Прочитайте онлайн Джентльмен-дьявол | Глава 20

Читать книгу Джентльмен-дьявол
3118+925
  • Автор:
  • Перевёл: Е. В. Моисеева
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 20

Паджетт! Черт его подери! Этот человек будто преследует Джорджа. Но кто настоящий Паджетт? Джордж попытался представить избившего его орангутанга в качестве соблазнителя молоденьких леди из высшего света, но ничего не вышло. Щеголь, которого он встретил в доме у Рэвелстоука, гораздо больше подходил на эту роль.

Ну пусть поостережется, если хоть пальцем дотронется до Хенни.

– Судя по твоему лицу, тебе знаком этот человек. – Изабелла покраснела и не смотрела Джорджу в глаза.

Да, ей есть чего стыдиться. Могла бы найти кого-нибудь более приличного. – Но я не понимаю, откуда.

И он тоже не может рассказать ей. «Брат моей любовницы»? Или как-нибудь так, не называя имен? Да, пожалуй. Но нет, так не пойдет.

Джордж внезапно ощутил озноб. Еще один элемент головоломки занял свое место. Неудивительно, что никто не нашел Джека в деревне. Паджетт и его сестра не стали бы держать малыша здесь. Зачем, если можно отвезти его в Лондон, в роскошный дорогущий дом на Бедфорд-стрит, который Джордж снял по требованию Люси?

– Тебе плохо? Ты так побледнел.

– Со мной все в порядке. – Джордж тряхнул головой, чтобы рассеять туман в голове. Теперь он справится с этим делом и сможет вернуть Изабелле сына. Только не нужно брать ее с собой. Но как оставить ее здесь в одиночестве, не объяснив, что у него на уме? Черт, что за путаница!

– Я хочу знать, как ты познакомился с Паджеттом. Он не может вращаться в том же кругу, что и ты, – сказала Изабелла.

– Паджетт имел пристрастие к картам во времена вашего знакомства? – То есть в свободное время, когда не соблазнял невинных девушек?

– Он играл в карты, как и любой джентльмен.

– Ну а теперь он таким образом может зарабатывать себе на жизнь. К нему попало несколько моих векселей. – Один из них Паджетт, видимо, передал Барнаби Хоскинсу И если Лич – это на самом деле Паджетт, то этот негодяй был рядом, когда Джорджу доставили послание Барнаби Хоскинса. Злорадствовал и одновременно увивался за Генриеттой.

Джордж запустил пальцы в волосы. Черт, придется все же рассказать о своих подозрениях, в частности, о местонахождении Джека. Надо только соблюдать осторожность, и тогда можно спасти положение. Да, главное – осторожность. Изабелла может прийти в ярость.

– С учетом такого развития событий… – Джордж выбирал каждое слово, стараясь отдалить неприятные признания, – я могу сказать, что сумею вернуть Джека без выкупа.

Было видно, как напряглась Изабелла, потом по ее телу прокатилась короткая дрожь. Ее руки медленно опустились.

– Ты знаешь, где Джек?

Джордж откашлялся. Как растянуть мгновение до бесконечности? Как пустить время вспять, чтобы еще раз обнять ее? Ибо, как только он ответит, Изабелла может от него отвернуться и никогда не простить.

Но какой смысл тянуть? Чем дольше он будет молчать, тем хуже будет ее реакция. Джордж кивнул:

– Во всяком случае, подозреваю.

Как-то раз Джек расшалился, бегая, он налетел на нее и нечаянно ударил головой в живот, да так сильно, что у Изабеллы потемнело в глазах и перехватило дыхание. Но тот удар не шел ни в какое сравнение с тем, что она чувствовала сейчас. Она попыталась вдохнуть и не могла.

– Что? Как? Почему… – бессвязно бормотала она, не в состоянии излить всю массу вопросов, которые теснились у нее в голове.

– Потому что я знаю, кто такой Роджер Паджетт, – медленно, как будто с неохотой проговорил Джордж.

– Ты это уже сказал. Что-то насчет карточных долгов.

– Нет, я знаю больше. Я с ним встречался.

– Когда? Когда ты мог с ним встречаться?

Щеки Джорджа побагровели.

– В этом все дело.

