Прочитайте онлайн Джентльмен-авантюрист | Глава 17

Читать книгу Джентльмен-авантюрист
3418+470
  • Автор:
  • Перевёл: Н. Н. Аниськова
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 17

Прислонившись к стене у приоткрытых ставен, Кейт смотрел за окно и видел, что погода нисколько не улучшается. Он знал йоркширский дождь, который мог кончиться быстро или зарядить на неделю.

Дождь задержит любую карету или повозку с помощью. И что делать, когда прояснится? Ждать или идти пешком? Он пойдет, если потребуется, но рана в бедре сулит одни неприятности.

Если карета все-таки появится, как он за нее заплатит? Нескольких монет, что у него в кармане, на это не хватит, и Кейт сомневался, что у Пруденс денег больше. У него есть графская печатка и траурное кольцо Роу, но и помыслить нельзя о том, чтобы расплатиться ими за транспорт. Нелепая ситуация, но его жена того стоит.

На этот раз импульсивность сослужила ему хорошую службу. Он с самого начала оценил по достоинству Пруденс Юлгрейв, а события минувших дней только подтвердили их. Возможно, она не родилась быть графиней, но станет ею, причем совершенно замечательной.

Что бы сделали Артемис, его мать, Невидимка, Вертушка или Нескладеха в сегодняшней ситуации? Любая из них только перепугалась бы. Пользы от них никакой, и кончилось бы все тем, что они без чувств оказались бы в постели, и над ними бы суетилась масса людей. Вместо этого его жена суетилась над ним. Кейт не помнил никого, кто действовал бы так же.

Его жена быстра, умна и во всех отношениях восхитительна.

Пруденс вышла из соседней комнаты с шелковым платьем в руках, она выглядела как крестьянка.

— Ничего получше не нашлось? — спросил он.

Пруденс нахмурилась и указала глазами на хозяев.

— Это прекрасно подойдет.

Пруденс разложила платье на краю стола и принялась оттирать пятна водой с солью. Но при всех ее усилиях отчистить кровь платье стало только хуже.

— Оставь всякие попытки, — сказал Кейт. — Как только дождь кончится, мы достанем что-нибудь из твоего сундука.

Пруденс бросила тряпочку в миску с водой.

— Жаль. Оно было очень дорогое. Пег, оно вам нравится? Материала тут много, вы сможете что-нибудь сделать из чистой части.

Черт побери! Его графиня уже по имени разговаривает с фермерской женой, как со своей соседкой из «Двора белой розы». Возможно, Пруденс родилась в поместье, но прошла долгий путь и стала другой. Она непринужденно чувствует себя здесь, зато ей будет очень тяжко в аристократических кругах.

Однако дело сделано, и Кейт должен помочь ей выжить.

Его первая обязанность — сказать правду, но для этого нужна приватная обстановка. Бурное выяснение отношений не для публики.

— Дождь заканчивается, сэр, — просунул голову в дверь фермер. — Вам помочь открыть багажник?

— Конечно, — отозвался Кейт. — У вас найдутся подходящие инструменты?

— Острый выступ на молотке подойдет.

Стоунхаус помахал инструментом.

Пруденс заметила, что Кейт вздрогнул, когда двинулся. Его рана может открыться от напряжения.

— Я пойду, — сказала она.

— Ни в коем случае.

— Кейт, идти долго, а твоя рана…

— …пустяковая.

— Не спорь. — Когда Кейт повернулся к ней, Пруденс не отступила. — Глупо тащить сюда сундук, и как ты узнаешь, что мне принести?

— Думаю, я сумею выбрать подходящий наряд.

— Но не тот, который выберу я.

— Пруденс…

Она вдруг сообразила, что поучает Кейта, как однажды поучала брата, и он разъярился. Хотя и с некоторым усилием, Пруденс переменила тактику.

— Пожалуйста, — попросила она. — Я просто беспокоюсь о тебе. Позволь мне пойти.

Пруденс думала, что Кейт откажет даже в этом, но он сказал:

— Хорошо. Но если твои туфли превратятся в лохмотья, не вини меня.

— У меня в сундуке есть крепкие башмаки, — напомнила она.

Когда Кейт закатил глаза, Пруденс сообразила, что снова заговорила резким тоном. Да, быть кроткой женой — дело сложное.

В дверях Пруденс заколебалась. Ферма стояла в низине, и за порогом образовалось болото грязи. Но после своих слов Пруденс не могла повернуть назад.

