Прочитайте онлайн Джентльмен-дьявол | Глава 13

Читать книгу Джентльмен-дьявол
3118+692
  • Автор:
  • Перевёл: Е. В. Моисеева
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 13

Изабелла проснулась от какого-то ритмичного шума. Тело казалось странно тяжелым, как будто она спала на дне колодца и вес воды не позволял шевельнуться. Она стряхнула с себя дремоту и окончательно пришла в себя. Рассвет наполнил комнату сероватыми бликами.

Изабелла не помнила, как легла спать накануне. Только что она была в объятиях Аппертона… Да, Аппертон. Но она больше не может в мыслях называть его по фамилии – после всего, что произошло между ними прошлой ночью, после того, как она таяла от прикосновений его опытных пальцев и языка. Он играл на ее теле, как на рояле, и умел извлечь из него поразительно чистые, высокие и необузданные звуки.

Теперь Джордж тихонько похрапывал рядом, поверх одеяла. Одной рукой он прикрыт себе глаза, чтобы спрятаться от утреннего солнца. Его грудь вздымалась и опадала в такт дыханию.

Боже, как случилось, что она всю ночь проспала рядом и даже не заметила? Его плечи заняли больше половины соломенного матраца. Почему он остался, если мог спать в значительно более комфортных условиях в большом доме?

«Я никуда не ухожу», – так он заявил, и сдержал слово. На его щеках и подбородке появилась щетина. Изабелла осторожно провела по ней ладонью. Прошлой ночью он не позволил к ней прикоснуться, ну так она сделает это сейчас. О, если бы можно было вернуть частичку того рая, что он показал ей.

На миг его дыхание замерло, потом ритм восстановился. Изабелла положила руку под щеку и стала смотреть на Джорджа. У нее никогда не было случая видеть мужчину так близко. Она вдыхала чужой ей запах табака и специй. Ее подушка пропитается этим ароматом. Жаль, что Джордж не забрался под одеяло. Тогда бы вся постель сохранила этот мужской запах и напоминала бы о нем, когда Джордж вернется в свой мир.

А ведь в конце концов так и будет. Он может доставлять ей наслаждение еще много раз, но не может остаться там, где ему нет места. Изабелла должна помнить об этом. Помнить и не слишком привязываться к нему.

Она выбралась из-под одеяла. Подол рубашки прикрыт голени. Только рубашка, и все. На Изабелле не было даже корсета, и ничто не стесняло дыхания. Значит, Джордж помогал ей раздеваться – снял с нее одежду, уложил в постель и, полностью одетый, всю ночь пролежал рядом – истинный джентльмен.

Конечно, они вступили в самые интимные отношения, и все же Изабелла должна была пожалеть, что ночью отбросила все приличия и из-за усталости позволила Джорджу исполнить роль горничной, однако сейчас она чувствовала лишь благодарность к нему. Она подозревала его в самых дурных намерениях, а оказывается, под маской бесшабашного повесы скрывается человек безупречных достоинств. Честный, надежный. Он просил доверять ему и доказал, что достоин доверия.

В дверь громко постучали. Сердце Изабеллы заколотилось о ребра.

Джордж приподнял голову и сонно заморгал. Потом его взгляд остановился на Изабелле и скользнул вниз. По лицу расползлась многообещающая улыбка.

– Доброе утро.

Изабелла слишком поздно вспомнила, что неодета. Щеки у нее вспыхнули.

– Запомни эту мысль. – Джордж приподнялся на локте, чтобы лучше рассмотреть Изабеллу. – Этот оттенок розового на твоей коже просто восхитителен. О чем ты подумала, когда так покраснела? Расскажи-ка мне.

– Прекрати, – взмолилась Изабелла. – Кто-то стучит в дверь.

Стук действительно возобновился, причем сделался громче. Сердце Изабеллы затрепетало. На шее задергалась жилка.

– И правда стучат. Лучше накинь на себя что-нибудь и открой, а то они выломают дверь и уж тогда будут думать все, что захотят.

У Изабеллы не было ничего похожего на халат. В обычных условиях она бывала полностью одета к моменту, когда кто-нибудь мог постучать в дверь, но в обычных условиях никто не стучал так рано. Судя по свету за окном, с восхода прошло не более часа. Может быть, нашелся ее мальчик? Господи, пусть так и будет и пусть с ним все будет в порядке!

