Прочитайте онлайн Джентльмен-авантюрист | Глава 18

Читать книгу Джентльмен-авантюрист
3418+492
  • Автор:
  • Перевёл: Н. Н. Аниськова
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 18

Повернувшись, Кейт увидел, как Пруденс марширует к ферме. Судя по размашистому шагу и осанке, она все еще на что-то сердится. Он оставил Перри и конюха и пошел за ней.

— Давай понесу.

— Я не какая-нибудь хрупкая леди. Побереги ногу.

— Несколько тряпочек меня не утомят.

Пруденс уставилась на него, потом сунула в руки сверток и зашагала дальше.

— Пруденс, Перри не станет распространяться о твоем виде.

— Мой вид, мой вид! — Она вихрем повернулась к нему. — Прости, что поставила тебя в неловкое положение, муж.

— Ничего подобного, — процедил Кейт сквозь зубы.

Раны докучали ему, и дурное настроение Пруденс было сейчас совсем некстати.

— Нет? Тогда тебе нужно рассказать ему про «Двор белой розы» и мое безденежье.

— Никому не нужно знать о «Дворе белой розы».

Пруденс грустно улыбнулась.

— Хорошо. Я никому не скажу, — на ходу бросила она. — В конце концов, я обещала подчиняться тебе, и я свою клятву сдержу.

Черт побери, что это значит?

— Что не так? — снова попытался выяснить Кейт.

— Что может быть не так в такой чудесный день? — нарочито округлила глаза Пруденс.

— Не сваливайте на меня ваши недавние приключения, мэм! — огрызнулся Кейт, теряя терпение, и увидел в ее глазах вспышку боли.

Пруденс повернулась и зашагала быстрее.

— Пруденс!

Потом Кейт сообразил, что в такой ситуации мудрый муж придержит язык. Возможно, у нее начались месячные. Говорят, это превращает разумных женщин в мегер и наверняка усугубило все сегодняшние несчастья. Хотя для него это к лучшему. Нет риска, что в гнездышке поселился кукушонок Дрейдейла. И не придется надолго откладывать осуществление брачных отношений.

Он молча следовал за ней, его так и подмывало свистнуть.

Вода постепенно впитывалась в землю. Когда он вошел в дом, Пруденс прикрикнула:

— Сними сапоги! Ты грязи в дом натащишь.

Сама она сбросила разваливающиеся туфли и стояла в грязных чулках, волосы у нее растрепались, на щеках бурые полосы. Она каждый месяц будет такой фурией?

Вдобавок ко всему из-за раны он не мог снять сапоги без посторонней помощи.

— Иди переоденься. Ты почувствуешь себя лучше.

Это прозвучало резче, чем он намеревался.

Пруденс схватила одежду и отошла.

Привалившись к дверному косяку, Кейт наблюдал, как его жена вручает подарки миссис Стоунхаус. Жена фермера была на седьмом небе от счастья, получив сорочку и коробочку душистого мыла. Она поспешила тут же вымыть руки себе и сынишке.

— Как хорошо пахнет, Джакити! Настоящие цветочки.

Пруденс смотрела на них и улыбалась. Но когда взглянула на него, на ее лице промелькнуло раздражение, она повернулась и прошла в другую комнату.

Черт бы побрал, эту особу!

Появились Перри и конюх. Перри почему-то принес какую-то деревяшку.

— Снимай сапоги, — заворчал на него Кейт, потом повернулся к миссис Стоунхаус: — Как видите, мэм, приехали мой друг и конюх. Можно им войти?

Фермерша все еще восторгалась подарками.

— Конечно, сэр.

Кейт сообразил, что Перри в любой момент может проговориться, что он лорд Малзард. Он сам должен сообщить ей это, но может ли он вторгнуться в другую комнату с риском застать Пруденс в белье? Она в чертовски странном настроении.

— Во что ты теперь впутался? — подошел к нему Перри с кружкой эля в руке.

— С чего ты взял? Просто колесо отлетело.

— Почему?

— Потому что дороги отвратительные.

Перри оглянулся и, понизив голос, сказал:

— Несчастный случай или злой умысел? Колесо было испорчено.

Он взял кусок дерева, который оставил у двери, и подал Кейту. Это была одна из спиц.

— Видишь, надпилена в нескольких местах, а потом замаскирована опилками.

