Читать онлайн Джентльмен-авантюрист | Глава 8 и скачать fb2 без регистрации

Прочитайте онлайн Джентльмен-авантюрист | Глава 8

Читать книгу Джентльмен-авантюрист
3418+735
  • Автор:
  • Перевёл: Н. Н. Аниськова
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 8

Кейт провел в Кейнингзе уже неделю, вникая вдела.

Он отдал себя в руки Фламборо — наконец он узнал имя мажордома — и ознакомился со всем домом и ведением хозяйства, благодаря небо, что скоро это станет обязанностью графини. Если, конечно, его графиня сможет вырвать контроль из рук матери и Артемис, продолжавших управлять Кейнингзом как отлично слаженная команда.

Он познакомился со своими тремя одетыми в черное племянницами возрастом от восьми до трех лет и получил только серьезные реверансы. Одному Богу известно, играют ли они когда-нибудь, но он ни разу не слышал ни звука.

С помощью служащих высшего звена он начал вникать в то, чем теперь обладал, включая свинцовые и угольные шахты, корабли, городские владения. Временами ему казалось, что у него лопнет голова.

Кейт знал, что все будут счастливы, если он просто подпишет что предложено. Но это было не в его стиле, ему хотелось понимать, что происходит.

Ему действительно недоставало секретаря, сведущего в личной корреспонденции и политических и деловых связях и действиях Роу. Вскоре после приезда выяснилось, что Маунт оставил свой пост сразу после похорон. Фламборо не желал пускаться в подробности, но Кейт надавил.

— Мистер Маунт был предан вашему брату, сэр.

— Рэнсом, похоже, тоже был предан моему брату, но он по-прежнему здесь.

— Мистер Маунт получил предложение работать в другом месте, сэр.

— Вы хотите сказать, что Рэнсом остался только потому, что ему никто не предложил места? Сомневаюсь. Маунт просто не хотел быть моим секретарем.

Фламборо смотрел в пространство.

— Видимо, он решил, что вы сильно отличаетесь от своего брата, сэр.

Другими словами, секретарь его невзлюбил, решил Кейт. Секретаря и хозяина связывают особые отношения, поскольку секретарь часто находится рядом, иногда даже на светских мероприятиях. И порой посвящен в интимные дела хозяина.

Маунт разделял уверенность Роу, что Кейт рад смерти его новорожденного сына?

Больно, что он никогда не сможет прояснить это недоразумение, но нет смысла останавливаться на этом. По крайней мере, Артемис, похоже, об этом не подозревает. Кейт подумывал поднять эту тему и выразить невестке соболезнования, но не видел подходящего способа сделать это.

Что до секретаря, то Перри подменит его, наслаждаясь игрой. Он особенно полезен в тех случаях, когда необходимо знание двора и Лондона, он осведомлен и в политике, и в международных делах. Они разбирали переписку, касающуюся колониальных налогов, когда явился лакей, сообщивший, что требуется присутствие Кейта в гостиной.

— Что там еще? — пробормотал Кейт.

Мать и невестка обычно не искали его общества, что всех вполне устраивало.

Войдя в гостиную, Кейт замер. В комнате было полно женщин.

Вытерпев только неделю, мать собрала часть потенциальных претенденток на роль графини и, представляя их, гордилась собой, как курица, снесшая целую корзину золотых яиц.

Возможно, ее вдохновило появление у Кейта первого комплекта подобающей одежды: строгого черного костюма с блестящими черными пуговицами, и единственным светлым пятном — красивой серебряной вышивкой на жилете.

Подавив раздражение, Кейт поклонился миссис Уиклифф и ее дочери Джулии. Рядом с ее именем в списке матери было написано «хорошо воспитана». Кейту пришло на ум только одно слово — никакая. Никакое бежевое платье, никакие каштановые волосы, никакая, почти пустая, улыбка, ничто в ней не цепляло глаз. Про себя он окрестил ее Невидимкой.

