Читать онлайн Джентльмен-авантюрист | Глава 26 и скачать fb2 без регистрации

Прочитайте онлайн Джентльмен-авантюрист | Глава 26

Читать книгу Джентльмен-авантюрист
3418+720
  • Автор:
  • Перевёл: Н. Н. Аниськова
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 26

Осмотр дома прошел легко. Миссис Инглтон была спокойна, любезна и в высшей степени знала свое дело. Пруденс не пыталась изображать опыт, которого у нее не было, но воспоминания о Блайдби помогали демонстрировать понимание. Она знала, что это будет замечено и прибавит ей уважения.

Встречаясь с многочисленными слугами, она напоминала себе о важности первого впечатления.

Кейт мог не шутить, когда сказал, что вознаградит того, кто готовил шоколад. Вдобавок к обычному повару здесь трудились пекарь и кондитер. Все они расспрашивали ее о любимых блюдах и, похоже, стремились угодить.

Пруденс поняла, что кладовой ведала вдова, но для этого есть специальная служанка, и еще одна, которая занимается вареньем и прочими заготовками. Кейнингз снабжался молочными продуктами с собственной фермы, была еще собственная пивоварня, ну и, конечно, прачечная.

Прачечной руководила женщина с красноречивым именем. Миссис Уотерс заверила Пруденс, что платье легко покрасить в черный цвет.

— Хотя не все цвета и ткани хорошо красятся, миледи. Единственный способ узнать — это попробовать.

— Это старое платье, миссис Уотерс, и если оно будет испорчено, невелика потеря.

И все-таки ей будет жаль долгой и утомительной для глаз работы, которую она проделала, чтобы подготовить платье к свадьбе брата. Пруденс снова напомнила себе, что должна написать Хетти и, возможно, послать какой-нибудь подарок.

Она прикусила губу, сдерживая смех при мысли о реакции Хетти на то, что ее соседка стала графиней.

Кладовая с полотном была увешена полками, на которых, прикрытое тканью, лежало все, от полотенец до штор. Две служанки сидели за хорошо освещенным длинным столом и почти невидимыми стежками штопали простыни. Три других шили одежду.

— Мы шьем простую одежду, миледи, — сказала швея, миссис Соули, — главным образом для слуг.

— Вы можете сшить для меня простое черное платье? — спросила Пруденс. — Мой сундук привезут сегодня, но в нем нет траурных нарядов.

И пусть слуги строят догадки, если хотят.

— Конечно, миледи. Через день, если очень простое. Бетти, дай креп. — Одна из служанок поспешно вскарабкалась на стремянку и сняла с полки сверток материи. — У нас всегда креп под рукой, — сказала швея, — на случай…

Она прикусила губу.

— Это ужасно, — сказала Пруденс, надеясь, что это прозвучало убедительно. — Так внезапно.

— Эго всех потрясло, миледи. Просто потрясло.

Миссис Соули взяла сверток и развернула плотную черную ткань на столе. Креп был матовый и, казалось, поглощал свет. Пруденс помнила это по своему траурному платью времен смерти отца.

— Пожалуйста, сшейте платье как можно скорее. И чепец.

Швея обмерила ее и заверила, что все будет готово на следующий день. И если удастся покрасить голубое, то у нее будет два черных платья.

Пруденс пошла дальше, деловито осматривая кладовые, и заметила, что те, в которых самые дорогие товары заперты. У миссис Инглтон на поясе висела большая связка ключей.

— Сколько всего комплектов ключей, миссис Инглтон?

— У меня, миледи, у мистера Фламборо, но он редко ими пользуется. Думаю, есть комплект для милорда, но никогда не слышала, чтобы им пользовались. Конечно, отдельные ключи есть у некоторых слуг, например у дворецкого ключи от винных погребов…

— Другие леди Малзард имеют комплекты ключей?

— Конечно, миледи! Это совершенно справедливо.

Но взгляд ее стал несколько стеклянным от подтекста.

Пруденс предполагала, что в более нормальной ситуации ключи Артемис перешли бы к ней, хотя примечательно, что вдова не передала Артемис свои ключи, когда та появилась здесь.

— Полагаю, для меня готовят комплект?

— Да, миледи. Слесарь немедленно этим займется.

Конечно, в Кейнингзе есть собственный слесарь. И часовщик, сообразила она, когда часы пробили одиннадцать.

