Прочитайте онлайн Джентльмен-авантюрист | Глава 9

Читать книгу Джентльмен-авантюрист
3418+905
  • Автор:
  • Перевёл: Н. Н. Аниськова
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 9

Кейт приехал в Дарлингтон далеко за полдень, но дни в июне длинные, еще есть время навести справки о Пруденс Юлгрейв и вернуться в место своего заточения. Проехаться верхом по пересеченной местности одно удовольствие, и Кейт радовался обычным пейзажам вокруг.

Здесь он не граф Малзард, а просто Кейт Бергойн, ничем не примечательный благодаря поношенному костюму для верховой езды. Когда он спешился у «Талбота» на Хайроу, конюх посмотрел на него подозрительно, словно сомневался в его платежеспособности.

— На ночь я не останусь, — сказал ему Кейт, — но оставлю тут лошадь.

Он подкрепил свои слова шестипенсовиком и отправился к Проспект-плейс.

В прошлом тут, наверное, стояли убогие домишки, а сейчас выстроился ряд новых зданий, аккуратных, свежевыкрашенных, с сияющими окнами. Фасады украшали колонны и портики, и хоть парадные двери вели прямо на улицу, все-таки у входа имелось несколько ступенек.

Кейт нашел нужный дом, по части респектабельности ни в чем не уступавший другим.

Он подумал было постучать и спросить, можно ли поговорить с мисс Юлгрейв, но такой визит лишь породил бы ненужные вопросы у ее брата.

Кейт вернулся в гостиницу, криво улыбаясь от очередного разочарования. Он надеялся увидеть триумф Геры, но ему это не удалось.

Можно остаться на ночь и встретиться с ней утром, это совсем другое дело, чем поздний визит. Кейт засвидетельствует свое почтение, сославшись на поверхностное знакомство в Нордаллертоне, что близко к истине. Вероятно, Пруденс Юлгрейв, счастливо вернувшую себе положение сестры мистера Эрона Юлгрейва, юриста, возмутит продолжение знакомства.

Городские часы пробили шесть.

У него есть время перекусить, да и Орешек заслужил отдых. Не стоит спешить. Когда он вернется в Кейнингз, на него посыплются упреки и обвинения, и они будут тем серьезнее, чем позже он появится, но если он к тому же будет уставший и голодный, это дела не улучшит. Кейт ел за общим столом, наслаждаясь вкусным супом и обществом обычных людей. Следующее блюдо принести не спешили, и он возмущенно заворчал.

— Скоро принесут, — сказал веселый круглый джентльмен, представившийся Симпсоном, торговцем свечами. — Тут завтра большое событие, поэтому на кухне суета.

— А мы-то здесь при чем? — проворчал мужчина помоложе, с красноватым квадратным лицом. Его звали Броу, он работал на шахте. — Наши денежки не хуже других.

За столом с ними сидела пожилая женщина и держалась так, словно опасалась, что одно присутствие мужчин рядом приведет ее к погибели.

— Но уж не так хороши, как у Толлбриджа, — сказал Симпсон. — Это его дочка выходит замуж.

— Толлбридж? Хотел бы я жениться на его дочурке, — усмехнулся Броу.

— Не дочка, господа, — пояснил, наконец, появившийся с тарелками официант, — а сестра его зятя.

Кейт едва не бросился вон, но сдержался и заказал две бутылки вина. Как приятно, что он в состоянии позволить себе такие траты!

Мужчины с благодарностью приняли угощение, молчаливая леди только головой покачала. Но ела она с удовольствием, как и Кейт.

— Значит, они тут устроят свадебный обед, — сказал он, чтобы продолжить разговор.

— Так и есть, сэр, — согласился Симпсон. — У Толлбриджа отличный дом, но он человек очень скрытный. И мало кто получал приглашение в гости.

— Важничает да манерничает, а сам родился на ферме, — проворчал Броу.

— Если человек поднялся благодаря собственным усилиям, это заслуживает только похвалы, — заметил Кейт. — И он устраивает праздник для пары. Это тоже характеризует его положительно.

— Вот именно, — согласился Симпсон.

— Это только чтобы снискать расположение Дрейдейла, — возразил Броу. — Видите ли, сэр, мистер Дрейдейл из хорошей семьи, его брат баронет.

— Значит, леди выходит за джентльмена. Давайте выпьем за невесту!

Мужчины подняли стаканы, Но Броу сказал:

— Дрейдейл всего лишь торговец, если на то пошло. Да и этот Юлгрейв был бы пустым местом, если бы не очаровал толстощекую дочку Толлбриджа.

Кейт скрыл внезапный острый интерес.

— Сэр, ваши комментарии неуважительны по отношению к любой даме.

Броу, побагровев, свирепо посмотрел на него, потом отодвинулся от стола.

— Поищу себе приятную компанию в другом месте.