Изабелла накинула на себя шаль, убрала с глаз разметавшиеся кудри и через кухню бросилась к входной двери.

– Милорд? – задохнулась она.

На крыльце стоял лорд Бенедикт и хлопал по ладони парой кожаных перчаток. За его спиной топталась привязанная к невысокой изгороди лошадь и принюхивалась к цветам Изабеллы. Лорд Бенедикт был, к сожалению, один.

– Простите меня за раннее вторжение. – Он поклонился, словно Изабелла встретила его в нарядной гостиной, а не босая на крыльце убогого домика. – Я ищу Аппертона и подумал, что вы можете мне в этом помочь.

– О! – Щеки Изабеллы разгорелись под утренним бризом, она опустила взгляд, понимая, что выглядит виноватой, но иначе вести себя не могла. Она ведь и правда виновна, более того, глядя на нее, каждый бы подумал, что эта женщина только что вырвалась из объятий любовника.

– При других обстоятельствах я не посмел бы вас беспокоить, – продолжал лорд Бенедикт, – но дело касается вашего сына.

В голове Изабеллы теснились сотни вопросов, и на каждый ей был нужен ответ. Ей хотелось кричать, схватить этого человека за лацканы, затащить в дом и потребовать ответов, но самый важный ответ она уже знала – Джека до сих пор не нашли, иначе лорд Бенедикт привел бы ее сына прямо сюда.

Вонзив ногти в ладонь, Изабелла расправила плечи и с достоинством – как учили в детстве – произнесла:

– Пожалуйста, проходите в дом.

Отступив в сторону, она пропустила гостя в дверь, но так и не посмела поднять на него взгляд, опасаясь прочесть в нем осуждение. Ей давно следовало бы привыкнуть к такому отношению, но было вдвойне тяжело выдержать порицание от человека, который накануне проявил к ней такую доброту, что уж говорить о его жене. Лучше не задумываться о таких тонкостях.

– Я должна выразить свою благодарность. Я очень вам обязана, – проговорила она, обращаясь к медной пуговице на его рединготе.

– Не о чем говорить. Любой захотел бы помочь найти потерявшегося ребенка.

Любой? Никто из жителей деревни, соседей, даже пальцем не пошевелил.

– Но я говорю не только о Джеке, хотя я очень благодарна за ваши усилия. Вчера ваша жена прислала мне корзинку. – Взгляд Изабеллы упал на стол, где были разбросаны остатки вчерашнего ужина. Карты, хлебные крошки, чашки с красными потеками бургундского – все брошено как попало. Мысль о том, что еще произошло на этом столе, привела Изабеллу в трепет.

Господи, ну какое это имеет значение? Если вчера ей потребовалось утешение, то кому до этого есть дело? Почему он не переходит к истинной причине своего визита и не говорит, что ему известно о Джеке?

– Джулия упоминала, что послала какую-то мелочь, сказала, что это самое меньшее, что она может сделать.

– Для меня это вовсе не мелочь. – Черт! Ее голос прозвучал холоднее, чем следует. Лорду Бенедикту не понять. Должно быть, он за всю жизнь не испытывал ни в чем недостатка.

– Что привело тебя сюда в эту чертову рань? – Слава Богу, что есть Джордж, пусть даже он появился из спальни, взлохмаченный и в помятом костюме.

– Ты сам виноват. Я поговорил бы с тобой вечером за портвейном, но ты так и не появился. – Рэвелстоук говорил тем же тоном, каким обычно рассуждал о погоде. «О да, снова дождь. На юге Англии это обычное дело». Дождь, ветер, не ночующий дома Аппертон. Ничего необычного.

Изабелле казалось, что она никогда в жизни так не краснела. И почему, почему они не переходят к делу, когда все приветствия позади?

– Да, я был в другом месте, – тем же светским тоном отвечал Джордж.

– О Боже, что с моим сыном? – вскричала измученная неизвестностью Изабелла и тут же прикрыта рот ладонью, но поздно.

– Именно это я и хочу обсудить. Первоначально я не собирался вас беспокоить. – Рэвелстоук кивнул Изабелле с ничего не выражающим видом. – Но в любом случае это касается вас значительно больше, чем Аппертона.

– Так что же? – Изабелла нервно вертела в пальцах углы своей шали. Когда-то грубая, шерсть от непрерывной носки сделалась мягкой.