Черт возьми, что это может значить? Изабелла скрестила руки на груди.

– Он один из твоих закадычных друзей? – Но это не может быть правдой. Тогда бы в той, прошлой жизни их с Джорджем дорожки пересеклись.

– Да нет, он мне не друг. – Джордж отвел глаза и снова запустил пальцы в волосы, отчего они встали дыбом. – Мне бы не хотелось расстраивать тебя, описывая все подробности наших отношений, но сестра Паджетта – моя бывшая любовница.

При этом слове у Изабеллы по спине побежали мурашки.

– Понимаю.

Ей не должно быть до этого дела. И разумеется, ей не пристало испытывать ничего похожего на ревность. Опытность Джорджа в постели, его откровенное восхищение женским телом не могли возникнуть на пустом месте.

Тем не менее открытый разговор о его прошлой любовнице нанес Изабелле глубокую рану, и рана не была чистой. Это открытие словно тупым ножом вонзилось в ее плоть, раскромсало мышцы и связки и оставило рваный шрам рядом со шрамом от знакомства с Паджеттом.

Нельзя показывать, как она уязвлена, нельзя, чтобы это известие повлияло на ее поведение. Да, Джордж поклялся вернуть ей Джека, но больше ей ничего не обещал. Не пытался завоевать ее расположение фальшивыми признаниями. Боже, совсем недавно он просил ее стать его любовницей. Правда, он также просил Изабеллу стать женой, но к этому не стоит относиться серьезно. Джордж просто забылся, но он ничего не скрывал.

Собственный разум опять предал ее, создал фантазию, которая позволила ей снова отдаться мужчине. Этого больше не будет. Она вернет Джека и с этого времени не позволит ни одному мужчине воспользоваться ее телом для удовольствия. «Но ты ведь тоже получала удовольствие». И даже больше, чем удовольствие, – наслаждение. Поистине это был рай.

Изабелла вышвырнула эту мысль из головы, как Господь вышвырнул Адама и Еву из рая. Она, Изабелла, тоже не заслуживала рая.

– Понимаю, – повторила она твердым голосом и вздернула подбородок. Она справится. Сможет отделить себя от него. Со временем чувства, которые он разбудил в ней, поблекнут. – Мне нет дела до твоих бывших любовниц и даже до нынешних.

– Сейчас у меня нет никаких любовниц. – Джордж смотрел прямо ей в глаза. Краска залила ее щеки и шею.

– Я хочу вернуть сына, – сказала Изабелла, не обращая внимания на внезапное смущение. – Если ты знаешь, где его найти, скажи.

Вот так. Ее голос звучит достаточно холодно. Семья, во всяком случае, научила ее прятать чувства за безупречной вежливостью.

– Подозреваю, что мы найдем Джека в Лондоне, – скованным тоном сообщил Джордж. – Я могу взять наш семейный экипаж и завтра привезти мальчика сюда.

– Ты возьмешь экипаж? О нет. Я еду с тобой.

Джордж ответил не сразу. Несколько раз он открывал и закрывал рот, как будто не мог выбрать правильный ответ. Изабелла обожгла его гневным взглядом.

– Не думаешь ли ты, что я останусь здесь в одиночестве, как хрупкая светская барышня?

Джордж с шумом втянул в себя воздух.

– Конечно, нет. Но я должен тебя предупредить. Я повезу тебя в дом своей бывшей любовницы.

О Боже, что может быть унизительней? Если у Джорджа до сих пор есть ее адрес, значит, их связь окончилась совсем недавно. Фактически эта дама до сих пор живет в доме, который он для нее снял. И спит в той же постели, куда ложилась вместе с ним.

Изабелла закрыла глаза и представила себе яркую красотку, извивающуюся в его умелых руках. У нее оборвалось сердце. Интересно, эта особа знает, что Джордж называет ее бывшей, или с нетерпением ждет его возвращения в Лондон? И Джек оказался в руках такой женщины!

«Верь мне». Да, Джордж просил ее верить ему, и Изабелла поверила. Паджетту она тоже верила, и что? Тот бросил ее в тот же миг, как получил желаемое. Джордж тоже заставил ее поверить и уступить.