Кейт только головой покачал:

— Он что, неудачливый поклонник?

— Сомневаюсь, — ответил Симпсон. — Скорее, он из тех, кто не может видеть, как другие поднялись, в то время как сам не двигается с места.

— А застрял там из-за своего сварливого характера, — добавил Кейт, снова наполнив стакан Симпсона.

Значит, Пруденс действительно одержала победу. Завтра она пойдет под венец с отличным женихом, мужчиной из хорошей семьи, преуспевающим благодаря собственным заслугам. А после церковной службы начнется праздник в лучшей гостинице города.

— За невесту, — снова сказал Кейт, и Симпсон поднял стакан.

Разговор зашел об американских колонистах, но в голове Кейта вертелись искушающие мысли.

Ему хотелось видеть Геру победительницей. Хотелось вручить ей фляжку, но это явно не свадебный подарок. Он мог посмотреть, однако, как счастливая невеста приедет в церковь. По отношению к Кейнингзу это будет прогул, но Кейт не мог удержаться.

Кейт узнал, что свадьба состоится в весьма модное время — в одиннадцать часов, и выяснил, как лучше послать сообщение в Ричмонд, ближайший к Кейнингзу город. Карета отправляется туда через час, поэтому Кейт написал, что останется в Дарлингтоне на ночь и вернется завтра, и велел отправить письмо.

— Кейнингз, — сказал хозяин гостиницы, когда Кейт вручил ему письмо и деньги. — Ба, да вы, наверное, в родстве с этой семьей, вы кто-нибудь из Бергойнов.

— Да.

— Печальные дела, сэр. Граф внезапно умер, сэр, а ведь он был еще молодой.

— Да.

От тона Кейта хозяин замолчал и вышел.

Не стоит удивляться, что такая новость разошлась по округе, но знают ли тут, кто унаследовал титул? Кейт надеялся, что нет. Он хотел сохранить приятное инкогнито.

Заказав комнату на ночь, Кейт уселся за партию в вист с Симпсоном и парой местных мужчин. Компания была дружелюбная, ставки низкие, и после игры Кейт отправился в постель вполне довольный.

На следующий день после завтрака он расплатился, но оставил Орешка в конюшне и бродил по городу, пока не подошло время венчания.

Старая церковь Святого Катберта окружена деревьями, так что можно, не выдавая себя, смешаться с другими зеваками, пришедшими поглазеть на невесту. Кейт остановился рядом с кучкой женщин, притворяясь, что случайно проходил мимо.

— Что тут? Свадьба? — спросил он.

— Да, сэр, — ответила одна женщина. — Невеста приедет из дома мистера Толлбриджа.

Эго явно придавало событию высокий статус.

— Она его дочь?

— Нет, сэр, сестра его зятя.

— А жених?

— Мистер Дрейдейл, сэр.

В тоне женщины действительно промелькнуло что-то странное, или ему показалось?

— Молодой?

— Нет, сэр, ему за сорок, и он уже двух жен похоронил.

— Бедняга.

Женщина внимательно на него посмотрела. Наверное, следовало сочувствовать женам. Но в ее взгляде сквозило что-то еще. Мистер Дрейдейл, который поднялся благодаря собственным заслугам, вызывает сомнения? Во всяком случае, он гораздо старше, чем Кейт ожидал.

— И что за человек этот Дрейдейл?

— Джентльмен, сэр. Его брат — сэр Уильям Дрейдейл из Дрейдейл-Мэнора.

Значит, если повезет, Пруденс может стать леди Дрейдейл. И все-таки Кейта одолевали сомнения.

«Кейт, эта женщина не глупа. Она сделала выбор с открытыми глазами. Даже если этот Дрейдейл не идеальный муж, она получит все, что хотела, и ее жизнь будет куда лучше прозябания во “Дворе белой розы”».

С улицы к церкви свернула карета, две лошади были украшены колокольчиками, лентами и цветами. Когда карета остановилась, лакей, спрыгнув с запяток, распахнул дверцу. Вышел важный пожилой мужчина с напудренными волосами, повернулся и подал кому-то руку.

Невесте.

Кейт заморгал, сравнивая невесту с Герой, какой ее помнил.

Ее желтое платье, вышитое цветами, было сшито по последней моде. Светлые волосы убраны под хорошенькую соломенную шляпку, украшенную цветами. Гера поправилась, и только тонкая косынка-фишю скрывала роскошную грудь над низко открытым вышитым корсажем. Ее профиль был по-прежнему поразительно классическим, но теперь, когда излишняя худоба ушла, она стала почти красавицей.

И выглядела как мраморная статуя.

Она попыталась скрыть бледность с помощью помады и румян, но лишь подчеркнула контраст. Обычная нервозность? Говорят, она случается у всех невест, но Кейту хотелось кинуться вперед, схватить Пруденс за плечо и спросить: «Вы уверены, что хотите сделать это?»