Следующие мама с дочкой — леди Моргейт и леди Коринна Шафто, «жизнерадостная», как помечено в списке. Слишком выразительная, особенно учитывая, что ей только шестнадцать. Блестящие темные кудри, искристые темные глаза, прекрасно очерченный пухлый рот сердечком и море энергии. Она сдерживалась, вероятно, только из уважения к трауру. Кейт обозвал ее Вертушкой.

Еще до того как ему представили третью, он понял, что это мисс Армстронг, двадцати двух лет, потому что рядом с ее именем мать приписала: «неуклюжая, но добрая». Даже спокойно сидя на диване, она ухитрялась быть неуклюжей. Все в ней было несоразмерно, голову она держала немного набок, глаза тревожно смотрели куда угодно, лишь бы не на него. Мисс Армстронг, должно быть, явилась в компании других, ибо матушки ее не было видно. Нескладеха, решил про себя Кейт.

Если бы его вынудили выбирать из этой троицы, он остановился бы на мисс Уиклифф, Невидимке, поскольку ему было бы очень легко забыть о том, что она рядом.

Кейту пришлось пить чай и участвовать в тривиальной беседе. Вскоре природная натура леди Коринны взяла верх, и она разразилась потоком предложений, какие восхитительные празднества можно организовать, чтобы отметить его возвращение в родные места.

— Траур, дорогая, — пробормотала ее мать с улыбкой обожания.

— Ах да… — Но юную красавицу это не остановило, она ослепительно улыбнулась Кейту. — Как только будет можно, лорд Малзард…

Кейта это позабавило, но не привлекло. С такой особой у мужчины не будет ни минуты покоя.

— Как только будет можно, — согласился он и повернулся к неуклюжей: — А вы какие развлечения больше всего любите, мисс Армстронг?

Девушка-нескладеха заморгала. Взгляд дрогнул.

— Что-нибудь музыкальное, — пробормотала она.

— Вы играете?

— Я? Ох… Нет, милорд. Глупое высказывание… о музыкальном развлечении, я имела в виду…

— Совсем наоборот. Отличное. Музыкальный вечер — это совсем другое дело, нежели бал. Ведь так, мама?

— Совсем другое, Малзард.

— Тогда мы скоро его устроим.

— Как чудесно! — захлопала в ладоши леди Коринна.

Она снова пустилась строить планы, когда и как надо организовать вечер и кто будет играть. Она, между прочим, мастерски владеет арфой.

Улучив паузу в стремительном потоке ее речи, Кейт обратился к третьей потенциальной графине:

— Вам нравятся музыкальные вечера, мисс Уиклифф?

— Я уверена, что это будет очень приятно, милорд.

— Вы играете?

— Мне не хватает мастерства, милорд.

— Зато Джулия чудесно поет, — вмешалась ее мать.

— Тогда буду этого ждать, — сказал Кейт, но от мысли о встрече с остальными кандидатками в графини ему хотелось пустить себе пулю в лоб.

Когда гости ушли, мать сказала:

— Ну?

— Это просто неприлично, мама.

— Если я не стану ничего делать, ничего и не произойдет.

— Ты и у брачного ложа будешь стоять с советами и наказами поторопиться?

— Кейтсби!

— Извини. Но пожалуйста, дай мне время, прежде чем затеешь очередные смотрины.

Мать с досадой поджала губы.

— Хорошо. Но эта встреча никому не причинила никакого вреда. Ты встретился с тремя здешними леди, и все они подойдут.

— И тебе будет удобно жить под одной крышей с любой из них?

Взгляд матери посуровел, но она сдержалась.

— Мне будет удобно, когда здесь появится младенец мужского пола.

— Тогда придется потерпеть год или больше, мэм, независимо от моего усердия.

Жалея о своих словах, Кейт удалился из комнаты. Но его терпению настал конец. Нужно удрать отсюда.