– Нужно расширить поиск. Другого выхода я не вижу. Вчера мы ничего не нашли, а ведь деревня невелика.

Джордж шагнул к двери.

– Ты одолжишь мне лошадь? Только не Лютика. Наверняка у тебя есть какая-нибудь поспокойнее.

– Я уже выслал верховых.

– О нет! – воскликнула Изабелла. – Теперь надо искать не только Джека, но и Бигглз.

Брови лорда Бенедикта взлетели на лоб.

– Бигглз?

– Ее служанка.

– Она не моя служанка, – возразила Изабелла. – Я же вам говорила. – Вцепившись в концы шали, чтобы унять дрожь в пальцах, она повернулась к Рэвелстоуку – Ее зовут Лиззи Бигглз. На мой взгляд, она похожа на служанку или на бабушку какого-нибудь фермера. Она позволила мне жить с ней, но теперь и она исчезла.

Рэвелстоук задумчиво дергал перчатки у себя в руках.

– В то же самое время? И вам это не кажется подозрительным?

Изабелла сдержала раздражение.

– Нет, вовсе нет. Я жила у нее еще до появления Джека. Если бы она хотела навредить ему, неужели я бы этого не заметила?

Лорд Бенедикт посмотрел мимо нее на Джорджа. Тот молчал.

– Значит, вы не думаете, что мы найдем ее вместе с вашим сыном?

– Не могу себе этого представить. Бигглз пропала только вчера. Если бы она знала, где Джек, она бы не стала скрывать этого от меня. – У Изабеллы были собственные подозрения, почему Бигглз могла исчезнуть. Чувство вины, ведь Джека похитили у нее из-под носа. Из-под носа у них обеих. – Я не могу обвинять ее. Просто не могу. Меня ведь и самой не было дома.

Вот так. Она вслух признала вину, и ничего страшного не случилось. Мир, даже с этим опасным знанием, все так же вращался вокруг своей оси.

– А вы не думаете, что она могла заняться собственным расследованием? – спросил Рэвелстоук. – Не знаете, куда она могла отправиться?

Изабелла порылась в памяти.

– У нее есть подруга, которую Бигглз иногда навещает. В Сэндгейте. Но зачем искать Джека там?

– Мы съездим туда. – Джордж положил руку ей на плечо. – Вы и я.

Изабелла поймала его взгляд. Ей надо искать своего сына. Бигглз может сама о себе позаботиться. Но верховые только-только отправились на поиски.

– Полагаю, это следует сделать, – согласился Рэвелстоук. – Во всяком случае, у вас будет занятие, пока мы ждем новостей.

Джордж хотел нанять экипаж до Сэндгейта. Но Изабелла, несмотря на скопление серых туч, решила, что лучше пройтись.

– Бигглз всегда ходит туда пешком и к вечеру возвращается, – заявила она. – А если учесть состояние дорог, то мы дойдем примерно за то же время. Тропинки ведут напрямик.

Верхом было бы еще быстрее, но Джордж проглотил этот аргумент. Он неважный наездник, даже если Рэвелстоук сумеет подыскать им двух кляч. Прогулка означала, что придется меньше времени ждать новостей в бездействии. Он ощущал в себе потребность действовать, делать хоть что-нибудь, внести свой вклад в поиски Джека.

Когда они добрались до городских предместий, ноги Джорджа громко протестовали против столь длительного моциона. Путешествие на Лютике было бы приятнее, а ведь им еще предстоит возвращаться. Погода тоже не благоприятствовала прогулке.

С пролива подул резкий ветер. На волнах появились белые барашки. Небо приобрело свинцовый оттенок. Вдалеке струи дождя хлестали по расходившимся волнам.

– Ставлю последний шиллинг, что мы не доберемся домой сухими, – пробормотал Джордж. Изабелла плотнее завернулась в шаль. – Если кто-нибудь будет возвращаться в Шорфорд, то, может быть, над нами сжалятся и подвезут.

Джордж внимательно смотрел на дорогу, вьющуюся по отлогому склону утеса к галечному пляжу. Изабелла понимала, как мало надежды, что кто-нибудь видел тут Джека. Здешние места выглядели совсем заброшенными. Лишь на холме над проливом виднелась небольшая группа домов, разделенных зелеными террасами. Грустный вид для августа месяца, когда люди должны приезжать сюда в отпуск. Если когда-то здесь и гуляли нарядные леди и джентльмены, то сейчас от них не осталось и следа.

