подведи меня снова. Иначе… Виселица высока, и я люблю смотреть на пляску смерти.