Кейт прошел в свою комнату и, не вызывая камердинера, переоделся в свой прежний костюм для верховой езды. Старая одежда почему-то ослабила его напряжение. После верховой прогулки ему станет лучше. Легче будет сунуть голову в хомут. Он крался из своей комнаты как нашкодивший мальчишка. Кейт подумал было пригласить Перри проехаться вместе, но ему хотелось побыть одному, хоть немного. В эти дни одному удавалось побыть только в постели.

Теперь он понимал Геру.

Пруденс Юлгрейв.

Она тогда выскочила из дома в ночь, потому что задыхалась в четырех стенах. Она выбежала из крошечного жилища, а Кейнингз предлагал обширные апартаменты, зато его обитатели угнетали Кейта.

Гера в Дарлингтоне у своего брата. Который прежде, мягко выражаясь, пренебрегал ее благополучием.

Как она там поживает? Хорошо ли питается и хорошо ли одевается? И удачно ли вышла замуж, чего так горячо хотела? Счастлива ли она?

Хотел бы он это видеть.

Кейт вошел в конюшню, одна из собак подбежала к нему. Они уже подружились, и он подумывал взять парочку собак в дом. Роу не любил собак в доме, Артемис и мать, возможно, тоже, но Кейту эта идея нравилась, и, в конце концов, он граф.

Вдруг он вспомнил собачку Пруденс.

Почему она не забрала Тоби с собой в Дарлингтон? Вряд ли Пруденс оставила ее потому, что не хотела больше держать у себя эту убогую собачонку. Но все-таки эта мысль застряла у него в голове.

До Дарлингтона всего десять миль. Он, может съездить туда и успокоиться насчет ее благополучия. В карманах у него ни одной монеты, поэтому Кейт прокрался в дом. На этот раз Рэнсом оказался в спальне, но вопросов не задавал.

Кейт, придумав поручение, отослал камердинера, потом отпер потайной ящик. Вытащил несколько гиней на случай, если Орешек захромает или приключится что-то подобное, и несколько мелких монет, чтобы заплатить за еду. Перед тем как уйти, Кейт вспомнил еще кое-что. Он отпер шкатулку, в которой держал личные бумаги и кое-какие ценности, и вынул маленькую фляжку.

Эту чудесную вещицу он приобрел в Лондоне. Сделанная из голубого стекла, она была замысловато оправлена в серебро. Для парфюмерного флакона она была слишком велика, и он спросил у продавца ее назначение.

— Это фляжка для дам, которые любят держать при себе бренди в медицинских целях, сэр. Она прекрасно умещается в дамском кармане и плоская, так что ее незаметно, — ответил продавец.

— И сколько туда помешается? Восьмая часть пинты?

— Приблизительно так. Дамам больше и не надо.

— Не всем, — заключил тогда Кейт и купил фляжку.

Он думал о Гере, но возможности передать ей фляжку не было. Впоследствии Кейт задавался вопросом, что с ней делать. Джорджиану такой подарок шокировал бы, хоть и предназначался для медицинских целей.

Провидение знало, что этот момент наступит?

Эта мысль заставила Кейта заколебаться, но он сунул фляжку в карман и вернулся в конюшню, едва скрывая радость от предстоящего приключения.

Джеб и Орешек уже ждали его.

— Хотите, чтобы я поехал с вами, сэр?

— Нет. Но я могу немного задержаться.

Черт побери, он граф и не может исчезнуть без единого слова.

Может.

Ненадолго.

— Я еду в Дарлингтон, — сказал он, сев в седло. — По делу. Личному делу.

— А-а…

Джеб подавил улыбку, заподозрив, что в деле домешана женщина.

И это тоже, но совсем не так, как подумал Джеб.

— Приятной поездки, сэр.

— Надеюсь.

Кейт уехал и, покинув поместье, не мог сдержать счастливой улыбки. Он любит Кейнингз, но сейчас ему нужно сбежать.

Кейт снял кольцо-печатку с графским гербом и тут же почувствовал, что с него словно свалились кандалы.

На короткое благословенное время он снова просто Кейт Бергойн, и он свободен.