Что, если она скажет «нет»?

А почему, собственно? Сейчас не Средневековье, насильно под венец никого не тащат.

Но каков этот Дрейдейл на самом деле? Человек, похоронивший двух жен — такое может случиться с каждым. Это ничего не значит.

И все-таки нужно действовать.

Жених, наверное, ждет у алтаря.

Кейт двинулся вдоль стены церкви, надеясь найти боковую дверь.

Вот она. И к тому же не заперта. Он оказался в боковом нефе церкви, отделенном от главного большими старыми колоннами. На передних скамьях в центре собралось около тридцати хорошо одетых человек. Весь свет Дарлингтона. Еще один знак в пользу выбора, сделанного Герой.

Однако у нее был такой вид, будто ее ведут на виселицу.

Кейт по боковому нефу пробирался вперед, чтобы разглядеть жениха. Сначала он видел только спину Дрейдейла, массивного человека среднего роста, одетого в темно-бордовый бархат. Костюм был сшит по последней моде и весьма подходил к его самоуверенной позе. Она говорила всем, что он преуспевающий человек, знающий себе цену.

Пройдя дальше, Кейт увидел отблеск золотого галуна и мужской профиль.

У Дрейдейла было мясистое лицо с большим носом и толстыми губами. Ничего плохого в этом нет. Он выглядел респектабельным, преуспевающим и властным.

Рядом на скамье сидели четверо тихих детей в возрасте от двенадцати лет до младенца на руках у служанки.

Значит, Дрейдейл искал мать своим детям. И в этом тоже ничего плохого нет.

Шафер чем-то напоминал жениха, в мягком и, возможно, более слабом варианте. Наверное, это cap Уильям Дрейдейл, баронет, уютно обосновавшийся в загородном особняке.

Сэр Уильям вдруг подтолкнул Дрейдейла локтем и пробормотал:

— Ты счастливчик, Гарри.

И опять же в этом нет ничего плохого, поскольку в церковь вошла Пруденс Юлгрейв с молодым мужчиной — вероятно, братом. Внешнее сходство между ними имелось, хотя Эрону Юлгрейву классические черты придавали безоговорочную красоту.

Кейт взглянул на жениха и заметил его улыбку. В ней не было любви или восхищения, улыбка была скорее плотоядной. У Дрейдейла чуть слюна не капала — так собака смотрит на кусок мяса, оставшийся без присмотра.

«Нет, Кейт».

Но невеста твердо смотрела в пол.

Девичья скромность.

Или страх.

Раньше она полностью зависела от мизерного содержания, которое выделял ей брат. И теперь она у него под башмаком из-за бедности? Эрон выиграет от этого брака? Он или его родившийся на ферме, но ставший могущественным тесть Толлбридж? Такая «работорговля» — дело не новое, в некоторых семьях девушку убеждают или заставляют выйти замуж ради преимуществ и выгод для ее родных.

Приехав в Дарлингтон, Гера угодила в логово льва? Нет, «лев» звучит слишком благородно. Она попала в волчью яму.

Когда Пруденс приблизилась к алтарю, Дрейдейл поклонился ее брату, но поклон относился и к стоявшему рядом Толлбриджу. Для Кейта этот поклон кричал: «Спасибо, господа. Сделка совершена».

Началась служба. Кейт мало бывал на свадьбах.

Если не считать поспешных союзов в армейские годы, он помнил только свадьбы своей сестры Арабеллы и Роу. Тогда Кейт был подростком, и ему было ужасно скучно.

— …если кто-нибудь знает…

У Кейта сердце вдруг заколотилось, как бывало в бою, когда он видел возможность нанести удар, возможность, превышающую его полномочия.

«Нет, нет».

— …какие-нибудь препятствия…

Нужно сделать правильный поступок.

Он шагнул вперед, к собравшимся.

— Я знаю.

Кейта так и подмывало рассмеяться над пользой брачных клятв.

— Простите, сэр, что? — уставился на него викарий.

— Кто вы, черт побери?! — побагровев, рыкнул Дрейдейл.

— Кейтсби Бергойн, сэр. — Кейт спокойно поклонился, зная, что преимущество на его стороне. Так было всегда. — Не могу добавить «к вашим услугам», — скривился он.

— Убирайтесь! Вам здесь нечего делать.

— Мистер Дрейдейл, мистер Дрейдейл, — утихомиривал жениха викарий, — джентльмен имеет возражения, и мы должны его выслушать. Так что вас заботит, сэр? Я уверен, что недоразумение можно устранить.

Кейт повернулся к невесте. Раньше Пруденс была белее полотна, но теперь краски вернулись на ее щеки, глаза загадочно вспыхнули.

Хотел бы он знать, что это: надежда или ярость?

Глядя на нее, Кейт сказал:

— Извините за вторжение, святой отец, но я должен напомнить леди, что она уже дала обещание мне.