Кейт уставился на спицу. Отрицать очевидное невозможно.

— Дрейдейл.

— Это романтическое проклятие?

— Это злой демон. У мистера Дрейдейла из Дарлингтона есть причины не любить Пруденс и меня. Я ожидал чего-то подобного, но это… это кажется мелким.

— Мелким? Я знаю, что в подобных случаях люди гибнут или калечатся.

— Черт! — Кейт ощупал деревяшку. — Он за это поплатится.

— Рад слышать. И пожалуйста, запомни, что ангелы очень эффективны против демонов.

— Думаешь, я стану лишать тебя удовольствия? — улыбнулся ему Кейт.

— А как насчет твоей жены?

— Осторожней, Перри. Она едва ли графиня, но подходит лучше, чем это кажется с виду.

— Я ее не критикую. Я имел в виду…

Из комнаты появилась Пруденс. Правду сказать, теперь она больше соответствовала образу. Платье на ней новое и изящное, с намеком на военный стиль в отделке корсажа шнурами и галуном. Прическа ее, однако, оставляла желать лучшего.

— Я забыла взять гребень, — сказала Пруденс, ни на кого не глядя, — и заколола волосы, как смогла.

Вероятно, тут нет зеркала.

— Можешь воспользоваться моим.

Кейт вытащил из кармана гребень.

Пруденс надула губки, словно напоминая ему, что у нее горе. Если она дуется из-за мелочей, то как отреагирует на его обман? Нужно забрать у нее нож перед признанием.

Вытащив шпильки, Пруденс положила их на стол и прочесала волосы пальцами. Волосы у нее оказались длиннее, чем предполагал Кейт. Он затруднялся определить их цвет. Солнечный свет или светлый мед? Потом Пруденс принялась расчесывать их его гребнем, повернувшись спиной. Умышленно? И все равно это казалось настолько интимным, что у Кейта возникло желание выставить конюха и Перри из комнаты, особенно потому, что платье так смело повторяет изгибы ее тела.

Пруденс чуть повернулась и наклонила голову, расчесывая волосы. Ему нравилась изящная линия ее шеи, маленькая впадинка на спине над белой полосой сорочки, выступавшей над платьем. Кейт позволил своему воображению пройтись вдоль этой ямки по позвоночнику к выпуклости ягодиц, спрятанных под юбками. Пруденс — чудесная, гордая, страстная женщина, и ему нравится даже ее гнев.

Его сердце заколотилось, ему хотелось увести жену в другую комнату и срывать с нее одежду, пока она не окажется нагой на простынях. Кейт хотел целовать ее, доставить ей удовольствие, испытать все оттенки вожделения, которое уже вкусил.

Но позволит ли Пруденс ему прикоснуться к себе, когда узнает? Она может потребовать развод, и разразится скандал, который бросит тень на его семью. Или потребует признать брак недействительным. И все сочтут его импотентом… Во Франции для этого есть суд, с матронами, призванными доказать или опровергнуть способность мужчины к половому акту.

В любом случае Кейт не хочет окончания этого брака. Пруденс сердится, ей горько, но он найдет способ исцелить ее раны и сделать ее своей графиней во всех смыслах этого слова.

Кейт вдруг осознал, что Перри смотрит на него, и отвел взгляд, но было уже поздно.

Что ж, нет никакого греха в том, что мужчина восхищается своей женой.

Пруденс закрутила волосы и снова заколола их наверх. Время позволило ей собрать силы. От мелочного гнева дело пойдет только хуже.

— Аккуратно? — с улыбкой повернулась она к Кейту.

— Почти. — Подойдя, он забрал у Пруденс гребень, вытащил одну шпильку, расчесал прядь и снова заколол. — Вот так хорошо.

От прикосновения его пальцев Пруденс охватила дрожь, щеки вспыхнули. Ей не нравилось, что ее реакция так заметна, но Кейту наверняка это придется по душе.

— Нам нужно ехать в Кейнингз, — сказал Кейт, — но поскольку кареты нет, придется немного проехаться верхом.

О Господи! Леди Малзард, вероятно, это умеет и ездит с большим изяществом, но нет смысла скрывать правду.

— Я никогда не ездила верхом. И в любом случае здесь только две лошади.

— Не беспокойся, мы поедем медленно, и у тебя будет дамское седло.