– Похоже, у большинства людей хватило ума остаться дома.

Изабелла закусила губу.

– А как же всадники, которые ищут Джека? Они ведь тоже ничего не найдут, если и были какие-то следы…

Ей не нужно было заканчивать предложение. Сильный ливень смоет любые следы. Не говоря уж о том, что Изабелла, конечно, беспокоилась, сможет ли Джек, где бы он ни был, найти укрытие от дождя.

Джордж просто обязан был поднять ее дух. За эти два дня лицо Изабеллы очень переменилось. Ее кожа была фарфорово-белой, но испытания последних дней окрасили щеки нездоровым румянцем, под глазами появились темные круги. Тот внутренний огонь, который Джордж разглядел в ней при первой встрече, как будто поблек, как и все вокруг.

Он погладил ее по руке. Бессмысленный жест; только вернувшаяся надежда могла сделать Изабеллу прежней. Если бы Джордж мог возродить ее!

– Все равно мы пришли сюда, так почему бы не поспрашивать людей? Вдруг кто-нибудь слышал о Джеке?

Изабелла нахмурилась.

– Как он мог здесь оказаться? – Она махнула на скопление домов вокруг маленькой церкви и паба. Городок выглядел почти как деревня у подножия Шорфорда, такой же унылый, скучный, провинциальный и совсем не похожий на логово похитителей. Нет, единственное преступление, на которое могли пойти жители Сэндгейта, – это контрабанда, но война с Францией окончилась пять лет назад.

– Почему вообще кто-то похитил мальчика прямо из постели? – возразил Джордж. – Ведь не ради выкупа.

– Не знаю. Не вижу никаких причин. И у меня нет денег на выкуп.

– Деньги есть у вашего отца. – Он произнес это вскользь, как будто отмечая особенность местного ландшафта. Да, в ясный день отсюда видна Франция, а у Ричарда Маршалла, графа Рэддича, столько денег, что он не знает, куда их девать. А ему все мало.

– Мой отец… – Казалось, эти слова взволновали Изабеллу, но она не спросила, как Джордж выяснил его личность, очевидно, решив, что имя ему сообщила кузина. – Для него я больше не существую. Нет никакого смысла держать Джека заложником в надежде что-нибудь получить от моего отца.

– А как насчет отца мальчика? – Еще один выстрел наугад, но в отсутствии надежных улик можно было начинать с чего угодно.

– В этом тоже нет смысла. – Изабелла пошла быстрее, как будто надеясь убежать от неприятной темы. – Я не видела его с… с той ночи. Зачем ему появляться после стольких лет?

– Он знает, что у него есть сын?

– От меня он этого не узнал, но кто-то другой мог сообщить ему о Джеке. Слухи, знаете ли, – резко закончила она, словно вонзая каждым слогом кинжал в злобные языки драконов из высшего общества.

И этот негодяй бросил ее им на растерзание. Мог спасти, но оставил в одиночестве нести бремя позора.

– Может, вы что-нибудь расскажете о нем? – осторожно предложил Джордж, обуреваемый желанием защитить Изабеллу хотя бы от прошлого. Что, если он знаком с этим мерзавцем? Черт возьми, тот мог ему даже нравиться! Отцом Джека мог быть кто-нибудь из его закадычных друзей, какой-нибудь однокашник, товарищ по игорным притонам, клубам и борделям. Кто-то, похожий на него самого.

Перед Джорджем возник образ его бывшей любовницы. Люси откинула назад гриву рыжеватых волос и хохотала, поглаживая живот с его подарком. Черт подери все на свете!

– Видите ли, я очень мало могу рассказать о нем. – Изабелла умолкла, сглотнула и продолжила: – К моменту, когда я смогла выяснить его местопребывание, он уже скрылся.

Естественно, негодяй решил спрятаться, чтобы избежать ответственности. Той самой, которую теперь несет Джордж перед Люси. Сегодня он почти ничего не ел, но неожиданно ощутил странную тяжесть в желудке. Это чувство возникало у него всякий раз, когда Джордж вспоминал о своем предстоящем отцовстве. И оно росло, как ребенок в утробе матери. Росло из-за чувства вины. Так в раковине из песчинки вырастает жемчужина, покрываясь слой за слоем перламутром.