Взяв Кейта за руку, она шагнула в жижу.

— Эти туфли все равно пропали, зато юбка не волочится по грязи. Не понимаю, почему мы носим их до полу.

— А почему бы не носить юбки по колено? — поддразнил Кейт. — Мы, джентльмены, это только одобрили бы.

Безумный порыв охватил ее. Как только они выбрались на твердую землю, Пруденс подняла юбку до этой длины.

Взгляд Кейта вознаградил ее. Пруденс вдруг обдало жаром, она выпустила юбку и поскользнулась на дорожке.

Кейт удержал ее и снова взял под руку.

Когда они свернули на дорогу, то увидели, что карета лежит в том же положении, завалившись на бок, без всяких признаков, что кто-то здесь побывал. Птицы пели в мокрой листве, сияло солнце, в небе появилась радуга.

— Можем поискать будущее на конце радуга, — сказала Пруденс, мечтая уйти в поля и даже дальше, просто уйти с Кейтом.

— Мы достаточно богаты, женушка. Давай приведем тебя в достойный вид.

Пруденс последовала за ним, встревоженная его вниманием к ее виду. Она никогда не выглядела аристократкой.

У молотка с одной стороны был длинный шип, и Кейт использовал его как рычаг. Дерево скрипело, летели щепки, но теперь это вряд ли имело значение.

— Держи дверцу багажника, пока я буду вытаскивать сундук. Думаю, сумею достать его, не поставив на мокрую землю.

Пруденс подчинилась.

— А ключи?

— Слава Богу, я не вывернула карманы.

Пруденс сунула руку в разрез в юбке и нащупала ключи.

Они услышали стук копыт.

— Наконец-то! — сказал Кейт.

Пруденс поспешно шагнула навстречу, но кареты не было.

— Только два всадника, джентльмен и конюх.

Кейт подошел к ней, потом похромал дальше.

— Перри! Как ты здесь оказался, черт возьми?

Перри? Его друг?

— С большим трудом, безумец, — улыбнулся мужчина в накидке. — Это твоя карета?

— Это то, что от нее осталось. Что делает тебя ангелом небесным.

— К вашим услугам, как всегда.

Перри бросил толстый кошелек.

Вес у кошелька внушительный, там целое состояние, если только он не набит шиллингами. Пруденс была уверена, что это не так.

Если можно судить о человеке по его друзьям, то какие выводы можно сделать о Перри? Несмотря на простую одежду и тяжелый плащ, он весь был воздух и дух, как по манерам, так и по сложению. Он ниже Кейта и значительно легче, но каким-то образом не кажется меньше.

Пруденс перехватила взгляд другого всадника и поняла, что это конюх Толлбриджа, посланный с запиской и теперь совершенно ошеломленный.

— Что здесь случилось? — спросил конюх. — Где лошади? И где мистер Банбери?

Кейт пустился в объяснения, а легкомысленный повеса подошел к ней. Пруденс отчаянно жалела, что она не в шелках и не при параде. Перри изобразил изысканный поклон, при котором его правая рука описала в воздухе четыре полных круга.

— Миледи Малзард, как я полагаю? Enchante, дорогая!

— Что? — Он, должно быть, не только легкомысленный, но и слабоумный. — Я жена Кейта, миссис Бергойн.

Перри заморгал с застывшей улыбкой.

— Ах да… конечно. Тысяча извинений! Но это только увеличивает мой восторг от знакомства с вами, которое произошло так неформально, поскольку мой друг совершенно пренебрег своими обязанностями. Давайте исправим его ошибку. Позвольте представиться, Перегрин Перрьям, мэм. — Он поклонился снова. — Ваш преданный слуга. Вы можете поручить мне все. Абсолютно все.

Присев в реверансе, Пруденс поблагодарила его, но ей пришлось бороться с приступом смеха от такого потока чепухи. Пока она кое-что не сообразила.

Мистер Перрьям явно смущен.

Тот ожидал увидеть Кейта с кем-то другим.

С некой леди Малзард.

Мистер Перрьям что-то болтал о погоде и Йоркшире, Пруденс отвечала в том же духе, стараясь не выдать огорчения.

Кейт и другая женщина, путешествующие вместе? Это могло означать только одно: эта женщина — его любовница. У Кейта есть любовница, и мистер Перрьям ожидал, что Кейт приедет с ней.

И леди Малзард — замужняя женщина.

Адюльтер.

Или она вдова?!

