Прочитайте онлайн Джентльмен-авантюрист | Глава 4

Читать книгу Джентльмен-авантюрист
3418+920
  • Автор:
  • Перевёл: Н. Н. Аниськова
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 4

Лондон

Июнь

— Ну и ну! Кейт, боюсь, придется прекратить наше знакомство.

— Перри? — удивленно повернулся Кейт. — Что ты здесь делаешь?

— Тебя ищу. — Достопочтенный Перегрин Перрьям оглядел помещение и поднял брови. — Бэгнигг-Уэллс?! Мой бедный друг.

Кейт понимал изумление своего приятеля. Вокруг прогуливались, сплетничали, пили чай или минеральную воду люди среднего сорта и малочисленные потрепанные жизнью аристократы.

Сам Кейт относил себя к последним, если не считать отличной новой одежды. Его синий костюм с бронзовым галуном, возможно, выглядит лучше, чем простой зеленый наряд Перри, но знатоки увидят в каждой линии и детали костюма его друга изысканное благородство.

Черт бы его побрал! Перри пришел сюда развлечься или лезет не в свое дело?

— Я убежден, что воды чрезвычайно полезны для здоровья, — холодно сказал Кейт.

— Страдаешь от разлития желчи?

Этого не скрыть.

— От любви. Вон, посмотри, Джорджиана Рамфорд, в розовом со светлыми кружевами, восемнадцать лет, единственная дочь весьма богатого торговца мистера Сэмюела Рамфорда.

Джорджиана разговаривала с матерью и несколькими женщинами, но поглядывала на Кейта и краснела. Она была довольно хорошенькая, хотя кругленькая и пухлая. Джорджиана выбрала момент, чтобы пошевелить пальчиками в шутливом приветствии Кейту, потом повернулась к своему кружку и захихикала.

— Дружище… — пробормотал Перри.

— У нее большое приданое, и намекнули, что для возможного наследника графского титула оно будет увеличено.

— Твой брат в ближайшие десять лет может произвести на свет сына. Дочери у него уже есть.

— Думаю, Рамфорд рассматривает это как стоящую игру и ставит на возможность увидеть свою дочь графиней. Что до меня, я должен жениться на деньгах. Ты это знаешь.

— Разве я возражаю?

— Тогда зачем ты сюда явился?

— Даже забота о твоем благополучии не привела бы меня сюда. Из Кейнингза прибыл посыльный. Не знаю, что у него за дело, но оно неотложное. Он с трудом отыскал твой адрес, — добавил Перри с мягким укором.

— Я не нашел времени сообщить родственникам, что перебрался к тебе.

С момента своего спонтанного отъезда Кейт не общался с обитателями Кейнингза. Без сомнения, они этим удовлетворены. Тогда к чему посыльный?

Должно быть, какие-нибудь серьезные новости. Наверное, мать. Просто заболела или умерла?

Сердце должно бы ему подсказать, но они с матерью никогда не были близки, несмотря на то, что Кейт носил ее фамильное имя. А может быть, именно поэтому. Его оно возмущало, а мать считала, что он живет не по принципам Кейтсби.

— Мог бы направить посыльного сюда, — заметил Кейт.

— Я решил спасти йоркширского парня от участи заблудиться в дебрях Ислингтона и пожертвовал собой. Бэгнигг-Уэллс! — повторил Перри и передернул плечами.

Ужас Перри больше походил на притворный, но Кейт знал, что его друг прежде не бывал в этих местах. Его обитель — Мейфэр.

— Дело срочное, — напомнил Перри.

— Сейчас попрощаюсь.

Подойдя к Джорджиане и ее матушке, Кейт не мог сдержать радости, что появился повод уйти. Если бы Рамфорды увлекались музыкой, живописью, древностями, а не сплетничали с себе подобными…

Вскоре Кейт с Перри в наемной карете отправились к отдаленным дымкам, означавшим Лондон. Господи, как же он скучает по провинции!

Перри разглядывал безупречно отполированные ногти.

— Я не вмешиваюсь, дружище, но ты уверен насчет этой Рамфорд?

— Да.

Перри вздохнул.

— И где ты купишь поместье?

Кейт уже поделился своими планами с другом, поэтому у него не было причин сердиться на расспросы.