Сердце Изабеллы трепетало в груди, как пойманная птица. Казалось, сейчас оно разорвется. Нет, нет и нет. Она найдет сына, вернет себе свое сердце и забудет о случившемся. В одиночестве.

Ближе к вечеру экипаж уже стучал колесами по улицам Мейфэра. Этот стук эхом отдавался в ушах Джорджа, как будто пытаясь компенсировать ледяное молчание в карете. Если Изабелла сейчас так на него сердится, то насколько сильнее будет ее гнев, когда она увидит Люси собственной персоной?

Больше всего Джордж не хотел, чтобы эти две женщины встретились, но ведь нельзя же не допустить Изабеллу к сыну.

Черт подери эту его нерешительность! Вечно она приводит к проблемам. Ну почему он не может отбросить все сложности и не поступать так, как считает нужным? Почему вечно сам лезет в переделки?

Изабелла сидела напротив него и смотрела на проплывающие за окном модные особняки. Останавливаясь на перекрестках и в заторах, они пробирались в самое сердце того мира, к которому некогда принадлежала сама Изабелла. И с каждым кварталом она все больше выпрямляла спину, а ее глаза смотрели все непреклоннее. Ледяная жемчужина, да и только, правда, жемчужина хрупкая, – один удар, и она разлетится вдребезги.

Наконец карета остановилась у городского дома Люси на Бедфорд-стрит, то есть все-таки не в самом Мейфэре, но в достаточно фешенебельном районе в ряду особняков богатых торговцев. Песочного цвета стены смотрели на улицу из-за кованой железной ограды. Особняк выглядел весьма респектабельно, если не сказать модно. Такой мог выбрать процветающий негоциант. Его аренда, безусловно, обходилась весьма недешево и могла обогатить домовладельца.

Изабелла рассматривала кованую решетку, отделяющую здание от улицы. Разумеется, дом был значительно больше, удобнее и наряднее, чем ее деревенский коттедж.

«Интересно, что за мысли бродят сейчас в ее голове, – подумал Джордж. – На самом деле такой дом не достоин ее, она заслуживает лучшего. И выросла она в более шикарном доме, чем этот, но стойко держалась, когда лишилась его».

Экипаж качнулся, это возница спустился, чтобы разложить ступеньки. Джордж вышел первым и подал руку Изабелле. Поджав губы, она лишь слегка коснулась ее и сошла на тротуар.

– В последний раз я была в Лондоне шесть лет назад, – пробормотала она. – Шесть лет. И вернулась, чтобы нанести визит куртизанке. – Изабелла расправила поблекшую серую юбку. – А одета я не лучше служанки.

Другая произнесла бы эту фразу обиженным тоном. Во всяком случае, Люси так бы и сделала. Но Изабелла говорила лишь с легким смущением и грустью.

– Если хочешь, можешь подождать в карете, – предложил Джордж. «Боже, пусть она согласится. При одном взгляде на Изабеллу Люси вцепится в нее зубами».

– Если бы я хотела ждать, то сидела бы у себя в Кенте. – Голос Изабеллы звучал холодно, она снова укрылась в своей ледяной раковине. Пусть там и остается. Скоро ей понадобится и такая защита.

Джордж поднялся по ступеням и решительно постучал. Дверь распахнулась.

– Мисс Паджетт никого не принимает, если только… – Горничная Люси замолчала на полуслове. Ее глаза округлились. – О Боже…

Джордж приподнял бровь, привычно изображая скуку.

– Ну разумеется.

– Она сказала, что вы не вернетесь, сэр. По-всякому обзывала вас, правда-правда.

– Могу себе представить. – Джордж со скучающим видом рассматривал свои ногти. – Однако…

– Значит, вы передумали?

«Такая же дерзкая, как и ее хозяйка, – подумал Джордж. – Неудивительно, что девчонка не может подыскать себе более респектабельное место».

– Я собираюсь навестить мисс Паджетт, и прежде чем ты заявишь, что ее нет дома, позволь напомнить, кто тебя нанял. – А нанимая, не обратил внимания на сомнительные рекомендации.

– Конечно, вы, сэр. – Любая другая служанка на ее месте улыбнулась бы и покраснела, но Бесси смотрела ему прямо в глаза, сохраняя при этом свой обычный землистый цвет лица.