— Я выпила бы чаю.

Пруденс отчаянно хотелось и чая, и перерыва, к которому приведет чаепитие.

— Вы окажете мне честь выпить чая в моей комнате, миледи? Это дало бы вам возможность просмотреть конторские книги.

Пруденс хотелось сбежать, но как она могла отказаться?

Прошел еще час, прежде чем она рухнула в кресло в своей комнате, голова у нее раскалывалась от обилия информации и обрушившегося на нее груза ответственности. Кейт нес ответственность, которую налагал графский титул, но дом, точнее, дом — теперь ее забота.

Пруденс могла передоверить Кейнингз миссис Инглтон, она, похоже, великолепная экономка и не станет увиливать от своих обязанностей. Можно, конечно, оставить все в руках Артемис и вдовы, но она скорее стекло начнет есть, чем это сделает. Пруденс даже не сознавала, как яростно хочет доказать, что равна им. Она могла лишь надеяться, что снова не угодит в катастрофу из-за своей безрассудной смелости.

— А вот и вы, миледи. Вам что-нибудь нужно? — появилась из гардеробной Карен.

Пруденс совсем забыла о девушке и, когда ответила «нет», увидела на ее лице разочарование.

— Ты просто ждала меня, и тебе нечем было заняться?

— Мне полагается ждать, миледи, — с достоинством ответила Карен. — Я как фрейлина, сказала миссис Инглтон. И у меня корзинка с рукоделием.

Пруденс задумалась: предпочла бы девушка проводить время в знакомой обстановке среди слуг, или она ценит свой взлет наверх? Рай и ад, мрачно подумала она, но служебный холл выглядел весьма уютным.

— Где ты спишь, Карен?

— Прямо под вами, миледи! У меня теперь собственная комната. — Это определенно рай. — Вы можете ночью постучать в пол, и я вас услышу, но есть еще и звонок. Здесь.

Карен подошла к изголовью кровати и показала Пруденс шнур, исчезавший в полу. Служанка дернула шнур, и Пруденс услышала внизу легкое позвякивание.

— Это очень умно придумано.

— Ведь правда? Я о таком и не знала.

— Ты умеешь читать, Карен?

У служанки вдруг сделался несчастный вид.

— Очень плохо, миледи. Извините…

— Это не твоя вина. Какое образование получают дети в поместье?

— Старая мисс Райт устроила так, что младшие читают немного из Библии по воскресеньям. Я слышала, она была гувернанткой леди Арабеллы и осталась здесь, когда леди Арабелла вышла замуж и уехала.

— Леди Арабелла? — спросила Пруденс, сомневаясь, что ее голова вместит еще один факт.

— Сестра его сиятельства, миледи. Теперь у нее пятеро детей, это был настоящий ужас, когда они гостили тут в прошлом году, особенно мальчишки. Ох, простите, миледи. Я опять разболталась.

— Я тебе скажу, когда твоя болтовня мне наскучит. Сколько мальчиков?

— Трое, миледи, они чистое наказание.

Пруденс представила, какую боль вызывали эти мальчики у Артемис и ее мужа, которые не просто потеряли ребенка, но сына, столь необходимого им для успеха и процветания.

Она вернулась мыслями к образованию. Леди прилично интересоваться этим, и она это делала. Хотя Пруденс не чувствовала к этому призвания, но видела пользу для детей Хетти.

Дети Хетти, с отъезда Пруденс они остались без учителя. Это ее опечалило, возможно, надо послать им какие-нибудь простые уроки.

Ей нужно записывать дела.

— Карен, ты знаешь, где найти бумагу, перья и тому подобное?

— Нет, миледи.

Девочка снова встревожилась.

— Думаю, это к твоим обязанностям не относится. Пожалуйста, спроси у Миссис Инглтон и, если можно, принеси мне все это в будуар.

Служанка вышла, и Пруденс подошла к окну. Могла опасность пробраться сюда? Увы, вполне возможно, что Дрейдейл отправил сюда кого-нибудь из своих подручных. В свое время Пруденс старалась не обращать на это внимания, но знала, что он нанимал жестоких и беспощадных людей, чтобы выбивать долга и выселять арендаторов, которые не в состоянии заплатить. Без сомнения, наемники выполняли и другие поручения, чтобы воля Дрейдейла восторжествовала. Пруденс видела, какой холодно разговаривает со слугами и детьми, и начала подозревать, что его бедная вторая жена была доведена до умственной болезни. Какой у нее был выход? Пруденс подозревала, что сама она точно дошла бы до убийства. И убила бы его. А не себя.