— Рамфорд предпочитает поближе к Лондону, но на севере большие владения дешевле.

— На севере? Возможно, в Йоркшире?

— А почему бы и нет?

— Наверное, это от любви к фамильному дому? — деликатно предположил Перри.

— А ты не испытываешь привязанности к Херну?

— И никогда не испытывал. Какой смысл? Я четвертый сын. А теперь у Пранкса и своих двое.

Пранкс, то есть Пранксуорт, самый старший брат Перри, с рождения носил титул виконта Пранксуорта и, в свой черед, собирался стать графом Херискрофтом.

— В любом случае в провинции я скучаю, а в Лондоне и при дворе — нет.

— Ты можешь себе позволить Лондон и двор.

— В этом прелесть синекуры. Может, твой брат присмотрит парочку для тебя.

— Мы с братом расстались отнюдь не в дружеских отношениях.

— Их будет трудно восстановить? По твоим словам, ссора была горячей.

Кейт об этом не думал.

— Черт побери. Если мать серьезно больна… или даже хуже, мне ведь нужно ехать на север?

Сыновний долг требует этого.

Это оправдывает его возвращение в Кейнингз, где он сможет восстановить дружеские отношения с Роу.

Его брата Себастьяна, лорда Малзарда, в семье звали Роу, по титулу, который он получил при рождении, — виконт Роуклифф. Роу был на шесть лет старше Кейта, и они никогда не были близки, но Кейт сожалел о конфликте и, особенно, об изгнании из дома, который любил.

Несколько лет он провел в армии, сумев приехать в отпуск только однажды, и всегда знал, что Кейнингз ждет его с распростертыми объятиями…

— Ты так и не сказал, почему вы поссорились, — сказал Перри.

Они уже миновали маленькие поля и ехали между домами.

— Главным образом это произошло из-за моей гордости, — сказал Кейт. — После известных событий мне позволили просто продать военный патент, но история разошлась. Судачили, будто я постоянно нарушал дисциплину, дошел чуть не до бунта, затеял драку, в которой погибли три человека.

— Это не совсем правда.

— Три человека действительно погибли, — сказал Кейт. — И все это трудно оспорить, особенно если об этом не говорят открыто.

— Мне некоторые говорили об этом открыто.

— Так вот почему ты вызвал на дуэль Уиллоби…

— Проклятый трус взял свои слова обратно.

— Это пресекло открытые высказывания. Спасибо.

— Как все это привело к тому, что семья тебя отвергла? Не могли же они поверить…

Кейт рассмеялся:

— Еще как могли! Они продемонстрировали это своим невыносимым участием. Роу заверял меня, что Кейнингз — мой дом, ни секунды так не считая. Мы и в лучшие времена конфликтовали. Он такой правильный и считает, что как глава семьи занимает место отца в наших отношениях.

Кейт заставил себя остановить поток жалоб. Если Роу из-за него в отчаянии, значит, есть причины. Даже теперь, ухаживая за Джорджианой, Кейт знал, что его женитьба причинит неудобства его семье. Родство с Рамфордами не сочтут приятным. Сможет ли его мать заставить себя обнять Джорджиану и назвать своей дочерью?

— Раздосадованная Артемис, моя невестка, заговорила о возможности будущей профессии или дела, словно сомневаясь, будто я смогу его найти, — продолжил он. — А мать открыто сердилась, что я снова ее тревожу.

— Поразительно!

— Мы никогда не были близки. Армия дала мне единственный выбор — полк, который вот-вот отправится в Индию. И мать с трудом поняла, почему я не воспользовался этой возможностью, поскольку сражения, кажется, единственное, в чем я сумею оправдать репутацию ее фамильного имени.

— Она так и сказала?

— Четко и ясно.

— А почему ты не согласился? — спросил Перри. — Тебе ведь нравится война.

— Дружище, — передразнил Кейт протяжный выговор Перри, — для меня Индия, что для тебя Ислингтон, это далеко, очень далеко от всего, что я ценю и люблю.

— И все равно непонимание твоей семьи не удивляет.

Кейт стиснул зубы. Его родственники были убеждены, что он провалит все, чем займется. У них имелись на то причины.