– Рад, что ты помнишь. – Джордж хотел пройти в дом мимо нее.

– Вам туда нельзя, сэр, – всполошилась Бесси.

– Почему? – Он стал постукивать пальцами по мраморной фигуре херувима у порога. Или это дьявол? Когда Люси приобрела это чудище? И, что более важно, кому послали счет? – Она принимает другого джентльмена?

Если Люси нашла другого покровителя, это был бы настоящий подарок. Вот только надолго ли она его удержит, если живот у нее начнет округляться?

– Можно сказать и так, сэр.

Можно сказать? Забавно.

– Ну и отлично. Сам я только некоторым образом джентльмен. А теперь дай мне пройти.

– Мистер Аппертон. – Черт возьми, голос Изабеллы звучал так же холодно, как у любой светской фурии, заставшей свою дочь наедине с самым отъявленным повесой. Или с ним, Джорджем, хотя лично он всегда избегал хорошеньких юных девиц. – Если мой сын подвергся… неподобающему обращению, я никогда… – Тут Изабелла запнулась и отвела глаза.

Без сомнения, она собиралась сказать, что никогда его не простит, но, очевидно, вспомнила, что в исчезновении Джека тот не виноват. Но какая разница? У нее много других причин не прощать его. Джордж обернулся.

– Я уверен, Джек жив и здоров.

Несомненно, Люси та еще штучка, но она, конечно, не станет обижать невинного малыша, пусть даже непослушного.

– Я сама в этом разберусь. – Мимо Джорджа, мимо опешившей Бесси Изабелла прошла в дом.

– Что тут происходит? – Черт! Люси услышала шум и выбралась на свет. – Кто вы такая? И почему врываетесь в дом прямо с улицы? – надменно поинтересовалась Люси.

Джордж прошел в холл и увидел, что женщины скрестили взгляды.

Люси, заметив наряд Изабеллы, торжествующе улыбнулась.

– Вход для прислуги с другой стороны, но вам незачем заходить. В настоящее время я не набираю персонал.

Изабелла ответила ей ледяным взглядом.

– Где вы прячете моего сына?

Если бы эти две дамы соревновались в презрении друг к другу, то Джордж бы не знал, на кого поставить.

– С чего вы взяли, что я стану возиться с каким-то щенком?

– Хватит, Люси. – Джордж вышел вперед.

– Ты? – Под толстым слоем румян лицо Люси сделалось белым. – Ну и дела. Похоже, ты совсем опустился.

Джордж не обратил внимания на укол.

– Нам известно, что Джек у тебя. Твой брат подписал требование о выкупе. – Ложь, конечно, но разве это важно, когда имеешь дело с похитителями и шарлатанами? – Мы просто решили изменить условия обмена. – Джордж отстукивал ритм своей речи по паркету, и с каждым словом его бывшая подруга бледнела все больше. – Ты знаешь, что бывает с похитителями детей? Интересно, во что превратится твоя внешность за пару лет в Ньюгейтской тюрьме?

– Это не я придумала, – запротестовала Люси. – Это все Роджер.

– Тогда ты должна знать, где мальчик.

Вместо ответа Люси прижала тыльную сторону ладони ко лбу, издала душераздирающий вздох и рухнула на пол, не хуже любой актрисы из «Ковент-Гардена».

Изабелла перевела выразительный взгляд с распластавшейся кучи шелков на Джорджа.

– Как удобно.

– У нее всегда было безупречное чувство времени. – Джордж попытался улыбнуться, но получилась только гримаса.

Бесси на цыпочках прокралась к хозяйке, как будто боялась ее разбудить.

– Может, старуха-травница знает, что делать?

– Не смеши меня. Она притворяется. Хорошая пощечина и…

– Травница? – В голосе Изабеллы звенела надежда. Вдруг ей повезло?

Бесси кивнула.

– Мадам слышала про нее в деревне и велела привезти сюда. У нее какое-то смешное имя. Не Бингэм, не Бингли, нет, какое-то необычное.

– Бигглз?

– Да-да, Бигглз.

Изабелла протянула к девушке дрожащие руки.

– А Джек здесь? Где он? Прошу тебя, отведи меня к нему!

Бесси закусила нижнюю губу.

– Боюсь, он прихворнул.