– Если не возражаете, – продолжала Изабелла, – то я не буду говорить об отце Джека.

Ну, если она не хочет обсуждать эту тему, Джорджу нечего возразить. Должно быть, ей до сих пор больно вспоминать о своем позоре. А ему, вероятно, лучше не знать, что отец ребенка – кто-то из его приятелей. Джордж может не выдержать и вцепиться негодяю в глотку при следующей встрече.

Теперь они поднимались по склону. Ветер стал резче и дул им навстречу, затрудняя дыхание. На щеку Джорджа упало несколько крупных капель дождя.

– Далеко еще? – спросил он.

Изабелла кивнула на цепочку домов.

– Тот, что в середине.

Джордж схватил ее за руку.

– Тогда поспешим. Не хочу вымокнуть.

От долгой ходьбы у него пересохло в горле. Если подруга Бигглз не предложит им угощения, он уговорит Изабеллу зайти в паб.

Они приблизились к палисаднику, заросшему неухоженными кустами. Дверь в дом когда-то была красной, но теперь краска выцвела и превратилась в грязно-оранжевую. Не очень гостеприимное зрелище. Джордж взглянул на Изабеллу. Девушка вздернула подбородок и расправила плечи, как будто готовилась к битве.

– Вы знакомы с этой подругой Бигглз?

– Нет, миссис Кокс я никогда не встречала, но уверена, Бигглз говорила ей обо мне. Она поймет, кто я такая.

Джордж кивнул. Скат крыши защищал их от начинающегося дождя. Капли все чаще стучали о землю. Прошла пара минут, и наконец дверь открылась.

– Да? – Миссис Кокс могла бы быть родственницей Бигглз, настолько обе женщины напоминали друг друга – с обширной грудью, округлые, с двойным подбородком. Из-под чепца миссис Кокс выбивались пряди седых волос.

Джордж улыбнулся ей самой обаятельной из своих улыбок. Такой улыбкой он очаровывал дам в бальных залах и комнатах для игры в карты по всему Лондону но, видимо, ее действие не распространялось на дуврское побережье.

Миссис Кокс перевела взгляд с Джорджа на Изабеллу и объявила:

– Если вы пришли за любовным зельем, то оно только что кончилось.

Что за черт? Джордж бросил вопросительный взгляд на Изабеллу, которая не отрывала взгляда от порога. Ясно. Отсюда помощи не дождешься.

– Любовное зелье? Нет, мы…

– Не притворяйтесь. – Она мотнула головой так, что затряслась оборка ее чепца. – Такие господа больше ни за чем сюда не приходят. Едут из самого города, улыбаются, точно вам говорю. Думают, никто не узнает про их дела, ну, вы понимаете, о чем я.

– Послушайте. – Джордж шагнул было к ней, но старуха стояла, как Цербер у дверей ада. – Наше дело не личного характера.

Старая дама скрестила руки на широкой груди.

– Все так говорят.

– Иначе я не обсуждал бы его на пороге.

– У меня нет желания впускать вас. Сказано же, у меня ничего нет. – Дверь опасно подалась к косяку.

– Мы ищем Лиззи Бигглз, – проговорила Изабелла раньше, чем грязная дверь стукнула Джорджа по носу. – Вы ее видели?

Миссис Кокс обратила свой буравящий взгляд на Изабеллу.

– Не знаю я никакой Лиззи Бигглз, – заявила старуха.

Черт, неужели они с Изабеллой пришли не в тот дом?

– Но это невозможно. – Изабелла протянула руку, но старуха осталась непреклонна. – Раз в месяц она ходит к вам в гости. Она была здесь всего несколько дней назад.

– Кто это наплел вам такие глупости про меня? Я сама готовлю все свои отвары. По секретным рецептам. Никакая помощь мне не нужна. Тот, кто это говорит, просто врет.

– Кто говорит о помощи? – удивилась Изабелла. – Я ищу Бигглз, потому что она пропала. Я думала, что она могла пойти к вам.

– Пропала? – сразу поникла миссис Кокс. – Но если она пропала, то как я буду… – Она покачала головой. – Ну, все равно. Я ее не видела.

– А Джека? Вы видели Джека? – спросил Джордж, чтобы извлечь хоть что-нибудь из всей этой истории.

– Послушайте, молодой человек, почти все мои клиенты говорят, что их зовут Джек. Или Джон Смит. Выбирайте, как вас назвать?