Это хуже. Вдовы годятся для брака. Господи помилуй! Неужели Кейт отправился за своей истинной любовью и угодил в западню ее, Пруденс, несчастий?

Она молчит слишком долго.

— Извините меня, мистер Перрьям. Как вы понимаете, события выбили нас из колеи.

Но не настолько, как ее последнее открытие.

— Как я вижу, вы уже познакомились, — присоединился к ним Кейт. — Извините, что не представил вас друг другу. Сейчас мы найдем подобающую одежду для Пруденс. А пока она в платье, которое заняла у жены фермера.

Пруденс хотелось забиться в какую-нибудь нору, но она повернулась к сундуку:

— Давай посмотрим.

Она услышала, как за ее спиной мистер Перрьям позвал друга по имени, а потом воскликнул:

— Да ты ранен?!

— Ничего страшного. Первым делом сундук.

Главное — прилично нарядить нежеланную жену.

Нарядить свинью в шелк…

Леди Малзард, должно быть, высокородная и элегантная. Изящная, с нежными чертами, никогда не поучает возлюбленного, даже ради его пользы.

Пруденс отперла сундук.

— Я справлюсь, — сказала она, когда Кейт поднял крышку.

Пруденс хотела, чтобы он отошел, тогда она сможет побороть готовые пролиться слезы.

— Тебе понадобится лишняя пара рук. Ты же не можешь складывать вещи в грязь.

Кейт был прав, и это расстроило ее еще больше.

Ее рыже-красный костюм лежал сверху и очень подходил для поездки. Леди Малзард, без сомнения, всегда разодета в пух и прах, поэтому Пруденс порылась в сундуке и вытащила платье в желтую полоску.

— Оно слишком изящное для поездки. Тебе нужно что-то попроще.

«Попроще? Отлично, сэр. Будет вам попроще!»

И она вытащила голубое.

Но потом Пруденс взяла себя в руки. Никого она этим не заденет, кроме себя. Она убрала голубое платье и вручила Кейту рыже-красные юбку и корсаж, пару простых чулок.

— Мне нужна сумка с моими черными туфлями.

Пруденс яростно рылась в сундуке. А когда выпрямилась и повернулась к Кейту, он спросил:

— В чем дело?

Пруденс очень хотелось сказать ему, что именно случилось, стукнуть сумкой с туфлями по его безмозглой голове, но какой смысл? Что сделано, то сделано.

— Просто последствия трудного дня.

— Или появления Перри. К несчастью, он появился, когда ты была в чужой одежде, но ему можно доверять.

Доверять в том, что он не разнесет историю о том, что она низшего ранга и неподходящая?

— Нам следует вернуться на ферму, — сказал Кейт.

— Мне нужно взять подарки для Пег Стоунхаус.

Пруденс была рада отвернуться от него и искала мыло в хорошеньком фарфоровом горшочке и обшитую кружевом сорочку.

Чего бы Кейт на самом деле ни желал, он женат на ней, а не на какой-то леди Малзард. Он ее, и это к лучшему. Эта прелестная леди не сможет приспособиться к его бедности. Она не знает, как печь хлеб и делать крем для рук.

Гм, Пруденс пока тоже не знает, но научится. Научится всему необходимому, чтобы сделать их дом удобным и уютным, и Кейт полюбит ее. Ее, а не другую женщину.

Однако если леди Малзард замужем и эта прелестная, элегантная красавица — любовница Кейта, против этого нет оружия.

Пруденс опустила крышку, повернула ключ и объявила:

— Я готова.

Она зашагала к ферме и услышала сердитый стук, с которым Кейт захлопнул багажное отделение. Прекрасный способ начать семейную жизнь, излучая дурное настроение. Как можно загасить такой гнев и боль?

Какие глупые мечты она выдумала, и только потому, что Кейт был добр к ней, а иногда в его глазах мелькало вожделение. Мужчине не нужно питать чувств к женщине, чтобы желать ее, а такой мужчина, как Кейт, не влюбится в такую женщину, как она.

Она больше похожа на свою невестку, чем думала.

Пруденс продолжала шагать к ферме, не дожидаясь мужчин, стараясь успокоиться, не обращать внимания, что боль и гнев нарастают с каждым шагом.

Если Кейт любит другую, то ему не следовало жениться на ней, независимо от того, в какой беде он ее нашел.

Ему следовало оставить Пруденс ее судьбе.

Дрейдейл по крайней мере никогда бы не разбил ее сердце.