Изабелла, как недавно Люси, страшно побледнела, вот только Джордж среагировал иначе. От этого выражения ужаса на ее лице его сердце бешено заколотилось. Ему хотелось подбежать к ней, заключить в объятия, спрятать от всякого зла. Если бы она только позволила.

– Что с ним? – дрожащим голосом произнесла Изабелла. – Он же никогда не болел. Отведи меня скорее к нему.

– Он наверху. – Бесси указала подбородком на лестницу. – Через пару дней он поправится. Мадам давала ему много сладостей, чтобы он не шалил. Вот он и переел.

Изабелла бросилась к лестнице.

– Слава Богу, она догадалась привезти Бигглз.

Бесси поспешила за Изабеллой.

– О нет, мадам привезла Бигглз не для вашего мальчика. Она хотела узнать, как… – Горничная бросила быстрый взгляд на Джорджа и тихонько зашептала на ухо Изабелле. Он расслышал что-то насчет месячных. – Хотела точно знать, что не родит ребенка.

И в школе, и у себя в боксерском клубе Джордж получал немало ударов в живот. Слова Бесси заставили его вспомнить о них. То был мощный удар, от которого перехватило дыхание и обожгло легкие. Ему следовало радоваться, что Люси не собирается посадить ему на шею младенца, и какая-то часть его существа ликовала, что не придется содержать ребенка Люси лет двадцать или около того. Другая же часть искала глазами, что бы разбить, желательно тяжелое и хрупкое, вроде того херувима, который теперь украшал холл.

Вместо этого он взял себя в руки, опустился на колени возле Люси и легонько похлопал ее по щеке. Она тут же открыта глаза. И неудивительно, ведь обморок был притворным.

– И когда ты планировала сообщить мне об изменившихся обстоятельствах? – сквозь стиснутые зубы процедил Джордж. – Или хотела посмотреть, сколько времени удастся водить меня за нос?

Люси подтянулась и села, но тут же отодвинулась подальше от Джорджа. Это неплохо. Джордж никогда не опустится до того, чтобы ударить женщину, но пусть она все же боится.

– Это не я придумала. Это все Роджер.

– Но ведь ты тоже собиралась на этом подзаработать, правда? – Джордж подался вперед. Его вдруг охватила дикая ярость. – Ведь собиралась, скажи?

– Ну конечно. – Люси говорила абсолютно спокойно, как будто выбирала новое платье в лавке модистки. «Пожалуй, я возьму шелковое. Мистер Аппертон оплатит счет».

– Конечно, – с гневом повторил он. – Ты ничего не сделаешь без выгоды.

Люси пожала плечами:

– Дело есть дело.

– Ну, мои дела с тобой закончены. Надеюсь, к концу недели ты уберешься отсюда.

– К концу недели? Я не смогу так быстро найти нового покровителя.

Джордж смерил ее взглядом с ног до головы. Надо же, когда-то он находил ее привлекательной, теперь же видел только вульгарность.

– Уверен, ты не пропадешь. Ведь ты с такой готовностью предаешься плотским утехам.

– А к пятнице ты уже поселишь сюда мою преемницу? – Она кивнула на потолок. – Только советую приодеть ее.

– А может, тебе повезет и ты найдешь богатого простака, который сможет платить за этот дом. Тогда тебе и переезжать не придется.

– А она хороша в постели?

Если бы Люси была мужчиной, Джордж уже избил бы ее до полусмерти. Но нет, нет! Он не унизится до такого. Одно дело слова, а другое – побои. Ни за что. Он стиснул кулаки, чтобы взять себя в руки и не шваркнуть ее об стену.

– Конечно, это не твое дело. Но я не пробовал. – Это была даже не ложь. Он ложился с Изабеллой в постель, но то, что произошло между ними, не шло ни в какое сравнение с постельными радостями в обществе Люси или его прежних любовниц. С Изабеллой Джордж возносился за пределы физической сущности земного соития.

Люси поднялась на ноги.

– Я тебе не верю.

– Мне надоело говорить об этом. – Их бесконечные споры вели в никуда. – Скажи, где твой брат, чтобы я покончил с вашей шайкой.