Когда-то он недолго пытался изучать религию. Кейт выбрал этот путь только из-за мечты сделаться священником в ближайшем к Кейнингзу приходе. Но этому положила конец тяга к хорошеньким женщинам, крепким напиткам и решительным действиям.

Затем отец нашел ему место в Ост-Индской компании, которая недавно обрела могущество и разбогатела. Возможность приключений манила, но когда выяснилось, что его отправят на край света, Кейт нашел способ вывернуться. Поводом стал протест против алчности компании, на самом деле Кейт затеял его только ради того, чтобы избежать ссылки.

А позже Кейт узнал, что именно ссылка была намерением его отца.

Тогда ему исполнился двадцать один год, он повстречался в Лондоне с Перри и зажил веселой жизнью. Когда долги грозили потопить его, он взывал к милосердию отца.

Вот тогда отец заговорил напрямую. Он не верил во вторых сыновей, болтающихся по фамильному дому, словно у них есть на это право. Это пагубно и ведет к раздорам. Старший сын и наследник уже женат и имеет одного здорового ребенка, девочку, а следом будет и мальчик. Кейт должен зажить своей жизнью, никак не связанной с Кейнингзом.

И его отправили в армию.

Отец надеялся, что полк Кейта пошлют в Америку — он так и сказал, — но превратности судьбы и армейской политики отправили его в Ганновер и до конца войны продержали в Европе. Тогда это тоже казалось ужасно далеко, но, освоившись в армии, Кейт открыл в себе талант к лидерству и сражениям.

И, увы, стойкое нежелание следовать правилам.

Возможно, ему действительно лучше было пересечь Атлантику, там армии приходилось действовать вопреки стандартам, что соответствовало его природе. Больше того, в Америке конец войны не означал конца военных действий. Недовольные колонисты создавали проблемы, да и местные племена возражали против вторжения на их земли. Даже если другой войны не будет, там есть земли, которые можно завоевать и создать новые владения.

Правда, это не Англия, а поместье, какое бы оно ни было большое, — не Кейнингз. Возможно, безумие жениться на деньгах и создать бледное подобие своего рая, однако это лучшее, что он мог сделать.

Карета довезла их до здания рядом с Сент-Джеймс-сквер, в котором снимал комнаты Перри. Расположение весьма подходящее для любителя клубов, парков и всех лондонских удовольствий. А слово «комнаты» не передавало размеров обители Перри. Она была обставлена в высшей степени элегантно, там имелись камердинер, лакей, повар и мальчик для мелких поручений.

Как выразился Перри, это прелесть синекур, три из которых приносили ему круглый доход.

Посланец из Кейнингза сидел в маленькой приемной напряженно, словно аршин проглотил, и сжимал в больших руках треуголку. Завидев господ, он мгновенно поднялся.

— Джеб!

Кейт старался скрыть неподобающую радость, поскольку понятно, что новости плохие.

Между ним и Джебом Литтфэром сложилась того сорта дружба, какая только возможна между сыном хозяина и конюхом. Они были ровесниками, мальчишками вместе играли, ездили верхом, когда подросли. Два месяца назад, во время рокового визита в Кейнингз, Джеб всегда составлял Кейту компанию во время долгих утренних верховых прогулок, они обходились без формальностей и называли друг друга по имени.

— Сэр! — Джеб сглотнул. Да, новости явно плохие. Потом он сказал: — Милорд…

Кейт установился на него, ему хотелось крикнуть, что это глупая ошибка, что это неправда, Джеб лжет, но в глубине души он все понял. Если Джеб назвал его милордом, значит, брат умер.

В возрасте всего тридцати двух лет Роу умер, оставив трех дочерей и ни одного сына.

Эго означает, что Кейт теперь граф Малзард, владелец всего, что дает графский титул.

Включая Кейнингз…

— Сядь.

Твердая рука толкнула Кейта в кресло, он услышал, как Перри велел принести бренди.

Кейт сумел выговорить только одно слово:

— Как?

— Точно не знаю, сэр… милорд. Меня сразу же отправили в дорогу и велели ехать как можно быстрее. Но я слышал, будто граф просто упал и умер.

В руке Кейта оказался стакан.

Он выпил, и алкоголь немного ослабил шок.

— Когда? — хрипло спросил Кейт и снова выпил.

Джеб потер голову, словно ему надо было подумать.