Она нащупала в кармане нож, который всегда носила при себе на всякий случай.

Сейчас сад и парк казались воплощением безмятежности. Единственным движением была рябь на озере, да олень, медленно переступая, пощипывал травку.

— Вот, миледи! — запыхавшись, объявила вбежавшая Карен. — Бумага! У вас на столе. Ваш сундук привезли! Побегу и прослежу, чтобы его немедленно подняли в вашу гардеробную.

Она убежала, а Пруденс прошла в гардеробную и стала ждать. Наконец-то! Скоро у нее будет покрашенное платье. Но главное — у нее появится несколько дорогих ей предметов, которые сделают это помещение более, похожим на дом.

У Пруденс было четыре книги. Одну из них, старинную «Смерть Артура» Томаса Мэлори, подаренную отцом, она никогда не могла заставить себя продать. Еще была любимая ваза матери и два винных стакана. Те, из которых они с Кейтом пили при первой встрече.

Несколько минут спустя Карен открыла потайную дверь, и, пятясь, вошел лакей, державший сундук за одну ручку, следом показался и другой. Они поставили сундук, поклонились и вышли. Пруденс уже держала ключ наготове и присела, чтобы открыть замок.

— Наконец-то, — сказала она и открыла крышку.

— Ой, миледи, какая красивая ночная рубашка!

Вчера, роясь в сундуке в поисках подходящей одежды, Пруденс переворошила все содержимое, и теперь ее лучшая ночная рубашка оказалась наверху. Это был свадебный подарок Сьюзен, рубашка из прекрасного батиста, украшенная пышными кружевными оборками.

Пруденс вытащила ее и отдала горничной.

— Я надену ее сегодня вечером.

На свою настоящую первую брачную ночь.

Она передавала Карен сорочки, чулки, носовые платки, косынки-фишю, потом добралась до того, что приготовила сама. Невесте полагалось иметь постельное белье для будущего дома. Дрейдейл велел ей об этом не беспокоиться, в его доме простыней и полотенец хватает, но она все-таки их приготовила. Это был ее первый, слабый бунт. Но использовать их здесь, особенно с монограммой «П.Д.»? Пруденс Дрейдейл. От одной этой мысли ей сделалось нехорошо.

— Выброси это.

Девушка явно колебалась, но сказала:

— Хорошо, миледи, — и отложила вещи в сторону.

Когда сундук опустел, Пруденс взяла голубое платье, единственный предмет одежды, оставшийся от времен ее бедности. Ее охватило искушение сохранить его. Но с какой целью?

— Отнеси его в прачечную, Карен, И скажи, чтобы покрасили в черный.

Пруденс оставила служанку разбирать и развешивать одежду, а сама понесла любимые мелочи в будуар. Поставила книги на одну книжную полку, вазу и стаканы — на другую. В ящике письменного стола теперь лежала дорогая бумага, перья и все необходимое. Но она добавила туда несколько листов бумаги попроще. В ее деревянной шкатулке было мало ценного, Пруденс добавила туда подарки Кейта и заперла в ящик стола.

Все ее сокровища вряд ли могут иметь тут успех.

Пруденс вдруг поняла, что это свидетельствует о том, как мало она принесла в их совместную жизнь. Все в этом доме принадлежит теперь ей, но не в этом суть.

Раздался стук, и из коридора вошел Кейт.

Пруденс знала, что, улыбнувшись, покраснела. Как он задержался…

— Мой сундук привезли, — сказала она.

— Тогда все в порядке. О, узнаю эти стаканы.

Взяв один, Кейт подмигнул ей.

Пруденс зарумянилась еще больше.

— Я не буду ими пользоваться, но…

— Наоборот, по ночам мы будем пить из них бренди и делиться проблемами.

— Я надеюсь обуздать все проблемы.

— Оптимистка.

— А почему нет? — сказала Пруденс. — Моя ситуация значительно улучшилась.

Кейт коснулся вазы ее матери, расписанной розами.

— Безбедное существование иногда называют постелью из роз, а у роз бывают шипы.