Джордж ждал, что Люси будет упираться, особенно если вспомнить, чем закончилась их последняя встреча. Но ведь тот громила вовсе не Паджетт?

Вместо этого Люси отвернулась и стала водить пальчиком по краю фарфоровой вазы. Наверняка прикидывала цену.

– Уехал.

– Это удобно. – Джордж поднялся на ноги. – И когда же ты ждешь его обратно?

Люси взяла в руки перламутровую табакерку. Видимо, этот дом достанется следующему арендатору без наиболее ценных, но легких по весу предметов.

– Он не сообщает мне о таких подробностях.

– Ну разумеется, не сообщает. – Джордж помолчал.

В словесной дуэли, как в боксе, главное – время, то есть неожиданность.

– Скажи-ка, а я вообще видел твоего брата?

– Что за черт? Я не понимаю, что ты имеешь в виду.

– Ну как же? Там же была подмена. Тот тип, который пытался меня вырубить, вовсе не твой брат. Ну, милая, ты должна помнить. Ведь ты выказывала ему такую сестринскую нежность. Или не совсем сестринскую?

– Да как ты… – Грудь Люси ходуном ходила от возмущения, а кулак с силой стиснул бедную табакерку. – Как ты смеешь! Ты ничего не знаешь.

– О, чудится мне, что протест твой чрезмерен, – с насмешкой произнес Джордж, разглядывая свои ногти. – Тот павиан пытался выбить мне мозги, но, знаешь ли, не преуспел. Так что можешь не возражать. С меня хватит.

– Ну ладно. Но это не я придумала. Роджер не хотел рисковать. Боялся, что ты узнаешь его. Он ведь был приглашен в тот же дом, что и ты. Вот он и нанял громилу, чтобы побить тебя.

– О да. Но правда в конце концов выплыла. Теперь мне только надо дождаться его, чтобы получить долг. Он должен вернуться не позднее завтрашнего утра. Ведь ему нужно отвезти Джека в Кент.

– Ты не можешь ночевать здесь. Я тебя не приглашала.

Джордж вынул табакерку из ее пальцев и вернул на полку.

– Это мой дом. Я заплатил за аренду и могу оставаться здесь сколько захочу.

– Ты остаешься? Здесь? – раздался с лестницы голос Изабеллы, в котором звучали презрительные нотки. На руках у нее сидел Джек, лицо которого имело нездоровый зеленоватый оттенок. Сзади трусила Бигглз.

– Только до тех пор, пока не закончу дела с ее братцем. – Он поднялся на несколько ступеней ей навстречу и протянул руки, чтобы взять малыша, но Изабелла крепче прижала Джека к груди.

– Я хочу вернуться в Кент как можно скорее. И не хочу иметь никакого общего с этим местом.

Джорджа словно окатили ледяной водой. Он отлично понял, что означает этот тон. Всю дорогу в Лондон Изабелла оставалась такой же холодной и отстраненной. Фраза «Не хочу иметь ничего общего с этим местом» вполне могла означать «Не хочу иметь ничего общего с тобой».

Нет, так легко он ее не отпустит. С Паджеттом он может рассчитаться позднее, но нельзя отпускать Изабеллу, пока между ними не все решено.

– Тебе нельзя возвращаться в Кент прямо сейчас. Опасно ездить по темноте.

– Здесь я не останусь.

– Конечно, нет, – фыркнула Бигглз. – Негоже вам оставаться с девицами легкого поведения.

– Девицами легкого поведения? – вспылила Люси. – Да как ты смеешь!

Не обращая внимания на перепалку, Джордж смотрел только на Изабеллу. «Посмотри на меня, пойми».

– Я отвезу вас в наш фамильный особняк. – И не успела Изабелла заявить, что это неприлично, добавил: – Там сейчас нет никого, кроме слуг. Мать и сестры в Шорфорде. Завтра вы сможете отправиться в Кент.

И он сошел с лестницы, чтобы они могли спуститься.

– Мы уезжаем, – сообщил он Люси. – Если твой братец решит получить свой выкуп, я буду счастлив его видеть.

Уж Джордж ему заплатит за все. Заплатит свингами и апперкотами. А если этот негодяй попытается заболтать его, Джорджа это не остановит. Он даст волю гневу, и обида за Изабеллу только придаст ему сил.