— Нам сегодня нужно ехать в Кейнингз? — спросила Пруденс. — Почему мы не можем поехать в твой дом?

Сжав губы, Кейт отвел взгляд.

— Да, сегодня. Мы должны.

Чем она его теперь обидела?

— Вы с женой возьмете лошадей, Кейт. А мы с конюхом пойдем за нашими, — предложил мистер Перрьям.

— Я не могу бросить тебя здесь.

— Ты бросил меня в Кейнингзе.

— Извини. Я не предполагал, что так задержусь.

— Надеюсь. Ты породил столько тревог и подозрений, что я при первой же возможности спасся бегством.

— Я действительно извиняюсь! — рассмеялся Кейт.

— Твое возвращение вряд ли успокоит бурные воды, — с подтекстом сказал Перри.

Он намекал на нее. На возвращение Кейта с неподобающей женой.

Возвращение?! Раньше Пруденс об этом не думала. Кейт гостил в Кейнингзе с матерью и другом. Потом уехал в Нордаллертон и не вернулся. Отсюда тревога и подозрения. А теперь он собирается вернуться, женившись без объявления имен. Неудивительно, что Кейт в растерянности.

— Мы должны ехать, — сказал он и дал конюху денег. — Тебе придется прогуляться пешком, но если ты пойдешь той же дорогой назад в Дарлингтон, то можешь встретить кучера. Если нет, найми карету, как только сможешь. Передай мои извинения мистеру Толлбриджу и скажи, что я рассчитаюсь с ним как можно скорее.

— Как скажете, сэр.

Когда конюх ушел, Кейт повернулся к жене фермера:

— Миссис Стоунхаус, приношу вам нашу глубокую благодарность.

— Сожалею о ваших неприятностях, сэр, но это дало мне удовольствие принять гостей и получить чудесные подарки от вашей жены. Я всегда буду помнить сегодняшний день как яркий и радостный.

Кейт улыбнулся, и Пруденс увидела в его улыбке искреннюю радость.

— Надеюсь, вы правы, мэм, и день окажется радостным для всех нас.

Пруденс тоже попрощалась и чуть не прослезилась при расставании. Она чувствовала себя здесь в безопасности.

Пруденс подозревала, что стоит уехать, как проявятся скрытые проблемы.

Кейт и мистер Перрьям вели лошадей к дороге. Отойдя подальше, Кейт объявил:

— Я должен тебе кое-что сказать, Пруденс.

Он собирается признаться, что у него есть любовница. Пруденс предпочла бы этого не слышать, но спросила:

— Что?

— Это не был несчастный случай. Колесо подпилено. Уверен, это работа Дрейдейла.

Это так отличалось от того, что Пруденс ожидала услышать, что она не сразу поняла его слова.

— Дрейдейл? Зачем ему это делать?

— В надежде навредить нам. У него было мало времени обдумать первый удар, поскольку он залечивал раны. Но Дрейдейл из тех, кто сделает новую попытку, поэтому мы должны надежно укрыть тебя в Кейнингзе.

— Я впутала тебя в неприятности?

— Я сам себя в них впутал, и тебя, возможно, тоже…

— Нет.

— Но не тревожься. Ты хорошо защищена. И у меня, и у Перри в седельных сумках есть пистолеты, а у меня еще и шпага.

Кейт открыл багажный отсек разбитой кареты, долго рылся там, вытащил пояс с пристегнутой шпагой и надел его.

Пруденс не нравились все эти приготовления к стычке, но от мысли, что Генри Дрейдейл намерен навредить ей, у нее слабели колени. Если поездка верхом убережет их всех, она это сделает, но когда Кейт велел ей сесть позади мистера Перрьяма, она запротестовала.

— Все дело в весе. Вы оба легкие.

Кейт помог ей поставить ногу в стремя, а мистер Перрьям подхватил ее и боком усадил позади себя.

— Обхватите меня, мэм, — сказал Перрьям. — Так вы будете чувствовать себя увереннее.

Пруденс так и сделала, но заметила, что Кейт скривился от боли, когда садился в седло. Она жалела, что ничем не может ему помочь, но он прав: внушительный Кейнингз остановит угрозы и станет укрытием.

Только когда они выехали на дорогу, Пруденс сообразила, что она без шляпки и перчаток.

Это не делало ей чести, но ее это больше не волновало.