Кейт тут же пожалел о своих словах. Время, проведенное в кабинете заделами, всегда вызывало в нем злость, даже если остроумие и сообразительность Перри держали его в рамках.

— Я беспокоюсь, что у меня мало вещей. — Пруденс, кажется, встревожилась. — Это выглядит странно.

— Что ты хочешь? Книги, стаканы, статуэтки, веера, перья…

— Нет! — рассмеялась Пруденс. — Я имею в виду, что мне следовало иметь больше вещей. Приехав в Дарлингтон, я покупала только самое необходимое, потому что знала, что покупки оплачиваются деньгами Толлбриджа. Я не хотела быть у них в долгу.

— Я наделил тебя всем, чем владею, — заметил Кейт.

— Я непонятно выразилась. Я хотела бы привезти сюда больше вещей из своего прошлого.

Теперь он понял.

— Я как граф явился сюда с малым, однако никто другого и не ожидал. И все же ты права, твои вещи — это часть первого впечатления о тебе. Но эту задачу легко решить. Нам нужен Перри. Где эта твоя девчонка? Карен! — позвал он.

Перепуганная насмерть горничная торопливо вошла с круглыми глазами.

— Найди мистера Перрьяма и пригласи его прийти сюда к леди Малзард и ко мне.

Девушка чуть не рухнула от облегчения, и реверанс у нее вышел кривоватый. Потом она, покачиваясь, вышла.

— Она довольно милая. Как щенок.

— Да. Но почему Перри?

— Надеюсь, он возьмет на себя миссию.

— Еще одну? Ты его нещадно эксплуатируешь.

— У тебя доброе сердце, — улыбнулся Кейт, — но не трать его на Перри. Он откажется, если захочет. На самом деле он любит ездить верхом. В Лондоне это проблематично, и он выезжает по множеству дел.

— Куда ты хочешь его отправить?

— В Йорк, за имуществом.

— Леди Малзард! Прелестница! — с улыбкой поклонился вошедший Перри. — Чем могу служить? С какими демонами мне сразиться?

— Ничего романтичного, — вмешался Кейт. — Однако тебе нужно во весь опор скакать в Йорк и разграбить несколько магазинов.

И он объяснил другу задачу.

— Имущество респектабельной леди среднего сорта, — протянул Перри. — Интересная задача. Включая одежду? — спросил он Пруденс.

— Если будет траурная.

— Еще одна задача. Отелло готов скакать по пересеченной местности, Кейт?

— Надеюсь, иначе он даром ест овес.

— Тогда я лечу, как ангел верхом.

Пруденс прикрыла смешок рукой, а Кейт расхохотался. «Ангел верхом». Так называлось популярное блюдо из устриц, обернутых ломтиками бекона и запеченных.

Перри рассмеялся вместе с ними:

— Великолепно, но вряд ли героически. Я просто полечу, как архангел Рафаил. Миледи, могу я попросить ваше платье?

— Вы собираетесь ехать в платье? — спросила Пруденс.

— Это мысль! Ангелов всегда изображают в платьях.

— Архангел Михаил обычно в латах, — заметил Кейт.

— Но не Рафаил.

— И никогда, насколько мне известно, на лошади, — напомнила Пруденс с таким видом, будто опасалась, что Перри действительно поедет в платье.

— Ваше платье подскажет мне ваш размер, — улыбнулся Перри. — Если позволите, я оставлю его у мастерицы, которая шьет манто и накидки, остальное можно будет изготовить по образцу.

— Какой вы умница! — просияла Пруденс и пошла за платьем.

— Мне не хотелось бы с тобой ссориться, — сказал Кейт.

— Ревнуешь? Это многое обещает.

— Она моя жена.

— Не все мужчины впадают в ревность из-за внимания своих жен. Некоторые рады видеть, что они приятно отвлеклись…

В этот момент вернулась Пруденс с желтым платьем.

— Жаль, что ты не можешь носить такую красоту, — сказал Кейт.

— Это не важно, правда. — Она повернулась к Перри: — Спасибо.

— Я ваш ангел на побегушках.

Перри снова поклонился и вышел.

Пруденс нежно улыбнулась, и Кейт стиснул зубы, ему хотелось предупредить жену относительно обаяния Перри, но это будет смешно и нелепо. У него и без того достаточно сложностей в браке.

Кейт подал ей руку:

— Позволь показать тебе часть дома, до того как мы спустимся к обеду.