— В воскресенье это случилось…

— Четыре дня назад, и я ничего не знал.

— Я ехал быстро, как мог, сэр.

— Не сомневаюсь. Лошади летать не могут. — Кейт осушил стакан, пытаясь думать. — Я отправлюсь немедленно.

— Я займусь каретой.

Перри наполнил стакан Кейта и вышел.

Кейт повернулся к Джебу, пытаясь понять невероятное.

— Он просто упал? Как он мог просто упасть?

— Не знаю, сэр. Его сиятельство говорил, что у него болит голова. Когда он утром пришел в конюшню, то сказал что-то о проклятой головной боли и о том, что верховая прогулка ее вылечит.

Кейт вскочил.

— От головной боли никто не умирает! — Кейт взял себя в руки. — Извини. Я не должен отыгрываться на посыльном. Ты хоть спал?

— Я был вынужден на несколько часов останавливаться каждую ночь, сэр.

— Понятно. Теперь отдохни как следует.

Кейт вытащил несколько монет. Это почти все его наличные. Если не считать того, что он богат. Очень, очень богат. Если только Артемис не беременна… Эта мысль резанула болью утраты.

— Отправляйся в «Звезду». — Он отдал деньги Джебу. — Это прямо за углом и считается приличным местом. Отдохни как следует, а потом возьми билет и на почтовой карете возвращайся домой.

— Я бы лучше с вами поехал, сэр. То есть… простите, сэр, но не стоит ехать одному.

— Думаешь, я неспособный? — сердито спросил Кейт.

— Нет, милорд. Но…

— Не называй меня так. Еще ничего не ясно.

Джеб уставился на него.

— Возможно, жена моего брата беременна.

Вернулся Перри.

— Я провожу его на север. Отдыхай, приятель, ты это заслужил.

Джеб ушел, и Кейт повернулся к Перри:

— Ты поедешь со мной в Йоркшир? Не глупи!

— Ты меня не разубедишь. Даже и не пытайся.

Кейт и хотел бы, но его разум был затуманен.

— Поверить не могу. Мне это не пригрезилось? — Кейт вздрогнул и взглянул на Перри. — Я этого не хотел. Ты же знаешь, правда?

— Конечно, знаю. Это очень досадно, но… Ведь какова бы ни была ситуация, сейчас семья нуждается в тебе.

— Не уверен.

— Не будь дураком.

Этого не стоило говорить даже Перри, но Кейт был уверен, что его родные — мать и особенно невестка — в ужасе от мысли, что титул перешел к нему.

Он всегда слыл беззаботным или легкомысленным, в зависимости отточки зрения других. Импульсивным. Больше подходил для действий, чем для взвешенной реакции. Кейт всегда знал, что Кейнингзу лучше оставаться в твердых и мудрых руках брата.

— По крайней мере, лучше, чем кузен Фред.

Он не собирался говорить это вслух.

— Кузен Фред? — переспросил Перри.

— Кузен отца. Следующий претендент.

— Так плох?

— Вовсе нет. Основательный и добросердечный семейный человек. Однако он переедет в Кейнингз со своим выводком, а матери и Артемис придется уехать. Матери это будет особенно тяжело, это ее дом.

— Тогда тем более хорошо, что ты рядом и вступишь во владение. Если понадобится.

Это «если понадобится» ранило. Кейт действительно никогда не желал смерти брату, но теперь страшился, что возненавидит возможного младенца.

Нет, он сделает все, чтобы избежать такого греха.

И даже тогда… Если есть маленький граф Малзард, Кейт, естественно, станет его опекуном.

— А как насчет этой Рамфорд? — спросил Перри.

Кейт едва не спросил: «Кто это?» Он устыдился своего чувства облегчения от того, что Джорджиана и ее семья больше не имеют к нему отношения.

Если он граф Малзард, он должен выбрать себе совершенную графиню. Жениться на девушке равного положения, воспитанной в долге и ответственности высокого ранга, готовой стать хозяйкой светского дома. Она должна иметь чувство собственного достоинства, изящество, благородное происхождение. Или даже лучше — она поможет ему занять свое место в этой паутине социальных хитросплетений и разделит с ним груз его новых обязанностей и ответственности.

И конечно, самое главное, она должна родить сыновей.