– Никак. Меня зовут Джордж.

– Ладно. Этих тоже полно. Думают, что могут спрятаться за королевским именем.

– Сейчас мы говорим о Джеке, маленьком сорванце, вот такого примерно роста. – Джордж поднял руку на высоту своей талии. – Светловолосый, подвижный. Похож на свою мать.

– А, – кинула миссис Кокс. – Ты, видно, Изабелла?

Джордж почувствовал, как напряглась Изабелла. Выпрямилась, посуровела – как будто надела доспехи. Шесть лет осуждения со стороны общества многому ее научили.

– Да, это я. – Всего три слова, но как много сказано: «А вы возражаете?» – вот что стояло за ними.

– Да, Лиззи рассказывала мне про тебя. – В голосе старой дамы не слышалось ни осуждения, ни сочувствия. – И про твоего мальчика. Говоришь, он пропал?

– Пропал.

– Мне жаль, дорогая, но я не могу помочь тебе его отыскать. – Тон миссис Кокс наконец-то смягчился. – Даже Лиззи не знает, как приготовить отвар от такой беды.

Джордж переступил с ноги на ногу, потом прислонился к косяку.

– Наверное, вы не знаете, куда могла отправиться Бигглз, раз она не пошла к вам?

– Конечно, не знаю, и это тоже жаль.

Изабелла еще раз протянула руку, теперь она коснулась руки старой женщины.

– Если вы вдруг увидите Бигглз, скажите, что мы ее ищем.

– Я сделаю лучше. – Миссис Кокс плотнее завернулась в свою шаль. – Скажу, чтобы она не валяла дурака и вернулась домой. Самой мне негде ее поместить, а по ее словам, дома у нее все хорошо.

– Да-да, так и скажите. Скажите, что она нужна дома.

Миссис Кокс кивнула:

– Скажу.

Джордж развернулся и посмотрел на небо. Тучи еще не разразились дождем, лишь отдельные капли стучали по крыше просто как напоминание о возможном ливне. Или как предупреждение.

– Тогда не станем вас задерживать.

– Подождите. – Изабелла положила руку ему на плечо, чтобы задержать. – Вы сказали, что любовное зелье у вас кончилось, но может быть, есть что-нибудь от расстройства желудка?

Лицо миссис Кокс вдруг изменилось и приняло прежнее, неприязненное, выражение.

– А зачем вам? Вы оба выглядите вполне здоровыми.

– Это не для меня. Для соседского мальчика. Его мать позволяет ему объедаться сладостями. От этого у него плохое пищеварение.

– Ну, с этим я справлюсь. – Старуха скрылась в доме, а в небе загромыхало.

– Надеюсь, она поспешит, – пробормотал Джордж. Изабелла прислонилась к нему боком. Джордж ощутил исходящее от нее тепло. – Мы ни за что не успеем домой, во всяком случае сухими.

– Вот, пожалуйста. – Миссис Кокс передала Изабелле полотняный узелок. – Добавьте это в чай, и мальчик поправится. Но вы, наверное, это уже знаете.

Джордж сунул руку в карман сюртука за монетой.

– Сколько мы вам должны?

Старуха отступила на шаг и смерила его оценивающим взглядом. Джорджу приходилось видеть такое же выражение на лицах мамаш в обществе, когда они взвешивали, достаточно ли велик его доход, чтобы ухаживать за их дочками.

– Полкроны.

– Полкроны? – запротестовала Изабелла. – Да это три цены!

– Да ладно, – махнул рукой Джордж и отсчитал деньги. – Пусть старая дама подзаработает. Ведь какое-то время она не сможет продавать любовное зелье. Бигглз-то пропала.

Миссис Кокс попробовала шиллинг на зуб, подбросила его в воздух, поймала и только потом сунула в карман.

– Премного вам благодарна, сэр.

Дверь захлопнулась. Изабелла бросила на нее сердитый взгляд.

– Я поговорю с Бигглз насчет этой дамы. Надо же, полкроны! Вы должны понимать, что я не смогу их вам вернуть.

– Это не важно. – Джордж снова посмотрел на небо. Потоп, как видно, откладывался, но тучи никуда не делись и скоро разразятся дождем. – На самом деле я собираюсь еще потратиться. Мне не помешало бы подкрепиться. Посмотрим, можно ли здесь поесть, выпить и переждать дождь.